Как речицкие фабриканты стали врагами народа

0
155
Рабочие завода и фабриканты в Речице
Рабочие Речицкого проволочно-гвоздильного завода. 1922 год (Борис Рикк во втором ряду 5-й слева)

Белорусское общество сегодня упорно ищет модель предпринимательства и спорит о приложении сил людей бизнеса. При этом практически забыто, что эти вопросы в свое время были успешно решены, а предпринимательская среда дала и Беларуси, и Гомельщине немало талантливых организаторов производства, примеров гражданственности и патриотизма. Один из них, наиболее яркий, — директор Добрушской бумажной фабрики Антон Игнатьевич Стульгинский, имя которого сейчас вошло в школьные и вузовские учебники, солидные научные и энциклопедические издания — не только белорусские, но и российские.

Подобным примером является деятельность одной из первых предпринимательских династий Полесья — речицких фабрикантов и общественных деятелей Рикков.

Основатель династии Афанасий Федорович Рикк не был дворянского происхождения. Выходец из мещан знаменитого своей летописью XVII века местечка Баркулабово Быховского уезда Могилевской губернии, он смог сделать весьма успешную карьеру на военной и государственной службе. За участие в описанной Львом Толстым обороне Севастополя во время Крымской войны был отмечен орденами св. Станислава 2-й и 3-й степени, св. Анны 3-й степени. Служебное восхождение закончилось чином статского советника, что позволило Рикку получить потомственное дворянство, войти в группу высшей российской номенклатуры и приобрести солидное состояние. К концу ХIХ века Афанасий Рикк имел обширные поместья на Киевщине и Черниговщине, завел крупнейший ректификационный завод с производством в 90 тысяч рублей в местечке Бахмач. Не забыл он и родного края: выкупил в собственность Баркулабово, а также имение Солтаново в Речицком уезде и земли в самой Речице. В уездном центре заложил лесопильный, винокуренный и ректификационный заводы, в Солтаново появилась мельница, а в Малодуше — еще один винокуренный завод.

Сыновья Рикка отказались от традиционной для карьерного роста в ХIX веке военной службы и сделали ставку на образование. Владимир, родившийся в 1869 году, окончил одно из самых престижных высших учебных заведений России — Московскую Петровскую сельскохозяйственную академию — и присоединился к делу отца, чтобы применить знания по агрономии и лесоводству в родовых владениях. Младший на пять лет Борис, отучившись в не менее престижном Рижском политехническом институте, также вернулся к отцовскому хозяйству.

Примечательно, что, имея значительную собственность в благодатном аграрном украинском Черноземье, Рикки выбрали местом проживания и приложения предпринимательских инициатив именно Речицкий уезд. Здесь Владимир и Борис обзавелись семьями, женившись на местных красавицах, родных сестрах Власенко — Наталии и Марии. В семье у Владимира вскоре появилось шестеро детей, а у Бориса — семеро.

Но главным детищем братьев стало новое и уникальное для белорусского Полесья металлургическое производство — Речицкий проволочно-гвоздильный завод. Решаясь на его строительство, братья пошли на коммерческий риск, продав богатое имение Русаки на Киевщине и завод в Бахмаче. В Русско-Азиатском банке были заложены Солтаново и одна из лесопилок.

В мае 1912 года проволочно-гвоздильный завод братьев Рикк начал работу всего при 10 рабочих. Управление предприятием взял на себя Борис Рикк. Станки закупили в Германии, у знаменитых фирм «Кук» и «Кайзер», для монтажа оборудования и организации работы пригласили опытных специалистов. Железная руда баржами доставлялась по Днепру из Екатеринославля. Одновременно с возведением предприятия строилось жилье для работников.

Предпринимательская интуиция не подвела братьев. С началом Первой мировой войны завод братьев Рикк оказался востребованным Главным военно-техническим управлением Генерального штаба Российской армии, которое кредитовало предприятие и разместило здесь крупные военные заказы. Производство было перепрофилировано на изготовление колючей проволоки, без которой в те времена не обходилось ни одно военное укрепление. Завод превратился в одно из наиболее значительных и технически передовых промышленных предприятий Российской империи.

К 1917 году имущество владельцев оценивалось на сумму 120 тысяч рублей. Кроме гвоздильного завода, только в Речице им принадлежали лесопильный и кирпичный, а также паровая мельница. К ним добавлялись спиртовые заводы в Речицком и Быховском уездах, в Киевской и Черниговской губерниях, пристани на Днепре и подъездные пути к ним.

Братья числились в списке 50 наиболее успешных и состоятельных людей Северо-Западного края, наряду с гродненским «табачным королем» И. Шерешевским, пинскими промышленными магнатами Лурье, минско-гомельскими Леккертами.

Предпринимательство Рикки не менее успешно сочетали с общественной деятельностью и меценатством. Борис Афанасьевич входил в Минское губернское попечительство детских приютов, которое контролировало содержание сирот всей Минской губернии. Владимир Афанасьевич был почетным мировым судьей, членом уездного по промысловому налогу присутствия, почетным смотрителем речицкой ремесленной школы. В 1907 году он стал депутатом уездного дворянского собрания, а также членом губернского комитета по делам земского хозяйства, избирался гласным Речицкой земской думы от ее первого созыва в 1913 году и до последнего в 1917-м.

Используя административный ресурс и влияние, Рикки довольно активно защищали интересы своего региона. Так, в 1908 году при обсуждении вопроса о строительстве железнодорожной ветки от Жлобина до Киева Владимир Рикк решительно выступил за то, чтобы эта магистраль была проведена не через Мозырь, а через Речицу, был готов лоббировать это предложение в Петербурге. В речицкой думе он активно отстаивал вопросы социального развития города и уезда: призывал земство считаться с интересами населения и не делать статьей экономии уездную медицину, был одним из инициаторов плана введения в уезде всеобщего начального образования и вошел в школьно-строительную комиссию для его реализации, в том числе путем привлечения средств имущих граждан. Борис Рикк в годы Первой мировой войны также вошел в состав земской управы, активно работал в речицком отделении «Татьянинского комитета» для помощи потерпевшим от войны.

С утверждением советской власти братья Рикк не покинули родину, как сделали это их коллеги по предпринимательству и общественной деятельности А. Шишкин и П. Патон. Трудно судить о мотивах такого поступка, но хочется думать, что одним из них была преданность родному краю и предпочтение его интересов собственным (обращает на себя внимание, что в 1924 году, когда Речицкий уезд находился в составе РСФСР и население массово записывало себя в русские, В. Рикк в своей анкете в графе национальность написал «белорус»). Не изменили решения братьев ни национализация в 1919 году собственности, ни «профилактический» арест их гомельским ЧК.

Борис Рикк согласился на должность «технорука» на бывшем собственном заводе, где продолжал фактически организовывать весь технико-технологический процесс при уже назначенном «пролетарском» директоре. Заслугой Бориса Рикка стало спасение завода от вывоза его в Польшу в 1920 году, во время советско-польской войны. Город не обошелся без его технических знаний и опыта при строительстве и монтаже электростанции.

Владимир Рикк применил свои знания «ученого агронома» в речицком лесничестве. Однако в 1924 году вся семья была лишена избирательных прав, после чего оба брата были уволены с занимаемых должностей. Письменное заступничество рабочих совхоза «Солтаново», которые свидетельствовали «о добрых и справедливых к ним отношениях» Владимира Афанасьевича, а также о его «продолжительном труде по улучшению Солтаново и созданию в нем заводов, кормивших стольких людей и в такой степени обновивших местность», не были приняты во внимание. Попадание в «лишенцы» оказалось только началом испытаний. Предчувствуя это, в 1926 году Владимир Афанасьевич с семьей перебирается в Москву. Однако в Речице все же не могли обойтись без квалификации Бориса Афанасьевича: он еще десять лет проработал главным инженером на спичечной фабрике «Днепр».

Но советская система все жестче демонстрировала неприятие «классово-чуждых элементов». Вскоре как дети заводовладельца были отчислены из ленинградских вузов сыновья Владимира Афанасьевича. Они приехали к отцу в Москву, но вскоре их ждало горе: получив травму ноги, в 1932 году Владимир Рикк умер от заражения крови. Не имея возможности учиться в вузах и боясь вновь оказаться «лишенцами», дети сочли за лучшее разъехаться по разным частям огромного СССР.

Еще более страшный конец настиг вскоре Бориса Афанасьевича: в ноябре 1933 года вместе с группой заводских специалистов и рабочих он был арестован по обвинению «в принадлежности к контрреволюционной организации и проведении вредительской и диверсионной работы в спичечной промышленности СССР». Постановлением Коллегии ОГПУ Борис Рикк был приговорен к высшей мере наказания и 22 мая 1934 года расстрелян. Семья, которая осталась без средств существования и жилья, получила известие о его высылке на Беломорканал и еще долго надеялась на возвращение. Полное оправдание Б. А. Рикка последовало уже в первую волну реабилитаций — в октябре 1956 года.

Несмотря на все испытанные несчастия, дети Владимира и Бориса Рикков не озлобились на страну и власть, не утратили патриотизма, который привили им отцы. С началом Великой Отечественной войны четверо сыновей Бориса Афанасьевича ушли на фронт, причем младшие досрочно и добровольно. Средний из них, Дмитрий, погиб в боях. Воевал также младший сын Владимира Афанасьевича Алексей Рикк.

И до и после войны семья старалась не возвращаться в памяти к тому времени, когда они были все вместе и счастливы на родине.

В этом году одно из наиболее успешных предприятий Речицы — метизный завод отпраздновал свое столетие. Данью признательности его основателям стало открытие мемориальной доски в честь Владимира и Бориса Рикков, а известный на тот момент материал о них вошел в изданную к юбилею книгу. Думается, что восстановление памяти об этих людях будет не только актом справедливости, но и гражданско-патриотического воспитания нас сегодняшних.

Мемориальная доска в Речице
Мемориальная доска, открытая на здании Речицкого метизного завода в 2012 году

Авторы: Валентина Лебедева, Оксана Шандрак