Наша Ирина

0
1761
Ірына Паскевіч, Гомель, графиня

Героиня моего рассказа прожила очень долгую жизнь — 90 лет. И хотя родилась она в Петербурге, судьба распорядилась так, что с 21 года и до самой смерти, на протяжении почти 70 лет, эта женщина была неразрывно связана с Гомелем и гомелянами. Жители дореволюционного города любовно называли ее “нашей Ириной”, “нашей княгинюшкой” и неизменно отзывались о ней с необычайным уважением и теплотой.

В советское время о княгине Ирине не принято было говорить. Нет о ней ни строчки и в славящейся своей всеобъемлющей объективностью современной многотомной “Энцыклапедыi гiсторыi Беларусi”. Между тем этой исторической фигурой могут вполне гордиться не только гомеляне.

Графиня Воронцова-Дашкова — княгиня Паскевич

В 1853 году в Петербурге игралась свадьба, которая не оставила равнодушным никого из представителей высшего столичного общества. Выходила замуж дочь обер-церемониймейстера, действительного тайного советника графа Ивана Илларионовича Воронцова-Дашкова — Ирина Ивановна. В петербургском салоне Воронцовых-Дашковых, хозяйкой которого была одна из первых красавиц российской столицы и очень влиятельная дама Александра Кирилловна, мать Ирины, проводились не только самые пышные балы, здесь умели ценить ум и талант. Попасть в этот блестящий и самый модный салон считалось великой честью.

Восемнадцатилетняя графиня Ирина, унаследовавшая от матери внешнюю и внутреннюю привлекательность, была предметом всеобщего обожания. Не мог не обратить на нее внимания и один из завсегдатаев салона — тридцатилетний сын прославленного фельдмаршала Ивана Федоровича Паскевича-Эринского — Федор Иванович.

Паскевича-старшего в Петербурге и Москве в высшем свете называли выскочкой и воспринимали как самонадеянного, властного и тщеславного человека. Фамилия Паскевич действительно не была исконно “благородной”, связанной с богатыми родословными. В графское достоинство этот “потомок шляхтича” XVII века Пасикрата Цалого, в просторечии — Пасько Цалого (отсюда — фамильное прозвание Паськевич, Паскевич) был возведен за блестящие победы русских войск в войне с Персией в 1827—1928 годах. Тогда же И.Ф.Паскевич получил почетное именование Эриванский (от названия отвоеванного у Персии Эриванского ханства) и миллион рублей ассигнациями. За победы над турецкими войсками на Кавказе в сентябре 1829 года графу Паскевичу было пожаловано звание генерала-фельдмаршала. Наконец, звание князя российской империи с титулом Светлейшего граф Иван Федорович Паскевич получил за уверенное и последовательное проведение в начале 30-х годов XIX века российской государственной политики в Польше.

В 1853 году фельдмаршалу Паскевичу был 71 год, и он еще участвовал в военных операциях против Турции на Дунае. Его сын, Федор Иванович, также дважды ездивший на Кавказ в действующую армию, унаследовал звания и титулы отца и благодаря ему же имел возможность вращаться в высшем столичном свете. Судьбе угодно было свести его с дочерью Воронцовых-Дашковых.

Молодая супружеская пара поселилась в доме Паскевичей на Английской набережной. О жизни княгини Ирины в Петербурге позволяют судить воспоминания английского дипломата Горация Румбольда, которые были опубликованы спустя полвека после описываемых событий — в 1909 году в журнале “Исторический вестник” (№ 8). Из воспоминаний следует, что чета Паскевичей “по многим причинам” вела довольно замкнутый образ жизни, хотя их роскошный особняк, украшенный Паскевичем-отцом различными предметами искусства и собранием оружия, посещал избранный круг родных и близких знакомых. Молодая княгиня устроила домашнюю театральную залу и сама исполняла различные роли на сцене.

В Гомеле

20 января 1856 года, спустя три года после женитьбы сына, скончался старый фельдмаршал Паскевич. Паскевич-младший, князь Федор Иванович, вступил во владение отцовским наследством, в том числе — самым главным, роскошным и богатым имением отца — Гомелем. Паскевичам принадлежала половина города (старая его часть), располагавшаяся справа от улицы Могилевской (ныне — Кирова) и включавшая дворцово-парковый ансамбль. В Гомельском уезде собственностью Паскевичей считались более 90 дач, фольварков, имений, лесных сторожек, хуторов с пахотной и лесной землями.

В 1856 году Ирина Ивановна Паскевич вместе с мужем приехала в Гомель и застала здесь самую настоящую “царскую резиденцию”, соответствовавшую амбициям фельдмаршала Паскевича, наместника императора Николая I в Польше.

Первые два-три десятилетия совместной жизни чета Паскевичей жила то в Гомеле, то в столице. О появлении в Гомеле князя и княгини горожане узнавали по развевавшемуся флагу на дворцовой башне. Ко второй половине 80-х годов XIX века князь Федор Иванович дослужился до звания генерал-адъютанта. Некоторое время он был на должности помощника инспектора вооруженных войск. Княгиня Ирина Ивановна полностью посвятила себя занятиям литературой. Ее имя должно быть по праву записано в истории русской литературы, поскольку она явилась первым переводчиком на французский язык романа Льва Толстого “Война и мир”. Гениальный роман в переводе И.И.Паскевич расходился в Париже с большим успехом в конце 1879 — начале 1880 годов. Это же произведение княгиня Паскевич перевела на английский, венгерский, голландский, польский и турецкий языки.

Гомельский дворец, принятый в наследство от фельдмаршала, князю Федору Ивановичу достраивать и перестраивать не было необходимости: все здесь сияло великолепием и богатством. В октябре 1857 года в гости к Паскевичам в Гомель приезжал император Александр II.

К 1857 году относится и начало благотворительной деятельности княгини Ирины в Гомеле. Она обязалась жертвовать ежемесячно по 10 рублей серебром для бесплатного женского училища в предместье города. В дальнейшем масштаб ее благотворительности стали заметным явлением во всей Российской империи.

На частные средства Паскевичей по инициативе Ирины Ивановны содержались приют для девочек-сирот, детский приют городского попечительства о бедных и богадельня для пожилых женщин. В детских приютах Ирина Паскевич лично отбирала наиболее способных детей и обеспечивала им образование, готовила специалистов. На деньги Паскевичей была построена в 1898 году гомельская мужская классическая гимназия (ныне — один из корпусов Белорусского государственного университета транспорта).

В гомельских окрестностях во второй половине XIX века было очень распространено главное заболевание — трахома. Княгиня Ирина посылает своего воспитанника А.Брука в Швейцарию учиться на глазного врача и строит в Гомеле глазную лечебницу, функционировавшую до 1941 года. А.Брук, подобранный княгиней прямо на улице, где он торговал “маковниками” — булочками с маком, стал знаменитым в России врачом по глазным болезням. В Гомель на прием к Бруку приезжали из самых разных городов страны.

В пригородных деревнях Паскевичи открыли четыре частных народных училища, каждое на 60 учеников, платили жалованье учителям, несли расходы на освещение, отопление, учебники и письменные принадлежности.

Княгиня Ирина заботилась не только о детях, престарелых и больных, она откликалась на заботы любого гомелянина. В новогодние праздники каждый ребенок города получал от княгини Ирины подарок. Всем девушкам, выходившим замуж, она давала приданое (достаточно было только обратиться с прошением к княгине). Благотворительная деятельность Ирины Ивановны Паскевич приобрела особый размах после смерти мужа (Федор Иванович умер в возрасте 80 лет), с которым она прожила вместе полвека.

Старость

В 1903 году, после смерти князя Федора Паскевича, похороненного, кстати, в Гомеле в фамильном склепе рядом с отцом, Ирине Ивановне Паскевич было 68 лет, и она очень остро переживала свое одиночество. Детей у княгини не было, кроме того, жизнь ее осложнялась тем, что она очень рано стала терять зрение. Выезды в столицы давно прекратились, и лишь в летнюю пору княгиня с мужем (когда он был еще жив) ненадолго покидала город и жила в какой-нибудь из своих загородных усадеб.

Старость княгини Ирины была обставлена очень скромно. Старожилы, видевшие ее, рассказывают, что эту небольшого роста худенькую женщину, одетую обыкновенно во все черное или коричневое с белыми кружевами на рукавах и на шее и в мелкой шапочке на голове, можно было скорее принять за горничную, служанку, чем за княгиню. Все свое существование Ирина Ивановна подчинила служению Гомелю, ставшему для нее родным, и отечеству.

В 1907 году она выделила деньги на строительство в городе водопровода, подарила гомельскому мужскому приходскому училищу каменное здание стоимостью 8 тысяч рублей для размещения ремесленных классов. Для детей был организован музыкальный салон. Сама княгиня очень увлекалась хоровым пением и принимала деятельное участие во всех главных праздниках года (праздновала вместе с народом). Несколько десятков гомельских учащихся были стипендиатами княгини, доброй хозяйки города.

На Добрушской писчебумажной фабрике (ныне — фабрика “Герой Труда”), принадлежавшей Паскевичам, был впервые в России введен восьмичасовой рабочий день. Полторы тысячи рублей было выделено княгиней Паскевич на постройку нового здания Добрушского духовного училища. Несла расходы княгиня и на содержание добрушской фабричной больницы. В 1912 году на средства Ирины Ивановны развернулось строительство гинекологической больницы и родильного дома в Гомеле. Более 250 тысяч рублей княгиня пожертвовала на строительство нейрохирургической клиники имени Пирогова в Петербурге.

После начала Первой мировой войны на базе лечебных заведений Гомеля и Добруша княгиня организует лазареты для лечения раненых, а в конце 1914 года наинает строительство военного госпиталя на 100 кроватей (этот госпиталь в Гомеле существует по сей день). В 1915 году гомельский дворец, госпиталь и лазареты посетил император Николай II, лично выразивший княгине Паскевич благодарность за заботу о больных и раненых русских воинах.

Участь

12 ноября 1917 года власть в городе перешла к местному Совету рабочих и солдатских депутатов. Еще через три дня престарелая княгиня Паскевич, собрав списки всего движимого и недвижимого имущества, отправила дарственную новым властям. После этого она ушла из своего дворца навсегда. Ей дали комнату в доме по улице Жандармской (ныне — улица Карла Маркса), № 12 (дом не сохранился), где княгиня и прожила до самой смерти, имея лишь няню — служанку, женщину лет 40, которая приносила продукты и ухаживала за старухой. Есть сведения о том, что какое-то время княгиню содержал ее воспитанник А.Брук и она жила в глазной лечебнице. Бруку, кстати, предлагали уехать за границу, но он остался верен родному Гомелю, умер же от голода в Кургане в 1941 году…

Княгиня Паскевич скончалась 14 апреля 1925 года. Похороны были бедными; достаточно сказать, что похоронили Ирину Ивановну в простом черном гробу, но не в фамильном склепе, а прямо в парке под березой, возле стены Петропавловского собора.

Но в 30-е годы судьба, хотя уже и посмертная, еще раз жестоко обошлась с бывшей владелицей Гомеля. Ее могилу в парке уничтожили, а останки перезахоронили на православном крестьянском Новиковском кладбище, на самой окраине города. Ныне здесь сквер Гомельского госуниверситета имени Ф.Скорины. Думается, моральный долг если не современных городских властей, то хотя бы руководства университета — восстановить могилу Ирины Ивановны Паскевич, пусть и символическую (точное место захоронения неизвестно, от бывших могил не осталось и следа), и отдать должное ее памяти.

Аўтар: Аляксандр Рагалёў, доктар філалагічных навук

Крыніца:  Газета “7 дней”, № 50 ад 15.12.2001

Спасылка: http://7days.belta.by/7days.nsf/last/42EF77D9A916003A42256B250028DF7C?OpenDocument