Мезолитическое население Гомельского Полесья

0
88
Мезолитическое население гомельского Полесья

Под названием Гомельского Полесья подразумевается небольшая часть территории При­днепровской низменности на юго-востоке Беларуси. По характеру рельефа регион разделяется на две части: северную и южную (Вознячук и др., 1972, с. 47-49). Север Гомельского Полесья прорезан долинами Днепра, Сожа, Березины, сопровождающиеся значи­тельными пространствами болот и участками перевеянных песков. Более высокие и крутые склоны долин местами осложняются небольшими оврагами. Южная часть Гомельского Полесья, расположенная ниже впадения Сожа в Днепр, постепенно понижается в сторону низовьев Припяти. Для этой территории характерны мертвые сквозные долины, в настоящее время занятые обширными торфяными болотами. Наиболее крупные из них — Замглайская — соединяет Днепр и Десну, протягиваясь от устьев р. Сож в Лоеве до устьев рр. Снова и Стрижена, расположенных выше г. Чернигова.

В долинах рек исследуемого региона выделяются пойма, первая и вторая надпойменные террасы. Преобладающее большинство мезолитических расположена на первой надпойменной террасе (Городок 4, Мосаны, Речица 2, Красновка, Старая Лутава), уступ которых образовался в результате врезания рек до уровня цоколя поймы (13,9 — 10,3 тысяч лет назад) (Левков и др., 1973, с. 22-24). Встречаются они также и на участках второй надпойменной террасы (Шихов, Береговая Слобода, Рекорд, Михайловка), склонах коренных берегов (Загорины, Королева Слобода). Но в том случае, когда в микрорельефе отсутствуют более низкие геоморфологические уровни. Важная черта рельефа Полесья — необычайно широкое развитие болотных массивов, обрамленных песчаными площадками, на которых, несомненно, селился первобытный человек.

Поиски первобытных памятников в регионе Гомельского Полесья проводили М.К. Якимович, (1903, с. 161-172), И.Х. Ющенко (1930, с. 514; 1932, с. 241), С.А. Дубинский, А.Н. Лявданский (Дубінскі, 1930, с. 511), А.Д. Коваленя, К.М. Проликарпович (1928, с. 125-252; 1930, с. 505-507; 1932, с. 227-229). Позднее поселения каменного века на этой территории исследовались В.Ф. Исаенко, И.М. Тихоненков (1966, с. 306-312; 1976)., Е.Г. Калечиц (1987), автор статьи (Ксензов, 1988) и И.Н. Езепенко (1994, с. 10-27).

Впервые в белорусской археологической историографии мезолитические памятники Гомель­ского Полесья интерпретируются в работах К.М. Поликарповича (1932, с. 218-231; 1934, с. 83-84) Поселения Лажки и Столбун, по его мнению, относятся к свидерской раннемезолитической статдии и по инвентарю близки к стоякам северной Украины, Западной Беларуси и Польши (Поликарпович, 1934, с. 83-84). Как считают исследователи, некоторые памятники на Припяти и Соже (к сожалению, они не называются) представляют стадию тарденуаз.

В.Ф. Исаенко, основной исследователь жоевностей эпохи мезолита восточной части Белорусского Полесья, полагает, что на этой территории проживало разнокультурное население. Часть его, обитавшая в основном на нижней Припяти, входила в микролитическую область (Исаенко, 1977, с. 58-59). Население, заселившее берега Днепра, Сожа, Березины образовало макролитическую область (Исаенко, 1970, с. 56-59). Основно еразличие в материальной культуре этих мезолитических групп — изготовление орудий разный размеров — макролитов и микролитов. Ученый также отмечает, что для обоих кремневых комплексов характерны свидерские формы (Исаенко, 1977, с. 58). Происхождение племен с макролитическим производ­ством В.Ф. Исаенко связывает с местными верхнепа­леолитическим населением, памятники которого, к сожалению, не называются. Первобытные общины, в инвентаре которых преообладали микролиты, пришли на территорию республики с юга во второй половине мезолитической эпохи (Исаенко, 1970, с. 65).

Д.Я. Телегин выделил на территории восточного Полесья Украины и Беларуси днепро-припятскую культурно-территориальную группу памятников времени позднег мезолита, отнесенную им к микролитической причерноморско-каспийской зоне (Телегин, 1973, с. 335). Позднее украинский археолог выделил из этой группы памятники типа Кудлаевка, остальные включил в днепро-припятскую культуру (Телегин, 1982, с. 160-178). В днепро-припятской куль­туре имеются два типа поселений: вышегородский с яниславицкими формами орудий, связанный с мезолитом Прибалтики, и загайский, генетические корни которого исследователь видит в мезолите Причерноморья.

Л.В. Кольцов, рассматривая проблему распростра­нения яниславицких элементов на территории стран Восточной Европы, отмечаеит их наличие на мезолитических стоянках воточной части белорусского Полесья (Кольцов, 1975, с. 65-66; 1977, с. 168-192). Вместе с тем московский исследователь считает, что полесское население испытало лишь влияние со стороны яниславицких племен, сохранив традицион­ные черты кременевого инвентаря (?).

Л.Л. Зализняк в зоне Гомельского Полесья выде­ляет памятники кудлавеской (Белосорока) и яниславиц- кой культур (Зализняк, 1984, с. 91; 1991, с. 10).

Суммируя работы и высказывания археологов о мезолите Гомельского Полесья, нужно отметить, что большинство исследователей (М.Я. Рудинский, К.М. Поликарпович, М.В. Воеводский, Н.Н. Гурина, Н.О. Бадер, Л.Л. Зализняк) связвают его с финальныим палеолитом и мезолитом Прибалтики. Другие исследователи (П.П. Ефименко, Д.Я. Телегин, В.Ф. Исаенко, В.П. Левенок) склонны к тому, что памятникик с микролитической индустрией оставлены населением, пришедшим с более южных, причернорморско- каспийских районов.

На сегодняшний день на территории Гомелського Полесья находится около тридцати мезолитических памятников (рис. 1), представляющие четыре археологические культуры — гренскую, днепро- деснинскую, кудлаевскую, яниславицкую. В круг первый входят поселения Гренск, Речица 2, Рекорд, возможно местонахождения Скиток (Палікарповіч, 1928, с. 219-222), Целец (Исаенко, 1968, с. 90, рис. 23: 11-13; Палікарповіч, 1930, с. 432). Заметим, что стационарно изучались только два — Гренск (Копытин, 1994, с. 34-60) и Рекорд (Ксензов, 1988, с. 110-114). Гренской культуре посвящено много статей, в которых самым подробным образом характеризуется история исследования, материальная культура, вопросы генезиса, периодизации, взаимодействия с другим населением, исторические судьбы (Будько, 1966, с. 35­46; Копытин, 1991; 1994, с. 34160; Ксензов, 1994а; 1997, с. с. 7-11 и др.). Поэтому остановимся лишь на отдельных проблемах культуры, противоречиво освещенных в работах археологов.

Рис. 1. Мезолитические стоянки и местонахождения Гомельского Полесья.
1 — памятники днепро-деснинской культуры, 2 — гренской, 3 — кудлаевской, 4 — яниславицкой, 5 — недостаточно изученные
1 — Зборов, 2 — Шихов, 3 — Городок, 4 — Береговая Слобода, 5 — Речица, 6 — Рекорд, 7 — Старая Лутава, 8 — Стасевка, 9 — Королева Слобода, 10 — Красновка 1А, 11 — Красновка 1Б, 12 — Михайловка, 13 — Василевичи, 14 — Гренск, 15 — Присно, 16 — Столбун, 17 — Новые Громыки, 18 — Глыбовка, 19 — Клины, 20 — Латки, 21 — Скиток, 22 — Новые Терешковичи, 23 — Загорины, 24 — Акулинка, 25 — Юровичи, 26 — Борисовщина, 27 — Рожава 1, 28 — Белосорока, 29 — Мосаны.
Рис. 1. Мезолитические стоянки и местонахождения Гомельского Полесья.
1 — памятники днепро-деснинской культуры, 2 — гренской, 3 — кудлаевской, 4 — яниславицкой, 5 — недостаточно изученные
1 — Зборов, 2 — Шихов, 3 — Городок, 4 — Береговая Слобода, 5 — Речица, 6 — Рекорд, 7 — Старая Лутава, 8 — Стасевка, 9 — Королева Слобода, 10 — Красновка 1А, 11 — Красновка 1Б, 12 — Михайловка, 13 — Василевичи, 14 — Гренск, 15 — Присно, 16 — Столбун, 17 — Новые Громыки, 18 — Глыбовка, 19 — Клины, 20 — Латки, 21 — Скиток, 22 — Новые Терешковичи, 23 — Загорины, 24 — Акулинка, 25 — Юровичи, 26 — Борисовщина, 27 — Рожава 1, 28 — Белосорока, 29 — Мосаны.

Одна из них I генезис населения. Диаметрально противоположные высказывания на ее решение позволяют на сегодняшний день обозначить две группы исследователей. Н.Н. Гурина (1972, с. 244-251), Л.В. Кольцов (1989, с. 196-197), Л.Л. Зализняк (1989, с. 17-18), А.Н. Сорокин (1986, с. 29), Г.В. Синицына (1996, с. 23-29, 37-45), автор этих строрк (1994а, с. 12-16) и доугие считают, что происхождение гренской культур следует связывать с финальнопалеолитическими культурами южной Прибалтики. В. Д. Будько (1966, с. 35-46), В.Ф. Исаенко (1970, с. 56-59), А.А. Формозов (1977, с. 94), В.Ф. Копыитмн (1991, с. 10-11), Е.Г. Калечиц (1988, с. 118, 133) полагают, что гренское население генетически связано с местными верхнепалеолитическими племенами. Конкретизировал это положение В.Ф. Копытин, отметив родственную связь гренской культуры со среднеднепровскими верхнепалеолитическими памятниками (Мезин, Добраничевка, Межиричи). Возникают некоторые вопросы, не находящие ответа в данной концепции. Основной из них — почему отсутствуют гренские поселения в среднем Поднепровье, очаге зарождения и развития культуры. Не совсем понятно, почему наиболее древние гренские памятники находятся не в южной, а в северной и центральной частях верхнего Поднепровья, если продвигалось оно с территории северо-восточной Украины. По нашему мнению, концепция генетической связи гренской культуры с населением Прибалтики более насыщена фактами (Ксензов, 1994а, с. 12-16; 1997, с. 7-11).

Периодизация гренских памятников, предложенная В.Ф. Копытиным, основана на технико­технологических показателях. В развитии культуры выделяются два этапа — финальнопалеолитический и раннемезолитический. Отсутствие радиоуглеродных дат, плохая сохранность в песке органических материалов не позвляют считать предложенную хронологию и периодизацию надежной. Более того, появились новые данные о коллекции с поселения Печенеж, которое свидетельствует о гренской принадлежности (Копытин, 1996, с. 86-93, рис. 39­50), что признает сам исследователь. Вместе с тем заметим, что Печенеж всегла считался памятником времени позднего мезолита (Капыцін, Калечыц, 1997, с. 60-61; Копытин, 1975, с. 63-67). Однако не ясно, почему в последней соавторской работе поселение отнесено к сожской культуре. Таким образом, можно считать доказанным факт наличия на территории Беларуси гренских памятников позднемезолитического возраста (кроме Печенежа, имеются Речица 2 (рис. 2), Рекорд, Чижовка, слабоизученные местонахождения Скиток, Целец).

Позднемезолитический гренский комплекс с поселения Речица 2.
Рис. 2. Позднемезолитический гренский комплекс с поселения Речица 2.

Днепро-деснинская культура выделена автором статьи сравнительно недавно (Ксензов, 1986, с. 11-19; 1994б, с. 61-86). В ее круг входит более 30 памятников северной Украины и белорусского Поднепровья. На территории Гомельского Полесья они наиболее многочисленны и достигают количества 18 (рис. 1). Облик культуры определяют черешковые и иволистые постсвидерские наконенчики стрел (рис. 3: 2, 4, 6; 6: 3, 7-8), а также черешковые симметричные (рис. 3: 1, 3, 5; 6: 1, 2) и асимметричные (рис. 6: 5-6). В коллекциях памятников преобладают концевые скребки из пластин и отщепов (рис. 4). Резцы представлены основными типами этой группы орудий боковыми, срединными, на сломанном или натуральном конце заготовки (рис. 5). Вкладышевая техника представлена слабо. Лишь в коллекции позднего мезолита появляются немногочисленные трапеции (рис. 7: 1-3), пластинки с затупленным крутой ретушью краем (рис. 7: 8-11). Характерны для днепро- деснинских памятников в небольшом количестве пластины со скошенным ретушью концом (рис. 7: 5­7), срединные проколки (рис. 3: 9, 11; 7: 14-15), сверла-провертки, скобели, топоры овальной формы (рис. 7: 18) и с перехватом, клиновидные (рис. 7: 19) и долотовидные (рис. 7: 12). Генезис днепро-деснинских культуры, по нашему мнению, связан с взаимодействием и взаимовлиянием свидерского и позднелингбийского населения, происходившим на рубеже плейстоцена-голоцена на обширных пространствах укаринского и белорусского Полесья. Днепро-деснинцы в начале голоцена проникли в бассейн Десны, а затем, передвинувшись на север, освоили бассейны Сожа. Днепра, Березины (южной и центральной частей Беларуси). Прошедшие в своем развитии значительный хронологический отрезок (10I7 тысяч лет назад) днепро-деснинское население стало генетической основой новой верхнеднепровской неолитической культуры.

Раннемезолитический днепро-деснинский комплекс с поселения Зборов 2.
Рис. 3. Раннемезолитический днепро-деснинский комплекс с поселения Зборов 2.
Рис. 4. Раннемезолитический днепро-деснинский комплекс с поселения Зборов 2.
Рис. 4. Раннемезолитический днепро-деснинский комплекс с поселения Зборов 2.
Раннемезолитические днепро-деснинский комплекс с поселения Зборов 2.
Рис. 5. Раннемезолитические днепро-деснинский комплекс с поселения Зборов 2.
Позднемезолитический днепро-деснинский комплекс с помеления Береговая Слобода.
Рис. 6 Позднемезолитический днепро-деснинский комплекс с помеления Береговая Слобода.
Позднемезолитический днепро-деснинский комплекс с поселения Береговая Слобода.
Рис. 7. Позднемезолитический днепро-деснинский комплекс с поселения Береговая Слобода.

* Статья найдена в личном архиве В.П. Ксензова. Он работал над ней в последние дни перед скоропостижной кончиной. Она не закончена, однако представленные вней материалы и точка зрения могут быть представлены вниманию специалистов.

Литература

Будько В.Д., 1966. Памятники свидерско-гренской культуры на территории Белоруссии // МИА № 126.

Вознячук Л.Н., Копысов Ю.Г, Конопов А.Н., Махнач А.С., 1972. Геологическое строение, рельеф и полезные ископаемые // Проблемы Полесья. Минск.

Гурина Н.Н., 1972. Кремнеобрабатывающая мастерская в верховьях Днепра // МИА № 185.

Дубінскі С.А., 1930. Досьледы культур жалезнага перыяду на БССР у 1929. // Працы…, Т. 2.

Зализняк Л. Л. Охотники на северного оленя Украинского Полесья эпохи финального палеолита. Киев.

Зализняк Л. Л., 1984. Мезолит юго-восточного Полесья. Киев.

Зализняк Л.Л., 1991. Население Полесья в мезолите. Киев.

Исаенко В.Ф., 1968. Археологическая карта Белоруссии. Мн., Вып. 1.

Исаенко В.Ф., 1970. Мезолит // Очерки по археологии Белоруссии. Минск. Ч. 1.

Исаенко В.Ф., 1976. Неолит Припятского Полесья. Минск.

Исаенко В.Ф., 1977. Мезолит Припятского Полесья // КСИА. Вып. 149.

Исаенко В.Ф., Тихоненко И.М., 1966. Об ареалах археологических культур каменного и бронзового веков на территории Белорусского Поднепровья // Вопросы истории и археологии. Минск.

Калечиц Е.Г., 1987. Памятники каменного и бронзового веков Восточной Белоруссии. Минск.

Капыцін В.Ф., Калечыц А.Г, 1997. Сожская культура // Археалогія Беларусі. Мінск. Т. 1.

Кольцов Л. В., 1975. Памятники с яниславицкими элементами на территории СССР // Памятники древнейшей истории Евраазии. М.

Кольцов Л.В., 1977. Финальный палеолит и мезолит южной и восточной Прибалтики. М.

Кольцов Л.В., 1989. Заключение // Мезолит СССР. М.

Копытин В.Ф., 1975. Позднемезолитическая стоянка Печенеж // КСИА. Вып. 141.

Копытин В.Ф., 1977. Мезолит юго-восточной Белоруссии // КСИА. Вып. 149.

Копытин В.Ф., 1991. Памятники финального палеолита и мезолита Верхнего Поднепровья. Могилев.

Копытин В.Ф., 1994. Некоторые итоги изучения Гренской стоянки // ГАЗ.

Копытин В.Ф., 1996. Археологические памятники Костюковичского района Могилевской области. Могилев.

Ксензов В.П., 1986. Поздний мезолит белорусского правобережья Днепра. // СА. № 1.

Ксензов В.П., 1988. Палеолдит и мезолит Белорусского Поднепровья. Минск.

Ксензов В.П., 1994а. Мезолитические культуры Белорусского Подвинья и Поднепровья. I Автореф. дисс… докт. ист. наук. Минск.

Ксензов В.П., 1994б. Мезолитическая днепро-деснинская культура // ГАЗ.

Ксензов В.П., 1997. Финальный палеолит и мезолит Поднепровья Белоруссии // СА. № 1.

Левков Э.А. Матвеев А.В., Махнач Н.А., 1973. Геология антропогена Белоруссии. Минск.

Палікарповіч К .М., 1928. Дагістарычныя стаянкі сярэдняга і ніжняга Сажа // Працы…, Т. 1.

Палікарповіч К.М., 1930. Дагістарычныя стаянкі сярэдняга Сажа // Працы… , Т. 2.

Палікарповіч К.М., 1930. Досьледы культур каменнага і бронзавага перыядаў у БССР, заходняй Смаленшчыне і Клінцоўшчыне ў 1928I1929 гг. // Працы…, Т. 2.

Палікарповіч К.М., 1932. Досьледы культур камяннага і бронзавага перыядаў у БССР у 1930I1931 гг. // Працы,.., Т 3.

Палікарповіч К.М., 1932. Палеаліт і мезаліт БССР і некаторых суседніх карін Верхняга Падняпроўя // Працы…, Т. 3.

Поликарпович К.М., 1934. Палеолит и мезолит БССР и некоторых соседних территорий Верхнего Поднепровья // Труды 2-й Международной конференции Ассоциации по изучению четвертичного периода Европы. Л.-М. Вып. 5.

Синицина Г.В., 1996. Исследование финальнопалеолитических памятников в Тверской и Смоленской областях. СПб.

Сорокин А.Н., 1986. Мезолит бассейнов Десны и Оки // КСИА. Вып. 188.

Телегин Д.Я., 1973. Поздний мезолит Украины: опыт культурно-хронологического членеия памятников // The Mesolithic in Europe. Warszawa.

Телегин Д.Я., 1982. Мезолітічні пам’ятки Украши. Кшв.

Формозов А. А., 1977. Проблемы этнокультурной истории каменного века на территории Европейской части СССР. М.

Юшчанка І.Х., 1930. Археалагічныя досьледы ў Гомельская акрузе // Працы археалагічнай камісі. Мінск. Т. 2.

Юшчанка І.Х., 1932. Археалагічныя даследаванне р. Брагінкі // Працы. Мн. Т. 3.

Язэпенка І.М., 1994. Да пытання аб інтэрпрэтацыі матэрыялаў неалітычных паселішчаў Беларускага Падняпроўя // ГАЗ. № 3.

Якимович М.К., 1903. Дюнные стоянки неолитической эпохи в Радомысльском уезде Киевской губернии // Археологическая летопись южной России. Киев. № 3-4.


Автор:
В.П. Ксензов
Источник: Матэрыялы па археалогіі Беларусі. — Мінск, 2003 — № 6. — 198 с., ілл. — Бібліяграф. у канцы артыкул. Ст. 5-14.