Молитвенная практика в жизни студенческой молодежи Гомельщины

0
228
Молитвенная практика в жизни студенческой молодежи Гомельщины

Начиная с 90-х годов ХХ века в отечественном религиоведении, значительно вырос интерес к исследованию феномена религиозности. Попытки изучить данный феномен предпринимаются представителями различных научных направлений, в том числе философами, психологами, социологами, религиоведами. В результате роста общественной значимости религиозных ценностей и мировоззрения, расширяется и методологическая база исследования религиозности. Сложность изучения данного феномена сопряжена с изменением концепта религиозности в современном научном познании в контексте модификации социальной значимости религии [1]. Наиболее трудным, по мнению исследователя, является изучение религиозного опыта отдельной личности, который всегда уникален, и самоидентификации верующих. Последнее зачастую сопряжено не с религиозным выбором, а с наследованием культурно-исторических кодов.

В настоящем исследовании предпринята попытка анализа феномена религиозности студенческой молодежи Гомельщины в контексте самоидентификации и молитвенной практики. В исследовании, с одной стороны, учитывался поведенческий компонент — количественные показатели молитвенной практики, религиозная самоидентификация студента. С другой — элементы мировоззренческой, когнитивной составляющей данного феномена, т.е. определение понятия молитвы студентами.

Исследование основывалось на обсуждении в фокус-группе состоящей из студентов, отстаивающих различные мировоззренческие позиции по отношению к феномену религии. По результатам данного обсуждения была разработана анкета. Эмпирической базой исследования является выборочный социологический опрос среди студентов и магистрантов дневной и заочной формы обучения, проживающих в г. Гомеле или Гомельской области. Исследование проводилось в декабре 2016 — январе 2017 года. Выборочная совокупность сформирована на базе Гомельского государственного университета и включает 300 респондентов в возрасте от 17 до 35 лет. В гендерном аспекте преобладающее большинство среди респондентов составляют представители мужского пола 77 %.

В предлагаемой студентам и магистрантам анкете использовались различные типы вопросов. В частности, при исследовании конфессиональной самоидентификации, как одной из основополагающих характеристик религиозности, были использованы открытые вопросы. Респондентом предлагалось написать ответ самостоятельно, а не отметить один из предложенных вариантов. Примечательным является тот факт, что атеистами себя также назвали 30 % опрошенных. Православными себя считают 50 %, христианами назвали себя — 4 %, неопределившимися — 10 %. Следует отметить, что среди ответов респондентов имеются достаточно неординарные определения конфессиональной принадлежности, а именно, агностиками себя назвали 3% опрошенных. 2 респондента позиционирует себя язычниками и 1 деистом (таб. 1). Следует также отметить, что только 113 респондентов считают себя верующими, а это составляет 37 % от общего количества опрошенных. Затрудняются с ответом 35%, считают себя неверующими 27%.

Таблица 1

Распределение респондентов относительно религиозной самоидентификации (общие показатели)

Позиции религиозной самоидентификации Количество опрошенных
человек %
православный 150 50
атеист 91 30
неопределившиеся 30 10
христианин 13 4
агностики 11 3
язычник 2 0,6
католик 1 0,3
иудей 1 0,3
деист 1 0,3

Примечательным является факт уменьшения числа опрошенных, которые идентифицируют себя как атеисты среди магистрантов и студентов-заочников по сравнения с тем же показателем среди студентов первокурсников (таб. 2). Данные показатели подтверждают факт, что студенты первокурсники, которые имеют 17-18 лет, переживают этап развития личности связанный с активным выбором ценностных ориентиров. Магистранты постарше в возрасте от 22 до 26 лет многие из них уже достигли эмоциональной и психологической зрелости, что зачастую связано с осознанием необходимости религиозного опыта. Данное суждение подтверждается и результатами опроса студентов-заочников, средний возраст которых составляет от 21 до 30 лет. Среди них также отмечается наименьшее число неопределившихся и атеистов, и наибольшее количество верующих 47 % от общего количества студентов-заочников.

Достаточно высокие показатели декларирования атеистических позиций у студентов первокурсников могут быть обусловлены, не только аксиологическим и мировоззренческим поиском, но сложными отношениями с родителями, протестом против модели поведения родителей или их ценностных ориентаций. Если сравнивать показатели религиозной идентификации родителей студентов первокурсников, то на вопрос являются ли родители верующими, 81 % первокурсников ответило, что мать является верующей, 55% — отец является верующим. Соответствующая пропорция, свидетельствующая о преобладании женской религиозности среди родителей первокурсников, выстраивается и по отношению к нерелигиозности родителей. 45 % составляют неверующие отцы, а матери всего 12 %. Вероятнее всего результаты исследования указывают на наличие проблемы передачи религиозной веры от родителей детям или проблемы воспитания в вере. Возможно, причинами данного явления в белорусских семьях является наследие советского прошлого и религиозная безграмотность родителей студентов, а также нерешенные вопросы с религиозным образованием и воспитанием подрастающего поколения. В данном исследовании не хотелось бы делать поспешных выводов и категоричных заключений, а лишь обозначить имеющуюся проблему.

Таблица 2

Распределение студентов первокурсников, заочников и магистрантов относительно религиозной самоидентификации

Позиции религиозной самоидентификации Количество опрошенных
человек %
I курс маг заочн I курс маг заочн
атеист 37 30 24 41 29 23
православный 30 58 62 32 56 61
неопределившиеся 12 12 6 13 11 6
христианин 7 0 6 7 0 6
агностики 4 4 3 4 4 3
иудей 1 0 0 1 0 0
деист 1 0 0 1 0 0
язычник 0 1 1 0 1 1

Молитвенная практика является важной составляющей религиозного опыта для верующего. Духовно­нравственный рост человека связан с молитвой, которая укрепляет в жизненных испытаниях и способствует формированию христианских добродетелей. В христианстве молитва определяется, прежде всего, как личные отношения, как диалог с Богом. Именно так, согласно результатом исследования 35 % всех опрошенных студентов определяют молитву. Немного больше респондентов 36 % определяют молитву как «просьба о чем-либо». Данная позиция свидетельствует об отождествлении религиозного и мифологического мировоззрения, что сопряжено в большей степени, по мнению автора, с религиозной безграмотностью. Следует отметить, что 29% от общего количества среди опрошенных воспринимают молитву как религиозный текст. Примечательным является факт, что данные показатели соответствуют количеству респондентов идентифицирующих себя как атеисты. Наибольший процентный показатель определения молитвы как диалога с Богом отмечается среди студентов обучающихся на заочной форме обучения, а именно 46 % от числа опрошенных студентов-заочников. Данный показатель свидетельствует о большем количестве студентов имеющих представление о зрелой религиозной вере среди молодежи постарше.

Показатели частоты молитвы, распределяются следующим образом, никогда не молятся 46 % от общего числа респондентов, один раз в неделю и чаще только 13 % опрошенных. 17 % молятся несколько раз в году, 13 % раз в год и реже. Следует также отметить, что самые высокие количественные показатели молитвенной практики наблюдаются у магистрантов (таб. 3). Один раз в неделю и чаще молятся 18 % опрошенных магистрантов. Большинство, а это составляет 60 %, имеют молитвенную практику, только 40 % среди респондентов магистрантов не молятся никогда. Наибольшее количество среди опрошенных студентов не имеющих опыта молитвенной практики наблюдается среди студентов первокурсников — 57 % респондентов первокурсников. Наименьший показатель частоты молитвы «один раз в неделю и чаще» также наблюдается среди студентов первокурсников и составляет в процентном соотношении всего лишь 6 % опрошенных первокурсников. Показатели частоты молитвенной практики подтверждают показатели религиозной самоидентификации среди опрошенных студентов.

Таблица 3

Распределение респондентов в зависимости от показателей частоты молитвы

Показатели частоты молитвы Количество опрошенных
студентов %
I курс маг заочн I курс маг заочн
чаще чем раз в неделю 4 9 9 4 9 9
один раз в неделю 2 9 7 2 9 7
один раз в месяц 7 12 10 7 12 9,5
несколько раз в году 14 16 22 15 15 21
раз в год и реже 13 16 10 14 15 9,5
никогда 52 42 45 57 40 44

Используемая нами количественная методика исследования показателей частоты молитвенной практики и религиозной самоидентификации студенческой молодежи Гомельщины естественно не отображает всех аспектов феномена религиозности, но способствует более детальному изучению состояния религиозности в молодежной среде в современных условиях. Согласно предварительным результатам исследования можно обозначить некоторые характерные тенденции.

Особенностью сложившейся ситуации в молодежной среде является преобладание религиозного индифферентизма среди студентов первокурсников, которые проходят этап в своей жизни связанный с определением ценностных ориентаций.

Показатели религиозной идентификации родителей студентов первокурсников свидетельствуют о наличии проблемы семейного воспитания в религиозной вере.

Наибольшие показатели молитвенной практики и самоидентификации как верующего присутствуют у студентов-заочников и магистрантов. Результаты исследования свидетельствует о большем количестве студентов практикующих и имеющих представление о зрелой религиозной вере среди студенческой молодежи постарше.

Литература:

  1. Панкратова, Е.В. Религиозность и религиозная самоидентификация / Е.В. Панкратова // HESP RESET [«Электронный ресурс»]. — Режим доступа: http://reset.ivanovo.ac.ru/courses/6-lectures/34-samoident — Дата доступа: 18.04.2017.

Автор: В.К. Борецкая
Источник: Религия и письменность как факторы формирования славянской культуры : сборник докладов XXIII международных Кирилло-Мефодиевских чтений / ГУО «Институт теологии имени святых Мефодия и Кирилла» БГУ: ред.-сост.: С. И. Шатравский, священник Святослав Рогальский. – Мн.: ООО “Позитив-центр”, 2018. – С. 212-214.