Как Гомельский дворец чуть не передали горецким аграриям

0
1127
гомельский дворец

Гомельский губотдел по делам музеев, созданный в 1919 году, “ставил себе главной задачей в Гомеле основать Дворец пролетарской культуры с музеями, студиями, лабораториями, библиотеками и народными аудиториями”. Для его размещения предназначалось здание дворца Паскевичей, центральная часть которого была разрушена во время Стрекопытовского мятежа. Решением коллегии губоно 27 июля 1919 года “народному парку и замку быв. Кн. Паскевич присвоено название имени А. В. Луначарского”.

Исполнительный чертеж для реставрации сгоревшей части дворца Паскевичей

Несмотря на то, что была составлена смета на восстановление пострадавшего от пожара замка, денег на реставрацию Наркомпрос не выделил. Официально художе­ственно-исторический музей имени Луначарского был открыт 7 ноября 1919 года в правой башне дворца и правой галерее, уцелевших во время мятежа. Как сказано в одном из отчетов, “музей работает с 1919 г. будучи открыт Наркомпросом т. Луначар­ским”. Музею также были переданы часовня и усыпальница, где имелись “иконы хорошей мозаичной работы”.

гомельский дворецПарк в это время находился в ведении губсовхоза, который в 1921 году разместил в левой башне дворца лесоводческие курсы. Затем президиум Гомельского губ­исполкома, посчитавший, что левый флигель замка никакого отношения к музею не имеет, закрепил его за губ­земотделом для курсов земельных работников.

В это же время комиссия губплана провела осмотр центральной части здания с целью проведения ремонта. Стоимость его была оценена в 130000 золотых рублей. При этом указывалось, что помещения могли быть использованы под музей, картинную галерею, второй этаж — под библиотеки и читальни, а центральную часть предлагалось отдать под театр с залом до 1000 зрителей. Отмечалась необходимость срочно “изыскать средства для восстановления и сохранения погибающего здания, т. к. неизбежен обвал”.

Письмо завмузеем Я.С. Розенблюма в губоно о взимании платы с посетителей музея. 1923 год

Неразбериха в управлении дворцом и парком привела к тому, что Президиум ВЦИК в октябре 1921 года принял постановление о передаче музея и парка Горецкому институту сельского хозяйства. На коллегии губоно представитель института профессор Кайгородов заявил, что музей не может быть сохранен в прежнем виде, поскольку “в нем находятся случайные реликвии. Институт преобразует его в сельскохозяйственный, быть может некоторые ценности придется перевести в другой город”. На что заведующий губоно ответил, что польза музея “очевидна и оценена посетившими его представителем ВЦИКа тов. Калининым и Наркомом просвещения тов. Луначарским. Упразднение музея недопустимо. Этот музей центр ценит и пополняет…” На следующий день в Москву была направлена телеграмма за подписью заместителя председателя губисполкома Селиванова: “Губисполком против передачи музея… Губ­исполком изыскал для ремонта 100 млн. руб…”.

гомельский дворец20 января 1922 года была выдана охранная грамота № 378 за подписями народного комиссара просвещения А. Луначарского и заведующей Главмузеем Н. Троцкой. Она удостоверяла, что музей “как заключающий в себе художественно-исторические коллекции состоит в ведении Главмузея Наркомпроса. Названное помещение… ни в коем случае занятию другим учреждением не подлежат без ведома и согласия Главмузея”.

Отчет заведующего музеем И.А. Маневича о работе музея  с ноября 1919 г. по февраль 1921 г. 

Постановлением Президиума ВЦИК от 23 января 1922 года парк и дворец князя Паскевича в Гомеле были объявлены народным достоянием. Для ремонта требовались средства, и местные власти принимают решение о продаже части вещей “немузейного характера” из дворца Паскевичей. Губоно заключило договор с инженерами Поповым и Пастуховым о проведении ремонта. По окончании ремонта им были переданы в качестве оплаты согласно оценочному акту вначале 14 предметов на сумму 13500 миллионов рублей, затем — на 16634 миллионов. Чтобы представить, в каких количествах передавалось имущество, приведем один пример. Первым в акте значился столовый фарфоровый белый сервиз с золотым окаймлением с гербами фабрики братьев Корниловых из 306 предметов, стоимость которого составляла 1158 миллионов рублей.

документ про гомельский дворецВ это же время для расширения выставочных площадей из домовой церкви настоятелю Петропавловского собора протоиерею А. Зыкову были переданы по акту иконы, написанные масляными красками, четки, паникадила, евангелие и многое другое — всего 165 единиц, а также 17 единиц церковной одежды, 76 единиц одежды для священников из золотой, серебряной и шелковой парчи. В мае 1922 года из домовой церкви и фамильного склепа в помощь голодающим Поволжья были изъяты церковные ценности в золотом и серебряном исполнении.

Директор музея И. Маневич, подаривший музею из личного собрания 4 письма Бунина, портрет Лермонтова работы художника Рабиновича, акварельный портрет отца Льва Толстого, английскую цветную гравюру работы художника Анжелики фон Кауфман, не смог смириться с распродажей имущества и передачей его в разные отделы губисполкома и губкома и сообщил об этом в Главмузей. Маневича вначале объявили клеветником, затем отстранили от работы.

Все усилия, предпринятые руководством музея впоследствии для получения в пользование левого флигеля, не принесли результата. Там продолжали находиться земледельческие курсы и курсы комсостава, несколько комнат были заняты гостеатром.

Летом 1923 года состоялось очередное совещание губернской плановой комиссии по вопросу восстановления замка. Первоначально эти работы предполагалось поручить губземуправлению, которое пришло к выводу, что ремонт может быть осуществлен за счет продажи делянок леса и на его условиях — “передачи замка ему в аренду сроком на 9 лет для размещения своих отделов и служебных квартир”.

Комиссия решила передать замок губсовпрофу для “устройства в нем рабочего клуба и других общественных учреждений”. Профсоюз обязался выделить для ремонта 20 — 30 тысяч золотых рублей.

В сентябре по заказу губсовпрофа Западное област­ное отделение Российского акционерного общества “Стандарт” обследовало здание под достройку коммунального дома для жилищного товарищества “Заря новой жизни”. Был сделан вывод о возможности создания образцового Дома-коммуны с квартирами на втором и третьем этажах и помещениями “для культурных нужд” на первом.

Работы по восстановлению здания вело Полесское строительное общество “Полесстрой”. В докладной запис­ке инженер Шабуневский и прораб Шекудов сообщали, что в 1923 году проводились работы по очистке дворца от мусора. “Здание требует немедленного устройства стропил и покрытия крыши в особенности над центральной частью, где находятся купол над главным залом, состоящий из пустотелых гончарных горшков, который от действия воды и морозов разрушился и в дальнейшем может произойти обвал не только купольного перекрытия, но сводов и подпружных арок, на которых он основан”. Стоимость проекта составила 7500 “червонных рублей”.

В правой башне продолжал работать музей. Он был открыт три раза в неделю (среда, суббота и воскре­сенье) с 11.00 до 15.00, за 1924 год его посетили 30599 человек. Согласно охранной грамоте, музею принадле­жало все здание. В дей­ствительности же среднее здание, разрушенное пожаром, находилось в ведении Гомельского губпрофсовета, который предполагал “приспособить его для целей проф­организаций”. Левый флигель числился за музеем, но распоряжался им губоно.

На заседании президиума Гомельского губисполкома в июле 1925 года было решено: “1. Использовать замок в парке Луначарского под культурное учреждение — Дворец труда. 2. На крышу выделить 50 тыс. руб. из городского бюджета будущего года”. В феврале следующего года Гомельский горсовет принял решение: “Продолжить восстановление дома в первый строительный сезон во избежание дальнейшего разрушения здания. Считать целесообразным использовать его под педтехникум. Из полученных от Управления Западных железных дорог 300 тыс. руб. в фонд школьного строительства 120 тыс. использовать на ремонт зам­ка, а взамен гороно получит занимаемое техникумом помещение под школу”.

К концу года здание замка было полностью восстановлено, помещения музея национализированы. В июне 1927-го при музее Луначар­ского был организован новый краеведческий отдел с тремя отделениями: промышленности и торговли, сельского хозяйства, общественно-бытовым. В последующие годы в здании дворца находились педагогические курсы, окружной архив, рабочий факультет, школа химиков и проживали частные лица.

В июле 1931 года Гомельский горсовет принял по­становление о выселении всех организаций и частных лиц из помещений дворца и размещении в нем совет­ской партийной школы. Тогда же в музее был открыт антирелигиозный отдел, с 1937 года в нем находились государ­ственная библиотека, Дворец пионеров, затем бибколлектор и кукольный театр. Музей по-прежнему располагался в правой башне дворца, однако претерпел ряд изменений в названии (в 30-е годы — Гомельский белорусский государственный художе­ственно-культурный музей, с 1938 года и до начала Великой Отечественной войны — Гомельский государственный исторический музей имени Луначарского).

Автор: Мария Алейникова