Население Гомельщины накануне Великой Отечественной войны (национально-культурный аспект)

0
641
Население Гомельщины накануне войны

Значительные успехи в развитии промышленности, транспорта, энергети­ки, достижения в оборонном строительстве, а также некоторые сдвиги в разви­тии сельского хозяйства, очевидно, позволили Сталину выдвинуть в 1939 г. лозунг догнать и перегнать высокоразвитые капстраны в экономическом отно­шении. Но это в целом по стране. А как же в регионах? Имелось ли в наличии достаточное количество материально-технических и, особенно, высокопро­фессиональных людских ресурсов для выполнения этой дерзкой задачи? Не вдаваясь в дискуссию об экономической и оборонной мощи страны накануне войны, покажем на примере многонациональной Гомельщины (Гомельская и Полесская области по предвоенному административному делению) каким же был людской потенциал, т. к. эта проблема третьей предвоенной пятилетки еще мало освещается историками.

Ликвидация безработицы и эксплуатации, развитие промышленности и пе­рестройка сельского хозяйства на социалистический лад привели к определен­ному улучшению материального положения, уровня грамотности и образования рабочих, крестьян и интеллигенции, которая формировалась (выращивалась) в основном из этих двух классов. Если абсолютное большинство сельского населе­ния проходило перековку на социалистический лад в целом однотипно, т. е. ста­новилось колхозным крестьянством и численно преобладало, то рост численно­сти рабочего класса в каждом регионе был связан с развитием промышленности, строительства, транспорта и других отраслей экономики.

За период с 1926 по 1939 гт. население Гомельской и Полесской областей увеличилось на 14-16 % и составило около 1,6 млн чел. Разные показатели (таб­лица 1) прироста населения хорошо видны по областям [1, л. 1; 2, л. 1; 4, л. 1;]. Они связаны с демографическими и урбанизационными процессами, внутриоб­ластной, внутриреспубликанской и общесоюзной миграциями, с репрессивной политикой, особенно по отношению к сельскому населению во время коллек­тивизации, которые в разной степени затронули население рассматриваемого региона.

Таблица 1 — Изменения в численности городского и сельского населения БРУП

Область/пол Численность населения
на 1.01 1939 г., чел 1939 г. в % к 1926 г городского населения, %
Город Село Всего Город Село Всего 1926 г 1939 г.
Гомельская 253365 655084 908449 161.9 104,9 116,3 20,0 27,9
Мужчины 123970 315768 439738 162,4 104,6 116,0 48,8 48,9
Женщины 129395 339316 468711 161,4 105,5 116,6 51,2 51,1
Полесская 75241 597109 672350 135,7 111.8 114,1 9,4 11,2
Мужчины 37042 292320 329362 139,4 111,2 113,8 47,9 49,2
Женщины 38199 304789 342988 132,3 112,5 114,4 52,1 50,8

Как известно, последствия голода 1932-1933 гг. хорошо прослеживаются по таким показателям, как смертность и рождаемость. Например, данные переписи 1939 г. распределения населения по одногодичным возрастньм группам свиде­тельствуют о заметном уменьшении количества детей 4 или 4—5-летнего возрас­тов от среднего показателя в группе 0-9 лет. Уменьшение рождаемости в то тра­гическое время в рассматриваемых областях среди сельских детей указанных возрастов, по нашим примерным подсчетам, было в 1, 2-1,4 раза [3, л. 1; 5, л.1].

Из таблицы 1 видно (таблицы составлены и большая часть процентов рассчитана автором), что более высокими темпами шел прирост городского населения (примерно в 2 раза) в Гомельской области, чем в Полесской, а в- сравнении с сельским населением, наоборот. Удельный вес сельского насе­ления Полесской области из-за высокой рождаемости и низкой урбаниза­ции снижался медленнее, чем в Гомельской, при абсолютном его приросте. Так, в 1926 г. численность сельского населения в первой (в материалах пе­реписи 1939 г. отдельные данные приводятся в пересчете к областному де­лению) составляла 533 956 чел. (90,6 %), в 1939 г. — 598 109 (88,8 %) и на 1 января 1941 г. — 601 400(88,4 %), а во второй соответственно — 624 612 (80,0 %), 655 084 (72,1 %) и 656 400 (71,6 %) [1, л. 1; 2, л. 1; 4, л. 1; 6, с. 25]. В Полесской области была более высокой относительная численность на­селения в возрасте до 21 года, что свидетельствовало о высоком потенциале ее трудовых ресурсов. В 1939 г. она составила 49,0 % в городе и 52,8 в деревне, а в Гомельской области 43,8 и 51,1 % [3, л. 1-2; 5, л. 1-2]. Значи­тельное преобладание сельского населения над городским говорит о том, что и в конце 30-х годов XX в. экономика региона оставалась преимуще­ственно аграрной, а не индустриальной, т. к. в сельском и лесном хозяйст­ве (с учетом крестьян-единоличников) было занято абсолютное большин­ство около 80 % населения. Например, от всех имеющих занятия на рабо­чих промышленности Гомельской области приходилось 10,2 %, а Полес­ской — 2,6 % [3, л. 3; 5, л. 3]. В городах (см. таблицу 1) проживало всего 28 и 11 % населения. И в конце 1930-х годов сельское население состав­ляло около 80 % с абсолютным преобладанием титульного этноса. Резкого сокращения сельского населения, т. е. высоких темпов урбанизации в рас­сматриваемый период не наблюдалось.

Основная масса сельской молодежи, являясь основным источником попол­нения рабочего класса и других категорий городского населения республики, включалась в новую профессиональную и культурную жизнь в большей степе­ни на основе знания русского языка. Сельское население оставалось храните­лем родного языка. Пополняя ряды городского населения оно оказывалось либо в языковой среде своего этноса (русское население), либо в русскоязыч­ной среде, что особенно характерно для Гомельщины. Так, по данным переписи 1939 г. состав населения по родному языку распределился следующим образом: в Гомельской области белорусский назвали 36,0 городского населения и 90,2 сельского; в Полесской — 57,2 и 90,9. Средний показатель по всем белорусским областям составил 46,8 и 90,8 % [2, л. 6: 4, л. 6]. Следовательно, белорусское сельское население в большей степени включалось в русскую городскую язы­ковую среду и культуру.

Гомелыцина — это полиэтничный регион, в котором проживали не толь­ко белорусы, но и русские, евреи, украинцы, поляки, немцы, чехи, латыши, литовцы, татары и др. Как видно из таблицы 2 (данные приведены в про­центах) [2, л. 6; 4, л. 6], наиболее высокий удельный вес полиэтничности был в Гомельской области, а в меньшей степени — в Полесской.

Таблица 2 — Национальный состав населения Гомельщины в 1939 г.

Область

Белорусы Русские Украинцы Евреи Поляки Прочие
Гомельская 80,86 7,85 2,70 7,44 0,48 0,67
Полесская 85,21 3.91 3,12 4,91 1,82 1,03

Основная масса восточно-славянского этноса проживала в деревне и была занята в сельскохозяйственном производстве. Удельный вес белорусов среди жителей села Гомельской области в 1939 г. составил 91,7 %, а среди работников сельского хозяйства — 96,4 %, а Полесской соответственно — 88,9 и 93,5 % [2, л. 6, 38; 4, л. 6, 34]. В общем уровне грамотности населе­ния в возрасте 9 лет и старше самый низкий показатель, по известным при­чинам, оставался у населения Полесской области как в 1926 г. (40,0 %), так и в 1939 г. (71,4%) [1, л. 9]. Это сильно снижало белорусский среднереспуб­ликанский уровень. Более полную картину уровня грамотности и образова­ния населения дает таблица 3 об уровне грамотности и образования как ти­тульных этносов, так и наиболее многочисленных национальных меньшин­ствах пограничных областей региона (переписью выделены только эти на­циональности). Из нее видно, что уровень грамотности и образования был ниже у титульных восточно-славянских этносов, проживающих в своих об­ластях, тогда как у этих этносов, проживавших в соседних областях, он был выше (данные 1939 г. в процентах).

Самый высокий уровень грамотности и образования (см. таблицу 3) оставался у еврейского и русского населения, которые в абсолютном боль­шинстве проживали в городах, где традиционно эти показатели были всегда выше и, прежде всего, у самого еврейского населения.

Таблица 3 — Грамотность и образование основных национальностей

Основные национально­сти Грамотные Образование Неграмотные
9 лет и старше Высшее Среднее 9 лет и старше

Гомельская область

Белорусы 78.1 0,20 5,63 21,9
Русские 90,7 1,42 18,74 9,3
Украинцы 91,2 1,13 17,12 8,8
Евреи 93,2 1,54 18,30 6.8

Полесская область

Белорусы 68,8 0,12 3,34 31,2
Русские 93,4 1.53 23,89 6,6
Украинцы 78,3 0,49 10.19 21,7
Евреи 90,7 0,97 14,06 9,3
           

Рассматриваемый период сохранялась тенденция в сравнении с до­революционным периодом, по которому у автора есть публикации, в росте уровня грамотности и образования у титульных этносов и нацио­нальных меньшинств, но у последних он был, как правило, выше. Од­нако в целом, в местах основного проживания у восточно-славянских народов уровень грамотности и образования был ниже, чем у нацио­нальных меньшинств. Это объясняется тем, что у белорусских женщин, особенно занятых в сельском хозяйстве и в конце 1930-х годов он был ниже, чем у мужского населения. Выявлены интересные данные (све­дены в таблицу 4 в процентах) [3, л.18; 5, л.18] о грамотности населе­ния в возрасте 9 лет и старше, имеющих занятие и выделенные в обще­ственные группы. Уровень грамотности у женщин существенно повли­ял на общие показатели.

Таблица 4 — Уровень грамотности населения по занятиям в 1939 г.

Занятия Гомельская Полесская
Мужчины Женщины Мужчины Женщины
Рабочие 95,9 85,0 91,3 71,7
Служащие 99,9 100,0 99,8 99.9
Колхозники 86,7 58,3 81,2 43,8
Кооп. кустари 95,6 91,4 93.4 87,4
Некооп. кустари 78.7 61.6 73,0 73,0
Единоличники 70,3 37,9 61.8 29.0
Все население 92,2 70,5 86.9 57,4

Рабочие и колхозники, на которых делалась ставка при подготовке ин­теллигенции, имея более низкий уровень грамотности, менее всего были представлены среди студентов вузов, хотя абсолютно преобладали среди населения (здесь надо учитывать материальное их положение, мотивацию к получению высшего образования, тяжелый физический труд, особенно, в сельском хозяйстве, наличие учебных заведений в области, количество на­бора и др.). Так, из числа указавших сельскохозяйственное занятие как ос­новной вид деятельности абсолютное большинство по данным переписи было включено в группу «без обозначения специальности», т. е. это были работники «куда пошлют». В абсолютном большинстве среди них были женщины: Гомельская и Полесская области — всех около 90 % (женщин — 65 %) [2, л. 18; 4, л. 16-17]. В 1939 г. перепись зафиксировала следующее: из Гомельской области в вузах училось 18,4 % рабочих, 17,1 колхозников, 63,1 служащих и прочих 1,7; Полесской соответственно — 2,4; 2,6; 95,0 и прочих 0,0, т. к. 2 человека [3, л. 28; 5, л. 28]. Все это существенно повлия­ло на общие показатели уровня образования населения.

Как известно, важным показателем развития индустриального и аграр­ного секторов экономики является наличие в них высококвалифицирован­ных специалистов. В 1939 г. в Гомельской области в городах работало 590 инженеров (32,0 % белорусов), на селе — 150 агрономов (67,7 %), в Полес­ской — 57 (30,9 %) и 137 (78,6 %) [2, л. 15,35; 4, л. 14,36]. Это влияло и на национально-культурные процессы в БССР.

В рассматриваемый период партийно-советский аппарат не только играл важную роль в национально-культурных процессах, но и сам был затронут ими. Анализ архивных материалов показал, что в составе аппа­рата было абсолютное большинство мужчин и лиц в возрасте 20-39 лет. Последнее свидетельствовало о том, что более 2/3 составляли кадры, выросшие в советское время (таблица 5, данные приведены в процентах). Самый высокий образовательный уровень был у руководящих работни­ков республиканского и областного уровня (А), т. к. у них был самый высокий показатель полиэтничности. Затем шли руководители городско­го и районного звена (Б). В материалах переписи нет сведений о нацио­нальном составе руководителей первичных партийных, комсомольских, профессиональных и других общественных организаций (В), но и здесь, очевидно, есть прямая связь между этническим составом и уровнем об­разования, которое понижается по сравнению с группами А и Б. Чем выше удельный вес титульного этноса среди кадрового аппарата, тем ниже его образовательный уровень. Это хорошо подтверждают данные о национальном составе и уровне образования председателей и заместите­лей председателей сельсоветов (Г). Эта тенденция и взаимосвязь характерны и для областей российского и украинского пограничья. Следова­тельно, и здесь, как и среди всего населения (у автора есть публикации), мы видим взаимосвязь между полиэтничностью и образовательным уровнем. В 1939 г. в БССР относительная численность белорусов с выс­шим образованием была в 6-8 раз, а со средним — в 3—4 раза ниже, чем у русских, украинцев и евреев.

Таблиц 5 — Состав руководителей партийных, государственных и общественных организаций

Занятия Все­го Муж­чины Жен­щины 20-39 лет Образование Титуль­ный

этнос

высшее сред­нее ниже среднего

Гомельская область

А 100 87,051 12,95 80,12 12,35 56,32 31,33 37,3
Б 100 86,05 13,95 78,73 2,90 51,52 45,58 64,8
В 100 89,90 10,10 79,02 1,04 36,01 62,95
Г 100 95,44 4,56 84,03 0,40 11,40 88,20 87,1

Полесская область

А

100 89,95 10.05 84,69 12,44 51,67 35,89 42,1

Б

100 89,08 10,92 82,39 3,35 45,12 51,53 65,5

В

100 97,01 2,99 74.36 1.28 17,95 80,77

Г

100 93,80 6,20 83,63 7,52 92,48 84,1

А поскольку национальная интеллигенция формировалась в абсолют­ном большинстве из рабоче-крестьянской среды, то процесс этот был медленный в рассматриваемый период из-за более низкого уровня гра­мотности и образования титульного этноса БССР по сравнению с еврея­ми, поляками, русскими, украинцами, латышами, немцами и другими так называемыми национальными меньшинствами. Советская власть смогла переломать мотивацию белорусов к грамотности и образованию, что привело к огромным положительным сдвигам как среди всего населе­ния, так и среди интеллигенции, хотя достигнутый уровень уже тогда не отвечал существовавшим потребностям в сфере экономики и культуры.

Нисколько не принижая реальных достижений БССР в области на­ционально-культурных преобразований в конце 1930-х годов, следует иметь в виду, что о повышении культурно-образовательного и профес­сионального уровня населения следует говорить, соблюдая чувства ме­ры, памятуя, что еще десяток лет назад на селе господствовали полунищета и полуграмотность, особенно среди белорусов Полесья, т. е. учи­тывая региональные и половозрастные различия. Даже такой краткий анализ оригинальных, позволивший показать изменения в численности, национальном составе, уровне грамотности и образования населения Гомельщины, дает основание считать, что в конце 1930-х годов белору­сы оставались аграрной нацией, а БССР была аграрно-индустриальной республикой.

Список литературы

  1. Белорусская ССР / Российский государственный архив экономики (далее РГАЭ) // Всесоюзная перепись населения 1939 года. Ф. 1562. Оп. 336. Д. 237.
  2. Гомельская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. Ф. 1562. Оп. 336. Д. 376.
  3. Гомельская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. Ф. 1562. Оп. 336. Д. 548.
  4. Полесская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. Ф. 1562. Оп. 336. Д. 380.
  5. Полесская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. Ф. 1562. Оп. 336. Д. 552.
  6. Статистический справочник состояния народного хозяйства и культуры Белорусской ССР к началу Великой Отечественной войны. — Минск: СНК БССР, 1943, — 232 с.


Автор
: М.И. Старовойтов
Источник: Страницы военной истории Гомельщины: материалы науч.-практ. конф. / ред. кол.: А.А. Коваленя и др. – Гомель, 2008. – 236 с. Ст. 205-211