«Мёртвые души» полковника Ястржембского

0
350
Афишаа фильма

Возможно, писем, подобных тому, что было послано из города осенью 1872 года в столицу Российской империи, могилёвская почта больше никогда не отправляла. Оно произвело эффект разорвавшейся бомбы не только в редакции журнала «Русская старина», которой было адресовано, но и во всем Санкт-Петербурге и даже среди всей читающей публики огромной страны. Ещё в январе в журнале были опубликованы «новые отрывки и варианты» второй части «Мёртвых душ» Н. Гоголя, которую перед самой смертью писатель сжёг. Но, как сообщала редакция, кое-что сохранил в копиях старый приятель Гоголя по гимназии Прокопович и передал их своему коллеге по педагогической работе «полковнику Н.Ф. Я-му».

На публикацию в «Русской старине» откликнулись ведущие российские «толстые» журналы, неподдельной была радость читателей.

Гром грянул в самый последний день октября. Из далёкого Могилёва, о котором большинству пишущей и читающей братии было известно разве только то, что через этот город, расположенный на пути в северную столицу, Гоголь не раз проезжал, пришло письмо от того самого «полковника Н.Ф. Я-го». В нем полковник не только возмущался тем, что отрывки опубликованы без его ведома, но довольно прозрачно намекал, что автором их является совсем не Гоголь. В другом письме он сообщил, что у него есть еще кое-что, и уже настаивал на продолжении публикации своих материалов. Более того, когда редакция заартачилась, обратился в другие издания.

В редакции «Русской старины» долго не могли поверить, что опубликованные отрывки являются литературной подделкой, — настолько талантливо они были написаны. За каждой фразой, были уверены сотрудники журнала, стоял настоящий Гоголь. И вдруг — какой-то полковник Корпуса инженеров путей сообщения. Николай Феликсович Ястржембский — так звучали полное имя, отчество и фамилия автора писем…

В августе 1873 года в «Русской старине» появилась ещё одна сенсационная публикация «Подделка под Гоголя. Литературный курьёз». Редакции пришлось признать, что именно этот полковник, а не Гоголь, является настоящим автором напечатанных предыдущей осенью «отрывков и вариантов» второй части «Мёртвых душ».

Николай Феликсович был уникальным человеком. Он родился в поместье Борисовщина Речицкого уезда тогдашней Минской губернии в июле 1808 года в семье межевого судьи. Уже в 21 год с великолепными оценками завершил учебу на физико-математическом факультете Виленского университета и сразу же поступил в Институт корпуса инженеров путей сообщения в Санкт-Петербурге. И это учебное заведение, считавшееся одним из лучших в империи, Ястржембский окончил с отличием. Его имя было выбито на мраморной доске в конференц-зале, а самого его в чине поручика оставили в институте читать курс лекций по строительному мастерству и практической механике.

Фотография Николая Ястржембского в мундире
Николай Ястржембский

Репетитор Ястржембский, как тогда называли преподавателей, не только прекрасно излагал свой предмет в институтских аудиториях, но и взялся за написание учебников. В 26 лет он стал одним из авторов пособия «Собрание рисунков в сфере строительного мастерства». Когда ему исполнилось 30, из печати вышел «Курс практической механики» в двух частях — первый такого рода учебник в России. Николай Феликсович всерьез заинтересуется мостостроением, особенно возведением висячих мостов. И докажет, что для этого лучше всего подходит не сталь, которая при определённых температурах становится хрупкой, а железо. Третью часть, которая будет опубликована через несколько лет, он посвятит сопротивлению материалов и, по сути, станет отцом русского сопромата.

Выйдет также книга «Начальные основы общей и прикладной механики», и Николая Феликсовича назовут первым в России историком механики. Его научные статьи регулярно публикуются в «Журнале путей сообщения», «Журнале Главного управления путей сообщения и публичных зданий». За безупречную службу молодой ученый получит благодарности императора, уже в 31 год он станет лауреатом престижнейшей в то время Демидовской премии, которую ему присудят за «Курс практической механики». Ястржембскому предложат преподавать в Московском университете… Но в 1847 году последует приказ о переводе в Могилёв на должность начальника Могилёвского округа путей сообщения.

Позже Николай Феликсович будет утверждать, он сам попросился в родные края. Но все-таки причиной его перевода стал двоюродный брат Иван Ястржембский, который, закончив Харьковский университет, преподавал в Институте корпуса инженеров путей сообщения политэкономию и статистику и вместе с Федором Достоевским входил в революционный кружок петрашевцев. На эшафоте Иван, приговоренный к смерти после продолжительной отсидки в Петропавловской крепости, тоже стоял рядом с Достоевским. В последний момент ему, как и великому писателю, смертная казнь была заменена каторгой и ссылкой.

В Могилёве Н.Ф. Ястржембский руководит строительством дороги до Киева и Бобруйска, разрабатывает проекты мостов в этом губернском городе и Витебске. Лучшим другом Николая Феликсовича станет директор местной гимназии Богоявленский. Долгими вечерами приятели до хрипоты дискутируют на литературные темы. Беседуют чаще всего о Гоголе, который недавно умер, а перед смертью бросил в огонь вторую часть «Мертвых душ». Но Ястржембский не только спорит. Он находит копию сожженной рукописи или отдельных ее частей и в свободное время усиленно работает над нею: дописывает, переписывает, исходя из собственного видения возможного развития событий. А однажды заключит с другом пари, что тот не сможет отличить Гоголя от не-Гоголя, и покажет ему написанное.

Богоявленский пришел в полный восторг. Он ничуть не сомневался: это Гоголь. И даже Николай Феликсович, увидев, что в своем розыгрыше зашел далековато, уже не смог убедить его в обратном. Взял только слово, что этот текст его друг никогда не станет публиковать. Но Богоявленский вскоре переехал в Санкт-Петербург и через 11 лет не сдержался, отнес бумаги в «Русскую старину».

Чем закончился этот курьез, уже известно: признанием редакции, что над ней пошутили. А вот спор об авторстве отрывков, по сути, так тогда и не завершился. Некоторые маститые литераторы и критики все-таки не смогли согласиться, что новые главы «Мертвых душ» писал полковник, являющийся специалистом по дорожному делу. Ведь для этого, как утверждал критик Г. Данилевский, надо иметь «нечто большее, чем одно желание пошутить над своим доверчивым и несговорчивым другом: надо знать и любить Россию так, как ее знал и любил Гоголь, надо быть по-настоящему русским человеком… надо иметь огромную писательскую практику, что дало бы возможность так мастерски обрабатывать каждую фразу этих отрывков, и, наконец… мелочь!.. надо иметь хотя бы частицу таланта Гоголя».

Николай Феликсович прожил в Могилёве почти 26 лет. В последние годы серьезно занимался экономикой и писал книгу «Главные свойства двойной бухгалтерии». В губернском Могилёве судьба снова свела его с двоюродным братом Иваном Ястржембским, который, пережив каторгу и Сибирь, тоже поселился в этом городе и тоже строил дороги. В том числе знаменитую трассу Москва -Варшава на ее могилёвском отрезке.

Маститые литераторы и критики все-таки не смогли согласиться, что новые главы «Мертвых душ» писал полковник, являющийся специалистом по дорожному делу.