Коллаборационизм в годы Великой Отечественной войны (на примере Гомельской области)

0
566
Коллаборационизм в годы Великой Отечественной войны (на примере Гомельской области)

Конец XX и начало XXI века наполнены событиями большой исторической важности. Исчезло с политической карты мира государство, проложившее путь новой формации — социализму. Сегодня идут споры между учеными-обществоведами, политическими, государственными и общественными деятелями о неизбежности и правомерности его возникновения и необходимости существования. Но какие бы выводы не делались по этому вопросу, закономерно одно — октябрь 1917 года заставил весь мир повернуться лицом к людям наемного труда, тем, кто производит основные материальные ценности. Он попросту заявил, что если не хотите получить рецидив России, то подумайте об улучшении их социально-политического и экономического положения.

Новая формация развивалась в сложных условиях, под постоянным идеологическим, политическим и экономическим давлением, иногда переходившим к прямым военным столкновениям. Самым крупным таким столкновением была Великая Отечественная война, главным содержанием которой было противостояние между социализмом и фашизмом. Помня и благодаря союзников по антигитлеровской коалиции, хочется еще раз подчеркнуть, что главный вклад в разгром фашизма внес советский народ. Отмечая 60-летие Великой Победы, все прогрессивное человечество согласится со словами Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко: “Не секрет, что сегодня некоторые лжеученые пытаются “пересмотреть” историю Великой Отечественной войны, принизить роль и значение героической борьбы наших дедов и прадедов, реабилитировать предателей, фашистских преступников. Свой информационный удар они направляют в первую очередь на молодежь” [1, с.5]. Готовясь к достойной встрече 60-й годовщины Великой победы над фашизмом, мы вспоминаем и героизм наших дедов и прадедов на фронтах войны, их героический труд на фабриках и заводах в советском тылу, в партизанских отрядах, подполье на оккупированной территории, всюду, куда бы ни заносила судьба войны советского человека. Память о войне хранится в каждой белорусской семье, она вылилась в тысячи памятников и обелисков, название населенных пунктов, площадей и улиц.

Но не только героической борьбой с фашизмом наполнена история Великой Отечественной войны. Для периода оккупации советской территории, в том числе и Гомельщины, характерен и коллаборационизм. С момента подготовки к войне против СССР Германия обращает внимание на белорусскую эмиграцию. В 1939 году в Данциге, с участием представителей министерства иностранных дел фашистского правительства, проводится конференция белорусских эмигрантских центров ряда европейских государств. В ноябре 1939 года создается белорусское представительство при министерстве внутренних дел Германии. С лета 1940 года в Берлине начинает действовать на общественных началах Белорусский комитет самопомощи, создаются его филиалы в Варшаве, Праге, Лодзи, Вене и др. городах. Объединить белорусскую эмиграцию вокруг берлинского центра стремится газета “Раніца”. Редакция газеты поддерживает связь с эмиграцией в Литве и газетой “Крыніца”, издаваемой в 1939 — 1940 годах в Вильно.

Так немецкие службы делают попытки для использования определенной части белорусской эмиграции, которая связывает надежды с созданием и осуществлением национально-культурной государственности под протекторатом Германии. Таких было немало.

Так, премьер Рады БНР В. Захарка еще в июле 1939 года посылает приветственный меморандум Гитлеру и предлагает сотрудничество. Его поддерживает И. Ермаченко.

Меморандум Гитлеру в 1940 году направляют ксендзы Годлевский и Станкевич, где говорят о том, как будет жить Беларусь после войны при поддержке Германии. Они не представляют предательства своему народу. Они враги коммунистов, советской власти и воюют против них, а не против Беларуси. Гитлеровцев поддерживают Акинчиц и Козловский, которые еще в 1933 году создают в Западной Беларуси нацистскую партию “Новый шлях”. С фашистами вернулись на Беларусь Островский, Иезовитов, Кушель и др. Из них оккупационные власти пытались создать основу управления на белорусских землях. Они не задумывались о том, то фашистские власти планировали уничтожить 75% жителей республики.

Существовало на белорусской земле три формы коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны: военный, политический и экономический.

Военный коллаборационизм — это добровольная служба с оружием в руках в немецкой армии, тыловых армейских подразделениях, наружной вспомогательной полиции (охранные команды в подчинении СС), по охране порядка при военных комендатурах, служба по приказу, т.е. выполнение функций полиции в районах действия партизан, тайная агентура, служба в частях “Белорусской Краевой обороны” созданной в марте 1944 года [2,с:1-3].

Сразу же после оккупации начинают создаваться полицейские формирования. Среди полицейских формирований Гомельщины можно выделить “Белую команду”, которая размещалась на станции Уза и была сформирована из жителей Буда-Кошелевского, Чечерского, Ветковского районов. Под руководством Буглая А.И. эта полицейская команда участвовала в карательных операциях в Рогачевском, Буда-Кошелевском и Чечерском районах (д. Каменка Рысковская, Фундаменка, Дербичи, Меркуловичи и др.), в боях фашистских войск против партизан у деревни Лозов. В сентябре 1943 года она была переброшена в Минскую область и переименована в “Восточный батальон 682” и провела там 40 операций против партизан. Разбита команда частями Красной Армии была в июле 1944 года. Правда, многим полицаям и их командиру в 1944 году удалось бежать в Германию, а затем в США и тем самым уйти от заслуженного наказания [3, л.2, 136, 143].

Не менее печальную славу оставил о себе Полицейский батальон Ельского района, который только 18 июня 1942 года расстрелял и сжег более 500 патриотов района [4, л. 43,46].

Кровавый след оставила Брагинская районная полиция, где сначала следователем, а затем начальником был Потель С.С. За два дня в декабре 1942 года они расстреляли около г.п. Брагин более 500 человек. Летом 1943 года та же участь постигла 50 подпольщиков д. Савичи и г.п. Брагин [5, л.108, 133, 134].

Пополнение полицейские формирования черпали в основном из числа дезертиров и военнопленных. К таким относятся Подолинский А.Ф. и Глушец Н.А., которые служили сначала в полиции, а затем надзирателями тюрьмы в городе Мозыре. Особенно отличились они в борьбе с партизанами и патриотами, уничтожении евреев [6, л.74-78].

Среди изменников и предателей Родины искали фашисты и свою тайную агентуру. Среди тайных агентов, действовавших на Гомельщине был переводчик полиции безопасности Дешнер Е.И. Особенно отличился он в сентябре 1943 года участием в расстрелах в деревне Рогинь (40-50 человек) и поселке Культура (16 человек). За это он награжден фашистской медалью и получил звание унтершарфюрера. Дальше он участвовал в расстреле 6500 узников концлагеря Тростенец [7, л.57].

Тайным агентом был Функ Г.Г., который после попадания в плен в октябре 1941 года добровольно поступает в 724 группу тайной полевой полиции. Ефрейтор Функ особенно отличился, когда ГТІФ-724 дислоцировалась в деревне Новый Довск. Только 4 июля 1943 года ей было уничтожено здесь более 200 человек мирных жителей [7, л. 46, 54, 55].

Агентами спецслужб в г. Гомеле и области были: Мурашко А.Ф., Соколов К.Н., Глушаков В.М., Лукомский П.Д., Олейников В., Сычев B., Третьякова М., Лесников Е., Слезкина (Плаксина) В., Каешко Н.Я. и др.(8, л. 14, 16.) Так, Глушаков В.М. способствовал аресту в феврале 1943 года на Гомельском ПВРЗ 52 патриотов, в марте в г. Добруше более 50 патриотов (9, л.З). С помощью Лесникова был разгромлен партизанский отряд д. Михальки. Слезкина В. предала подполье в г. Клинцы [9, л.54, 62]. Третьякова М. работала с Глушаковым. В июне 1943 года она по заданию абвера была внедрена в партизанский отряд и здесь была перевербована. Дальше она работает как агент двойник [9, л. 676].

В марте 1944 года приказом президента Белорусской Центральной Рады создается Белорусская Краевая Оборона. И хотя этот приказ не распространялся на большинство территории Гомельской области, нашлись и среди ее жителей желающие стать в ряды БКО. Среди них были жители г. Жлобина Старжинский А.Ф. и Пугачев. Старжинский, как доброволец, окончил месячные офицерские курсы и был зачислен офицером-стажером 4-го батальона БКО, а Пугачев назначен начальником штаба БКО Минского округа [10, л. 3, 42, 47].

Чем ближе был крах фашистской Германии, тем сильнее было желание гитлеровской верхушки привлечь в войне на свою сторону население всей оккупированной территории. В июне 1944 года из белорусов был сформирован батальон СС “Шума-11”, который был отправлен в Австрию для несения караульной службы и борьбы с партизанами. Там тоже находились наши земляки. Это были Банкрашков А.Г., Дзинковский, Скобелев, Андов, Павличук, Касабукин, братья Кулинкины [11, л.2, 3]. В основном членов батальона подбирали из спецшкол. Так, в городе Могилеве работала школа СД, где из 40 слушателей 8 человек было из Г омеля [11, л. 69].

На территории соседней Украины формируется украинская националистическая армия. Многие из Гомельщины попавшие в плен стремятся вступить в нее, чтобы вырваться из-за колючей проволоки. С 1943 года части Украинской повстанческой армии начинают заглядывать и на Гомельщину. При освобождении Гомельщины от немецко-фашистских захватчиков формирования Украинской повстанческой армии нападали на небольшие воинские части Красной Армии, а после освобождения стали на путь террора, убийства партийных и советских работников, колхозного актива. Так, в апреле 1944 года члены УПА в Лельчицком районе убили представителя ЦК КП(б)Б Петра Бельченко и ранили Бренеш и Эльмакен у деревни Ракитно, в мае в деревне Запесочная уполномоченного ЦК КП(б)Б Бородич и ранили председателя колхоза Лина [12, л.185]. Упавцы стремились привязать к себе колхозно-совхозный актив кровью, или взятием письменных обязательств об обеспечении их продовольствием, фуражом, одеждой [12, л. 210]. Иногда это удавалось. Верно служили в частях Украинской повстанческой армии жители Петриковского района Бандюнос А.М., Феофанов, Будиевич, Безгореводный, Лопит и др. [12, л. 448]. Коллаборанты вместе со своими фашистскими покровителями пытались создать на территории области военно-терористические отряды “Вервольф” [13, л.2].

Самой многочисленной, плохо поддающейся учету, а значит и анализу является экономическая или гражданская коллаборация. Кое-кто из белорусских исследователей пытается вообще отрицать ее наличие на оккупированной территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны на основании отсутствия в СССР частной собственности на орудия и средства производства. Да, таких, когда владелец предприятия сегодня работал во благо своей страны, а завтра продолжал работать на оккупанта, на советской территории не было. А как назвать тех, кто помогал наладить немецко-фашистским оккупантам работу фабрик и заводов, промышленных предприятий, колхозов и совхозов, организовать поставку фашистской Германии не только поставку промышленных товаров, сельскохозяйственного сырья, но и рабочей силы.

Большинство населения Белоруссии, оставшееся в оккупации вынуждено было работать на оккупантов, для того чтобы выжить и сохранить свои семьи, своих детей. Но среди них встречались и такие которые были призваны в ряды Красной Армии и по разным причинам уже в 1941 году оказались на оккупированной территории по месту жительства и пошли на службу к оккупантам. На Гомельщине такие примеры не единичны. К ним относится Шульгин В.С., который вначале работает начальником по восстановлению железнодорожного транспорта станции Гомель, а с июня 1942 года начальником отдела благоустройства при Гомельской городской управе. Нечаев И.К. — начальник биржи труда [14, л.З, 158]. Ковалев А.И. — директор электростанции, которую восстановили уже в сентябре 1941 года. Затем он работает ответственным за отгрузку торфа на торфозаводе в деревне Кобылянка, инженером Гомельского треста Водоканал [15, л. 10]. Добросовестно работали на оккупационные власти директор треста Водоканал Будников В.А. [15, л. 12], директор элеватора Губанов И.В. [16, л. 12]. Примером деятельности этой категории руководителей является деятельность Лялина В.И., который сначала работал начальником Гомельского горжилуправления, а затем управляющим овчинно-шубным заводом. На заводе была установлена твердая оплата труда. Рабочие получали 200-250 руб., квалифицированные рабочие — 350-450 руб., управляющий — 600 руб. За 1942-1943 год завод произвел 2000 пар валенок, овчин на 600 полушубков, 200 шапок [17, л. 1,17].

Фашистские оккупанты стремились заполучить сельскохозяйственную продукцию из захваченных территорий. Уже осенью 1941 года они преобразовывают колхозы и совхозы в общинные или земские дворы. Они облагают их налогом и даже разрешают оставшуюся сельхозпродукцию раздавать работающим. Во главе общинных хозяйств иногда остаются прежние председатели и директора. Как они относятся к своим односельчанам и выполнению установок властей можно судить по следующим примерам. Так бывший председатель колхоза д. Хальч Ветковского района, а при немцах управляющий общинного двора Верутин И.Е. при раздаче снопов населению обычно обходил те семьи, у которых мужья или сыновья были в Красной Армии или партизанах. Обоснованием были слова: “Раз Ваш муж защищает жидов, хлеба на его семью нет” [18, л. 52].

Услужлив был перед фашистами управляющий земского двора “Уваровичи” Грицков А.С. В 1941 году он сдал немцам около 500 кг овса, 8 подвод соломы, в 1942 году более 1 т пшеницы, 10 т картофеля. Туда же пошел и урожай 1943 года, а это примерно 8,5 центнера зерновых с 350 га, 65-70 ц картофеля с 70 га, 80-120 ц овощей с 12 га, 6-10 ц клевера с 300 га и др. [19, л.Ю, 12,23].

Аналогичные примеры можно было бы привести по деятельности Равинского И.А. — главного агронома Уваровицкой сельхозкомендатуры [20, л. 2, Остапенко JI.3. — общинные хозяйства Гомельского района [21, л. 13], Кондратенко В.И. — старшего агронома Брагинского райземуправления [22, л. 1], Давидовского А.С. — заведующего фруктовым садом жандармерии в Брагинском районе [23, л. 1] и многих других.

Определенную роль в работе промышленных и сельскохозяйственных предприятий, организации их управления и жизни населения на оккупированной территории играли городские и сельхозуправы и чиновники, связанные с выполнением их функций. Их деятельность относится к политической коллаборации.

Политическая коллаборация является самой малочисленной, но и самой опасной составной частью сотрудничества с оккупантами. Это та часть, которая пыталась доказать закономерность и справедливость фашистской агрессии против СССР, оправдать злодеяния против советских людей, убедить их верно служить фашистским захватчикам. К политической коллаборации следует отнести в первую очередь такие формирования как Белорусская самодапамога, Раду даверу и Белорусскую Центральную раду, Союз белорусской молодежи, “партию борьбы против большевизма”, организацию “Мир и порядок”, органы образования городских и сельских управ, органы самоуправления на оккупированной территории и др. Этих организаций становилось все больше с приближением освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. Они выражали идею оправдать фашизм после разгрома Г ермании, стремление предоставить захватчикам право заявить, что они не одни воевали против Советского Союза, что в этой войне участвовало и население всех советских республик. Все эти формирования имели место и на территории Гомельской области.

Корни политической коллаборации кроются среди белорусской эмиграции послереволюционного периода. В основном это были люди, потерявшие не только свое богатство и власть, но и ненавидящие новое общество, возникшее после Октябрьской социалистической революции. Среди них были участники белорусского национального движения, члены Рады несостоявшейся Белорусской Народной Республики и др.

Так, Фабиан Акинчиц при Восточном министерстве Германии в местечке Вудзец (Германия) создал школу пропагандистов для захваченных фашистами территорий. Среди 400 первых курсантов этой школы было 100 выходцев из Белоруссии [24, л. 3]. Одним из первых был уроженец Уваровичского района Гомельской области Николаенко М.С., впоследствии старший пропагандист Лидского гебиткомисариата. Вместе с ним здесь обучались Костусев М. Е. (Жлобинский район), Мельник Н.И. (Лоевский район), Хадоскин И.С. (Буда-Кошелевский район) после окончания работали при генеральном комиссариате Белоруссии [24, л.73, 95] и др. Все выпускники школы пропагандистов назначались бургомистрами, начальниками управ, волостными старостами, работниками полиции [24, л. 166].

Наряду со школой Акинчица кадры идеологических работников готовил для оккупантов Союз Белорусской молодежи, созданный летом 1943 года Подготовку на курсах СБМ в имении Дрозды, где лекции читали члены Центральной Белорусской Рады чета Кушель, Колубович и др., прошла уроженка местечка Домановичи Рудько Е.М., которая была направлена в ремесленное училище города Лиды. Затем она участвовала в работе съезда СБМ, где присутствовало 23 делегата [25, л. 3, 14,40].

Определенную работу проводили священнослужители, используя церковь как трибуну антисоветской пропаганды, Остапенко М.О., который до войны работал бухгалтером Гомельского молокозавода, а с приходом фашистов получил приход в деревне Романовичи [26, л. 3]; Некрашевич А.Г., священник местечка Наровля. До войны он работал учителем начальной школы. В мае 1942 года рукоположен за 2000 рублей Мозырским протоиереем Былинским [27, л. 14], Зубов Г.М., который имел духовное образование и служил священником в городе Жлобине, с февраля 1942 года — Рогачеве, откуда бежал вместе с фашистами и проводил службу в лагерях Германии. Он был единственным из священнослужителей, который на суде заявил, что церковь на захваченных немцами землях проводила оккупационную политику [28, л.2,26].

Зубов был не только священник. По его инициативе в январе 1942 года в городе Рогачеве была создана организация и избран комитет Белорусской самопомощи, в который вошли Блешенков Г.В., Зубов Г.М., Коморовский Н., Лашкевич Д.О., Лашкевич Н.И., Алферов Н.А., Силенков В.С., Сычевский И.Г., Васюченко. Последний активно сотрудничал с газетой “Новый путь”, а когда ее редактор Михаил О. в августе 1943 года объявил о создании “Союза борьбы против большевизма”, создал такие же организации на Жлобинщине и Рогачевщине, всюду подчеркивал, что главные лозунги этой организации “Смерть большевикам — жизнь народу”, “Ни одной семьи освобожденной от большевизма без членства в союзе” [28, л. 46-47,49].

В Гомеле действовал комитет организации “Мир и порядок”, секретарем которого с 1 апреля по 1 августа 1942 года был доцент Гомельского пединститута им. В.П.Чкалова Аксов Б.П. (в плену превратившийся в Аксенова Бориса). С 1 августа он становится бургомистром города Гомеля, сменив на этом посту Соболева В.А. Активное содействие на посту секретаря комитета ему оказывал начальник отдела образования городской управы Куликов А.А. Вместе они пытаются создать на селе народные дружины для защиты от партизан (только в Гомельском районе было создано 20 таких дружин численностью в 460 человек), стремятся создать молодежную организацию “Викинги”, под предлогом спасения молодежи от опустошения делают попытки создать спортивные общества и трудовые дружины.[29, л.12, 19, 35,51, 55,61].

Гомельский комитет “Мир и порядок” первым подхватывает и публикует воззвание и манифест “Народно-социалистической партии России” [29, л. 36], опираясь на диктора Гомельского радио Бычкову М.Ф. [29, л.40], пропагандирует идеи и программу “Союза борьбы против большевизма”. Одним из организаторов СБПМ был управляющий Новобелицкого лесозавода Хомяков С.В., активными членами Шабан, Медников Н.М., Новак, Добровольский Григорий и др. [30, л.4, 14, 53].

Активно политику оккупационных властей проводили гомельские юристы Петрожицкий А.М., Шигалев, Емельянов П.А., Курилин К.Н., Ковалев Н.Г. и др. [31, л.24.,56]. Они не только следили за выполнением приказов и постановлений оккупационных властей, но и пытались теоретически обосновать и создать законодательство для захваченных фашистами территорий.

Воспитательную работу по привитию любви к “новому порядку” проводили многие учителя школ, открытых на оккупированной территории. Среди них были заведующая начальной школы №11 г. Гомеля Беляева А.Н. [32, Л.2, 17], заведующая школой №13 Голабурдо-Аксомитова С.П. [33, Л.2], Жарин И.С. [34, л.2], заведующий Брилевской начальной школы Концевич Н.А., сдавший немецким властям орден Ленина, которым был награжден в 1939 г. [35, л.21] и др.

Вот краткий обзор некоторых направлений деятельности коллаборационистов на территории Гомельской области в годы Великой Отечественной войны. Многие из них при приближении частей Красной Армии, чувствуя, что придется отвечать за активное сотрудничество с врагом, в конце войны пытались связаться и уйти в партизаны. Другие до конца были преданы своим хозяевам и уходили вместе с отступающими немецкими частями и там под видом военнопленных или угнанных в Германию стремились попасть в ряды армии победителей или остаться навсегда за пределами Родины. Части коллаборационистов это удалось. Но большинство было разоблачено и понесло ответственность по советским законам.

  1. Великая Отечественная война советского народа (в контексте Второй мировой войны). — Мн.: Изд. Центр БГУ, 2004.-231с.
  2. Архив Управления Комитета государственной безопасности по Гомельской области (дальше АУКГБ ГО), д. 245.
  3. АУКГБ ГО, д.18538.
  4. АУКГБ ГО, д. 18518.
  5. Там же, д. 18432.
  6. Там же, д. 18539.
  7. Там же, д. 18545.
  8. Там же, д. 18492.
  9. Там же, д. 16344.
  10. Там же, д. 16681.
  11. Там же, д. 1911.
  12. Там же, д. 9041.
  13. Там же, д. 5353-с.
  14. Там же, д. 427.
  15. Там же, д.542.
  16. Там же, д. 4637.
  17. Там же, д. 2024.
  18. Там же, д. 44.
  19. Там же, д. 11326.
  20. АУКГБ ГО, д. 5896.
  21. Там же, д. 4061.
  22. Там же, д. 9464.
  23. Там же, д. 9464.
  24. Там же, д. 12222.
  25. Там же, д. 3255.
  26. Там же, д. 2363.
  27. Там же, д.4031.
  28. Там же, д. 544.
  29. Там же, д. 8766.
  30. Там же, д. 13584.
  31. Там же, д.2686.
  32. Там же, д. 1823.
  33. Там же, д. 1813.
  34. Там же, д. 5881.
  35. Там же, д. 4845.

Автор: И.Ф. Эсмантович
Источник: “Гомельшчына ў Вялікай Айчыннай вайне”, навук.практычная канф. (2005, Гомель). Навукова-практычная канферэнцыя “Гомельшчына ў Вялікай Айчыннай вайне”, 7-8 красавіка 2005 г.: [прысвеч. 60-годдзю Вялікай Перамогі: матэрыялы] / рэдкал.: В.А. Міхедзька (адказ. рэд.) і інш.; Гомельскі дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны. — Гомель: Выд-ва “Гомельскі дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны, 2005. — Ст. 119-128.