Людоеды на берегу Сожа

0
362
Гомель в древности и его история

История потому и называется наукой, что ее главная задача – изучать прошлое. Всеми способами исследовать ушедшие в бездну времени события, о которых мы зачастую знаем очень мало, а иногда не знаем практически ничего. Как, например, о древнейшем периоде жизни нашей земли, об обычаях и нравах ее тогдашних обитателей. Кто они, чем занимались и во что верили? На каких языках разговаривали?

Ответить на последний вопрос могут помочь… реки и озера. В отличие от других вещей водные объекты, а вместе с ними и их названия – гидронимы, исчезают значительно реже. Поэтому в них и застыли осколки древних языков, оставшихся от некогда проживавших тут народов, которые уже давно исчезли или были ассимилированы новыми цивилизациями.

Наш город по праву называется жемчужиной над Сожем. Но что это за слово такое – «Сож»? Скорее всего, название реки произошло из финно-угорских языков. Народности, разговаривавшие на этих языках, обитали на наших землях, как и на территории соседней России, еще в период неолита. По-фински Suossija означает «благодетель», а на языке коми, как, впрочем, и в лексике древних индоевропейцев, оно близко к слову «чистый» (кстати, в 60-е годы ХХ века Сож действительно считался самой чистой рекой в Европе!). К этой же языковой группе можно отнести и название микрорайона «Волотова», происходящее от речки с таким же названием. Va – это «вода», valvataa – по-фински означает «бодрить». Следовательно, «Волото-ва» – «бодрящая река». Кто купался в ее студеных ключах, думаю, со мной легко согласиться…

Впрочем, есть основания предполагать и славянское происхождение имени Сожа, который в прошлом действительно был для обитателей побережья рекой-кормилицей. Еще в материалах 19 в. ее упоминали как «Сожа», «Соша». Что очень созвучно таким распространенным в наших языках словам, как «суша», «сошка», «соха»…

Да, в начале было слово… Кто же первым произнес и как при этом прозвучало название нашего города?На эту тему написано уже немало. Известно, что древнее имя нашего города было «Гомей». По моему мнению, оно происходит от названия ручья Гомеюк. Часть его бывшего русла – нынешнее «Лебединое озеро» в городском парке. Именно у места впадения Гомеюка в Сож и сформировался исторический центр Гомеля. Homma – финское «хлопотун», Joka – «река». Homma-joka (славянизированное «Гомеюк( а)) – «Хлопотун-река». Ручей, скатывающийся с высокого сожского правобережья, прорезанного глубокими оврагами, действительно мог быть быстрым и хлопотливым…

Крупнейший исследователь этого вопроса, доктор филологических наук А.Ф. Рогалев приводит разные версии происхождения названия нашего города. От ираноязычного слова «ком», «кам» – «возвышенность» или «яр», или от имени первого жителя или владельца города – некоего Гома.

Но как же Гомей стал Гомелем?

Считается, что название «Гомель» пришло на смену летописному «Гомею», «Гомию», «Гомью» или «Гомину» после его присоединения к Речи Посполитой, под польско-латинским влиянием. Homel – так стали писать по-латински название нашего города. Хотя на карте великого фламандского географа Герарда Меркатера в атласе 1609 г., наш город еще значится как Гомей. Но имя «Гомель» или «Гомль» вполне могло сформироваться и на основе старобелорусского языка, без всяких «латинян». Есть же, например, деревня Гомель в Полоцком районе Витебской области. К чему было немецким картографам или польским писарям и хроникерам переделывать существующее название? Ведь наименования всех остальных белорусско-литовских городов и местечек столь радикальных изменений не претерпели…

Видимо, сами наши земляки, а не поляки, для удобства пользования со временем просто «стандартизировали», подогнали форму варьирующегося названия города под схожий и распространенный в нашем регионе славянский образец – Бегомль, Рославль, Гостомель… Так и получился Гомель.

Жертву — съесть!

В те времена бывало всякое. Кем бы ни были архаичные племена, населявшие нашу территорию в глубокой древности – финно-уграми, балтами, ираноязычными скифами или первыми славянами, жизнь у них была совсем непростая. Хотя покрывающие тогда территорию современного города густые, таежного типа леса изобиловали дичью и медовыми бортями, а реки и ручьи кишели рыбой, тяжкие испытания подстерегали наших предков на каждом шагу. Чтоб уберечься от всевозможных напастей – зверя лютого, моровой болезни, неурожая и засухи, да от набега соседнего клана-племени, наши пращуры усердно молились своим богам. Так, как они тогда это понимали и умели. Археологические находки, рассказывающие об этом, достаточно редки. Но они все же есть.

В конце 90-х в районе «Старая Волотова» был найден небольшой деревянный идол, в виде человеческой фигурки с вытянутой бородой. Ныне он храниться в фондах ГИКУ «Гомельский дворцово-парковый ансамбль». Возле деревни Хальч Ветковского района, в лесном урочище на берегу Сожа, было обнаружено древнее языческое капище. Места культовых жертвоприношений были раскопаны и у деревень Колбовка, у Сериковой Горы под Светиловичами (Ветковский р-н), Ходосовичи (Рогачевский р-н). А возле г.п. Уваровичи (Буда-Кошелевский р-н)археологами была сделана весьма мрачная находка…

На этом месте исследователи под руководством кандидата исторических наук А.И. Дробышевского раскопали археологический памятник милоградской культуры (к. I тыс. до н.э. — нач. I тыс. н.э.). Казалось бы, обычное захоронение. Но вскоре выяснилось – похороненные здесь люди были… съедены. И вовсе не собаками или дикими зверьми. Берцовые кости расщеплены, из них изъят костный мозг. Скорее всего, имело место человеческое жертвоприношение и ритуальный каннибализм. Найденные на месте древнего жертвенника останки ныне экспонируются в археологической экспозиции Гомельского дворца…

Вероятно, несчастных рабов или военнопленных(а, может быть, и специально отобранных, а то и добровольно отданных семьями лучших представителей рода!) принесли в жертву для культовых целей. Скорее всего, чтобы задобрить силы природы, олицетворяемые в языческих божествах. Или только для того, чтоб присвоить себе силу и прочие качества отданных на заклание. Кто знает… Известно лишь, что подобная практика продолжалась на наших землях вплоть до принятия христианской веры.

С принятием нашими предками христианства, пришедшего к нам из Византии в к. X-нач. XI вв., подобного рода обряды и обычаи уходят в прошлое. В это время происходит своего рода первая духовная революция. На месте былых языческих кумирен были построены православные храмы. Но об этом – в другой раз…

Автор: Юрий Глушаков, историк