Краткая история евреев Гомеля до начала XX века

0
1456
Краткая история евреев Гомеля до начала XX века

Гомель расположен на высоком и утёсистом берегу реки Сож, притоке Днепра, вблизи впадения в него реки Ипуть. Впервые упоминается в летописи под названиями «Гомий» и «Гомье». Он принадлежал Черниговскому княжеству. В 1335 году Гомель вошел в состав Великого княжества Ли­товского. В 1446 году город был отдан Казимиром I бори­совскому князю Василию Яковлевичу. Несколько позднее им владели можайский князь Иван Андреевич и сын его Симеон. У последнего его забрал Иван III. По перемирию 1537 года в правление Елены Глинской Гомель был отдан Литве. После объединения Литвы с Польшей по Люблинской унии 1569 года Гомель вошел в состав Речи Посполитой. Он входил в то время в состав Режицкого повета, Минского воеводства. В ев­рейских источниках известен под названием «Гумыя». Евреи поселились здесь после присоединения Гомеля к Литве в 1537 году, но точная дата начала поселения неизвестна. Изве­стно, что Белица — селение вблизи Гомеля числится в 1639 го­ду среди еврейских общин Литвы, имеющих недоимки. Нака­нуне восстания на Украине в 1648 году здесь проживала до­вольно большая еврейская община. В 1648 году город был взят восставшими. Число убитых казаками евреев доходи­ло, по свидетельству современников, до 2000. По местным преданиям, спаслась только одна женщина, родоначальница семьи Бабушкиных. Спасаясь от смерти, многие приняли христианство. После возвращения Гомеля Польше в 1665 го­ду большинство из крестившихся вернулось в иудаизм.

Новообразовавшаяся община входила в состав так назы­ваемой Белорусской синагоги, но заметной роли в ней не играла. На съездах «Белорусской синагоги» представители общины Гомеля не встречаются. Гомель был прикагалком при Белице, и в 1765 году в нем числилось 658 человек. Ха­сидизм белорусского толка (Хабад) уже в самом начале сво­его появления имел сторонников среди гомельских евреев, среди них наиболее известен рабби Ицхак-Айзик из Гомеля, который поддерживал отношения с рабби Шнеуром Залма­ном. Гомель был присоединен к России после первого раз­дела Речи Посполитой в 1772 году и пожалован графу Румянцеву-Задунайскому. Граф и его наследники владели го­родом до 1838 года, когда он был отдан в «безоброчное вла­дение» князю Паскевичу. Во время владения городом граф одновременно построил в нем православный собор, костел и синагогу. С 1777 по 1852 год Белица, расположенная в 2 км от Гомеля, вблизи озера Шатырь, была уездным горо­дом, а Гомель считался местечком. В озере водилось много рыбы. Население Белицы, преимущественно старообрядцы, занималось садоводством и огородничеством.

XVIII век характеризуется исчезновением значительных отличий в одежде евреев Западной Европы от одежды хрис­тиан. В XVIII веке еще не имелось специальной еврейской религиозной одежды, кроме обязательных талеса1, филак­терий2 и арба-канфес3. В одежде польских евреев не было специальных, бросающихся в глаза отличительных особен­ностей. Особенности еврейской одежды в Польше опреде­лялись тогда не столько принудительными мерами, сколько вкусами и привычками евреев. В ней можно было найти са­мые разнообразные одеяния, которые определялись в пер­вую очередь разнородностью состава еврейского населения Польши, которое пришло из Италии, Германии, Турции и южных территорий России, и, естественно, благосостояни­ем одевающихся. Преобладающими в одежде польских ев­реев служили атрибуты одежды старопольской шляхты: шуба с откидным меховым воротником и меховая шапка; женщи­ны носили юбки, китайки4, кацавейки5, шелковые шубки на меху, чепцы6, повойники7. У них была тяга к шелкам, атласу, жемчугу. Особой роскошью и яркостью красок отличались женские праздничные наряды, которые, однако, носили де­сятки лет, практически от замужества до смерти. Мужчины носили кафтаны8, шелковые халаты, сапоги, шубы на раз­ном меху, ермолки9 и лисьи шапки (штраймели). Хасиды носили особую одежду: брюки до щиколоток, белые чулки, туфли и длинные пальто. Желая отличаться от других евре­ев, они стали носить бумажный пояс вместо суконного. Ца­дики10 носили белую атласную одежду как символ чистоты и святости. В России после присоединения к ней террито­рий Польши, населенных евреями, впервые право ношения обычной у евреев одежды было ограничено Положением о евреях 1804 года. Обучающиеся в гимназиях” должны были для «единообразия и благопристойности» носить «немец­кое» или «польское» платье; обучающиеся в Академии ху­дожеств — «немецкое», только в приходских и уездных учи­лищах можно было носить традиционную еврейскую одеж­ду. Евреям-членам магистратов12 было вменено в обязан­ность носить в губерниях, присоединенных от Польши, польскую и русскую одежду, в прочих губерниях — обяза­тельно «немецкую». «Немецкое» платье, «без всякого от других отличия», должны были носить и все евреи, не ис­ключая женщин и детей, которые приезжали во внутренние губернии и столицы. В противном случае «не должны они быть терпимы и имеют полициею немедленно быть выселя­емы». Однако правила об одежде практически не выполня­лись, в том числе и членами магистратов и евреями, выез­жавшими за черту оседлости, и в 1818 году они были отме­нены до разработки нового законодательства о евреях. По­ложение о евреях 1835 года вновь содержало требование, чтобы евреи вне черты оседлости носили «одежду, употреб­ляемую в местах временного пребывания, без всякого отли­чия от прочих обитателей одинакового с ними гражданского состояния». Положение 1839 года о коробочном сборе уста­навливало налог на «шитье еврейской одежды» — со всякого мужского или женского верхнего платья, стоящего более 10 рублей. Образованный в 1840 году Комитет для опреде­ления мер коренного преобразования евреев в России также обратил внимание на одежду. Представленная Комитету за­писка указывала, что одежда отделяет евреев от остального населения, «между тем, не имея ничего общего с их религи­озными учреждениями, одежда сия есть древняя польская, которую поляки, изменив во время разных политических переворотов, сохранили евреям для отличия их от господ­ствующего народа. Сие вредное отличие в одежде полагает резкую черту между коренными жителями и евреями и, так сказать, отталкивает их, как народ презренный, от всякого общения с христианами». Комитет решил запретить ноше­ние еврейской одежды после проведения остальных мер, на­правленных на изменение быта евреев. В феврале 1843 года Комитет возложил уплату сбора за наличие еврейской одеж­ды на каждого еврея в отдельности. Была отдельная ставка для купцов и другая — для мещан и мастеровых (ремеслен­ников). Освобождены были от сбора лица старше 60 лет. В то же время (в июле 1843 года) несколько образованных Ви­ленских евреев обратились к правительству с запиской, в которой указывалось, что образованные евреи не относят одежду к области религии и потому они желали бы отка­заться от устаревшей одежды, но каждый «опасается только преследования суеверов, лицемеров». Вследствие этого они просили, чтобы последовало Высочайшее повеление о пере­мене одежды. Они также просили, чтобы их имена не стали известны раввинам, которые отомстят им за этот поступок. Ознакомившись с этой запиской, раввины, члены комиссии для выработки просветительской реформы, заявили, что пе­ремену одежды следует вводить постепенно, с распрост­ранением просвещения, без всякого принуждения. Авторы письма были названы людьми «отринутыми от общества и презираемыми всеми». Вследствие этого ходатайство было оставлено без удовлетворения. В Положении о евреях 1844 го­да было указано, что евреи, носящие одежду, употребляемую христианами, не платят налога. Был увеличен коробочный сбор за ношение еврейской одежды по сравнению с другими видами коробочного сбора. От этого налога были освобож­дены лица моложе десяти и старше 60 лет. В ноябре 1845 года было объявлено, что евреи могут заменить свою традици­онную одежду той, которая распространена в данной мест­ности; если же они пожелают носить русское платье (одежду), то могут сохранить бороды, но не пейсы13. 1 мая 1850 года последовало запрещение носить еврейскую одежду начиная с 1 января 1851 года. Только престарелым евреям, с разре­шения генерал-губернаторов, было предоставлено право донашивать старую одежду при условии, что они будут пла­тить за это налог. В апреле 1851 года евреям было запреще­но брить головы. В окончательном варианте (от 19 августа 1852 года) положения об одежде евреев выглядели следую­щим образом:

«1) Всякое отличие в еврейской одежде с коренными жи­телями должно быть уничтожено;

2) ношение пейсиков строго воспрещается;

употребление талесов и твалимов (тфилин) и ермо­лок дозволить только при богомолении в синагогах и мо­литвенных домах, но отнюдь не допускать носить их вне синагоги и молитвенных домов;

3) принимая во внимание, что одежда раввинов не име­ет никакой связи с религиозными установлениями евреев, и что пример их может иметь влияние и на прочих евреев, пред­писать, чтобы раввины носили одинаковое с коренными жителями;

4) так как предупреждение бритья голов еврейками при вступлении в брак зависит главнейше от раввинов, то обя­зать их подписками, чтобы они отнюдь не допускали бритья голов еврейками, а с евреек, нарушивших сие запрещение, взыскивать штраф по 5 рублей серебром». Раввинам в слу­чае нарушения этого пункта грозило строгое наказание.

В конце XIX века многие консервативные евреи сохра­няли длинную одежду, носили арба-канфес, ходили с покры­той головой, а набожные женщины стригли волосы и носили парики, одеваясь тем не менее по тогдашней моде.

В 1800 году в Белицком уезде проживало 948 христиан и 888 евреев. В 1852 году Гомель стал уездным городом, а Бе­лица в 1854 году — его предместьем. В ней тогда проживало около 2 тыс. жителей, были 2 православные церкви, 2 ев­рейских молитвенных дома, работало одноклассное учили­ще с женской сменой. Имелось несколько мельниц. Гомель­ский уезд находился в южной части Могилевской губернии. По данным 1881 года, площадь земли в уезде — 5160 кв. км. Поверхность уезда ровная, около 544 кв. км занимали боло­та. Обилие болот вредно сказывалось на здоровье жителей уезда. Почти ежегодно происходили эпидемии дизентерии и дифтерита. В уезде были 2 судоходные реки — Днепр и Сож. С пристаней на Днепре производилась в основном транс­портировка леса. Так, в 1882 году с пристани Черной было отправлено 7872 т леса, а с пристани Отверницы — 10 640 т леса. Река Сож пересекала уезд с севера на юг. Главными пристанями на ней были Гомель и Ветка. Из притоков реки Сож наибольшими были Ипуть, Уть, Терюха и Уза. В уезде было 113 небольших озер. Их общая площадь составляла 931 га. В 1880 году площадь лесов в уезде равнялась 1292 кв. км. Больше всего было сосновых лесов. Из других деревьев преобладали дубы, грабы, клены и березы. Под лугами и се­нокосами было занято 79 940 га, а под пашней — 188 218 га земли, в том числе у крестьян было более 14 170 га. За пери­од с 1861 по 1881 год крестьяне приобрели 11 185 га. В ос­новном в уезде выращивали рожь. Далее шли овес, гречиха и картофель. В 1864 году в Гомеле и Гомельском уезде насчи­тывалось 9730 евреев. По данным 1881 года, главными кус­тарными промыслами в уезде были: скорняжный, валяль­ный, портняжный и изготовление обуви. Из 541 ремеслен­ника в местечках 310 были евреи. Лесными промыслами за­нималось 1512 человек. Извозом занималось 728 человек. Всего промыслами в уезде занималось 11 920 человек. Было развито пчеловодство. В уезде насчитывалось 52 тыс. ульев и добывалось в год более 400 т меда и 48 т воска. В 1881 году в уезде работало 330 мельниц. В 1888 году на 97 фабриках и заводах уезда работало 706 рабочих. Эти предприятия производили продукции на 1 млн 113 тыс. рублей. Наиболь­шие доходы приносила писчебумажная фабрика, затем се­нопрессовочный завод и 8 винокуренных заводов. Кожевен­ных заводов в уезде было 9, круподерен — 36, маслобоен -21. В 1888 году в уезде (без города) проживало 162 908 человек, в том числе 80 427 мужского пола и 82 481 — женского. Из них евреев более 8 тыс., католиков около 600, раскольников — 12 тыс. Раскольники составляли основное население мес­течка Ветка. Местечек в уезде было 6; из них наибольшими были Ветка — около 7 тыс. жителей и Уваровичи — менее 3 тыс. жителей. По переписи 1897 года, в уезде (не считая Гомеля) проживало около 188 тыс. человек, из них 12 008 евреев. Из поселений уезда с числом жителей более 500 евреи жили в наибольшем проценте в следующих: село Буда Жгунская — 1660 жителей, из них евреев — 340; местечко Ветка — 7204 жи­теля, евреев — 3726; местечко Носовичи — 2721 житель, 686 ев­реев; местечко Поддобрянка — 1535 жителей, 1486 евреев; местечко Уваровичи — 2046 жителей, 622 еврея; местечко Хлачь — 1897 жителей, 258 евреев.

В 1889 году в уезде было 41 469 лошадей, 51 561 голова крупного рогатого скота, 61 299 простых овец и 830 тонко­рунных, 39 413 свиней и 5314 коз. Врачебный персонал уез­да (без города) состоял из 7 врачей, 14 фельдшеров и пови­вальной бабки. Работало 4 ветеринарных врача и ветеринар­ный фельдшер. В 1890 году в уезде было 36 начальных школ. Имелся православный монастырь и 67 церквей.

После строительства железных дорог Гомель стал важ­ным железнодорожным узлом на пересечении Либава-Роменской и Брянско-Луневецкой ветки Полесских железных дорог. В 1889 году по Полесской железной дороге было от­правлено 6384 т и прибыло 15 936 т различных грузов, по Либава-Роменской железной дороге было отправлено 14 752 т и прибыло 20 768 т. Процветала торговля.

Город имел в то время пароходное сообщение с Киевом (ежедневно) и с Могилевом (2 раза в неделю). По реке в 1889 году в город прибыло 9040 т различных грузов, в том числе 5760 т зерна; отправлено 21 744 т, из них около 19 200 т леса. В 1888 году в городе было 407 каменных зданий и 2627 деревянных. Во дворце Румянцевых-Паскевичей было много художественно ценных произведений искусства, сре­ди них: бронзовая статуя Иосифа Понятовского работы Тор­вальдсена, мраморная статуя Николая I работы Рауха, кол­лекция картин Суходольского, изображающая батальные сцены из походов фельдмаршала Паскевича против Турции, Польши и Персии; коллекция ваз, подаренных фельдмар­шалу Николаем I и прусским королем Фридрихом-Виль­гельмом IV. В городе имелось 3 православные церкви, одна единоверческая, 3 раскольничьи молельни, костел, синагога и 10 еврейских молитвенных домов (все хасидские). В собо­ре находилась могила графа Н.И. Румянцева с памятником работы Кановы. По переписи 1897 года, в городе проживало 36 775 человек, из них 20 385 евреев.

В городе действовали 6-классная мужская прогимназия14 со 169 учащимися, духовное училище, 4-классная женская прогимназия, техническое железнодорожное училище, од­ноклассное мужское училище с женской сменой, началь­ное училище, одноклассное еврейское училище с приготови­тельным классом, частное еврейское женское училище.

В 1888 году в городе работали 15 фабрик и заводов, среди них соломенномассная фабрика, табачная фабрика, 2 масло­бойни, лесопильня. Имелись больница, еврейская богадель­ня, работало 10 врачей. В городе тогда была библиотека, 2 книжных магазина, 3 типографии и 3 фотографии.

В 1905 году в городе по-прежнему действовала синагога, построенная графом Румянцевым, было уже 25 молитвен­ных домов (все хасидские), имелись еврейские благотвори­тельные организации, было 4 еврейских кладбища, работа­ли еврейская мужская гимназия и еврейская женская про­гимназия.

Примечания

  1. талес, или талит, — одеяние (покрывало) для молитвы, цицит — кисти по углам этого одеяния. Закон о цицит — один из немногих еврейских законов, которым Тора (Моисеево Пятикнижие) дает объяснение: «Посмотрев на которые (ки­сти), вы будете вспоминать все заповеди Г-спода и испол­нять их» (Бемидбар — Числа 15:39).
  2. филактерии, или тфиллин, — кожаные коробочки чер­ного цвета с черными кожаными ремешками, которые иудеи — мужчины надевают на утреннюю молитву, прикрепляя одну из них к голове, а другую — к руке. В коробочках находятся отрывки текстов из Библии.
  3. арба-канфес, или арба канфот (четыре угла), — одеж­да, которую иудеи носят днем под рубашкой; надевается через голову, как пончо, с цицит по углам. Некоторые орто­доксы выпускают арба канфот наружу. Остальные носят арба конфот под рубашкой.
  4. китайка — женская блузка свободного покроя.
  5. кацавейка — верхняя распашная короткая кофта.
  6. чепец — женский или детский головной убор в виде ка­пора, закрывающего волосы и завязывающегося под подбо­родком.
  7. повойник — старинный головной убор русских кресть­янок, платок, обвязанный вокруг уже покрытой головы, и старинный русский головной убор замужних женщин в виде легкой мягкой шапочки, поверх которой обычно надевали парадный головной убор.
  8. кафтан — старинная мужская долгополая верхняя одежда.
  9. ермолка — маленькая мягкая круглая шапочка, кипа.
  10. цадик — буквально: праведный человек. В хасидизме цадиком называют духовного лидера движения.
  11. гимназия — общеобразовательное среднее учебное за­ведение. Классическая гимназия в дореволюционной Рос­сии предусматривала изучение древних языков.
  12. магистрат — городское управление.
  13. пейсы — волосы, растущие от висков по щекам у ре­лигиозных евреев мужского пола.
  14. прогимназия — неполная гимназия (с четырех- или ше­стилетним курсом).


Автор: Я.М. Шульман
Источник: Я.М. Шульман // Города и люди еврейской диаспоры в Восточной Европе до начала XX века Белоруссия: Витебск, Гомель, Пинск, Полоцк, Слуцк. Изд. 2-е, испр. и доп. Μ.: Параллели, 2008. – С. 89-98.