Лишайники и нелихенизированные грибы в лиственных лесах Петриковского района

0
136
Лишайники и нелихенизированные грибы в лиственных лесах Петриковского района

Изучение биологического разнообразия лишайников и близкородственных (лихенофильных и нелихенизированных грибов) Петриковского района проводилось только на территории Национального парка «Припятский» [1]. В. В. Голубковым обследованы лесные биотопы в окрестностях деревень Судибор и Снядин (Петриковский р-н.). В монографии, посвященной лихенобиоте НП «Припятский», приводится около 15 видов лишайников из Петриковского р-на. Обследованный В. В. Голубковым район расположен южнее водораздела реки Припять [1]. Таким образом, проводимые исследования по инвентаризации видового разнообразия лихенобиоты в Петриковском районе актуальны и заслуживают особого внимания.

Полевые исследования проводились нами с 3 по 6 мая 2021 г. на территории Кошевичского и Лучицкого лесничеств Петриковского л-хоза, обследованная территория располагается на стыке Петриковского и Октябрьского р-на Гомельской области, в водоразделе р. Птичь. На территории Кошевичского л-ва расположены четыре памятника природы местного значения «Дубрава», суммарная площадь 4-х ППМЗ составляет около 121 га. Дубравы представлены кисличными и орляковыми типами, возраст дубрав по таксационным описаниям около 110 лет. В древостое, кроме дуба черешчатого (Quercus robur L.), обильно встречается граб обыкновенный (Carpinus betulus L.), немногочисленные деревья граба достигают возраста 100 лет, реже представлены клен остролистный (Acer platanoides L.), вяз шершавый (Ulmus glabra Huds.) и сосна обыкновенная (Pinus sylvestris L.). На всех территориях ППМЗ проводились выборочные рубки, в напочвенном покрове дубрав представлены пни 10-15-летней давности. Крупный валеж в дубравах представлен в небольшом количестве, в напочвенном покрове доминируют эфемероиды. Особый интерес представляют собой пойменные дубравы между деревнями Лучицы и Деменка. Кроме дуба черешчатого в составе древостоя дубрав встречаются старые деревья ольхи черной (Alnus glutinosa (L.) Gaertn.) и ивы ломкой (Salix fragilis L.,) возраст отдельных экземпляров около 90­100 лет. В пойменных дубравах много валежа.

Кроме лихенобиоты пойменных и плакорных дубрав обследовано парковое насаждение в северной части д. Лучицы. Площадь территории усадебного пака составляет около 5 га, парк заложен на обрывистом берегу р. Птичь в конце XIX-го века. По таксационным описаниям лесное насаждение относят к кленовнику снытевому, возрастом 120 лет. На территории парка сохранились отдельные деревья (дуб, вяз, клен) возрастом 150-170 лет. В древостое представлены преимущественно аборигенные породы деревьев, из интродуцентов хочется отметить 18 старых деревьев тополя белого (Populus alba L.).

Таким образом, обследованные в лихенологическом плане лиственные леса условно можно разделить на 3 локалитета: 1 — плакорные дубравы (к ним относятся 4 ППМЗ), 2 — пойменные дубравы (пойма р. Птичь между деревнями Лучицы и Деменка) и 3 — усадебный парк (д. Лучицы).

Лишайники собирались по общепринятым методикам. Всего собрано более 150 образцов. Камеральная обработка собранного полевого материала проведена в лаборатории микологии ИЭБ НАН Б с использованием световой микроскопии: бинокуляра Olympus SZ 6 и микроскопа Olympus BX 51. Образцы внесены в гербарную базу данных и хранятся в лихенологическом гербарии лаборатории микологии (MSK-L). Исследования состава лишайниковых веществ родов Cetrelia W. L. Culb. et C. F. Culb., Cladonia P. Browne, Lepraria Ach., Lecanora Ach. и Parmotrema A. Massal. проведены методом тонкослойной хроматографии в системе растворителей С [2]. Индикаторные виды лишайников и нелихенизированных сапротрофных грибов старовозрастных лесов республики обозначены в тексте (!). Ниже приводится аннотированный список, после каждого вида приводится номер локалитета и субстрат, на котором был найден вид.

Acrocordia gemmata (Ach.) A. Massal. — 3; на коре P. alba, Alyxoria varia (Pers.) Ertz & Tehler — 1; на коре C. betulus, 3; на коре A. platanoides, Amandinea punctata (Hoffm.) Coppins & Scheid. — 2; на коре Q. robur, 3; на коре P. alba, Anaptychia ciliaris (L.) Körb. ex A. Massal. — 3; на коре P. alba, !Arthonia arthonioides (Ach.) A.L. Sm. — 1; на коре Q. robur, !A. byssacea (Weigel) Almq. — 1, 2, 3; на коре A. platanoides, A. radiata (Pers.) Ach. — 1; на коре C. betulus, !A. spadicea Leight. — 1, 2; на коре Q. robur, !A. vinosa Leight. — 2; на коре Q. robur, Arthothelium ruanum (A. Massal.) Körb. — 1; на коре C. betulus, !Bacidia delicata (Larbal. ex Leight.) Coppins — 1; на коре Q. robur, !B. rubella (Hoffm.) A. Massal. — 3; на коре A. platanoides, !Bacidina egenula (Nyl.) Vezda — 1; на коре Q. robur, C. betulus, !Biatora globulosa (Flörke) Fr. — 2; на коре A. platanoides, Buellia griseovirens (Turner & Borrer ex Sm) Alnb. — 1; на коре C. betulus, !Calicium salicinum Pers. — 2; на коре Q. robur, !Caloplaca virescens (Sm.) Coppins — 3; на коре A. platanoides, Candelariella xanthostigma (Pers. ex Ach.) Lettau — 3; на коре A. platanoides, !Cetrelia monachorum (Zahlbr.) W.L. Culb. & C.F. Culb. — 1; на коре Q. robur, !Chaenotheca brachypoda (Ach.) Tibell — 3; на коре P. alba, !C. chlorella (Ach.) Müll. Arg. — 1; на коре Q. robur, C. chrysocephala (Ach.) Th. Fr. — 1; на коре Q. robur, C. ferruginea (Turner) Mig. — 1; на коре P. sylvestris, !C. phaeocephala (Turner) Th. Fr. — 1, 2; на коре Q. robur, 3; на коре P. alba, !C. stemonea (Ach.) Müll. Arg. — 1; на коре Q. robur, C. trichialis (Ach.) Th. Fr. — 1; на коре Q. robur, +Chaenothecopsis pusilla (Ach.) A.F.W. Schmidt — 1; на коре Q. robur, !Chrysothrix candelaris (L.) J.R. Laundon — 1; на коре Q. robur, Cladonia cenotea (Ach.) Schaer. — 2; на сухом валеже (древесина) Q. robur, C. chlorophaea (Flörke ex Sommerf.) Spreng. — 3; на коре A. platanoides, C. macilenta Hoffm. — 2; на сухом валеже (древесина) Q. robur, Coenogonium pineti (Ach.) Lucking & Lumbsch — 2; на коре Q. robur, 3; на коре P. alba, Evernia prunastri (L.) Ach. — 3; на коре A. platanoides, !Fellhanera gyrophorica Serus., Coppins, Diederich & Scheid. — 1; на коре Q. robur, Flavoparmelia caperata (L.) Hale — 1, 2, 3; на коре Q. robur, Graphis scripta (L.) Ach. — 1; на коре C. betulus, Lecanora allophana (Ach.) Nyl. — 2; на коре Populus tremula L., L. carpinea (L.) Vain. — 2; на коре A. glutinosa, 3; на коре A. platanoides, L. expallens Ach. — 3; на коре A. platanoides, !L. glabrata (Ach.) Malme — 1; на коре C. betulus, L. thysanophora R.C. Harris — 1; на коре C. betulus, Lepra albescens (Huds.) Hafellner — 3; на коре A. platanoides, L. amara (Ach.) Hafellner — 1; на коре Q. robur, Lepraria finkii (B. de Lesd.) R. C. Harris — 1, 2, 3; на коре Q. robur, L. incana (L.) Ach. — 1; на коре Q. robur, 3; на коре P. alba, Melanelixia glabratula (Lamy) Sandler & Arup — 3; на коре A. platanoides, M. subargentifera (Nyl.) O.Blanco, et al. — 3; на коре A. platanoides, Melanohalea exasperatula (Nyl.) O. Blanco, et al. — 3; на коре Pyrus communis L., +Microcalicium disseminatum (Ach.) Vain. — 2, на коре Q. robur, Parmelia sulcata Taylor — 1; на коре Q. robur, 3; на коре A. platanoides, Parmelina tiliacea (Hoffm.) Hale — 1; на коре Q. robur, 3; на коре A. platanoides, Parmotrema stuppeum (Taylor) Hale — 2; на коре Q. robur, Peltigera praetextata (Flörke ex. Sommerf.) Zopf — 1; на коре Q. robur, !Pertusaria leioplaca (Ach.) DC. — 1; на коре C. betulus, Phlyctis argena (Ach.) Flot. — 1; на коре Q. robur, Physcia adscendens H. Olivier — 3; на коре P. communis, Physconia distorta (Wirth.) J.R. Laundon — 3; на коре Salix fragilis, P. enteroxantha (Nyl.) Poelt — 3; на коре Salix fragilis, Pleurosticta acetabulum (Neck.) Elix & Lumbsch — 3; на коре P. alba, Polycauliona candelaria (L.) Fröden, Arup & S0chting — 2; на коре Q. robur, 3; на коре Ulmus glabra, !Pseudoschismatomma rufescens (Pers.) Ertz & Tehler — 3; на коре A. platanoides, !Punctelia subrudecta (Nyl.) Krog — 3; на коре Q. robur, !Pyrenula nitida (Wiegel) Ach. — 1; на коре C. betulus, !P. nitidella (Flörke ex Schaer.) Müll. Arg. — 1; на коре C. betulus, Ramalina farinacea (L.) Ach. — 3; на коре A. platanoides, R. fraxinea (L.) Ach. — 3; на коре P. tremula, R. pollinaria (Westr.) Ach. — 2; на коре Q. robur, 3; на коре P. alba, !Reichlingia leopoldii Diederich & Scheid. — 2, 3; на коре Q. robur, !Sclerophora pallida (Pers.) Y. J. Yao & Spooner — 3; на коре A. platanoides, +Stenocybe pullatula (Ach.) Stein — 2; на ветках A. glutinosa, Thelocarpon sp. — 1; на почве, Trapeliopsis flexuosa (Fr.) Coppins & P. James — 2; на сухих ветках, древесина Q. robur, Usnea hirta (L.) Weber ex F. H. Wigg. — 1; на коре Q. robur, Vezdaea aestivalis (Ohlert) Tsch.-Woess & Poelt — 1; на мхах, основание ствола Q. robur.

В обследованных лесных биотопах найдено 74 вида, из них 71 вид лишайников и 3 вида нелихенизированных сапротрофных грибов: Chaenothecopsis pusilla, Microcalicium disseminatum и Stenocybe pullatula. Наибольшее количество видов отмечено в усадебном парке — 36, в плакорных дубравах — 35, а в пойменных дубравах — 21 вид. Среди 74 видов лишайников и нелихенизированных грибов 25 видов (36,5% общего числа) оказались индикаторным видами старовозрастных лесов республики. Подавляющее большинство видов встречаются на коре деревьев, т.е. представлены эпифитными лишайниками, на долю которых приходится 70 видов (94,6% общего числа).

Впервые для территории Петриковского района отмечено 3 охраняемых вида лишайников: Chaenotheca chlorella, Parmotrema stuppeum и Punctelia subrudecta [3]. Такие виды, как Parmelina tiliacea и Pleurosticta acetabulum, включены в список профилактической охраны ККРБ [3]. Впервые для территории Гомельской области приводятся 10 видов лишайников и нелихенизированных грибов: Arthonia arthonioides, A. vinosa, Bacidia delicata, Bacidina egenula, Caloplaca virescens, Fellhanera gyrophorica, Microcalicium disseminatum, Reichlingia leopoldii, Stenocybe pullatula и Vezdaea aestivalis [4].

Таким образом, наличие индикаторных и охраняемых видов лишайников в лиственных лесах Петриковского района свидетельствует о непрерывности и сохранности лесных экосистем. Выявленные местонахождения охраняемых видов можно использовать для организации биомониторинга состояния популяций лишайников. Наличие индикаторных и охраняемых видов в лесных экосистемах позволяет использовать лишайники для выделения ключевых биотопов и, таким образом, ограничить вырубки и сохранить биологически ценные лесные комплексы в Петриковском районе.

 

  1. Голубков В. В. Лихенобиота Национального парка «Припятский» — Минск: Белорусский Дом печати, 2011. 192 с.
  2. Orange A., James P. W., White F. J. Microchemical methods for the identification of lichens. London, 2001. 101 р.
  3. Красная книга Республики Беларусь. Растения: редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды дикорастущих растений. Минск, 2015. 448 с.
  4. Tsurykau A. A provisional checklist of the lichens of Belarus // Opuscula Philolichenum, 2018. V.17. P. 374-479.

Авторы: А.П. Яцына, Я.К. Рай
Источник: Актуальные проблемы изучения и сохранения фито- и микобиоты : материалы IV междунар. науч.-практ. конференции, приуроченной к 100-летию кафедры ботаники, Республика Беларусь, Минск, 31 мая 2021 г. / БГУ, Биологический фак., Каф. ботаники ; [редкол.: В. Н. Тихомиров (гл. ред.) и др.]. – Минск : БГУ, 2021. – С. 245-248.