Мозырское подполье в годы Великой Отечественной войны

0
130
Мозырское подполье в годы Великой Отечественной войны

В годы Великой Отечественной войны белорусскому народу пришлось пережить все ужасы нацистской оккупации. Идеологические установки гитлеровского национал-социализма носили явно античело­веческий и антиславянский характер. Согласно плану «Ост», разрабо­танному немецкими правительственными кругами, большая часть населения БССР подлежала выселению и уничтожению, а незна­чительная часть — онемечиванию. На оккупированной территории республики стала постепенно развёртываться всенародная борьба против оккупационного «нового порядка». В ней участвовали муж­чины, женщины, старики и дети, которые являлись представителями различных нацио-нальностей и религиозных конфессий. Одним из направлений всенародной борьбы являлось советское антифашист­ское подполье.

Большое значение имело принятие Директивы СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г., адресованной партийным и советским организациям прифронтовой полосы. В ней был изложен комплекс кон­кретных мер по организации сопротивления оккупантам [1, с. 22-24]. Конкретизацией этого постановления применительно к местным усло­виям стала Директива ЦК КП(б)Б № 1 «О переходе на подпольную работу парторганизаций районов, занятых врагом». Она была издана 30 июня 1941 г. В ней отмечалось, что во всех городах, районных центрах, рабочих посёлках, железнодорожных станциях, колхозах и совхозах должны были заблаговременно создаваться из числа надёж­ных лиц подпольные ячейки и явочные квартиры. Осуществление данных мероприятий возлагалось на первых секретарей обкомов, горко­мов и райкомов КП(б)Б. При этом в состав подпольных ячеек должны были включаться коммунисты, которые были мало известны в том или ином городе или районе. Общее руководство работой вышеотмеченных структур возлагалось на городские и районные тройки. Они состояли из секретаря райкома или горкома КП(б)Б, военного работника, орг­работника [1, с. 34].

Отдельные аспекты, касающиеся организации борьбы на оккупи­рованной территории, были освещены и в Директиве ЦК КП(б)Б № 2 от 1 июля 1941 г. В ней отмечалось, что подпольные организации должны были иметь явочные квартиры, адрес которых должен был быть заблаговременно сообщён военному отделу ЦК [1, с. 35]. Таким образом, данная мера способствовала бы более тесному взаимодей­ствию между собой нелегальных структур.

В конце августа 1941 г. Мозырь был захвачен немецкими войсками. Гитлеровцами был введён так называемый «новый порядок». Совет­скому антифашистскому подполью в Мозыре пришлось столкнуться с рядом трудностей. Это было связано с тем, что в нём находился крупный немецкий гарнизон численностью до 200 чел., усиленный отрядом полиции ещё в 150 чел. [1, с. 167]. В городе присутствовали и представители немецких спецслужб, которые осуществляли борьбу с малейшими проявлениями сопротивления. Местные жители, подо­зреваемые в связях с подпольщиками или партизанами, подлежали уничтожению.

Руководителем одной из первых подпольных групп Мозыря был чекист А. П. Поляков (А. П. Примаков). Она стала функционировать с августа 1941 г. В состав группы входили связисты-диверсанты, хозяева конспиративных квартир, агенты общего осведомления. Для проведения диверсионной работы были заранее созданы тайники с оружием и взрывчаткой. С августа 1941 г. по сентябрь 1942 г. А.П. Поляков координировал деятельность подпольных групп органов госбезопасности в Мозыре. Подпольщики осуществляли диверсии, проводили агитационно-пропагандистскую работу среди местного населения, уничтожали пособников гитлеровцев и др. Однако вскоре гитлеровцам удалось напасть на след патриотов, и деятельность вышеотмеченных нелегальных структур была прекращена [2, с. 143-144].

С сентября 1941 г. в Мозыре стала функционировать подпольная группа, состоявшая из представителей местных партийных и совет­ских органов, которые ещё до отступления советских войск были оставлены органами госбезопасности для работы в тылу врага. Лидером группы являлся В.И. Крицкий [3, л. 234, 241]. До войны он работал бухгалтером областного отдела здравоохранения. Гитлеровцы, создавая оккупационный аппарат, ориентировались на лиц, пострадавших от Советской власти. С учётом этого часть будущих подпольщиков была осуждена советскими органами по политическим мотивам и посажена перед приходом немцев в тюрьму. Ряду патриотов удалось войти в доверие к оккупантам. Так, например, В.И. Крицкий стал выполнять обязанности бургомистра Мозыря, а М.Ю. Моисеев стал его заместите­лем по Мозырскому району. В свою очередь, Е.В. Силивончик возгла­вил один из отделов в городской управе. Подпольщик А.И. Кузьмич устроился на работу в немецкий банк. Это, безусловно, увеличило возможности патриотов в борьбе против оккупантов. Также в группу В.И. Крицкого входили Н.Ф. Власенко и А.И. Мицура. Первый стал бургомистром Каменской волости, а второй выполнял обязанности старосты в д. Бобры. Важная роль в деятельности группы В.И. Крицкого принадлежала Я.И. Бинецкой. До войны она работала старшим бухгал­тером на мебельной фабрике «Энергия труда». Через Я.И. Бинецкую осуществлялась связь между В.И. Крицким, А.И. Мицурой, Н.Ф. Вла­сенко и др. На её квартире в д. Новики постоянно встречались подпольщики [2, с. 144].

В октябре 1941 г. по заданию ЦК КП(б)Б в Мозырь была направлена группа лиц, прошедшая кратковременную подготовку для ведения подпольной работы в тылу врага. Среди них был Т. Е. Абрамов, который накануне войны являлся сотрудником Полесского областного управления НКВД. Ему было известно, что В.И. Крицкий был оставлен в тылу врага для выполнения особых заданий. Вскоре между ними состоялась встреча, на которой они договорились о ведении совместной борьбы против оккупантов [2, с. 144].

При содействии В.И. Крицкого Т.Е. Абрамов устроился на работу грузчиком в столовую. Имея пропуск, он мог свободно передвигаться по городу в любое время суток. Это позволяло ему осуществлять сбор ценной разведывательной информации. Уже в конце 1941 г. Т.Е. Абра­мову удалось создать свою подпольную группу. В её состав вошли Р. Казаченко, С. Покатин, Д. Карасёв и др. [2, с. 144]. Члены группы принимали, записывали и распространяли среди местного населения сводки Совинформбюро, собирали оружие и боеприпасы для партизан, осуществляли диверсии.

С октября 1941 г. в Мозыре стала действовать подпольная группа, основу которой составили военнослужащие Красной Армии Г.А. Чаус, Н.С. Козорез, С.П. Радневский, А.Ф. Сурков, не сумевшие пробиться к своим из окружения за линию фронта. Её руководителем являлся Д.А. Козловский. Позднее к подпольщикам примкнули представитель ЦК КПБ (б) С. П. Ракицкий и местный комсомолец Е.И. Толкачёв. Участники группы занимались сбором оружия и боеприпасов, а также информации о войсках противника, распространяли среди местного населения сведения о положении дел на советско-германском фронте. При этом Д.А. Козловский и его соратники считали, что главные свои усилия необходимо сконцентрировать на создании партизанского отряда. Ими были установлены контакты с представителями групп советских патриотов, действовавших в Калинковичах и возглавляемых, соответственно, К.М. Бакуном и П.С. Ануфриевым. В декабре 1941 г. на базе вышеотмеченных подпольных организаций, функциониро­вавших в Мозыре и Калинковичах, был создан партизанский отряд. Деятельность народных мстителей осуществлялась под руководством К.М. Бакуна. В состав его партизанского отряда вошла основная часть членов группы Д.А. Козловского. Оставшиеся в Мозыре её представители тесно взаимодействовали с народными мстителями, снабжая их ценной информацией о противнике [3, л. 234, 241].

В ноябре 1941 г. после побега из немецкого лагеря в г. Мозыре оказался бывший преподаватель педагогического училища А.С. Му­равьёв. С группой Д.А. Козловского его свёл К.В. Котлинский. С последним они были знакомы по педагогической работе в довоен — ное время.

Подпольщики, чтобы избежать ареста, отправки на принудитель­ные работы в Германию и иметь какие-то средства к существованию, были вынуждены трудоустроиться. Например, А.С. Муравьёв числился некоторое время сотрудником библиотеки [2, с. 145]. В начале 1942 г. он был вызван к бургомистру, где ему было предложено возглавить школьный отдел городской управы. Такое доверие к А.С. Муравьёву со стороны В.И. Крицкого было связано с тем, что он был знаком с последним до войны. Гитлеровцы заявляли о необходимости развития образования для белорусских детей, планируя открыть несколько начальных школ. Однако их планам не суждено было сбыться. Из-за действий, предпринятых А.С. Муравьёвым, школы как в г. Мозыре, так и в Мозырском районе не приступили к своей работе. Также при содействии В. И. Крицкого ему удалось спасти от вывоза на прину­дительные работы в Германию 120 учителей. Весной 1942 г., по предложению В.И. Крицкого, школьным отделом была переведена из д. Слобода в Свириновскую школу учительница Н. Симанович, кото­рая по национальности была еврейкой. Спустя некоторое время, она была переправлена в лес к партизанам [4, л. 3].

Патриоты Мозыря успешно саботировали ряд мероприятий гитлеровцев, добывали и регулярно передавали в партизанские отряды разведывательную информацию о противнике. В.И. Крицкий и М.Ю. Моисеев обеспечивали алиби людям, которые рассматри­вались оккупантами как неблагонадёжные. Они предоставляли им документы на местожительства и оказывали помощь семьям советских военнослужащих. Подпольщики из группы В.И. Крицкого снабжали продуктами партизанские отряды, распространяли советские листовки, спасали от репрессий отдельных лиц еврейской национальности путём выдачи им новых документов. Чтобы ограничить вывоз людей на каторгу в Германию, М.Ю. Моисеев организовывал ряд фиктивных леспромхозов, в которых числились трудоустроенными многие совет­ские граждане.

Смелой и находчивой разведчицей проявила себя член подпольной группы В.И. Крицкого, чешка по национальности А.Г. Попратинская, которая до войны преподавала немецкий язык в одной из средних школ г. Мозыря. Гитлеровцы взяли её на работу переводчицей в гебитскомиссариат. С октября 1941 г. А.Г. Попратинская стала выполнять задания, которые поручались ей руководителем подпольной группы. Она получила доступ к секретной информации и могла добывать важные разведданные, а также своевременно намеренно делала не­точные переводы доносов на подпольщиков, предупреждала о пред­стоящих арестах в городе и районе. В итоге запланированные карательные операции гитлеровцев часто завершались провалом. Она спасла, взяв на поруки, арестованных подпольщиков И.А. Мицуру и С.П. Радневского. Фашисты узнали, что А.Г. Попратинская виновна в утечке информации из гебитскомиссариата. Её арестовали и жестоко допрашивали. Мужественная патриотка была расстреляна гитлеровцами в августе 1942 г. [5, с. 238].

Начиная с лета 1942 г., СД, жандармерия и полиция стали прила­гать большие усилия, чтобы уничтожить мозырских подпольщиков. Для борьбы с ними в июне 1942 г. в городе была создана центральная жандармерия, возглавляемая Г. Кольмаргеном [2, с. 146]. В июле 1942 г. был арестован Т.Е. Абрамов. После жестоких пыток он был расстрелян [6, с. 247].

Массовые аресты в г. Мозыре начались 22 августа 1942 г. По приказу гебитскомиссара накануне обеденного перерыва всех мужчин, которые работали в городской управе, собрали представители СД и под конвоем отвели в жандармерию. После допроса часть из них была отпущена, но в тоже время В.И. Крицкий, М.Ю. Моисеев, И.А. Мицура и др. были задержаны. Через несколько дней, после пыток, их расстре­ляли [2, с. 146].

Подпольная группа В.И. Крицкого прекратила своё существо­вание в августе 1942 г. В июне этого же года прекратили свою деятельность и патриоты, лидером которых являлся Д.А. Козловский. После гибели Т.Е. Абрамова оставшихся в живых членов его группы возглавил Н.М. Говоров.

Осенью 1941 г. кавалерийская часть, в которой он служил, оказалась в окружении. Впоследствии Н.М. Говоров был захвачен в плен и помещён в Новгород-Волынский концлагерь. Подпольщики г. Житомира проникли в лагерь и помогли некоторым заключённым, в том числе Н.М. Говорову, выбраться на свободу. Все они были направлены Житомирским подпольным партийным центром в разные города. Так, Н.М. Говоров оказался в г. Мозыре. Деятельность подпольщиков его группы ничем принципиально не отличалась от деятельности аналогичных нелегальных структур. Однако зимой 1943 г. Н.М. Говоров и ряд других патриотов были схвачены немцами и расстреляны [7, с. 247-248].

В период с июля по ноябрь 1943 г. в Мозыре стала функцио­нировать новая группа советских патриотов. Её лидером являлся А.С. Муравьёв. Помимо него, в данную группу входили К.В. Котлинский, Е.Ф. Клямар, Н.В. Замыко, М.С. Моргунов, Н.И. Зуева и др. В это время основная деятельность советских патриотов в г. Мозыре сводилась к срыву мероприятий оккупационных властей (сохранение людей от угона в Германию, оказание помощи партизанам продоволь­ствием и медикаментами и др.). Следует отметить, что между подпольщиками и народными мстителями из отряда К.М. Бакуна существовали прочные контакты. Так, например, от партизан они получали и распространяли листовки и антифашистскую литературу среди местного населения.

В 1943 г. Красная Армия приступила к освобождению Беларуси. Активно взаимодействовали с её представителями и подпольщики Мо­зыря. Ими была установлена связь с группой капитана А.И. Быстрова, действовавшей в окрестностях города, членов которой они снабжали ценной информацией о немецких войсках [3, л. 235, 241].

Таким образом, деятельность подпольщиков в г. Мозыре в годы войны была достаточно разнообразной. Они проводили диверсии, распространяли сводки Совинформбюро среди местного населения, активно взаимодействовали с партизанами и др. Несмотря на тяжёлые условия для ведения нелегальной борьбы и гибель ряда своих представителей, подпольщики Мозыря способствовали приближению Великой Победы.

Список использованных источников и литературы

  1. Гомельщина партизанская: док. и материалы / сост.: В. Д. Селеменев [и др.]; редкол.: В. И. Адамушко [и др.]. — Минск: НАРБ, 2010. — Вып. 1: Начало: июнь 1941 г. — май 1942 г. — 260 с.
  2. Мазыр. 850 год: у 3 т. / рэдкал.: І. Ф. Штэйнер (гал. рэд.) [і інш.]. — Гомель: КВПУП «Сож», 2005. — Т. 1: Мазыр: гісторыя і сучаснасць / С.В. Целяпень [і інш.]. — 2005. — 352 с.
  3. Протоколы заседаний бюро Гомельского обкома КПБ № 10, 11 и материалы к ним, 1965 г. // Государственный архив общественных объединений Гомельской области (ГАООГО). — Ф. 144. Оп. 124. Д. 14.
  4. Воспоминания Н. В. Замыко, 1971 г. // Зональный государственный архив в г. Мозыре (ЗГАМ). — Ф. 286. Оп. 1. Д. 27.
  5. Васько, А. Ю. Не скарыліся ворагу / А. Ю. Васько // Памяць: Гісторыка-дакументальная хроніка Мазыра і Мазырскага раёна / уклад.: М. А. Капач, В. Р. Феранц: маст. Э. Э. Жакевіч. — Мінск: Мастацкая літаратура, 1997. — С. 235-244.
  6. Васько, А. Ю. Падпольная група Ц. Я. Абрамава / А. Ю. Васько // Памяць: Гісторыка-дакументальная хроніка Мазыра і Мазырскага раёна / уклад.: М. А. Капач, В. Р. Феранц: маст. Э. Э. Жакевіч. — Мінск: Мастацкая літаратура, 1997. — С. 245-247.
  7. Ветраў, І. Д. Незламаная воля / І. Д. Ветраў, А. З. Духанін, А. Л. Жыльскі // Памяць: Гісторыка-дакументальная хроніка Мазыра і Мазырскага раёна / уклад.: М. А. Капач, В. Р. Феранц: маст. Э. Э. Жакевіч. — Мінск: Мастацкая літаратура, 1997. — С. 247-248.


Автор:
О.В. Марченко
Источник: Беларусь у ХІХ-ХХІ стагоддзях: этнакультурныя традыцыі і нацыянальна-дзяржаўныя працэсы: зборнік навуковых артыкулаў / рэдкал.: В.А. Міхедзька (адказны рэд.) [і інш.]; М-ва адукацыі Рэспублікі Беларусь, Гомельскі дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны. — Гомель: ГДУ імя Ф. Скарыны, 2017. С. 102-109.