Н.П. Румянцев и старообрядческая книжная культура Гомельщины

0
421
Н.П. Румянцев и староверы

Как известно, в 1814 г. карьера Румянцева как государствен­ного деятеля была закончена после ухода в отставку. Но к 60-ти годам жизни отставной канцлер сохранил еще немало сил и энер­гии. Сферу их применения он нашел в собирании, исследовании и публикации источников по истории русского государства, в т.ч. и Гомельщины. Формируется своеобразное неформальное объеди­нение “Румянцевский кружок”. Со временем образовались три основных центра его деятельности: главный — московский, при так называемой Комиссии печатания государственных грамот и договоров, петербургский — в доме Н.П. Румянцева и белорусский — в Гомеле, где граф после выхода в отставку проводил больше всего времени, а также в Полоцке и Вильно.

Душой и сердцем “кружка” был его создатель и покровитель Николай Петрович Румянцев, а членами его были знатоки про­шлого, такие, как академик И.X. Гамель, зачинатель отечествен­ного языкознания А.X. Востоков, первый русский книговед В.Г. Анастасевич, К.Ф. Калайдович, П.М. Строев, И.И. Григорович и многие другие. По подсчетам ученых, на все научные предпри­ятия графом Н.П. Румянцевым было потрачено более миллиона рублей. Примерно пятая часть этой суммы оказалась вложенной в издательскую деятельность.

Поисковая работа членов кружка способствовала тому, что в гомельском дворце мецената со временем собралось множество реликвий истории и искусства края, что позже легло в основу из­вестного Румянцевского музея. Приоритетным направлением в научной и собирательской деятельности Н.П. Румянцева и членов его кружка была работа по разысканию древних рукописей и ста­ропечатных книг. Этому, на наш взгляд, способствовала старооб­рядческая среда, в которой, начиная с XVIII ст., собирались уни­кальные рукописи, издания первых русских печатников. По сло­вам Ю. Лабынцева, “старообрядчество сыграло в русской исто­рии выдающуюся роль, придало ей необычное своеобразие, пере­дало в руки сегодняшних поколений многие тысячи сохраненных им древнейших памятников, создало собственную богатейшую литературу и книжность…” [1, с. 19].

Старообрядцы оказали значительное влияние и на книжную культуру Гомельщины [2, 16]. В то время принадлежавший рус­скому канцлеру Гомель и его усадьба были тесно связаны с таки­ми уникальными старообрядческими центрами, как Ветка, Стародуб и Клинцы. Несмотря на суровые гонения, а иногда и на прямую физическую расправу, “старообрядцы сумели создать собственную книжную индустрию, организовали книгописные мастерские и уже на рубеже XVII и XVIII вв наладили собствен­ное книгопечатание” [1, с. 19].

В старообрядческих монастырях и скитах, которые являлись центрами духовной жизни, а также в личных коллекциях боль­шинства старообрядцев находились сотни рукописей и древних печатных книг. Книги передавались из поколения в поколение как священная ценность, поэтому неудивительно, что именно в старообрядческой среде уже к середине XVIII в. сформировалась своеобразная династия коллекционеров, настоящих знатоков ста­ропечатных книг и рукописей. Ю. Лабынцев подчеркивает, что “приёмы их изысканий, исследовательской работы с рукописями и старопечатными источниками вполне напоминали методы классической науки, которую до первой половины прошлого века (XIX) они… опережали” [3, с. 43].

Н.П. Румянцев в период своей собирательской и научной деятельности постоянно обращался к старообрядцам за помощью и советом. С этой целью он посещает монастыри, старообрядче­ские скиты, ярмарки, подворья старообрядцев. Об этом свиде­тельствует многочисленная переписка графа с учеными. Так, в письме от 18 сентября 1819 г., адресованном члену кружка А.Ф. Малиновскому и посланном из Гомеля, он сообщает следующее: “… Я нашел здесь у одного старообрядца Хронограф, но, про­смотрев его, ничего в нём особенного не нашёл, а в присоединен­ных к нему тетрадях одну статью сужу быть достойного внима­ния. Ее теперь для меня списывают”. В письме от 23 сентября 1821 г., посланном из Гомеля и адресованном также Малинов­скому, Н.П. Румянцев пишет: “… Продолжая покупать старопе­чатные книги, я приобрел одно Евангелие хорошего издания…” “…Мне случилось видеть на сих днях у старообрядца в руках свежий экземпляр рукописной Кормчей”. Об этом важном собы­тии для графа говорится в его письме А.Ф. Малиновскому от 19 декабря 1821 г. Примечательно, что и это письмо послано из Го­меля. “Я сегодня приобрел рукопись любопытную, потому что писана в 1370 г. на пергамине”, — сообщает Румянцев Малинов­скому в письме от 8 декабря 1822 г. [4, с. 98-99]. В это же время граф сообщает Малиновскому о приобретении им в Гомеле неполного евангелия «в 2 колонки, большим уставом, юсов нет”. [4, с. 98-99].

“Комиссионерами” (по определению Ю. Лабынцева) Н.П. Ру­мянцева являлись не только купцы-старообрядцы, но и крепост­ные крестьяне. Особым доверием у графа пользовался клинцовский купец С.Ф. Карташов, один из лучших знатоков древних рукописей и книг. Из личной коллекции Карташова Румянцеву удалось приобрести ряд ценных старопечатных книг и рукопи­сей, среди которых можно назвать такие, как ‘Творения Диони­сия Ареопагита” (1824), “Грамматика и Философия Иоанна Дамаскина” (1822), “Сочинения Максима Грека” (1822), “Перемейник” (1822) и т.д.

Оказывали ему помощь, как уже отмечалось, и рядовые ста­рообрядцы, в их числе и крестьяне. Так, в 1822 г в Гомеле граф приобрел у одного крестьянина-старообрядца рукопись “Октоих”, который, “сведав, что сия рукопись находится в Браилове на Дунае, нарочно за нею ездил” 15, с. 20-29]. Несколько раньше, в 1821 г. он приобрел также у крестьянина-старообрядца “Кормчую” за отпуск на волю без выкупа его сына” [5, с. 21]

Таким образом, старообрядческая книжная культура Гомельщины сыграла значительную роль в поисковой и собирательской деятельности Н.П. Румянцева и членов его кружка, обогатив ее содержание.

  1. Лабынцев Ю.А. Н.П. Румянцев и гомельские старообрядцы. // Падарожнік. 1998. №7.
  2. Лабынцев Ю.А. “На благое просвещение”. Мн., 1999.
  3. Лабынцев Ю.А. Ставшие ее частью. Коллекции русских библиофи­лов в главной книжной сокровищнице страны. М., 1990.
  4. Переписка государственного канцлера графа Н.П. Румянцева с мос­ковскими учеными // Чтения в Императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете. М., 1882.
  5. Козлов В.П. К истории комплектования Румянцевского собрания русских и славянских рукописей // Записки отдела рукописей. М., 1980.

Автор: К.О. Бирюкович
Источник: Старообрядчество как историко-культурный феномен / Материалы Международной научно-практической конферен­ции “Старообрядчество как историко-культурный феномен” (Гомель, 27-28 февраля 2003 г.): Гомель: ГГУ, 2003. — 312 с. Ст. 25-28.