Иждивенцы в составе городского населения белорусско-российского пограничья (1920-1930)

0
112
Иждивенцы в составе городского населения белорусско-российского пограничья (1920-1930)

Адекватная оценка социума БССР 1920-1930-х годов невозможна без количественной и качественной характеристики различных социальных и общественных групп в составе населения. Историко-сравнительное исследование на материалах пограничного региона позволяет выявить общее и особенное в этносоциокультурном облике населения республики конца 1930-х годов, который изменился в результате форсированной советской модернизации всех сфер жизни общества. Это был важный этап в формировании социальной конструкции советского общества, изучать которую следует, переходя от политического к онтологическому уровню научного осмысления данной проблемы. Отсутствие данных переписи 1939 г. о составе городского населения, о его социокультурной характеристике является общим недостатком многих публикаций, как в белорусской, так и в российской историографии. В материалах переписей к несамодеятельному населению/иждивенцам относились лица, источником средств существования которых, были лица (обычно родные, как правило, самодеятельное население), на средства которых они жили. Распределение население на самодеятельное и несамодеятельное/иждивенцев имеет большое значение для характеристики социально-экономической структуры всего населения, как городского, так и сельского. Учитывая возможный объем публикации, при характеристики обозначенной группы населения выделим возрастной состав и уровень грамотности лиц, которых включали в эту социальную группу. Таблицы составлены и подсчеты сделаны автором.

Все население БССР в 1926 г. составляло 4 983 240 чел., из которых самодеятельное население/занятые составляли 3 141 896 чел. или 63,0% и несамодеятельное/иждивенцы — 1 841 344 (37%). Среди всего городского населения 847 830 чел. занятого населения было 382 261 (45,1%) и иждивенцев — 465 569 чел. (54,9%). Среди последних женщин было в 2 раза больше, чем мужчин [2, с.2,16]. Жены госслужащих, военнослужащих, нэпманов и прочих, как правило, не работали. В соседней Западном районе РСФСР, в который входили Брянская и Смоленская губернии, распределение населения было таким же. Среди всего городского населения 511 874 человек самодеятельного/занятого населения было 235 190 (45,9%) и несамодеятельного населения/иждивенцев — 276 684 человека (54,1%) [3, с. 3 ].

Основную массу иждивенцев представляли дети и подростки. Абсолютное большинство составляли лица в возрасте до 14 лет включительно и несколько меньше — в возрасте 15-19 лет. Среди иждивенцев этих возрастных не было значительных количественных различий по гендерному признаку. Так, в Западном районе лиц в возрасте 0-14 лет мужского пола было 715 060 человек, а женского — 717 259. В группе 15-19 лет мужчин было в 2,2 раза меньше, чем женщин, которые продолжали оставаться на иждивении родителей и являлись в абсолютном большинстве учащимися. После 20 лет численность иждивенцев мужчин и женщин достигала в возрастных группах 30-59 лет разницы в десятки раз. В целом среди иждивенцев мужчин в возрасте 20-70 лет и старше (крайний возраст по данным переписи) было в 5,2 раза меньше, чем женщин. Среди самодеятельного/занятого населения этой возрастной группы существенной разницы между мужчинами и женщинами не было [3, с. 8]. Это свидетельствует о том, что абсолютное большинство женщин, которых было больше, чем мужчин в возрасте 20-70 лет и старше (жены, матери, бабушки) находились на иждивении мужей, детей. Кроме этого, следует учитывать то, что средняя продолжительность жизни у женщин была выше, чем у мужчин. Они рано начинали трудовую деятельность, имели высокую производственную и бытовую смертность, больше подвергались репрессиям. Похожая ситуация была и в БССР. В целом в обозначенном пограничном регионе доля иждивенцев возрастной группы 0-19 лет в составе всего населения составляла около 30%.

Принятые законодательные акты по охвату детей школьного возраста всеобучем дали положительные результаты. Количество школьников в составе всех иждивенцев и в составе семей общественных групп увеличилось. В абсолютном большинстве в конце 1930-х годов среди иждивенцев были дети, подростки и некоторая часть молодежи до 19 лет, обучавшаяся в школах и средних учебных заведениях, но стипендию не получала. Более подробная характеристика возрастной группы от 0 до 14 лет дана автором в специальной статье [8]. Стипендиаты и пенсионеры в материалах переписи населения 1939 г. выделены в отдельные группы (эта категория населения может быть самостоятельной темой исследования).

Таблица 1 — Иждивенцы детского и школьного возраста среди всего населения в 1939 г.

Социальные Число лиц по возрастам Всего
группы До 7 лет 8 — 11 лет 12-14 лет 15-19 лет с семьями

Витебская область

Рабочие 53 468 24 308 19 185 10 022 319 031
Служащие 38 058 12 893 9 082 6 295 186 799
Колхозники 129 024 76 448 59 238 22 318 696 070
Кооп. кустари 4 224 2 434 2 129 1 264 26 532
Некооп. кустари 1 942 1 245 1 020 611 11 474
Единоличники 5 417 4 353 3 749 1 346 38 021

Гомельская область

Рабочие 42 366 19 976 15 843 7 976 234 629
Служащие 27 513 11 137 8 437 5 604 139 595
Колхозники 88 033 47 966 35 327 11 367 437 918
Кооп. кустари 3 277 1 796 1 584 931 18 781
Некооп. кустари 1 143 775 606 343 7 076
Единоличники 10 980 8 206 6 756 2 195 68 620

Могилевская область

Рабочие 49 563 21 860 17 169 9 435 273 434
Служащие 38 197 14 366 10 117 6 671 180 563
Колхозники 166 363 91 500 68 939 27 994 816 563
Кооп. кустари 4 859 2 691 2 279 1 409 28 437
Некооп. кустари 2 557 1 530 1 343 747 14 187
Единоличники 14 060 10 512 9 010 3 265 84 524

Орловская область

Рабочие 154 249 77 080 59 004 28 590 780 482
Служащие 88 120 40 647 30 565 19 475 441 823
Колхозники 436 618 262 711 189 682 65 177 2 142 687
Кооп. кустари 8 295 4 801 4 142 2 331 51 019
Некооп. кустари 4 757 3 044 2 473 1 323 26 367
Единоличники 12 169 9 466 8 092 3 001 83 020

Смоленская область

Рабочие 95 326 49 983 40 704 21 109 640 066
Служащие 67 789 29 858 22 795 16 545 343 475
Колхозники 308 979 197 477 157 402 57 755 1 680 898
Кооп. кустари 5 606 3 357 2 985 1 817 35 527
Некооп. кустари 2 645 1 767 1 516 836 18 204
Единоличники 8 007 6 564 5 877 2 294 60 570

Представленные в 1 и 2 таблицах [1, лл. 5, 12,15; 4, лл. 5, 12,15; 5, лл. 5, 12,15; 6, лл. 5, 13, 16; 7, лл. 5, 12,15] данные наглядно отражают наличие иждивенцев детского и школьного возраста в различных социальных группах всего населения (раздельно по городам и селам данных о возрасте иждивенцев пока не выявлено) пограничного региона. Абсолютное большинство иждивенцев проживало в сельской местности, т. к. регион и в конце 1930-х годов оставался аграрным с преобладанием сельского населения. В городах больше проживало иждивенцев всех возрастных категорий из семей служащих, рабочих, а в некоторых областях и некооперированных кустарей.

Из таблицы 2 видно, что самая большая доля (около 25%) иждивенцев в возрасте 8-19 лет была в семьях крестьян-единоличников как в белорусских, так и в российских областях. Это подтверждает сделанный нами ранее вывод о стремлении детей из семей единоличников через учебу и образование изменить свой социальный статус, а не стремление продолжать дело родителей-единоличников.

Таблица 2 — Иждивенцы детского и школьного возраста среди всего населения в 1939 г. (%).

Социальные Число лиц по возрастам Всего
группы До 7 лет 8 — 11 лет 12-14 лет 15-19 лет с семьями

Витебская область

Рабочие 16,76 7,62 6,01 3,14 100
Служащие 20,37 6,90 4,86 3,37 100
Колхозники 18,54 10,98 8,51 3,21 100
Кооп. кустари 15,92 9,17 8,02 4,76 100
Некооп. кустари 16,93 10,85 8,89 5,33 100
Единоличники 14,25 11,45 9,86 3,54 100

Гомельская область

Рабочие 18,06 8,51 6,75 3,40 100
Служащие 19,71 7,98 6,04 4,01 100
Колхозники 20,10 10,95 8,07 2,60 100
Кооп. кустари 17,45 9,56 8,43 4,96 100
Некооп. кустари 16,15 10,95 8,56 4,85 100
Единоличники 16,00 11,96 9,85 3,20 100

Могилевская область

Рабочие 18,13 7,99 6,28 3,45 100
Служащие 21,15 7,96 5,60 3,69 100
Колхозники 20,37 11,21 8,44 3,43 100
Кооп. кустари 17,09 9,46 8,01 4,95 100
Некооп. кустари 18,02 10,78 9,47 5,27 100
Единоличники 16,63 12,44 10,66 3,86 100

Орловская область

Рабочие 19,76 9,88 7,56 3,66 100
Служащие 19,94 9,20 6,92 4,41 100
Колхозники 20,38 12,26 8,85 3,04 100
Кооп. кустари 16,26 9,41 8,12 4,57 100
Некооп. кустари 18,04 11,54 9,38 5,02 100
Единоличники 14,66 11,40 9,75 3,61 100

Смоленская область

Рабочие 14,89 7,81 6,36 3,30 100
Служащие 19,74 8,69 6,64 4,82 100
Колхозники 18,38 11,75 9,36 3,44 100
Кооп. кустари 15,78 9,45 8,40 5,11 100
Некооп. кустари 14,53 9,71 8,33 4,59 100
Единоличники 13,22 10,84 9,70 3,79 100

Наличие в составе иждивенцев абсолютного большинства учащихся повлияло на показатели грамотности всех иждивенцев среди всего население в возрасте 9 лет и старше. Это хорошо видно из таблицы 3 [4, л. 16; 5, л. 16; 6, л. 17; 7, л. 16].

Таблица 3 — Грамотность иждивенцев по общественным группам в 1939 г. (абс. и %)

Общественные группы (городское население) Мужчины Женщины Оба пола
Всего % Всего % Всего %

Гомельская область

Рабочие 10 366 98,0 18 579 85,0 28 945 89,2
Служащие 7 833 98,7 18 487 91,5 26 320 93,5
Колхозники 1 063 97,4 1 118 88,0 2 181 92,4
Кооперированные кустари 1 486 97,4 2 849 86,3 4 335 89,8
Некооперированные кустари 359 96,5 553 75,9 912 82,8
Единоличники 145 96,0 153 81,8 298 88,2
Все население* 21 335 98,2 41 752 87,8 63 087 91,0
Нетрудящиеся** 4 100,0 8 80,0 12 85,7

Могилевская область

Рабочие 10 690 96,4 21 099 79,9 31 789 84,7
Служащие 8 817 97,7 23 848 90,2 32 665 92,1
Колхозники 2 418 97,0 2 772 87,1 5 190 91,4
Кооперированные кустари 2 352 97,0 4 613 85,1 6 965 88,8
Некооперированные кустари 762 95,3 1 300 76,2 2 062 82,2
Единоличники 288 96,3 292 86,9 580 91,3
Все население* 25 390 96,9 53 947 84,9 79 337 88,4
Нетрудящиеся** 14 93,3 23 79,3 37 84,1

Орловская область

Рабочие 30 873 97,9 56 246 80,7 87119 86,1
Служащие 22 122 98,8 52 766 89,8 74 888 92,3
Колхозники 2 797 98,2 3 423 86,4 6 220 91,3
Кооперированные кустари 3 491 97,7 6 534 83,2 10 025 87,8
Некооперированные кустари 1 133 97,1 1 751 79,1 2 884 85,3
Единоличники 167 96,0 175 77,8 342 85,7
Все население* 60 628 98,2 120 941 84,7 181 569 88,8
Нетрудящиеся** 12 92,3 13 81,3 25 86,2

Смоленская область

Рабочие 18 041 98,1 29 849 82,6 47 890 87,8
Служащие 14 968 98,8 34 883 90,9 49 851 93,1
Колхозники 2 397 98,8 3 375 91,4 5 772 94,3
Кооперированные кустари 2 380 98,0 4 272 85,3 6 652 89,5
Некооперированные кустари 539 97,5 972 79,5 1 511 85,1
Единоличники 190 97,9 217 85,8 407 91,1
Все население* 38 539 98,4 73 592 86,9 112 131 90,5
Нетрудящиеся** 1 100,0 6 100,0 7 100,0

Примечание: *) — все население в возрасте 9 лет и старше (без нетрудящихся); **) — лица свободных профессий, духовенство и нетрудящиеся элементы.

В составе городского населения у мужчин-иждивенцев уровень грамотности был выше, чем у женщин. Рост грамотности как закономерная тенденция 1920-1930-х годов характерная для всех социально-классовых категорий населения. Самые высокие показатели грамотности традиционно оставались у служащих, поэтому и иждивенцы из этих семей имели самые высокие показатели, как мужчины, так и женщины. Самый низкий показатель грамотности у женщин-иждивенок из семей некооперированных кустарей объясняется тем, что в их составе было большая доля представительниц, которые нигде не обучались, хотя государственная политика обеспечивала всем равные возможности для обучения. Возможно, в среде кустарей еще была живуча традиция ограничения доступа женщинам к грамотности и образованию. Эта проблема может стать предметом специального исследования этнографов.

Таким образом, данные свидетельствует, что иждивенцами во всех общественных группах городского населения в абсолютном большинстве являлись дети, подростки и некоторая часть юношей и девушек до 15-19 лет, так как практически все взрослое население в условиях форсированной модернизации было вовлечено в общественное производство. Это определило достаточно высокий уровень грамотности всех иждивенцев основных категорий населения, хотя традиционной пока еще оставалась разница в грамотности мужчин и женщин. Более низкая грамотность женщин была характерна в основном для женщин старших возрастов и для всех социальных групп в составе городского населения.

Список источников и литературы

  1. Витебская область / Российский государственный архив экономики (РГАЭ). — Фонд. 1562. — Оп. 336. — Д. 547.
  2. Всесоюзная перепись населения 1926 г. — Т. XXVII. БССР. Отд.11. Занятия. — М.: ЦСУ СССР, 1928. – 156 с.
  3. Всесоюзная перепись населения 1926г. Том XIX. Западный район. Центрально-промышленный район. Отд. II. Занятия. — М.: ЦСУ СССР, 1929. — 463 с.
  4. Гомельская область / РГАЭ. — Фонд. 1562. — Оп. 336. — Д. 548.
  5. Могилевская область / РГАЭ — Фонд. 1562. — Оп. 336. — Д. 551.
  6. Орловская область/ РГАЭ. — Фонд. 1562. — Оп. 336. — Д. 489.
  7. Смоленская область / РГАЭ. — Фонд. 1562. — Оп. 336. — Д. 497.
  8. Старовойтов, М.И. Население белорусско-российско-украинского пограничья в 1920-1930-е годы: историко-сравнительный анализ прогрессивной возрастной структуры //
  9. М.И. Старовойтов /Известия Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины. — 2017. — № 4. — С. 63-69.

Автор: М.И. Старовойтов
Источник: Беларусь і суседзі: Гістарычны вопыт стасункаў народаў і дзяржаў Цэнтральна-Усходняй Еўропы: матэрыялы міжнар. навук. канф. (Гомель, 20-30 мая 2018 г.) / М-ва адукацыі Рэспублікі Беларусь, Гомельскі дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны; рэдкал.: Р. Р. Лазько [і інш. ]. — Гомель: ГДУ імя Ф. Скарыны, 2018. — 127 с. С. 75-79.