К описанию свадебного обряда д. Казацкие Болсуны

0
58
Казацкие Болсуны и свадебный обряд белорусский

Структура свадьбы д. Казацкие Болсуны, включая терминологию, в целом близка всему свадебному обряду, характерному для ветковского пограничья (здесь: с Красногорским районом Брянской области).

Строго ограниченное и регламентированное пространство свадьбы должно было соединить два чуждых, а потому враждебных лагеря жениха и невесты (осо­бенно, если они из разных деревень):

— Ехаў, ехаў Мішачка через лес у двор, у двор,
Як ударыў конь капыццям аб высокі цяром…
[1, с.69].

Наиболее ярко «враждебность» выражена в словесных состязаниях на поса­де, играх, посажении за свадебный стол. Сарказм и хлесткие насмешки над жени­хом, дружком, невестой, тещей откровенно отражены в так называемых «сором­ных», срамных частушках. Доминантой содержания в них выступают фаллическая, темы невинности и встречи родов. Вот только самые скромные из них:

— На гарэ бальшая драка:
Б’юць гарбатаю маю.
Анцярэсна паглядзець,
Куды гарбы будуць ляцець?

— Чаго свацця к зяцю не вышла?
Чаго свацця к зяцю не вышла?
Чаго яна не вышла
— Што яе шуба мыш’я!

— Наша цешча пышна, пышна,
Што к зяцю не вышла.
А таго яна горда, горда,
Што сабачая морда.

— У гародзе моркаўка сядзела.
Папытайце ў нявесты, ці цэла.
Калі цэла, дак у клець вядзіце,
А ні цэла — на парозе кладзіце!

— У нашага свата
Ні крытая хата.
Ні клеці, ні павеці.
Недзе ж скрыні дзеці!

Два противоположных мира отражаются в реализации мотивов: свадьба — война, свадьба — умыкание [2, л.40; 3. л. 10].

Объединяющим элементом, отмечающим все основные действия свадьбы, является рушник. Такую же функцию выполняют пояс и платок (локально в неко­торых действиях обряда) [4, с.64]. Платком накрывали “веко” с дежи (в Казацких Болсунах — полотенцем), на котором в с. Неглюбка молодая выносила «крошкі” (часть каравая) “гуляннікам” на улицу; в Казацких Болсунах заворачивали в пла­ток икону и “вельца” (“елку”), когда ехали за невестой: в хлеб втыкали елку и клали его в “ткану хустку” [5, л.63; 6, л.49].

Расширение пространства жениха (Lm) и подчинение “враждебной” террито­рии невесты (Lm) осуществляется преодолением препятствий и определением “сво­их” и “чужих” границ, где каждая преодоленная граница является центром собы­тий [7]:

— Не куй, хлопчык, сталянога нажа,
Падкуй, хлопчык, варанога каня.
Сталяному ножычку на прыстолі ляжаць,
Вараному конічку у дарогу ступаць.
Ай будзе ехаць бары-барамы,
Бары — барамы, шырокамы мастымы.
Ай бор будзе шумець, падкоўкі звінець.
Людзі пачуяць — нам слава будзя,
Цешча пачуя — гатавацца будзя,
Дзевачка пачуя — прыбірацца будзя,
Сталы засцілаць — кубкі наліваць [8].

Рассмотрим пространство свадебного обряда д. Казацкие Болсуны. Пред­свадебные обряды:

1.1 Свадьбам предшествовали колядные гадания [5, л.72, л.57]. Возрастной статус изменял семейное положение: “ у 15 лет яна ужэ ж пад нявесту падходзіла. Ужэ магла і юбку надзець “ [9, л. 7 ]. Девочка — подросток становилась невестой с выходом “на ігрышча”. “ Лет у 16 ідуць замуж. Як за хлопцамі бегае — вот і знак” [5, л.59]. Примерно с 50-х годов XX века замуж стали выходить с 20-25 лет [5, л.67].

1.2 Сватовство: “сваты” — “ заручыны”. Сватом выбирался старший, ува­жаемый мужчина. Им мог быть и отец жениха. В случае удачного сговора пили “ заручыны”. Сватов перевязывали рушником, переброшенным через плечо наискось. Перевязывание всегда производилось женщинами из рода невесты. Количество рушников и способ перевязывания определялись иерархическим положением в свадебном обряде или статусом внутри рода. От положения участника свадьбы в ритуале зависела форма рушника, его длина и качество [4, с.71].

1.3 “Печаглазіны”. На следующий после заручин день родственники неве­сты отправляются в дом жениха с тем, чтобы обсудить сроки свадьбы. Этот обряд называется “печаглазіны”.

1.4 Девичник — “хвацёры”. Собственно девичника в Казацких Болсунах не было. На заручинах присутствовала невеста и приглашались подружки по “хвацеры” в роли хора:

Як пайду я на заручыны, да ўсе сенцы пазакручаю [10, с.95].
(вар.: На вашых на заручынах, усе вароты пазакручаны)
Пакуль
сенечкі адкруцілі, там дзевачку заручылі…

Молодая перед отъездом в дом жениха прощалась с «паджанішніцамі», дружками [5, л.68].

  1. Свадьба — “вяселле” 2.1. Утром в день свадьбы молодой с двумя “паджанішнікамі” — дружка’ми едут за молодой, чтобы отправиться на венчание. Жениха не впускают — запирают ворота:

— Хто ета ідзе — дуброва гудзе?
— Эта наш малады вянчацца едзя.
Маладыя конікі у дарозе шумяць,
Маладыя свашачкі варожы гудзяць.

Невесту прячут, торгуют, и жених должен выкупить ее деньгами, горелкой. Перед тем как отправиться под венец, во двор вносят стол и на него ставят ведро воды — дают по кружке выпить молодым [11, с.45]. Испросив благословения у родителей, они отправляются в церковь. Рушник на иконе и на куте обозначает пространство (Lf), как один из атрибутов благословения. Перед венчанием моло­дым под ноги стелили полотно — “рядно”, рушничок — “уцірку” и у правой ноги жениха клали деньги под полотно. Стояние на рушнике тождественно венчанию [4, с. 64].      

2.2 Во время венчания совершался обряд “рукавяззя” — правую руку жениха и левую руку невесты связывали рушником и священник трижды обводил молодых посолонь вокруг аналоя.

2.3 Из церкви молодые возвращались в дом жениха. Молодых встречали и, благословив, усаживали “на голую лаўку на кут”. После непродолжительного уго­щения молодые идут “па гасцях”, затем жених возвращается домой, а невеста едет в свой дом.

2.3 Посад — “пасад, пасаг”. В доме молодого готовятся ехать за невестой. Старшего дружка, отправляя в путь, перевязывали рушником. Под мышками он держал булку хлеба в полотенце.

“Свяцілкі” — девушки из рода жениха — украшали вельца. Свечи и вельце, завернутые в платок, везла “падсвяцілка” — девочка-подросток. Отправляя молодо­го за молодой и ссаживая ее, свекровь (если не вдовая), заворачивалась в шубу, надевала шапку и ползала на коленях перед конем: “эта камодзяцца”. Дружок трижды гонял ее вокруг воза: она становилась перед конем на колени — давала ему решето овса. В это время дружок подбегал к ней, ударяя ее кнутом. Свекровь вскакивала и обносила воз решетом овса [6, л.63].

А в доме невесты в это время готовятся к приезду поезжан:

— Стукнулі, грукнулі на дварэ.
Едуць, едуць мамачка,
Ці не па мяне?

До приезда жениха во второй раз расплетали косу невесты (первый раз в церкви). Молодая сидит “у парозе” на голой лавке напротив печи. Во время посада ее сажают на подушку и покрывают голову платком. Расплетает косу младший брат. Дружок должен выкупить у него косу:

— Атвярніся, літва, будзе сення ў нас бітва.
Ай брат будзе ваяваць і сястру не даваць.
— А брат та-та-рам, та-та-рам,
Аддаў сястрыцу задарам, задарам.
Русую косачку за пятак, за пятак.
Белае лічыка пашло так.

Выкупив косу, дружок подвязывает невесту поясом, снятым с дуги и, ведет за руку в красный угол:

— А нашы казалі сваты багаты.
Прывязлі паясок з матузок.
А ні коніка павязаць,
Ні маладую падпяразаць.

2.5 Молодые собираются в дорогу. Невеста прощается с подружками, голо­сит:

— Гула, гула пад елачкай да тая ж дзяўчоначка,
К елачцы прыкланяючы.
Плакала ж тая дзевачка красная,
К кубліку прылягаючы.
А кубел, мой кубел, не дзень я цябе скубла,
Ні нядзельку бяліла — за адзін вечар раздзяліла.
Таму-сяму па падарачку, таму-сяму па пяньковаму…
А таму Ванячку ўсе шаўковае.

2.6 “Прыданае, убор”. “Кубел” или “скрыню” ставят на воз и отправляют с молодыми.

Женщины из рода невесты кто рушник, кто скатерть несут на руках в дом жениха:

— Пусці, сватачка, ў хатачку.
Сядзем жа ў замычку,
Да шчэ гарэлку вып’ем,
Да і тую мы, другую.

Их встречает дружок — дает выпить по чарке, выкупая приданое. Женщины, войдя в хату, с порога, по лавкам скачут — вешают рушник на кут — “набожнік”, на крюк — “уцірку”, “махрач” для заворачивания еды, на дежу — “надзежнік”; “на стол – называлася “абедніца”, штоб у нявесты абязацельна была: надзежнік і абедніца. Абедніца, яна сцеліцца на стол і сыпят картошку. З палатна, не з каленкора…не сцялілі уздоуж па сталу, а уперак…і сыпалі бульбу…” Ломали лавки, откупая приданое [5, л.61; л.42]. Здесь лавка имеет значение пути [12, с. 159].

— Знімайце пяньковае,
Мы павесілі шаўковае.

Убор невесты и ее рушник — знак вхождения молодой на правах равноправ­ного члена новой семьи и подчинения чужого пространства. “Прыйдзе малодка і замене [рушники в куте — к.— М.Л.]: мол, старыя ні пры чом, а яна ужо тут будзя” [13, л.28].

2.7 Встреча молодых. Свекровь, ссаживая молодых, накрывала руку пла­точком или фартуком [14, с.24]. Дорогу от стола до порога хаты устилали рушни­ком [5, л.68].

2.8 Каравай делят. Каравай молодого привозился в дом невесты для обме­на. Каравай молодки делился до отъезда к жениху:

Ай, кукавала зязюлечка за дваром, за дваром.
Даруй мяне, мой татачка,
ўсім дабром.

У жениха делят дружки, перевязанные полотенцем. Один разливает горелку, другой с караваем на кружке-веке, покрытом платком, вызывает гостей:

— А з Кіева кавалі ішлі, залатыя малаты няслі.
Каравая разбіваці, на мір раздаваці.

2.9 Комора, надевание чепца. Утром свекровь смотрела рубаху. Если “чес­тная”, флаги красные по деревне несли, а нет — дырявое решето. Заматывали “у куклу” волосы и надевали красный (непременно) чепец женщины из рода жениха. Молодку садили “на пальнічку” (настил возле печи): “Пасадзіў на пальнічку, здзелаў маладзічку” [5, л.61]. Поверх чепца повязывали платок “пад хабачку”. Надев чепец -“чэпік”, накладывали в “сявалку” семь пирогов и несли отцу молодки — значит, девушка честная [6, л.41].

  1. “Банкеты”. На следующий после свадьбы день идут к жениху и невесте похмеляться и договариваться о банкетах, длившихся месяц и более. Участники свадьбы по очереди устраивали угощение в своём доме, приглашая молодых и сватов.
  2. “Пята”. Карпоганистические функции курицы и петуха нашли отражение в заключительном обряде “пята”, “кручэнне пятуха”: собирали кур по деревне, а не давали — могли украсть или взять силой. Несли во двор к молодому и варили. Устраивали танцы, игры с ряжеными.

Литература:

  1. БНТ, Мн.,1985, КН.4, №123.
  2. Бывали случаи умыкания невесты, если родители были против брака: ЭМ (здесь и далее – экспедиционные материалы Ветковского музея народного творчества), Т.85, с. Неглюбка, от Соломенной У. Н., 1932 г.р., Демчихиной Е.И., 1935 г.р., з. Мазейко Л.М.,1997 г.
  3. Т.32, д. Буда Жгунская, з.Леонтьева С.И. от Василевской Е.И.,1902 г.р., 04.08.1989 г.; у старообрядцев “воровали девок, если девка поповка, а замуж хотела за беспоповца”.
  4. Фадзеева В., Беларускі ручнік, Мн., 1994.
  5. Т.52. Л. 42. От Кулешовой М. Р.: “А эта усе знаюць. Павядзення такая”; Л. 45. пос.Шелуховка, от Кулешовой М. Р., з.Лопатин Г.И., 21.08.1997г.; Л. 51. д. Казацкие Болсуны, от Сальни­ковой М. Д., 1922 г.р., з. Лопатин Г.И., 11.01.1997 г.; Л. 57. д. Казацкие Болсуны, от Суднеко А. Е., 1937 г.р., з. Лопатин Г. И., 11.07.1997 г.; Л. 59. от Феськовой А.К.; Л. 61. от Феськовой А. К.; Л.63; Л. 67. от Голды А. И., 1928 г.р., з. Мазейко Л. М., 24.02.1998 г.; Л. 68. от Голды А.И.; Л.72.д. Залядье, з.Нечаева Г. Г. 04.06.1989 г.;
  6. Т.47, Л. 41. д. Казацкие Болсуны, от Хомяковой Ф.Д., 1907 г.р., з Чижова И.Ю., 24.08.1998; Л. 49. д. Залядье, от Феськовой А. К., 1914 г.р., з.Чижова И.Ю., 24.02.1998 г.; з. Мазейко Л. М.,1998 г.; Л. 63. д. Казацкие Болсуны, от Суднеко А. Е. и др., з. Мазейко Л. М., 06.06.1998 г.
  7. Байбурин А. К.,Тарту,1974: Lm, Lf — локус жениха и невесты.д. Залядье, от Феськовой А. К., аудиокассета №2, з.Горшков М., 15.01.1997 г.
  8. Т.8, от Кулешовой М. Р. ур. пос. Шелуховка (Победа), 1924 г.р., з. Мазейко Л. М., 09.09.1998 г.
  9. Байбурин А. К., Левинтон Г.А., К описанию организации пространства в восточнос­лавянской свадьбе // Русский народный свадебный обряд, 1978.
  10. Ср.: “Коли молода входить до нового двору її кроплять водою”. Мітрополит Іларіон. Дохристияньскі вірування українського народу, Вінніпег, 1991.
  11. Байбурин А. К., Семиотика внутреннего пространства (горизонтальный план) II Жили­ще в обрядах и представлениях восточных славян, Л., 1983.
  12. Т.14, пос. Лядо, от Чварковой Е.П., 1915 г.р., з. Чижова И. Ю., 15.08.1997 г.
  13. Ср.: Поляки // Брак у народов центральной и юго-восточной Европы, М.,1988.

Аўтар: Л.М. Мазейко
Крыніца: Навуковыя запіскі Веткаўскага музея народнаіі творчасці: Зборнік артыкулаў супрацоўнікаў музея да 25-годдзя заснавання Веткаўскага музея народнай творчасці / Упраўленне культуры Гомельскага аблвыканкома, УА “ГДУ імя Ф.Скарыны”, Веткаўскі райвыканкам; навуковы рэд. Г. Р. Нячаева, уклад. Г. I. Лапацін. — Гомель, 2004. — 303 с. Ст. 265-269.