Как я была Купалинкой

0
1011
Купалінка, Купалинка, красивые девушки

Разбіраючы паперы ў рэдактарскім стале (там завяліся мышы),  мы знайшлі загадкавы тэкст, наяўнасьць якога пан рэдактар не здолеў растлумачыць. Маўляў, не знама адкуль прыйшоў. Мо па пошце хто падкінуў? Мо і па пошце. Але з ім трэба нешта рабіць, друкаваць, скажам, і тут узьнікае пытаньне, а ці маем мы права без дазвола аўтара гэта публікаваць? Пан рэдактар мудра вырашыў гэтае пытаньне: «Калі тэкст ужо з’явіўся, ён зэявіўся не для інтымных чытаньняў. Я, між іншым, не тэлефон даверу». Таму на аксамітных старонках чароўныя купальскія эпізоды.

Как я была Купалинкой

Тот, кто ни разу не был на Купалье, даже не подозревает, как много он потерял. А та, кто ни разу не была Купалинкой, никогда не поверит, что сказка про Золушку – это не сказка вовсе, а самая настоящая правда.

Но, начнем все по порядку. Итак, на Купалье мне предстояло быть впервые, поэтому собиралась я туда со смешанным чувством любопытства, страха, надежды, с покалыванием под ложечкой и предвкушением чего-то необычного, а также с полнейшим незнанием относительно того, что, собственно говоря, там будет.

Желающих поехать на Купалье было много, и всяких, разных: кроме истинных «талакоўцаў», там были еще каратисты, парочка экстремалов, один чех(!) и даже гомельское телевидение в лице одной своей представительницы. Это всё, не считая людей из других городов, которые уже были на месте.

Схема прибытия к месту назначения: вокзал, поезд и через полтора часа – снова вокзал, но уже в Добруше, А потом бесконечно долго потянулись два часа, в течение которых мы добирались до места действа. О них я могу вкратце сказать только то, что дорога была очень длинной, погода – очень жаркой, а комары – очень голодными.

Когда мы наконец-то дошли (ура-ура-ура!), когда мы, обмазанные с ног до головы всякой всячиной против ползуче-летающих гадов, только-только собрались немного поваляться в своё удовольствие, нас (девушек) убедительно попросили (практически не повышая голоса) приготовить необходимый для Купалья инвентарь, причем сделано это было примерно в такой форме: «всем девкам – венки плести, а то никакого Купалья не будет!» Я, вспомнив 6-7-8-летний период из своего счастливого детства, изготовила венок из цветочков (1 шт.) для себя и венок из дубовых веток (1 шт.) для того единственного и неповторимого, которого должна буду выбрать. Кстати о единственном: мне с самого начала не нравилась эта затея, не хотела я никого выбирать и всё тут. Как оказалось в последствии, зря переживала.

Итак, венки были сплетены и мирно лежали и ждали своего часа. Пока мы отсутствовали, парни сложили огромный костер с шестом в центе и колесом на конце шеста (где они это колесо взяли, я так и не узнала).

Путем сложнейшей операции, с блеском выполненной Яўгенам Малікавым и Викой, наши каратисты лишились своего навеса от дождя (большой клеенки), а мы приобрели стол. Потом наступил бесконечный период нарезки пищепродуктов и равномерного их распределения по всему клеенчатому пространству нашего стола. И вот: стол готов, костер готов, венки сплетены, темно – можно начинать.

Все уселись вокруг стола (кому места хватило); пустили келіх кола (ба-а-альшой стакан с водкой), представляясь, выпивая его содержимое и заедая все это традиционной для Купалья едой: белым сыром и яичницей.

Ровно в 12-ть зажгли костер, и началось то самое, ради чего все сюда приехали. Помню, на меня, как на новичка в этом деле, все происходящее произвело колоссальное впечатление. Представьте себе: ночь, огромный костер в центре, а вокруг него парни и девушки, все (почти) в белых одеждах, девушки (все) с венками на головах, поют, танцуют. Если честно, то у меня было чувство, что нахожусь я не где-то под Добрушем, в году 2001-ом, а в лесах некрещеной Руси, в веке эдак 8-9-ом. Было жутко интересно. Хотя с самого начала был взят такой быстрый темп (или это мне так с непривычки показалось), что я засомневалась, смогу ли я физически выдержать все Купалье. Но потом быстро забыла (напрочь) о своих опасениях, когда начались игры и мне было так весело, как никогда раньше.

Во время игр я не переставала краем глаза следить за всеми и думать, кого же мне выбрать (все равно ведь придется выбирать в конце концов, никуда от этого не денешься!). Было много мне не знакомых, и на  них я и решила остановиться. Если честно, я с самого начала приметила двоих: оба они были в белых рубахах, с кожаными нарукавниками, с длинными волосами и в татуировках, один – светленький, другой -темненький. Путем мучительного выбора между ними, я в конце концов решила, что свой дубовый венок надену (т.е. выберу себе в пару) на голову светленькую. Определилась – и успокоилась.

А в это время праздник продолжался. На кого-то упал прогоревший столб (хорошая примета: значит, в этом году женится); кто-то чуть не сгорел в костре; кто-то предпочел дерево девушке и танцевал с палкой. Мой венок все время с меня сваливался, а под конец мне его вообще сломал некто, сильно увлекшись моей поимкой во время очередной игры.

Что мне очень понравилось, так это полнейший и неоспоримый матриархат, царивший на Купалье. Кстати, парней было гораздо больше, и это было очень хорошо, как сказала мне по секрету моя подруга.

Но вот, близился конец, пришло время парням выбрать Купалинку. Как договорились в самом начале, Купалинкой должна была стать самая красивая девушка на Купалье, которая лучше всех танцует, поет, целуется и т.п. Все время я, конечно, где-то глубоко-глубоко внутри себя холила и лелеяла надежду, что выберут меня, хотя никаких шансов, как мне казалось, у меня не было. Поэтому вполне понятно и объяснимо моё столбнячное состояние и полнейшая невменяемость, когда меня вызвали к костру и при свете догорающих углей объявили Купалинкой! (Кто сказал, что мечты не сбываются?!) Правда, как оказалось впоследствии, у Купалинки только две привилегии: первая – тот, кого она выбирает, становится князем, и вторая – ее должны украсть черти (те. кому не достанется пары) и утащить в лес, чтобы князь ее нашел. Весело!

И вот, наконец-то, оно, самое главное: костер, с одной стороны – парни, с другой – девушки с венками на головах и дубовыми венками в руках. Мне, как Купалинке (самой главной), предоставляется право первой выбирать. Со всех сторон стали сыпаться советы; кто-то предложил вообще бросить венок в костер, тогда бы никакого князя не было. Дальше – просто: я прыгаю через костер, надеваю венок на того, на кого и хотела, мы беремся за руки, вместе прыгаем через костер обратно, целуемся и … убегаем в лес подальше от чертей, искать папараць-кветку. Князь, как настоящий князь Купалья, сразу преложил мне пойти купаться голышом. Что было дальше – не ваше дело…

…Вернулись мы, когда уже стало светло; вокруг все еще горевшего костра было уже много народу. Мы поцеловались в последний раз – и князь уехал, оставив свою Купалинку в полном одиночестве.

Купалье закончилось.

Осталось много воспоминаний и надежда еще раз увидеть князя.

Чем вся эта история закончится для князя и Купалинки – вскрытие покажет.

Аннушка (Купалинка)

Вось такі happy end. Дарэчы, калі паважаная аўтарка тэксту, знаходзіцца  ў зоне дасягальнасьці нашага аксамітнага руху, просім адгукнуцца й распавесьці чым жа ўсё скончылася? Мо стацца й так, што працяг рамантычнай купальскай гісторыі зацікавіць нашых чытачоў ня меньш за дынаміку й інтрыгу сьвята.