Конфликт витебских и речицких депутатов на литовском трибунале 1631 г.

0
70
Конфликт витебских и речицких депутатов на литовском трибунале 1631 г.

В 1631 г. в Вильне состоялся Литовский трибунал, маршалком которого был из­бран жемайтский каштелян Александр Служка. Трибунал прошел не без эксцессов. Целью статьи является рассмотрение и анализ одного из происшествий, случившегося во время проведения Трибунала.

Результаты и их обсуждение

12 августа 1631 г. (в публикации документа оши­бочно указывается дата 1621 г.) подвоеводе виленскому Ярославу Шемету была подана жалоба от Казимира Сангушки из Ковеля (на момент трибунала был Витебским депута­том) на речицкого депутата Криштофа Юдицкого [1]. Жалоба состояла в том, что 1 авгу­ста челядник пана Юдицкого Ян Склодковский «з зухвальства на зневагу» ударил обухом гайдука пана Сангушки Матея Трушковского. Наказать Склодковского К. Юдицкий не хотел, хотя об этом просил его К. Сангушко. Позднее тот же Склодковский решил обме­няться шапками с челядником пана Сангушки Станиславом Эйсимонтом. Совершив об­мен, через определенное время челяднику речицкого депутата «тая шапъка неподобала». В связи с этим он «…почалъ частокроть того Ейсимонта налегать, а на остаток лжыть и соромить словы вшетечъными и не учстивыми, домагаючысе, абы ему тую шапъку назадъ вернулъ.». Ян Склодковский смог собрать других слуг пана Юдицкого, а также слуг самого Александра Служки для того, чтобы разобраться в ситуации. Дело в том, что речицкий депутат К. Юдицкий являлся подчиненным А. Служки, маршалка трибунала, и верно служил ему. Среди подчиненных Служки, пришедших на помощь Склодковскому, был известен ряд имен: Ян Козаковский, Розбицкий — кравец каштеляна жемайтского, Демьян и Гелиаш Солтаны, Мигал и Ферренц, а также ряд слуг вместе с городскими жителями [1, c. 268].

10 августа возле дома мещанина Яна Кричкевича, где в это время находился Ка­зимир Сангушко со своими подчиненными, собралась толпа во главе с Яном Склодковским. Челядник Ян остался вместе с кравцом Розбицким возле дома, где находился че­лядник Сангушки Станислав Эйсимонт, а остальные спрятались за ратушей. Склодковский стал «лаять и соромотить» Эйсимонта, сидящего возле порога дома, вызывая его на дуэль. Не получив согласия от челядника, Ян вместе с кравцом пана Служки отправились в сторону ратуши. Пройдя её и находясь возле костёла св. Казимира, они встретили дру­гого челядника Казимира Сангушки — Самуэля Хоецкого вместе с гайдуком Порадовским. Склодковский и Розбицкий напали с саблями на них. В ходе обороны подчиненные Сангушки нанесли ранение Яну Склодковскому. На помощь к речицкому челяднику подоспели другие слуги панов Юдицкого и Служки, прятавшиеся возле ратуши. Они, в свою очередь, сильно избили подчиненных Сангушки. Вскоре, другие слуги витебского депутата вступились за Хоецкого и Порадовского. Преимущество было на стороне людей Склодковского, т.к. они были вооружены саблями, камнями, кирпичами. В ходе массовой драки сильно пострадали Юрий Миладовский, Самуэль Свирский, Ян Горшевский, Ян Млодяновский, Казимир Хвалибог, Самуэль Хоецкий, Станислав Эйсимонт — все подчиненные Казимира Сангушки. Кроме того люди Склодковского ограбили пана Самуэля Свирского [1, c. 269].

Стоит отметить, что доподлинно неизвестно, чем закончилось судебное разбира­тельство, т.к. не сохранилось решения суда по этому вопросу. Но возможные наказания для участников беспорядков и статьи, по которым рассматривалось дело, можно узнать из Статута ВКЛ 1588 г., который имел юридическую силу на момент проведения трибунала.

Рассмотрение дела стоило начать с раздела 4, арт. 67 «Об обидах, которые бы князьям, панам, шляхте и их слугам и подданным от воевод, старост, державцев и тиунов, лесничих и мостовничих наших, от их особ или от врядников их, а также от подданных наших совершались». За то, что К. Юдицкий отказался наказывать своего слугу (Разд. 11, арт. 37), он должен был выплатить сумму и понести наказание за нанесенный ущерб. Только за оскорбление личности Станислава Эйсимонта Яном Склодковским можно было доводить дело до суда, согласно «Разд. 4, арт. 102». Склодковского и его помощни­ков стоило привлечь к ответственности по «Разд. 11, арт. 32 (о таком разбое, который был бы учинен нашими подданными или чьими-либо слугами, боярами и подданными)». На­несший ранение Склодковскому был бы отпущен, т.к. данное действие расценивалась как самооборона (Разд. 11, арт. 25). Люди, ограбившие Самуэля Свирского, должны были выплатить навязку (Разд. 13, арт. 3, 4).

Заключение

Таким образом, речицкая делегация на Литовском трибунале, веро­ятнее всего, должна была выплатить денежную сумму потерпевшей стороне. Подобные конфликты нельзя назвать редкостью в Речи Посполитой, т.к. сохранилось большое ко­личество судебных материалов, многие из которых требуют пристального изучения.

Литература:

  1. Жалоба Казиміра Сангушки на Криштофа Юдицкаго о нападеніи слугъ последняго на слугъ Сангушки, нанесеній побоевъ и грабеже // Акты издаваемые Виленскою Археографическою коммиссією. Том XX. Акты, касающіеся го­рода Вильны. — Вильна: Типографія Сыркина, 1893. — С. 267-269.

Автор: Ю.В. Панков
Источник: Молодость. Интеллект. Инициатива: материалы I Междунар. науч.-практ. конф. студентов и магистрантов, Витебск, 18-19 апреля 2013 г. / [редкол.: А. П. Солодков (гл. ред.) [и др.]]; М-во образования РБ, Учреждение образования “Витебский государственный университет имени П. М. Машерова”. – Витебск: ВГУ имени П. М. Машерова, 2013. – С. 203-205.