Краткий обзор истории Мозыря

0
1857
История Мозыря на фото

На восточной границе великой Полесской низменности возвышается Мозырская гряда – высокие холмы, которые местные жители называют горами. Место – совсем нехарактерное для Беларуси и тем более для Полесья. С другой стороны, такого не бывает и в горных странах – чтобы у подножья круч протекала широкая и спокойная река, какой здесь является Припять.

Легенды древнего Мозыря

И город, выросший на этих горах необычен. Его считают одним из красивейших в Беларуси. Вы не найдете в нем сходства или общих черт с другими нашими городами. Мозырь – уникален, со своими “разноуровневыми” улочками, затяжными серпантинами спусков, ущельями и “кратерами”. Когда-то он был областным центром, сейчас – районный. Его облюбовали нефтяники и нефтепереработчики. А многочисленные промышленные предприятия и учебные заведения, сосредоточенные здесь, не стоит и перечислять. Любой приезжий, впервые попавший сюда, восклицает: “Я и не знал, что есть такой город!”

Это место настолько самобытно, что не может не быть древним. В те времена, когда белорусская земля была еще необжитым дремучим краем, Мозырская гряда казалась лесным жителям-славянам волшебной и таинственной землей, наделенной внутренней сверхъестественной силой. И все же люди поселились здесь. Так началась летопись поселения со странным названием Мозырь.

Тайна трех преданий

Ученые до сих пор не пришли к единому мнению по происхождению названия города. Одни считают, что ему дала имя народность мазур, другие связывают с древнескандинавским словом “мосыр” (сырость), третьи – с тюркским словом “мосар” (холм, курган). Поскольку в средние века Мозырь был форпостом Полесья при монголо-татарском нашествии, то последняя версия кажется наиболее правдоподобной. И все же… Задолго до прихода монголов в “Повести временных лет” этот город уже назывался Мозырем.

Но оставим топонимические споры ученым. До наших дней дошло интересное предание, со своей стороны дающее объяснение как происхождению города, так и появлению его названия. Итак…

В давние времена два брата, выходцы из Киева, поселились на диком горном берегу Припяти. Место оказалось удобным и плодовитым для их промысла – заготовки рыбьего жира.

Однако недолго братья жили в согласии. Старший был страшным уродом и возненавидел младшего, статного красавца, за предпочтение, оказанное ему молодой соседкой, а главное – за быстрое обогащение. Младшему все удавалось в торговле, он был богаче старшего. Дальнейшая совместная жизнь становилась невозможной, и младший брат решил отселиться от завистливого родственника на новое место. Когда же он объявил о своем решении и потребовал причитающуюся ему долю товара (рыбьего жира), старший брат разозлился и, отказавшись делиться, приказал работникам выгнать его из дома. В ответ младший брат собрал дружину и объявил войну родственнику. Последний явно не ожидал такого развития событий и обратился за помощью к местной колдунье.

Чаровница жила неподалеку на высокой остроконечной горе и весьма благосклонно отнеслась к его просьбе. Она созвала в свое войско несметные полчища горных духов и напала на дружину младшего брата. Бой завязался неравный, и младший брат должен был погибнуть от колдовских сил. Но красота спасла его. Во время сражения колдунья была так поражена внешностью младшего брата, что повелела остановить битву и предложила мир. Старший брат рассвирепел, когда понял, что колдунья ему больше не помощница, и в ярости бросился на горных духов: “Мой жир! Я не уступлю ему ни мерки!”

С тех пор и пошло название места – Можир – Мозырь.

Эту давнюю легенду, напоминающую современные бизнес-разборки, записал в XIX веке белорусский писатель и этнограф Павел Шпилевский. Но мы еще вернемся к его творчеству.

Шайтан-гора

Первые переселенцы будущего Мозыря жили на четыре километра ниже по течению Припяти от нынешнего центра города. Естественно, все они были язычниками и поклонялись древним забытым богам. Самым святым местом у них считался холм, имеющий необычайно правильную форму для природного создания. Он напоминал наполовину закопанное в землю гигантское яйцо и обладал необъяснимой сильной энергетикой. На его вершине возвышались почерневшие от хода столетий деревянные идолы.

Тысячелетие назад это языческое копище стало границей между старой и новой верой. По другую сторону горы поселились славяне, принявшие христианство. Но какой бы магической силой ни обладал этот холм, древние боги умерли. В конечном итоге христианство овладело всеми окрестными землями. В Мозыре теперь располагается резиденция епископа Туровского и Мозырского, которая представляет собой старинный Свято-Михайловский собор.

А языческий холм сохранился в Мозыре до наших дней. Идолов на нем давно уже снесло время. Осталось только имя, говорящее о его “несвятости” для христиан – Шайтан-гора.

Но проявлялась ли когда-нибудь “черная” энергетика Шайтан-горы? Преданий и легенд на этот счет не сохранилось. Да и почему она должна была быть именно “черной”? Язычество не взывало ко злу.

В этих местах во все времена рождались независимые твердые люди, иные из которых обладали несокрушимым бунтарским духом и критическим восприятием бытия. Примеров тому немало, но мы остановимся на одном.

В конце XVI века в Мозыре жил земский судья Стефан Лован. Он отличался необыкновенными для той эпохи взглядами на религию и проповедуемые ею истины. Особо не таясь, Стефан Лован изрекал сугубо атеистические мысли. “Души в человеке нет. Рая и пекла нет и судного дня не будет. И все, что есть на свете, то все само собой существует: земля, дерево, вода и другие вещи. И кому здесь лихо – тут пекло, а кому добре – тут рай”… Эти “кощунственные” представления о мироздании в конечном итоге были “услышаны”. В 1592 году мозырский судья был вызван в главный литовский трибунал… История даже сохранила имя доносчика.

Град над Припятью

В 1609 году полесскому городу, имеющему дубовый замок на высокой горе, король Речи Посполитой Сигизмунд III даровал герб – в голубом поле черный одноголовый орел с серебряным нагрудным знаком, а на нем красная буква S. Как утверждают историки, обретение городом герба в эпоху феодализма было свидетельством его интенсивного роста и развития по сравнению с соседними поселениями.

Как жил Мозырь в те времена, можно лишь догадываться по общеизвестным тенденциям и процессам того периода в истории нашего государства. Зато сохранились записи этнографа Павла Шпилевского, относящиеся к 1853 году, в которых на основе личных впечатлений ярко и колоритно рисовался портрет мозырян и их города, принадлежащего уже Российской империи.

“…Несмотря на частые пожары и особенно сильный недавний пожар, который уничтожил чуть ли не большую часть зданий, Мозырь принадлежит к числу самых красивых и чистых городов западно-русского края. Немного таких уголков в России. Постоянных жителей в нем 4.700 душ, но как портовый город он имеет множество временных поселенцев, особенно летом, когда пристань его на протяжении установлена большими и малыми судами, по преимуществу прусскими и познанскими!

На спасскую ярмарку в Мозырь съезжается дворянство и купечество из соседних уездов и из других губерний. Прусские и познанские купцы скупают лен, пеньку, сало, овечью и свиную шерсть, копченую рыбу, рыбий жир и кожи. Мозырские кожи отличаются прочной выделкой, секрет которой местные промышленники скрывают от всех. Говорят, они употребляют какой-то сок лесных растений.

К чести мозырского общества нужно сказать, что книги раскупаются охотно. Кроме книг, некоторые мозыряне выписывают журналы и следят за современностью. Мне не раз приходилось здесь бывать в обществе таких людей, которые занимаются науками и искусством, разрабатывают материалы для истории западно-русского края, с увлечением предаются исследованиям местных древностей и открытий из области естественных наук.

Я узнал о замечательном таланте местного поэта господина Неслуховского, описавшего похождения некоторых мозырских героев времен татарских набегов. Особенно хороша его поэма, названная по имени реки Припять – “Препеинада”. В поэме рассказывается о геройстве Сайкера, татарского вождя, бросившего татарский лагерь и перешедшего на сторону мозырского ополчения, описывается бой казаков на вершинах мозырских гор и любовь Сайкера к красивой мозырянке”.

А вот что еще писал Павел Шпилевский:

…”Мозырь больше застроен деревянными зданиями довольно правильной и красивой архитектуры во вкусе русском с примесью византийских элементов. В городе можно насчитать более сотни всяких лавок, особенно железных, в которых немало изделий, приготовляемых из мозырской железной руды. В грунтах мозырских горных ущелий водится железная руда, обрабатываемая в местных рудокопнях: лучшие железные руды вдоль берегов реки Славечны…”

* * *

И сегодня Мозырь – город особенный. И сегодня он славится своими промышленными “секретами”. Но когда знакомишься с историей таких городов и открываешь все новые и интереснейшие страницы ушедшего прошлого, становится грустно. Мы так мало знаем об истории своей страны, своих городов. Если у нас и выпускаются туристические путеводители для приезжих, то в них сухо рассказывается о коротком для человеческой цивилизации послереволюционном периоде. Только ведь мы древняя нация, у нас великая культура, достойные предки, оставившие после себя немало тайн.

Аўтар: Ирина Такоева

Крыніца: “Беларусь Сегодня”, (13.10.2001)