Начало работы Гомельской фотокиносекции в период культурных преобразований советской власти в 1919-1923 годы

0
99
Начало работы Гомельской фотокиносекции в период культурных преобразований советской власти в 1919-1923 годы

История белорусского кинематографа берет свое начало с 1900 г., когда в Минске началась демонстрация кинофильмов западно­европейского производства. До 1917 г. в белорусских городах было уже 56 частных кинотеатров или, как тогда говорили, «иллюзионов». Сколько функционировало кинотеатров и где они находились в доре­волюционном Гомеле, пока таких сведений не имеется. Однако нам известно, что после национализации частных кинотеатров в 1918 г. в Гомеле работала фотокиносекция. При этой организации впоследст­вии был открыт специальный отдел, который предназначался для об­служивания советских учреждений с целью фиксировать на пленку все культурные, партийные и агитационные мероприятия, которые должны были проходить в Гомеле.

2 октября 1919 г. было принято положение о деятельности го­мельской губернской фотокиносекции. На основании положения о губернских фотокиносекциях всероссийского фотокиноотдела наркомпроса, опубликованного в газете «Известия» ЦНК от 2 октября 1919 г., было принято решение при отделе народного образования Гомельского Губернского совета учредить автономную фотокиносек­цию. Эта секция управлялась коллегией из трех лиц, в состав ее вхо­дили заведующий секции, его заместитель и секретарь; заведующий назначался из числа членов этой организации. С целью успешной на­учно-учебной, культурно-просветительской и агитационно-пропаган­дистской деятельности фотокиносекция должна была работать при непосредственном руководстве окружных фотокинокомитетов, а где таких не было, то под руководством Всероссийского фотокиноот­дела. Фотокиносекция существовала на средства, отпускаемые по фи­нансовой смете Всероссийского фотокиноотдела [18, л. 9].

При внимательном изучении документов Государственного ар­хива Гомельской области был выявлен достаточно интересный ис­точник, свидетельствующий о том, что Гомельская Губернская фото­киносекция начала полноценно свою работу с 10 октября 1919 г., что видно из доклада заведующего К. Наймарка, назначенного на эту должность 01.10.1919 г., в дальнейшем им был составлен следующий план работы:

построить сеть постоянных кинотеатров в губернии и оборудо­вать 15 передвижных кинематографов для обслуживания сельской ме­стности. Организовать отдел проката картин при секции и снабжать кинотеатры новыми картинами; кроме этого требовалось приобрести большое количество научных картин и составить к ним описание в ви­де лекции, организовать научные сеансы. Приобрести специальные детские картины и проводить детские сеансы. Установить в каждом кинотеатре конус для волшебной проекции и в каждом удобном случае, между частями картины, демонстрировать лозунги (очевидно полити­ческой пропаганды новой власти);

— приобрести технические принадлежности и прочее снаряже­ние для кинематографа, оборудовать при складе мастерскую для ре­монта киноаппаратуры. Купить на рынке нужное количество волшеб­ных фонарей и диапозитивов и проводить лекции с волшебной проекцией в школах, клубах и народных домах;

— организовать работу бухгалтерии для отчетности секции, от­дела проката фильмотеки и фотографии, а также наладить отчетность уездных фотокиносекций и театров. Примечательно то, что в период экономической и социальной разрухи в Гомеле руководство фото­киносекции осуществляет фотографирование и проводит киносъемки разных событий, торжеств и прочих мероприятий в городе. Совре­менным историкам и краеведам остается задаться целью выявить в соответствующих архивохранилищах эти фотокинодокументы.

Что касается демонстрации кинематографических картин, то из­начально дело обстояло крайне плохо. В декабре 1919 г. товарищ К. Наймарк обратился в Москву за разрешением открыть отдел про­ката картин и просил наркомпрос отпустить нужные для этого кино­материалы. После чего было дано разрешение открыть фильмотеку, однако ввиду того, что в московском центре был недостаток картин, К. Наймарк получил право приобретать картины на «вольном» рынке [8, л. 6].

В 1920 г. в Гомеле были организованы курсы киномехаников и составлена смета на текущий год в размере расходов для проведения в жизнь намеченного плана [8, л. 5]. Из протокола заседания Губернского фотокино Гомеля от 30 июля 1920 г. видно, что во главе этой организа­ции в должности заведующего продолжал оставаться К. Наймарк, а за­мом у него был товарищ Ципорин (И. О. не указаны). На тот период времени в секции Губернского фотокино резко не хватало сотрудников. К. Наймарк пытался подобрать новых работников, перечень специали­стов был определен следующий: машинистка, курьер, сторож, бухгал­тер, счетовод, механик, конторщик, экспедитор. Как стало известно, организация фотокиносекции в Гомеле на тот период не имела собст­венного помещения и заведующий поручает своему заму подыскать помещения через земельно-жилищный отдел. Одновременно для даль­нейшего осуществления работы фотокиносекции К. Наймарк команди­рует Ципорина в Киев за новыми картинами, так как старый репертуар уже был заезжен [8, л. 50].

В очередном протоколе заседания коллегии губернской фото­киносекции от 10 августа 1920 г. описано деликатное обстоятельство дела по поводу попытки национализации картины под названием «В омуте Парижа». Очевидно, эта кинолента могла шокировать зри­телей своим содержанием и принести большой денежный сбор. По­этому вокруг ее приобретения шел большой ажиотаж. Так как кино­лента принадлежала Киевской прокатной конторе объединенного кинематографического предприятия торгового дома «Кери и Сатурн», то для просмотра этой картины гомельскими зрителями было заклю­чено соглашение с представителем киевского товарищества Горба­чевской. Этот договор гарантировал возврат киноленты после ее про­смотра гомельскими зрителями киевским владельцам [8, л. 52-52 об.].

Из документов от 11 августа 1920 г., состоялось очередное засе­дание коллегии фотокиносекции г. Гомеля, где слушался доклад то­варища Золотовского (И. О. не указаны). Постановили: ввиду того, что привезенные и просмотренные им кинокартины оказались стоя­щими, было принято решение взять в прокатное пользование на 2 ме­сяца следующие картины: «Братья», драма в четырех частях с участием «кинозвезды» тех лет Мозжухина за плату 120 000 руб., «Голубая кровь» в шести частях с участием О. Фрейлих и Черновой за 140 000 руб. и на один месяц картину «Казнь мясоеда» в четырех частях за 50 000 руб. [8, л. 53].

Кроме вышеперечисленных экранизаций с 31 августа 1920 г. в кинотеатрах Гомеля начинается демонстрация новых картин под та­кими названиями как «Пиковая дама» в шести частях, «Сын страны, где царство мрака» в пяти частях, «Дама с Калиями» (название как в источнике) в пяти частях, «Инженер» в пяти частях. С чисто идеоло­гической точки зрения и судя по их названию, эти киноленты не спо­собствовали формированию оптимистического мировоззрения и симпатий обывателя к новой власти. В силу их буржуазного проис­хождения эти фильмы могли отвлечь людей и способствовать только смене впечатлений, не задумываясь о трудностях повседневной жиз­ни [8, л. 55]. Надо полагать, что на тот период сотрудники гомельской фотокиносекции часто ездили в Киев за новыми кассовыми картинами. Об этом свидетельствует еще один документ от 4 сентября 1920 г., где товарищ Геллер (И. О. не указаны) из фотокиносекции Гомеля должен был ехать в Киев для приобретения кинематографических принадлеж­ностей и получить в прокатное пользование новые киноленты [8, л. 56].

Исследование ряда проблемных вопросов в области кинопрока­та в Гомеле в указанный период оказалось осложнено отсутствием последовательно составленных документов, из-за чего описание дея­тельности этой организации строится на основании тех источников, которые позволяют выявить неизученные факты в истории Гомеля.

Как свидетельствует дальнейшее изучение документов по дан­ной теме, на заседании коллегии губернской фотокиносекции 23 мар­та 1921 г. мы узнаем о составе этой организации. Коллектив работни­ков состоял из следующих лиц: К. Наймарк, Ципорин, Беркман, Раковский, Фрадин, Езерский, Гольдшмидт и Локштанов (И. О. не ус­тановлены). Из решения, принятого членами секции, видно, что това­рищ Фрадин, как наиболее подходящий специалист, занимался вопро­сами советской фотографии в Гомеле. Съемку должны были непос­редственно осуществлять Езерский и Раковский [8, л. 19]. Познава­тельна информация о ценах на фотографические снимки. Так, изгото­вить фотографию в 1921 г. в Гомеле стоило: размер 24×30 — 3000 руб.; 18×24 — 2000 руб.; 13×18 — 1500 руб.; 12׉ — 1200 руб.; 10×15 — 1000 руб.; 9×12 — 400 руб. за фотографию.

Прием заказов был определен следующим образом: в первую очередь принимались заказы, имеющие государственное значение: партийные конференции, съезды, выставки, снимки для производст­венной пропаганды. Во вторую очередь по удостоверениям обслужи­вались служащие и рабочие советских учреждений, а затем члены профсоюзов [18, л. 19].

В отношении демонстрации картин на экране ситуация продол­жала оставаться сложной, поскольку новые картины достать было трудно; санкционируется постановление коллегии губернской фото­киносекции о наведении контактов с соседними губерниями для об­мена картинами. Кроме этого, специальные инструкторы из фото­киносекции командировались во все уезды губернии для обследова­ния там кинотеатров и изъятия имеющихся там картин. Такое поста­новление было подписано председателем К. Наймарком.

В январе 1921 г. сотрудниками фотокиносекции Гомеля был со­ставлен отчет работы Губернского фотокино. Содержание документа свидетельствует о том, что отдел проката отремонтировал 65 программ картин, из них 9 детских. Отделом фотографии произведено 285 снимков для удостоверения личности, пропусков и партийных билетов. Подтверждением этой работы явился составленный текущий отчет [8, л. 2].

В кинотеатрах и клубах Гомеля к 8-му Съезду Советов 18 янва­ря 1921 г. по распоряжению ЦК РКП были прочитаны тематические лекции, в содержании которых были выдержки речей со съезда. На сценах развешивали плакаты с патриотическими лозунгами [72, л. 29].

О количестве клубов в Гомеле, где могли демонстрироваться фильмы, можно судить по документу Губагитпросвета от 22 февраля 1922 г. Функционировали учреждения культуры:

  1. Центральный рабочий клуб союза печатников и металлистов.
  2. Клуб Леккерта на ул. Коммунаров от союза водного транс­порта и строителей.
  3. Клуб швейной промышленности от союза швейпрома, кожи и 3-го железнодорожного полка.
  4. Клуб батальона ВЧК и союза пищевиков и Нарпита.
  5. Клуб курсов Губпартшколы и Профшколы.
  6. Гарнизонный клуб.
  7. Клуб кавалерийской дивизии.
  8. Клуб 13-го батальона войск ВЧК и железнодорожного депо [72, л. 398].
  9. Гомельский театр имени Калинина считался образцовым. В нем проводились спектакли и былое отдельное ложе [72, л. 365].

Было оборудовано несколько кинематографов: в Либаво-Роменском агитпункте, в совхозе «Прудок», на клинкерном заводе, в театре имени Свердлова и в других местах. Далее было принято решение ор­ганизовать отдел проката картин, который будет обслуживать все ки­нотеатры в губернии. В примечании к данному постановлению гово­рится, что прокатные отделы существуют в Гомеле с 20 апреля 1920 г. Работниками этих отделов за истекший период к январю 1921 г. от­ремонтировано 560 кинолент, из них 52 программы детских и науч­ных картин. Необходимо еще приобрести целый ряд научных и дет­ских кинолент и учредить детские и научные сеансы. Требовалось открыть три секции фотографии специального отдела, который будет обслуживать советские учреждения и фиксировать все проходящие культурные и агитационные мероприятия в Гомеле. В этом направле­нии проводились следующие работы: выполнено 800 фотографиче­ских снимков и 1902 отпечатка разных съездов конференций и пока­зательных мероприятий, а также 167 снимков и 447 отпечатков с изображением музея, 187 снимков и 445 отпечатков секции ИЗО. Для изготовления партбилетов был сделан 451 снимок и 1410 отпечатков [8, л. 5 об.]. Для эффективной работы фотографов были приобретены необходимые фотоматериалы, которые отпускались советскими учреждениями. Таким образом, руководитель в лице К. Наймарка считал, что была проделана колоссальная работа в крайне сложных условиях и при полном отсутствии предметов оборудования, «кино­материалов, отсутствии новых картин» и недостатке технических со­трудников.

Как свидетельствуют документы, рынок предлагал большой вы­бор разных кинокартин, однако из-за отсутствия финансов купить их было невозможно. Новая финансовая смета для фотокиносекции Го­меля была утверждена центром только в июле 1920 г. Поэтому 20 ап­реля 1920 г. К. Наймарк, пользуясь данной ему властью, произвел на­ционализацию местных кинопрокатных контор. Однако большая часть национализированных картин культурного значения не имела. При отсутствии других кинокартин и не желая останавливать работу кинотеатров в Гомеле, в целях цензуры в содержании этих картин по­сле предварительного просмотра были сделаны необходимые вырез­ки, после чего они были допущены для просмотра зрителям. Кино­картины демонстрировались в кинотеатрах Гомеля несколько месяцев; при этом многие киноленты пришли в полную негодность и постепенно репертуар фильмов был совершенно истощен. В связи с этим в начале июля 1920 г. К. Наймарк принял решение командиро­вать в Москву своего сотрудника за новыми кинокартинами. Но го­мельскому представителю в Москве ответили отказом, сказав, что го­мельский кинопрокат находится в лучшем положении, чем ситуация на рынке картин в Москве, поскольку Гомель расположен рядом с границей и новые картины можно приобретать и на Украине [8, л. 6].

В конце июля 1920 г. гомельская фотокиносекция получила кре­дит и ее руководством были предприняты попытки приобрести кар­тины в прокатное пользование на Украине. На первых порах было приобретено несколько новых картин, дальнейшее их приобретение было приостановлено местными властями, требующим нового разре­шения на их покупку из Москвы. На очередной запрос в центр был дан отказ, и приток новых картин опять прекратился [8, л. 6].

В преддверии праздника Октябрьской революции, 22 октября 1920 г. К. Наймарк опять откомандировал в Москву своего предста­вителя за картинами. Но новых картин отдел Наркомпроса не дал и поэтому гомельские киномеханики были вынуждены чинить старые киноленты, которые в большинстве оказались настолько вырезанны­ми, что в них совершенно потеряли всякий смысл. В сложившейся си­туации руководство фотокиносекции Гомеля решило приобретать но­вые картины из-за границы. Мы не знаем, какое количество этих кинолент было представлено гомельским зрителям, но можем пред­положить, что все они имели в своей основе буржуазную идеологию, а значит пропагандировали далеко не те ценности, которые выдвигала советская власть. Однако новые условия жизни требовали от кино­пропаганды помогать формированию новой личности советского че­ловека. Кино должно было развивать производственную пропаганду, для этого нужны были специальные картины и передвижные кинема­тографы. До получения из центра картин необходимо было присту­пить к составлению таковых из подходящих сюжетов уже сущест­вующих картин, и как было сказано в источнике, «это чрезвычайно трудная работа». Из этого мы можем предположить, что в Гомеле в указанный период предпринимались попытки самостоятельных кино­съемок для пропаганды новых идей и политических лозунгов. Необ­ходимо было также приступить к оборудованию передвижных кине­матографов для демонстрации фильмов в деревне. На основании вышеизложенного К. Наймарк предложил следующее: разрешить гу­бернской фотокиносекции приобретать кинематографические карти­ны, а также необходимые предметы для оборудования кинематогра­фов в нужном для Гомельской губернии количестве. До утверждения центром гомельских смет все доходы кинотеатров, находящихся в ве­дении наробразования, должны были быть внесены на приходный те­кущий счет губернской фотокиносекции [8, л. 6 об.]. Откуда с согла­сия Рабоче-крестьянской инспекции по мере надобности губернская секция расходовала бы средства для своих нужд и обеспечивала бы сотрудников гомельской фотокиносекции «ударным пайком и преми­ровать их натурой» [8, л. 7]. Требование было заверено заведующим губернской фотокиносекцией К. Наймарком. Ввиду того, что работа секции имела большое государственное значение в тот момент, для качества производственной пропаганды просили Губпрофсовет при­числить сотрудников к ударной группе и премировать трудящихся дополнительно [8, л. 3].

Из очередного корпуса документов того периода видно, что ки­нематограф начинает выполнять роль «рупора эпохи» и способствует распространению новой идеологии. Из копии доклада (документ без числа) явствует, что фотография и кинематограф безусловно являются лучшим средством для производственной пропаганды, так как они наглядно могут показать преимущество машинного производства, по­лезность применения электричества и производительность фабрик, заводов и мастерских. На основании этого губернская фотокиносек­ция выработала следующий план работы:

  1. Приобрести для производственной пропаганды соответст­вующие картины.
  2. Приобрести волшебные фонари и конусы для волшебной про­екции в кинотеатре.
  3. Установить специальные сеансы и лекции с волшебной про­екцией.
  4. Подобрать подходящий сюжет из имеющихся в наличии кар­тин, изготовить к ним соответствующие надписи и составить специ­альные, для производственной пропаганды, программы кинокартин.
  5. Произвести фотографические снимки всех имеющихся в Го­мельской губернии фабрик, заводов и мастерских.
  6. Устроить по губернии выставки из этих снимков.
  7. Передать Госиздату эти снимки для печати их в журналах.
  8. Изготовить из этих снимков диапозитивы.
  9. Достать кинематографическую пленку и произвести съемку более важных производств Гомеля [2, л. 8].

Из резолюции 3-го Гомельского губернского съезда работников искусств 9-12 мая 1921 г. следует, что обсуждался вопрос о кино. Бы­ло принято решение ходатайствовать перед Губпрофсоветом и Губисполкомом о создании Центра, с помощью которого на местах в производственных кинематографических кооперативах вся работа будет осуществляться согласно уставу, выработанному ЦК и утвер­жденному ВЦСПС. Все материалы для съемки нужно было покупать на свободном рынке [8, л. 31-32].

При изучении истории становления фотографического и кино­прокатного дела в Гомеле определенный интерес представляет матери­ал протокола заседания коллегии подотдела искусств от 24.06.1921 г., на котором присутствовали товарищи Л. Т. Кронгауз, Л. Выготский, Д. И. Выгодский, Брахман, Розенблюм, Файль (И. О. не установлены). В ходе работы были заслушаны разные вопросы, в том числе вопрос о фотокино. Постановили поручить К. Наймарку принять весь инвен­тарь фотокино [8, л. 44]. Для поездки в Москву К. Наймарку и Ландоу выдать 300 000 руб. аванса [8, л. 44 об.]. На очередном заседании кол­легии от 28.06.1921 г., на котором присутствовали товарищи Л. Т. Кронгауз, Д. И. Выгодский, Розенблюм, Быховский, К. Наймарк, ТерАстващатуров и товарищ Ципорин, среди широкого перечня вопросов культурологического значения прозвучала информация о положении дел с «интимным театром». Губисполком решил закрыть «интимный театр» и ходатайствовать перед Губподиском об открытии в этом поме­щении обычного кинотеатра [8, л. 45].

В ходе работы на заседании фотокиносекции от 1 ноября 1921 г. в присутствии К. Наймарка, Слуцкого и Ципорина было принято поста­новление совершенствовать работу фотокиносекции для укрепления идеологической и партийной работы. Запретить выполнение каких-либо заказов частным лицам без разрешения фотокиносекции. Таким по­становлением руководство секции стремилось проводить все финан­совые платежи строго через кассу фотокино [8, л. 3].

Киноленты иностранного производства подлежали цензуре пред­ставителями органов советской власти. На основании акта от 31 марта 1923 г., составленного и подписанного представителями Гублита то­варищем Шапиро и от ГПУ товарищем Шлифстойном (И. О. не ука­заны), мы видим, какие комментарии цензурного характера были вне­сены после просмотра кинокартины под названием «Прекрасная Дорита» в шести частях, принадлежавшей Киевской прокатной кон­торе. После просмотра вышеуказанными лицами данной картины бы­ло принято решение не допускать отдельные фрагменты к просмотру массовым зрителем. Из сюжета картины видно, что причиной народ­ной революции в энной стране является подстрекательство одного авантюриста, влюбленного в графиню и отвергнутого ею. В финале картины показана преданная своей госпоже крестьянка, которая спа­сает графиню, пользуясь пьяным состоянием восставшего народа, ко­торый в конце убивает своего вождя-авантюриста, благодаря чему восторжествовала аристократическая правда, а народ добровольно смиряется и отступает от своих намерений под натиском контрреволю­ционно настроенной феодально-аристократической знати [27, л. 63]. Данный сюжет из шестой части картины был вырезан, копия акта пе­редана директору гостеатра товарищу Файну (И. О. не указаны).

В дальнейшем вопрос по поводу просмотра зрителями новых кинолент и театральных постановок обсуждался на совместном сове­щании между заведующим Гублитом Шапиро и уполномоченным ГПУ Флексером (И. О. неуказаны) от 12 октября 1923 г. На повестку дня был поставлен вопрос о выдаче разрешений гостеатру для демон­страции кинокартин на основании лицензии Госкино. При выдаче разрешений на театральные постановки решили придерживаться по­становлений Губернской репертуарной комиссии, считать необходи­мым выдавать письменные резрешения на все постановки в театрах, клубах и кино, кроме постановок, носящих внутриклубный и семей­ный характер. Обо всем этом нужно было сообщить в ближайших номерах всех местных газет. С данным постановлением ознакомились все уполномоченные Гублита всей губернии и придерживались этих решений [27, л. 43].

В завершение следует отметить, что вся работа гомельского фо­токино в указанный период времени свидетельствует о культурных достижениях советской власти.

Автор: И.Ю Уваров
Источник: Гомель в исторической ретроспективе (1918-1925 годы) [монография] / И. Ю. Уваров. — Гомель: ГГТУ им. П. О. Сухого, 2021. – С. 38-47.


Литература

  1. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). Фонд 40. Оп. 1. Д. 2. Циркуляры и инструкции губпрофобра, протоколы за­седаний педсовета и отчет о работе школы за 1922/23 и 1923/24 учеб­ные годы. Начато 1 ноября 1922 г. Окончено 8 октября 1924 г.
  2. ГАГО. Фонд 40. Оп. 1. Д. 3. Циркуляры Гавпрофобра и губоно, сведения о штатах школы и учебных планах. Начато 30 декабря 1922 г. Окончено 6 февраля 1924 г.
  3. ГАГО. Фонд 40. Оп. 1. Д. 4. Приходно-расходная книга Го­мельской фармацевтической школы. Начато 16 августа 1922 г. Окон­чено 8 октября 1924 г.
  4. ГАГО. Фонд 40. Оп. 2. Д. 1. Заявления граждан о зачислении в школу; справки, выданные учащимся о получении свидетельств об окончании школы; экзаменационные ведомости. Начато 12 декабря 1920 г. Окончено 20 мая 1924 г.
  5. ГАГО. Фонд 40. Оп. 2. Д. 2. Ведомости на выдачу заработной платы преподавателям и административно-техническому персоналу и стипендии учащимся школы за декабрь 1922 г. — октябрь 1924 г.
  6. ГАГО. Фонд 40. Оп. 2. Д. 3. Удостоверения и списки преподава­телей и учащихся. Начато 3 января 1922. Окончено 9 октября 1924 г.
  7. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 94. Выписки из протоколов Губпросвета, художественной секции коллегии Губпрофобра, коллегии Губоно и коллегии сектора соцвоспитания. Начато 26 мая 1921 г. Окончено 7 июля 1921 г.
  8. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 95. Протоколы заседания коллегии фо­токиносекции и доклад о деятельности 24 января — 26 октября 1921 г.
  9. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 116. Списки сотрудников художест­венной школы-студии имени Врубеля, театра имени Калинина и ки­нотеатра «Красная звезда». 1921 г.
  10. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 168. Список сотрудников книжного магазина Губоно; переписка о снабжении канцелярскими принадлеж­ностями. 1922 г.
  11. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 192. Циркулярные указания всем губоно и губкоммунотделам; протоколы комиссии по приемке парка имени А. В. Луначарского и заседания президиума ГИКа; акт приема парка и сооружений, находящихся на его территории 12 февраля — 27 октября 1923 г.
  12. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 210. Личные дела служащих учре­ждений, подведомственных Губоно. Начато 5 сентября 1923 г. Окон­чено 31 января 1924 г.
  13. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 303. Гомельский губернский отдел народного образования. Месячный отчет о деятельности педагогиче­ского музея. Начато 14 марта 1920 г. Окончено 29 июня 1921 г.
  14. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 325. Отчет и сведения о работе му­зея имени А. В. Луначарского, протоколы заседания музейной колле­гии и школьных советов. Протоколы заседания школьного совета Первой вечерней школы; месячный отчет о работе педагогического музея. Начато 24 июня 1921 г. Окончено 15 марта 1922 г.
  15. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 575. Тезисы к докладу о работе по ликвидации неграмотности и о состоянии библиотечного дела в гу­бернии. Начато в апреле 1923 г. Окончено 31 августа 1923 г.
  16. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 711. Дело Гомельского Губсоцвоса. Переписка о постановке краеведческой работы в школах соцвоса. Краткий отчет о работе губбюро краеведения. Начато 5 февраля 1925 г. — Окончено 5 декабря 1925 г.
  17. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 975. Доклад о деятельности Губпрофобра; списки сотрудников музея имени А. В. Луначарского и преподавателей музыкальной школы. Начато 23 января 1921 г. Окон­чено в мае 1921 г.
  18. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 976. Положение о слиянии желез­нодорожных культурно-просветительных организаций с органами на­родного комиссариата по просвещению и смета художественной школы-студии имени М. А. Врубеля на 1922 г. Начато и окончено в 1921 г.
  19. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1079. Протоколы заседания прези­диума Гомельского рабочего факультета; списки желающих посту­пить на Рабфак. Начато 16 марта 1923. Окончено 23 августа 1924 г.
  20. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1254. Протоколы заседаний плену­ма коллегии Губоно и список членов коллегии губернского комитета на­учных библиотек. Начато 1 июня 1919 г. Окончено 22 декабря 1919 г.
  21. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1256. Протоколы заседаний колле­гии Губоно; мандаты сотрудников отдела по делам музеев и охраны памятников искусства и старины. Начато 17 ноября 1919 г. Окончено 27 августа 1920 г.
  22. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1257. Дела по реставрации мону­ментальных памятников в губернии. Протокол заседания Временной комиссии по реставрации Гомельского народного замка; проект рес­таврации замка и пояснительная записка к протоколу. Начато 15 июня 1919 г. Окончено 20 октября 1919 г.
  23. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1258. Протокол объединенного со­брания представителей губернских учреждений и циркуляр подотдела об учете памятников искусства и старины от 24 мая 1919 г.
  24. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1260. Сметы по содержанию и рас­ходам на охрану памятников старины искусства на 1919-1920 гг.
  25. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1304. Дело областного художест­венно-исторического музея имени А. В. Луначарского; акты передачи вещей из дворца Паскевича в музей и выписки из протоколов Гомельско­го Губисполкома. Начато 21 ноября 1921 г. Окончено 3 августа 1922 г.
  26. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1390. Циркуляры Губполитпросвета; статистические сведения и производственный план Губернской цен­тральной библиотеки на 1925-1926 гг.; месячные отчеты центральной библиотеки. Начато 4 января 1925 г. Окончено 31 декабря 1925 г.
  27. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1427. Сведения о книжной торгов­ле; анкеты работников печати и библиотек. Начато 28 июня 1923 г. Окончено 22 декабря 1923 г.
  28. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1574. Сведения о состоянии школ II ступени г. Гомеля на 23 августа 1919 г. — 20 апреля 1920 г.
  29. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1812. Смета на содержание народ­ного замка и бывшего дворца Паскевичей на 1919 г. и требовательные ведомости на выдачу заработной платы служащим.
  30. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1822. Отчет о состоянии подотдела по делам музеев охраны памятников искусства и старины за 1919 г.; смета на содержание подотдела. Начато в 1919 г.
  31. ГАГО. Фонд 60. Оп. 1. Д. 1852. Требовательные ведомости на выдачу заработной платы работникам гимназии общества трие­динства; смета на оборудование мастерских Гомельского Пролетар­ского университета. Начато 4 сентября 1919 г.
  32. ГАГО. Фонд 96. Оп. 1. Д. 434. Дело по ходатайству Георгия Семеновича Мигая о зачислении его в число слушателей техникума на архитектурно-строительное отделение. Начато 17 октября 1918 г.
  33. ГАГО. Фонд 96. Оп. 1. Д. 497. Дело по ходатайству А. Е. Пе­рельмана о зачислении его слушателем техникума на архитектурно­строительное отделение 13 декабря 1918 г.
  34. ГАГО. Фонд 96. Оп. 1. Д. 767а. Сведения о составе факульте­тов и переписка о проведении практических занятий.
  35. ГАГО. Фонд 96. Оп. 1. Д. 768. Список слушателей Гомель­ского техникума.
  36. ГАГО. Фонд 96. Оп. 1. Д. 769. Заявления с приложением до­кументов, поступающих в Гомельский электротехнический техникум. 26 марта 1920 г. — 30 ноября 1920 г.
  37. ГАГО. Фонд 96. Оп. 1. Д. 770. Заявления с приложением до­кументов, поступающих в Гомельский электротехнический техникум. 29 июня 1920 г. — 1921 г.
  38. ГАГО. Фонд 96. Оп. 1. Д. 771. Документы и заявления слуша­телей Гомельского электротехнического техникума. Январь 1920 г. — сентябрь 1921 г.
  39. ГАГО. Фонд 96. Оп. 1. Д. 772. Дело о ходатайстве Абрама Давидовича Бинкина о зачислении его слушателем подготовительно­го отделения. Начато 12 июля 1920 г. Окончено 11 февраля 1921 г.
  40. ГАГО. Фонд 96. Оп. 1. Д. 773. Ведомости на выдачу зара­ботной платы преподавателям и слушателям Гомельского техникума. Июнь 1920 г. — июль 1920 г.
  41. ГАГО. Фонд 96. Оп. 1. Д. 774. Требовательные ведомости на выдачу стипендий слушателям Гомельского Пролетарского технику­ма. 1920 г.
  42. ГАГО. Фонд 149. Оп. 1. Д. 1. Музей санитарного просвеще­ния имени Н. И. Пирогова, г. Гомель. Смета расходов на 1921 г.; от­чет о работе за январь-апрель 1921 г. и переписка с губздравотделом по организационным и хозяйственным вопросам. Начато 30 августа 1920 г. Окончено 4 ноября 1921 г.
  43. ГАГО. Фонд 149. Оп. 1. Д. 2. Музей санитарного просвеще­ния имени Н. И. Пирогова, г. Гомель. Журнал регистрации исходящих документов за 1920-1924 гг.
  44. ГАГО. Фонд 149. Оп. 1. Д. 3. Музей санитарного просвеще­ния имени Н. И. Пирогова, г. Гомель. Протоколы заседаний лектор­ского кружка; отчеты о работе; переписка с губздравотдеом и требо­вательные ведомости на оплату прочитанных лекций сотрудникам музея за декабрь 1922 г. — ноябрь 1923 г.
  45. ГАГО. Фонд 149. Оп. 1. Д. 4. Музей санитарного просвеще­ния имени Н. И. Пирогова, г. Гомель. Переписка с Губздравотделом по разным вопросам, требовательные ведомости на оплату прочитан­ных лекций сотрудникам музея за декабрь 1923 г. — декабрь 1924 г.
  46. ГАГО. Фонд 167. Оп. 1. Д. 4. Протоколы заседаний педсове­та курсов и коллегии Гомельского губпрофобра, сметы расходов на содержание на 1924/1925 учебного года и отчеты о работе курсов; статистические карточки по учету труда. Начато 14 июня 1924 г. Окончено 31 сентября 1926 г.
  47. ГАГО. Фонд 306. Оп. 1. Д. 1. Протоколы заседаний коллегии Губздрава. Начато 22 сентября 1919 г. Окончено 26 декабря 1920 г.
  48. ГАГО. Фонд 306. Оп. 1. Д. 3. Смета на содержание санитар­но-эпидемических учреждений на 1919 г.
  49. ГАГО. Фонд 306. Оп. 1. Д. 11. Переписка об организации са­нитарного обслуживания «беженцев». Начато 1 января 1919 г. Окон­чено 26 декабря 1919 г.
  50. ГАГО. Фонд 306. Оп. 1. Д. 15. Приказы, циркуляры и распо­ряжения Наркомздрава РСФСР, Губисполкома, Губздравкома и Губздрава. Начато 5 января 1920 г. Окончено 31 декабря 1920 г.
  51. ГАГО. Фонд 306. Оп. 1. Д. 17. Циркуляры, сведения и пере­писка о состоянии и развитии здравоохранения; приказы по личному составу медицинских учреждений. Начато 23 декабря 1920 г. Оконче­но 9 января 1922 г.
  52. ГАГО. Фонд 314. Оп. 1. Д. 17. Материалы о разрешении строи­тельства здания в Гомеле. План улиц г. Гомеля на 1 августа 1922 г. Начато 11 июля 1922 г. Окончено 25 декабря 1922 г.
  53. ГАГО. Фонд 314. Оп. 1. Д. 96. Резолюция пленума Гомель­ского горсовета от 9.09.1924 г. об итогах строительной кампании 1923/24 г.; выписки из протоколов заседаний президиумов Губисполкома, горсовета и коммунальной секции; списки городских земель и муниципальных домов г. Гомеля. Начато 25 сентября 1924 г. Оконче­но 5 октября 1925 г.
  54. ГАГО. Фонд 314. Оп. 1. Д. 147. Исполнительные чертежи по реставрации сгоревшей части бывшего замка в парке имени А. В. Лу­начарского. Работы произведены в первой очереди строительного се­зона 1925 г. Начато и окончено в 1925 г.
  55. ГАГО. Фонд 314. Оп. 1. Д. 159. Список домовладельцев г. Гомеля. Начато и окончено в 1925 г.
  56. ГАГО. Фонд 314. Оп. 1. Д. 160. Список домовладельцев г. Гомеля. Начато и окончено в 1925 г.
  57. ГАГО. Фонд 314. Оп. 1. Д. 163. Список домовладельцев г. Гомеля.
  58. ГАГО. Фонд 478. Оп. 1. Д. 1. Гомельский вечерний рабочий факультет Народного комиссариата просвещения БССР. Постановле­ния, циркуляры, инструкции Совнаркома, Наркомпроса, Наркомфина БССР. Начато 3 октября 1927 г. Окончено 26 октября 1928 г.
  59. ГАГО. Фонд 478. Оп. 1. Д. 10. Звесткі аб наведваньні студэнтаў вячерняга Рабфаку [сведения о посещаемости занятий за 1927/28 учебный год Гомельского рабочего факультета Минского по­литехнического института, г. Гомель]. Начато в 1927 г.
  60. ГАГО. Фонд 555. Оп. 1. Д. 1. Акты на приемку строительных материалов, инвентаря и хозяйственным вопросам. Начато 18 февраля 1920 г. Окончено 2 сентября 1921 г.
  61. ГАГО. Фонд 555. Оп. 1. Д. 3. Переписка с Губернским губсовхозом по хозяйственным вопросам. Начато 16 мая 1921 г. Оконче­но 24 мая 1921 г.
  62. ГАГО. Фонд 555. Оп. 1. Д. 4. Дело входящих бумаг парка имени А. В. Луначарского. Переписка с совхозом Прудок по хозяйст­венным вопросам. Начато 7 декабря 1921 г. Окончено 11 апреля 1922 г.
  63. ГАГО. Фонд 555. Оп. 1. Д. 5. Переписка с Гомельским Губсовхозом и Губземотделом по вопросам труда (заявления о приеме и увольнении). Начато 25 ноября 1921 г. Окончено 4 апреля 1922 г.
  64. ГАГО. Фонд 555. Оп. 1. Д. 6. Дела исходящих бумаг из на­родного парка имени А. В. Луначарского на 1921 г. Начато 13 января 1921 г. Окончено 3 июля 1921 г.
  65. ГАГО. Фонд 555. Оп. 1. Д. 7. Управление Гомельского парка имени А. В. Луначарского. Копии актов на приемку строительных мате­риалов и инвентаря. Начато 11 января 1921 г. Окончено 18 апреля 1921 г.
  66. ГАГО. Фонд 555. Оп. 1. Д. 9. Управление Гомельского парка имени А. В. Луначарского. Журнал регистрации входящих докумен­тов. Начато 5 января 1921 г. Окончено 26 сентября 1921 г.
  67. ГАГО. Фонд 555. Оп. 1. Д. 10. Управление Гомельского пар­ка имени А. В. Луначарского. Расходные документы за январь и фев­раль месяцы. Начато 9 января 1922 г. Окончено 15 апреля 1922 г.
  68. Государственный архив общественных объединений Гомельской области (ГАООГО). Фонд 1. Оп. 1. Д. 131. Протоколы со­браний, доклады и другие документы Гомельского Пролетарского университета. Начато 24 ноября 1919 г. Окончено 5 февраля 1920 г.
  69. ГАООГО. Фонд 1. Оп. 1. д. 209. Протоколы III конференции по ликвидации безграмотности, заседаний президиума и письма ГУБОНО. Начато 25 февряля 1920 г. Окончено 23 декабря 1920 г.
  70. ГАООГО. Фонд 1. Оп. 1. Д. 482. Протоколы заседаний испарты и комиссии по составлению истории партии. Начато 9 декабря 1920 г. Окончено 25 декабря 1923 г.
  71. ГАООГО. Фонд 1. Оп. 1. Д. 483. Протоколы и отчеты комис­сий по проведению 3-й годовщины Октябрьской революции, «Неделя помощи фронту», «Неделя ребенка», 100-летие со дня рождения Эн­гельса. Начато 20 октября 1920 г. Окончено 29 декабря 1920 г.
  72. ГАООГО. Фонд 1. Оп. 1. Д. 491. Переписка с партийными и советскими организациями по вопросам агитационно-пропагандист­ской и культурно-массовой работы. Начато в 1920 г. Окончено в 1922 г.
  73. ГАООГО. Фонд 1. Оп. 1. Д. 512. Отчеты и доклады о ликви­дации безграмотности, списки ячеек по уездам, списки и анкеты чле­нов Губкома РКП (б) и документы на исключенных из партии. Начато 1 января 1920 г. Окончено 10 августа 1920 г.
  74. ГАООГО. Фонд 1. Оп. 1. Д. 651. Списки предприятий Гу­бернии. Начато 1920 г. Окончено 1920 г.
  75. ГАООГО. Фонд 1. Оп. 1. Д. 808. Переписка Губкома с Губздравотделом о посылке коммунистов на лечение. Начато в мае 1921 г. Окончено в июне 1921 г.
  76. ГАООГО. Фонд 2. Оп. 1. Д. 5. Циркуляры ЦКРК (б) о прове­дении перерегистрации коммунистов; радиотелеграммы и оперсводки о положении на фронтах; выписки из протоколов губкома и укома РКП (б); доклады ответственных работников о состоянии волкомов; удостоверения и заявления коммунистов. Начато 3 апреля 1919 г. Окончено 12 июня 1919 г.
  77. ГАООГО. Фонд 2. Оп. 1. Д. 11. Удостоверения, заявления коммунистов, расходные ордера и переписка о коммунистах. Начато 1 октября 1919 г. Окончено 1 августа 1929 г.
  78. ГАООГО. Фонд 2. Оп. 1. Д. 114. Регистрационные карточки, удостоверения, рекомендации и заявления коммунистов ячейки РКП (б). Начато 16 февраля 1920 г. Окончено 16 февраля 1921 г.
  79. ГАООГО. Фонд 2. Оп. 1. Д. 131. Инструкции и положения о приеме в партшколы; организации и проведение субботников; о рабо­те профсоюзов. Тезисы по текущему моменту; сводки о проведении агитационных компаний в уезде. Начато 17 апреля 1920 г. Окончено 31 декабря 1920 г.
  80. ГАООГО. Фонд 2. Оп. 1. Д. 134. Инструкции и циркуляры ЦКРП (б), губкома РКП (б) об организации работы среди женщин. Начато 5 июня 1920 г. Окончено 27 декабря 1920 г.
  81. ГАООГО. Фонд 2. Оп. 1. Д. 149. Списки коммунистов, мо­билизованных на фронт, для проведения посевной, топливной и продовольственной кампаний. Начато 3 августа 1920 г. Окончено 1 мая 1921 г.
  82. ГАООГО. Фонд 2. Оп. 1. Д. 36. Статьи, опубликованные в периодической печати; воспоминания членов партии о революци­онных событиях 1917-1918 гг.; телеграммы.