Как Гомельская губерния помогала выживать голодающим Поволжья

0
1787
Голодающие Поволжья

В 1921 году 23 губернии Поволжья постиг неурожай. Более 30 миллионов человек оказались на грани вымирания. Согласно Декрету ВЦИК в стране были созданы губернские комитеты помощи голодающим. В Гомеле такой комитет был образован в июле 1921 года. За губернией была закреплена область немцев Поволжья, «взятая на иждивение до будущего урожая 1922 г.».

В Поволжье направился представитель губкомпомголода Короткевич для обследования области и оценки размеров бедствия. Из его сообщения следовало: «До наступления голода в области немцев Поволжья проживало 454811 чел. Сельское хозяйство области являлось самым примерным, однако неурожай 1920 г. многое отнял у крестьян области. Посевная площадь 1920 г. равнялась 505354 десятины, а валовой сбор хлеба составил 2119000 пудов против 9,5 миллиона в 1919 г. 1 млн. зерна был сдан в фонд государственной продразверстки, а оставшегося зерна не хватило на продовольствие, прокорм скота и засев полей. Уже в январе 1921 г. стал ощущаться голод, а весной было засеяно всего лишь 161572 десятины. Малоснежная зима и сухое лето превратили поля в выжженную солнцем равнину и обрекли людей на вымирание».

Гомельский губкомпомголод закрепил население области немцев Поволжья за уездами губернии и наладил систематическое снабжение 300 тысяч человек продуктами. Например, за Гомельским уездом было закреплено 33500 человек, Речицким — 32000, Рогачевским — 22000, Клинцовским — 27000.

Драматичность ситуации отражает телеграмма, поступившая 24 ноября 1921 года на имя председателя Гомельского губкомпомголода Дубины из области немцев Поволжья: «Положение области с каждым днем ухудшается. Крестьяне вывозят и променивают буквально всё. Начался усиленный убой лошадей, так как нечем их кормить. Есть уже ряд сел, которые не могут перевезти к себе прибывший картофель. Прибывшие американские продукты для питания детей лежат целыми днями на станции. В некоторых крупных селах имеется всего лишь 5 — 10 лошадей. Необходимо срочно выслать маршрут фуража. Нужна экстренная помощь вымирающему населению, иначе область погибнет окончательно».

Из голодающих областей в более «урожайные местности» в первую очередь эвакуировали детей. Гомельская губерния согласилась принять 1500. Однако реальная цифра оказалась значительно большей: с июля 1921-го по сентябрь 1922-го в губернию прибыло 6799 детей. Они размещались во вновь организованных 57 детских домах. 2256 несовершеннолетних были розданы под опеку населению. Самые истощенные и больные направлялись на обследование в пятую детскую больницу. За год туда поступило 549 детей, выздоровело 419.

О неравнодушном отношении местного населения к эвакуированным и беженцам с Поволжья свидетельствуют заметки в газете «Полесская правда» (нынешняя «Гомельская праўда» — прим. автора): «Граждане Марковичской волости Гомельского уезда постановили взять на свое иждивение 60 детей голодающих губерний», «Прибыли голодные дети из области немцев Поволжья. Дети размещены в Гомеле в недавно организованном по ул. Ланге, 1 „Доме ребенка“. Дом, рассчитанный на 100 человек, переполнен», «Сотрудники 971 госпиталя в Новобелице (бывшая здравница) постановили взять на иждивение 10 детей».

Поток беженцев увеличился в декабре 1921 года. Они прибывали на железнодорожную станцию Унеча, где находился главный распределительный пункт, проходили медосмотр, получали еду, белье, одежду и отравлялись в другие уезды. В Гомеле беженцы размещались в особых бараках губэвака, где им оказывали помощь и выдавали питание. Всего в Гомельскую губернию с августа 1921-го по октябрь 1922-го прибыло 11833 беженца.

Для оказания регулярной помощи населению Поволжья изыскивались различные средства. Это были добровольные пожертвования, процентные отчисления от заработной платы рабочих и служащих, отработки одного рабочего дня в месяц на фабриках и заводах. Вводился специальный налог на базарные торговые предприятия, пятипроцентные отчисления со всех кооперативных заготовок. Организовывались субботники и воскресники, недели помощи голодающим, со сборов театра и кино поступало 10% средств.

Собранные продукты направлялись специальными маршрутами в область немцев Поволжья. За весь период работы Гомельский губкомпомголод отправил туда 27 вагонов ржи, 4 ячменя, 2 овса, 2 вагона муки, 6 картофеля, 7 сена, 1 вики, а также в Чувашскую область 16 вагонов ржи, 1 картофеля.

Однако средств для борьбы с голодом все равно не хватало. В феврале 1922 года вышло постановление об изъятии церковных ценностей и «обращении их на борьбу с голодом». Выполняя распоряжение, власти Гомельской губернии изъяли из 834 церквей, 135 синагог и 17 костелов свыше 200 пудов серебряных предметов, свыше 4 фунтов золотых, 6 фунтов 38 золотников жемчужных изделий, 272 разных драгоценных камня, 50 рублей золотом, 1267 рублей 77 копеек серебром, 34 рубля 5 копеек медью. Ценности были отправлены в Москву, в ЦК помощи голодающим.

Весной того же года был составлен «…расчет исходя из прожиточного минимума на каждого голодающего», который выразился «…в прикреплении одного голодающего к 10 едокам в благополучных губерниях», а «…каждый крестьянин для прокормления голодающих облагался 8 фунтами с едока в фонд губкомпомгола». Затем был издан декрет о введении общегражданского налога, по которому в Гомельской губернии было собрано 71,5 миллиона рублей для населения Поволжья. Кроме того, было распространено 25 тысяч билетов специальной лотереи, организованной ЦК Помгола (было выпущено 3 миллиона билетов стоимостью 50 рублей), а вырученные деньги переведены голодающим.

Помимо помощи продовольственной и денежной, перед губернией была поставлена задача помочь в посеве озимого клина в области немцев Поволжья. С привлечением кооперативных организаций к 15 сентября 1921 года было заготовлено и отправлено 166192 пуда семенной ржи, а к весенней посевной кампании еще 68 тысяч пудов.

Автор: Мария Алейникова