Локальные традиции деревянного архитектурного декора юго-восточных районов Беларуси

0
489
Илл. 1. Четыре традиции архитектур­ного декора
Илл. 1. Четыре традиции архитектур­ного декора юго-восточной Беларуси

По археологическим данным, традиция украшения жилища на тер­ритории Центральной и Восточной Европы имеет глубокие корни, дос­тигая ещё периода неолита и железного века. Об этом красноречиво свидетельствуют глиняные модели жилищ населения трипольской ар­хеологической культуры, фрагменты украшений жилищ населения чер­няховской археологической культуры и др. [1; 8, с. 56]. На территории современной Беларуси к наиболее древним резным украшениям жили­ща относится фрагмент наличника ХІ-ХІ вв., найденный в г. Полоцке [6, с. 145]. Также имеются многочисленные свидетельства источников об использовании резного архитектурного декора в жилой архитектуре Беларуси XVI-XVIII в.

Наибольший расцвет резного декора в Беларуси приходится на пе­риод конца ХІХ — первой половины ХХ в. Однако исследования бело­русских учёных 1970-1980-х гг. показали неравномерное распростране­ние деревянного декора по территории Беларуси. А.И. Лакотко отме­тил, что количество резного декора на территории Беларуси увеличива­ется по мере движения с востока на запад страны, при этом самый яркий декор представлен в самых юго-восточных районах Гомельской области. В то же время, по мере движения в обратном направлении, увеличивается употребление таких декоративных средств, как шелёвка, пластическое оформление конструкций, использование разноцветной окраски [3, с. 276].

Данная статья основана на малоизвестном и не введённом в широ­кое научное обращение материале этнографического характера по дере­вянному резному декору народной архитектуры, который был собран в юго-восточной Беларуси (территория Гомельской области и соседних с ней регионов). Основные результаты исследования были обобщены в кандидатской диссертации, успешно защищённой автором в 2009 г. на заседании Совета по защите диссертаций Д 01.42.02 ГНУ “Институт искусствоведения, этнографии и фольклора им. К. Крапивы Националь­ной академии наук Беларуси”.

Источниками исследования являются сооружения, украшенные де­ревянным архитектурным декором: дома (деревянные, иногда камен­ные), ворота, калитки, ограды и разнообразные детали их внешнего оформления. Такие объекты встречались, в первую очередь, в городах и местечках региона, где архитектурный декор достиг наибольшего рас­цвета, а также в сельском строительстве, которое сохранило наиболее архаичные его формы. Для сбора материалов автор использовал натур­ное обследование и метод фотофиксации.

На основании экспедиций, проведённых автором в 1995-2013 гг. на территории 21 района Гомельской области, а также Столинского района Брестской, г. Бобруйска Могилёвской областей, была собрана фотобаза с образцами деревянной архитектуры и декоративной резьбы конца ХІХ — ХХ в. Собранная фотобаза включает материалы из 25 городов и 35 деревень юго-восточной Беларуси, она насчитывает 2399 плёночных и 7224 цифровых фотографий с 2505 домов исследованного региона.

Во время натурных сборов и библиографического анализа было выявлено, что на территории юго-восточный районов Беларуси в конце ХІХ — первой половине ХХ в. существовало несколько районов с выра­зительно отличающимися между собой особенностями украшения на­родного жилища, которые хорошо выкристаллизовались в сравнении с соседними территориями. Эти районы можно охарактеризовать как “ло­кальные традиции резного архитектурного декора”. Для разграничения локальных традиций и внутрилокальных субъективных мастерских особенностей исполнения резных деталей во время исследования были выдвинуты три обязательных критерия:

а) наличие своего, выразительно отличного от соседних террито­рий, набора декоративно-художественных и технологических приёмов, которые употреблялись на нескольких элементах дома и усадьбы;

б) выявленные наборы декоративно-художественных и технологи­ческих приёмов архитектурного декора имеют ряд переходных вариан­тов, которые свидетельствуют о местном развитии традиции;

в) выявленный набор отличий свойственен некоторой локально ог­раниченной территории (правда, иногда достаточно большой географи­чески), с хорошо выявляемым центром распространения (современного бытования) и, как правило, размытыми границами периферии.

Проведённые исследования показали, что на территории юго­восточных районов Беларуси в конце ХІХ — первой половине ХХ в. су­ществовало четыре традиции архитектур­ного декора, локализованные, в основном, в долинах рек: нижнепосожская традиция (декор на основе пропильной резьбы, реги­он нижнего Посожья), березинская тради­ция (декор на основе фронтонных налич­ников, бассейн Березины), погорынская традиция (декор на основе дощатых фрон­тонов домов, долина Горыни, а также при­легающие долины Ствиги и Стыри), нижнеприпятская традиция (декор на основе оформления гранями брёвен, район нижней Припяти, прежде всего до­лины её правобережных притоков — Уборть, Словечна и др.) (илл. 1).

Названия всем четырём традициям даны в зависимости от рек, вдоль которых размещается их основное зафиксированное “ядро”. На окраинах этих зафиксированных локальных традиций применяются те же художественно-декоративные средства, что и в центральном “ядре”, но примеры украшений тут обычно более простые, редкие и поздние, часто применяются средства и приёмы из соседних территорий. Это указывает на их периферийность и “угасание” основных традиций по мере удаления от центра своего распространения, а также на влияние соседних традиций. Предложенные названия локальных традиций ар­хитектурного декора имеют географический характер, а не сущност­ный, поэтому они несут отпечаток некоторой условности. В будущем результаты дальнейших натурных исследований на более широкой тер­ритории Восточной Европы, возможно, позволят уточнить озвученные географические границы выявленных традиций и предложить им более соответствующие названия.

Между этими четырьмя локальными традициями размещены рай­оны, в которых не выявлены выразительные отличия архитектурного декора на период конца ХІХ — первой половины ХХ в., но и тут иногда встречаются некоторые местные особенности — отдельные варианты наличников и т.п.

Нижнепосожская традиция архитектурного декора

Юго-восточные районы Гомельской области выделяются сущест­вованием самой яркой и выразительной в Беларуси традиции архитек­турного декора, в которой техника пропильной резьбы является основ­ным средством декоративного украшения. Она охватывает территорию Гомельского, Добрушского, Чечерского и Ветковского районов, на юге переходя границу северной Черниговщины (достигая Добрянки, Семёновки, Чернигова), на востоке — границу с юго-западной Брянщиной (Злынка, Клинцы, Новозыбков), на западе достигая Речицы и Брагина, на севере — Уварович (Буда-Кошелёвский район). Ядро данной тради­ции находится в долине нижнего Сожа и Ипути, на белорусской терри­тории -это города Гомель, Ветка, Добруш, а также Речица и частично Чечерск. Периферия данной традиции охватывает на западе Хойники, Василевичи и Калинковичи, на юге — Лоев и Комарин, на севере — Жло­бин и Рогачёв.

Отдельным центром распространения пропильной резьбы является Мозырь, архитектурный декор которого выразительно отличается от используемого в Гомеле, Ветке и Добруше своими основными видами наличников, корон, употреблением глухой резьбы в нетипичных для нижнепосожской традиции местах (карнизы). Однако следов отдельной локальной традиции резного декора, к которой относился бы Мозырь, пока не выявлено.

Почти все дома исследованного региона украшены резными дета­лями — наличники окон и дверей, карнизы и подзоры, причелины, углы, крыльца и ворота. На ранних этапах (1870 — 1880-е гг.) декор употреб­лялся преимущественно на окнах и дверях, в более поздние периоды (1890 — 1920-е гг.) — на всех остальных перечисленных местах дома. Большое разнообразие резных декоративных элементов в архитектуре нижнего Посожья позволило на её примере классифицировать почти все виды народного резного архитектурного декора, который приме­нялся в Беларуси [5].

Большинство резных архи­тектурных деталей домов региона изготовлены из досок в технике пропильной или про­пильной накладной резьбы, реже — в технике краевой резьбы и совем редко — в глухой, трёхгранно-выемчатой резьбы или выточенные на токарном станке. Кроме резьбы по дереву, используются также разнообразные накладные профили­рованные рейки, багеты и т.п. (илл. 2, 3).

Деревянная архитектура
Илл. 2
Деревянная архитектура
Илл. 3

Широкие художественно-композиционные возможности наклад­ной и пропильной резьбы в соединении с местными художественно — декоративными традициями, а также культурным влиянием соседних территорий Украины и России породили яркую образность и много­значность этой традиции. Собранные материалы свидетельствуют, что на ранних этапах (во второй половине ХІХ в.) консервативная народная архитектура в использовании резного декора была склонна к скульп­турно-объёмным решениям накладного декора и стремилась повторять наиболее представительные примеры архитектуры господствовавшего стиля “классицизм”. В конце ХІХ в. происходит широкое распростра­нение пропильной резьбы в народном зодчестве. В целом, местный ар­хитектурный декор, выполненный из досок в технике накладной и про­пильной резьбы, характеризуется ярусным и “многослойным” размеще­нием декора, а также некоторой плоскостностью с хорошо читаемым выпиленным контурным рисунком. Многоуровневое пространственное размещение такого “плоского” резного декора по линиям углов, карни­зов, причелин и проёмов сознательно противопоставлялось линейному рисунку необшитых бревенчатых стен, что подчёркивало логику общей структуры здания. Одной из особенностей местных мастеров была спо­собность органично соединять архитектурные детали (имеющие пря­мые аналогии в професиональной каменной архитектуре) с народной символикой (связанной с крестьянскими представлениями и мифологи­ей).

Березинская традиция архитектурного декора

На территории пограничья Гомельской и Могилёвской областей распространена березинская традиция архитектурного декора. Натур­ные исследования и библиографический анализ свидетельствуют, что эта традиция охватывает ареал: на востоке — до Рогачёва, Жлобина, Стрешина и Буда-Кошелёва; на западе — до Октябрьского района и Глуска; на севере — до Осипович, Старых Дорог, Минска и Борисова; на юге — да Парич и частично Речицы (в которой широко распространён один из видов наличников данной традиции). Центр традиции локализируется вдоль р. Березины, по оси Паричи — Бобруйск — Осипо­вичи. Периферия частично охватывает долины Днепра (Жлобин, Стрешин) и верховьев Птичи (Октябрь­ский район, Глуск, Осипови­чи).

Основные декоративные средства в березинской традиции архитектурного декора — это резные наличники на окнах и ино­гда на дверях. Наличники данной традиции выделяются широкими и высокими надоконниками ровных контурных очертаний, гладкая по­верхность которых хорошо читается на фоне бревенчатых необшитых стен. Силуэт надоконников как бы является уменьшенной копией верха фасада дома, что делает надоконники созвучными художественному образу всей постройки, придаёт облику дома завершённый и уравнове­шенный характер. Дополнительно художественный образ наличников усиливался накладными резными деталями. Это особенно заметно, ко­гда дом имеет трапециевидный щит с вальмой, а наличники — полу­круглый или трёхугольный надоконник с “плечиками” (полочками); или дом с вальмовой крышей, широким карнизом и прямой надоконник с широкой лобовой доской (илл 4, 5).

Деревянная архитектура
Илл. 4
Деревянная архитектура
Илл. 5

Художественно-декоративное решение наличников, которые выде­ляются своей плоскостностью, часто усиливалось накладной резьбой. Южные и восточные территории данной традиции демонстрируют ши­рокое применение накладных растительных изображений, разорванных очертаний надоконников, в чём чувствуется влияние соседних юго­восточных районов с их пропильной резьбой на основе сложных расти­тельных композиций. В юго-западных территориях данной традиции прослеживается некоторое влияние центрально-полесского архитектур­ного декора, который характеризуется художественной укладкой шелёвки на фронтонах зданий.

Архитектурный декор березинскай традиции, размещённый на ок­нах и дверях, в целом, имеет плоскостный и контурный характер и яв­ляется переходным звеном между пышным пропильным растительным резным декором на домах самых юго-восточных районов Гомельской области и архитектурой её западных районов, где ведущими декоратив­ными средствами являются плоскостные — шелёвка, использование раз­ноцветной окраски, побелка и т.п.

На появление ведущих архитектурно-образных средств местного деревянного декора (высоких фронтонов с плечиками в наличниках и воротах) оказали влияние традиции поздней барочной каменной архи­тектуры со свойственными ей высокими аттиковыми фронтонами плав­ных очертаний. Этому содействовало большое количество памятников архитектуры барокко в самом регионе, а также сложившиеся на сосед­них и северо-белорусских территориях отдельные барочные архитек­турные школы — могилёвского и полоцкого (виленского) барокко XVII-XVIII в. Проведённый анализ показал, что основные отмеченные осо­бенности архитектурного декора березинскай традиции были восприня­ты народными мастерами не позднее первой трети ХІХ в.

Погорынская традиция архитектурного декора

На территории Центрального Полесья — пограничье Гомельской и Брестской областей, от Турова до Столина, распространена погорын­ская традиция архитектурного декора. Она характеризуется склонно­стью к применению плоскостных решений в общем виде дома — глав­ные декоративные средства размещены на фронтоне (ритмические ком­позиции из досок), стены часто сделаны из бруса, а также скульптурно­стью в резном украшении деталей (пластическая обработка коньков, углов, консолей, трама, надоконников окон).

Деревянная архитектура Деревянная архитектура

Натурные исследования свидетельствуют, что “ядро” погорынской традиции локализируется в долине Горыни — вдоль древних дорог из Турова через Ольшаны, Давид-Городок, Столин в Украину, на востоке достигая окраин Лельчицкого района (Глушковичи, Букча, Тонеж и др.), на западе — Пинского района. Периферия традиции охватывает частично и долины соседних правобережных притоков верхней Припя­ти — Стыри, Ствиги и др.

Зодчеству Погорынья, как и всего Полесья, свойственны приёмы древней плотницкой декорации, основанной на художественном ос­мыслении роли конструктивных элементов [11, с. 45]. Эта часть Поле­сья входит в большую зону художественно-архитектурной декорации, охватывающей также Западное Полесье и Волынь, и выделяется актив­ным применением в украшении народного жилья пластической обра­ботки конструкций, особенно выступающих концов брёвен — консолей, углов и т.п., стремлением к плоскостной обработке стен (использование бруса), художественным оформлением фронтонов шелёвкой [9, с. 31­52]. Погорынская традиция архитектурного декора входит в локальную подзону этого большого ареала, является его восточной частью. Своими декоративно-художественными средствами погорынская традиция целиком соответствует общим художественным принципам этого огром­ного ареала, но при этом демонстрирует свою индивидуальность, кото­рая выходит из специфики местной культуры.

Деревянная архитектура

В своём развитии местный архитектурный декор прошёл путь от пластичной обработки объёмной и глухой резьбой конструктивных элементов дома до исполнения на щите накладной резьбой и досками обшивки разнообразных солярных и геометрических мотивов, что и стало определяющей особенностью данной традиции. Такие художест­венно-декоративные средства позволяли местным мастерам не только украшать дом, но и отражать в архитектурном декоре древние архаиче­ские представления автохтонной культуры. Широкое разнообразие ва­риантов украшения фронтона в данном регионе свидетельствует про художественное восприятие этой части фасада дома с двухскатной крышей с глубокой древности. В отличие от соседних восточных тер­риторий, следов влияния профессиональных художественных стилей (в первую очередь барокко и классицизма) на появление и развитие погорынской традиции не прослеживается. Тут заметно определяющее влияние более древних и глубинных традиций местной автохтонной культуры, характерных также и для значительной части территории Центральной Европы.

Деревянная архитектура

Нижнеприпятская традиция архитектурного декора

Наиболее архаические черты архитектурного украшения просле­живаются у нижнеприпятской традиции резного декора, которая, одна­ко, выделяется и своей наименьшей сохранённостью, редуцированно­стью своих основных признаков и размытостью географических границ бытования.

Для нижнеприпятской традиции, как и для зодчества всего Полесья, свойственен древний приём художественно-декоративного осмысления роли конструктивных элементов — пластическая обработка конструкций, особенно выступающих концов брёвен (угловых остатков, консолей, конца трама и шул, и т.д.) [11, с. 45]. Однако, если пла­стическое оформление консолей и трама харак­терно, в принципе, всему народному зодчеству на всей территории Беларуси, то оформление выразительными гранями выступающих угловых остатков и верхних концов массивных шул в воротах является почти исключительной особенно­стью данной локально ограниченной территории (аналогичные особен­ности в такой же связке немногочисленными примерами зафиксирова­ны исследователями также в Борисовском районе [4, с. 130, 217]). Ши­рокое распространение указанных особенностей в районе нижней При­пяти, а также наличие ряда переходных вариантов декора (что явствен­но указывает на динамику развития) позволило выделить их в отдель­ную традицию резного архитектурного декора юго-восточной Беларуси. На глубокую древность такого декоративного приёма в оформлении углов в деревянном народном зодчестве восточных славян указывают отпечатки шестигранных брёвен в кладке Золотых ворот в Киеве (XI в.), найденные во время археологических раскопок [7, с. 250].

Экспедиционные исследования показали, что на период сбора на­турного материала в 2005 — 2010 гг. данная традиция фиксировалась преимущественно в долине реки Уборть, вдоль которой прослеживает­ся и её основное “ядро”, а также прилегающих территорий соседних правобережных притоков Припяти — рек Словечны и Мытвы (террито­рия современных Лельчицкого и Ельского районов). На севере вырази­тельные следы бытования названной традиции прослеживаются в г. Петрикове (напротив которого р.Уборть впадает в Припять) и сосед­них деревнях.

Деревянная архитектура

Однако библиографический анализ, а также результаты экспедици­онных сборов показывают, что отличительные особенности данной традиции в предыдущее время были распространены на значительно большей территории и охватывали значительную часть Восточного Полесья [12]. Они ясно фиксируются в соседних Хойникском и Ельском районах [10, с. 47; 9, с. 46]. Редуцированные признаки декоратив­ных приёмов этой традиции отмечены в Речицком и Наровлянском районах [2, с. 145], и даже за Днепром, в его междуречье с Сожом – в д. Михальки, Гомельского района [7, с. 250]. Самые южные единичные примеры такого угла зафиксированы в 2009 г. на двух старых домах конца ХІХ — начала ХХ в. в Чернигове, самые северные — на домах это­го же периода в д.Стрешин, Жлобинского района и в г.Петриков, а так­же в Покровской церкви конца XVII — начала XVIII в. на петриковском кладбище.

Наиболее выразительно ядро выявленной традиции фиксируется в достаточно замкнутых болотистых местностях Лельчицкого и Ельского районов. В это же время в местностях экономически более развитых, активно включённых в процесс торгового и культурного взаимодейст­вия (Речицкий и Хойникский районы) она быстро исчезла уже в конце ХІХ в.

Основные средства резного архитектурного декора нижнеприпятской традиции размещены на выступающих конструктивных элементах — угловых остатках, навершиях шул ворот и т.п., в виде больших скульптурно обработанных гранёных поверхностей, а также консоль­ных выпусках. Такой наипростейший способ объёмного оформления обычно был и единственным применённым тут декоративным приёмом, который пластично уточнял тектонику деревянных конструкций и их художественное значение в целом. При этом структурной единицей такого декора было ромбовидное, центричное по сущности, изображе­ние шестигранника (или октаэдра), ряд из которых образовывал выра­зительный геометрический орнаментальный мотив во внешнем оформ­лении сооружения. Наличие объёмно размещённых симметричных гра­ней придавало зданию не только орнаментальную ритмичность, но и одновременно плоскостность и скульптурность, которые выразительно контрастировали на фоне необшитых “рифлёных” бревенчатых стен или плоских полотен дверей, ворот, покрытия крыши. Всё это делало более логичным визуальный переход от объёмных к плоскостным час­тям дома и содействовало созданию привлекательного художественно — архитектурного образа.

Употребление пластичных гранёных поверхностей в оформлении бревенчатого здания сознательно вводило в пространство натурального деревянного дома некоторый элемент искусственной “окультуренности”, которая своей геометрией и ритмичностью ясно выделяла создан­ную человеком постройку из её “дикого” природного окружения. Про­стота изготовления такого декора (одним топором), археологические и этнографические данные про временные и территориальные границы бытования, фиксация в наиболее изолированных частях Восточного Полесья — всё это вместе свидетельствует, что данная традиция архи­тектурного резного декора является одной из наиболее архаичных в Восточной Европе, своими корнями достигающая, по крайней ме­ре, ХІ в.

Заключение

Четыре зафиксированные в юго-восточных районах Беларуси ло­кальные традиции резного архитектурного декора конца ХІХ — первой половины ХХ в., а также сравнение с традициями соседних территорий и народов демонстрируют некоторые закономерности и особенности их распространения.

Прежде всего нужно отметить, что в белорусской народной архи­тектуре резной декор не является монолитным, однозначным, неизмен­ным и характерным для каждого района страны. Как и любое явление в народной культуре, архитектурный декор представляет собой некото­рый переходный спектр, который есть неотъемлемым сегментом разно­образия общеевропейского архитектурного наследия. В случае декора на одном краю этого спектра находятся плоскостно-скульптурные и цветовые решения декора Западной Беларуси — обшивка стен, побелка и окраска (далее постепенно переходящая в фахверковый декор Западной Европы), а на другом — мелкоорнаментальный пропильной декор юго­восточной Беларуси (как часть большой традиции, которая с разной долей интенсивности и локальных особенностей доходит до Поволжья и Забайкалья). Все четыре зафиксированные локальные традиции дере­вянного резного архитектурного декора демонстрируют фрагмент этого переходного спектра в границах юго-восточных районов Беларуси.

Литература:

  1. Відейко, М.Ю. Тритльська цившзащя / М.Ю. Відейко. – Киев: Наш час, 2008. — 160 с.
  2. Грані світу. Украі’на — Японія: Дерев’яна архітектура / авт. текста і фото Г.Шевцова. — Кшв: Грані-Т, 2007. — с 152.
  3. Лакотка, А.І. Пад стрэхамі прашчураў / А.І. Лакотка. — Мінск: Полымя, 1995. — 384 с.
  4. Локотко, А.И. Белорусское народное зодчество: Середина ХІХ-ХХ в. / А.И. Локотко. — Минск: Навука і тэхніка, 1991. — 288 с.
  5. Малікаў, Я.Р. Класіфікацыя народнага разьбянога архитектурнага декору паўднёва-ўсходніх раёнаў Беларусі (канец ХІХ — першая палова ХХ ст.) / Я.Р. Малікаў // Пытанні мастацтвазнаўства, этналогіі і фалькларыстыкі. Вып. 6 / Ін-т мастацтвазнаўства, этнаграфіі і фальклору імя К.Крапівы НАН Беларусі; навук. рэд. А.І. Лакотка. — Мінск, 2009. — С. 66-79.
  6. Молчанова, Л.А. Основные итоги этнографической экспедиции 1959 г. по северным районам Белоруссии / Л.А. Молчанова // Весці Акадэміі навук Беларускай ССР. Серыя грамадскіх навук. — 1960. — № 1. С. 143-146.
  7. Приходько, Н.П. Некоторые вопросы истории жилища на Украине / Н.П. Приходько // Древнее жилище народов Восточной Европы: сб. статей. / Академия наук СССР, Ин-т этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая; отв. ред. М.Г. Рабинович. — М., 1975. — С. 245-275.
  8. Рикман, Э.А. Жилище племён черняховской культуры днестровско-прутского междуречья / Э.А. Рикман // Древнее жилище народов Восточной Европы: сб. статей. / Академия наук СССР, Ин-т этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая; отв. ред. М.Г. Рабинович. — М., 1975. — С. 50-87.
  9. Сахута, Я.М. Народнае мастацтва Беларусі / Я.М. Сахута. — Мінск: БелЭН, 1997. — 287 с.
  10. Сергачев, С.А. Белорусское народное зодчество / С.А. Сергачев. — Минск: Ураджай, 1992. — 256 с.
  11. Сергачев, С.А. Народное зодчество — вклад Беларуси в мировой архитектурный процесс / С.А. Сергачев // Вестник Белорусской академии архитектуры. — 2004. — № 1. — С. 43-46.
  12. Сергачоў, С.А. Вугал у зрубе / С.А. Сергачоў // Этнаграфія Беларусі: Энцыклапедыя. / гал. рэд. І.П. Шамякін. — Мінск, 1989. — С. 117.

Автор: Е.Р. Маликов
Источник: Региональные аспекты современных историко-правовых, филолого­-культурологических, психолого-педагогических, естественнонаучных и экономических исследований: Сборник материалов международной научно-практической конференции, посвященной 85-летию Брянского государственного университета им. акад. И.Г. Петровского и 20-летию филиала университета в г. Новозыбкове. г. Новозыбков, Брянская обл., 15-16 октября 2015 г.: В 2-х ч. Ч.2. / Ред. кол.: В.В. Мищенко, В.Н. Пустовойтов, С.Н. Стародубец. — Брянск: Изд. БГУ, 2015. — С. 150-160.