Из истории экономической жизни Гомеля (конец XVIII — начало XIX в.в.)

0
236
История Гомеля и его промышленности
Труба бывшего сахарного завода в Гомеле. Теперь здесь находится обзорная башня

После первого раздела Речи Посполитой в августе 1772 г. в со­ставе восточной Беларуси к России отошел и Гомель. В сентябре этого же года население вновь присоединенных земель принимало присягу Екатерине II. В отличие от России, к присяге были приве­дены и крестьяне. Часть польской знати, в том числе гомельский староста, коронный канцлер Литовский Михаил Чарторыйский, отказалась от присяги. Их имения и владения конфисковались и переходили к казне, а сами они должны были в короткий срок покинуть пределы России. Так Гомельское староство, в которое входили м. Гомель, слобода Спасская и 82 деревни, перешло к казне. Всего в бывшем старостве насчитывалось 13326 душ, боль­шинство из которых были крепостными, и 293 тыс. десятин земли.

Отошедшие к казне земли стали раздаваться Екатериной II своим фаворитам и приближенным. 12 сентября 1775 г. генерал- фельдмаршалу графу Петру Александровичу Румянцеву были пожалованы, как видно из бумаг секретаря царицы Безбородко с пометками самой Екатерины II, местечко Гомель с прилегающими селениями, всего 7 129 душ. Но другим архивным данным, Румян­цеву 3 октября 1775 г. был дан Гомель с 40 деревнями и общим числом жителей 7376 душ. 11 декабря 1775 г. генерал-майору Завадовскому были пожалованы Старое Село и Новые Юровичи, всего 887 душ крепостных крестьян. Часть бывшего Гомельского староства осталась у казны. Все это опровергает довольно распространен­ную точку зрения, что все староство перешло к П.А. Румянцеву.

Гомель в середине 70-х годов XVIII в. представлял собой до­вольно большое местечко, в котором проживало 1258 человек, в том числе 634 христианина и 624 еврея. Хотя население Гомеля и за­висело от Румянцева, но, в отличие от жителей деревень, не нахо­дилось в крепостном состоянии. В 1796 г. П.А. Румянцев умер. Огромное имение перешло к его сыну Николаю Петровичу Румянцеву, будущему канцлеру России, видному деятелю культуры первой трети XIX в.

В конце XVIII — начале XIX в.в. русские вельможи, в том числе и Н.П. Румянцев, стали уделять большое внимание пред­принимательской деятельности в сельском хозяйстве, промышлен­ности и торговле. Время Н.П. Румянцева — период хозяйственного подъема и расцвета имения. В земледелии преобладающее значение получили производства зерна, картофеля, технических культур — льна, конопли. Частично зерно сбывалось за пределы имения. То же самое следует сказать о льноволокне, масленичных семенах. С развитием животноводства стало практиковаться травосеяние. В образцовом состоянии находилась овцеводческая ферма, па кото­рой под руководством иностранных инструкторов разводились мериносные и курдючные овцы.

В имении создавались вотчинные мануфактуры, основанные преимущественно на крепостном труде. В 1809 г. действовали ману­фактуры по производству парусного полотна, носовых платков и мит­каля (хлопчатобумажная ткань полотняного переплетения), стек­лянный завод («гута). В 1825 г. среди предприятий графа Н.П. Ру­мянцева числились: стеклянный завод, на котором производились хрустальная посуда, бутылки для шампанского, штофы, полушто­фы; мануфактура по производству платков; ткацкая, набойная, свеч­но-сальная, шерстяная фабрики. В одном из фольварков было по­строено предприятие по производству швейцарского сыра — как для собственных нужд, так и для «преумножения экономического дохо­да». Кроме того, Румянцеву принадлежали кафельный и винокуренные заводы, мануфактура по производству юфти — особого рода кожи, железоделательная мануфактура. В Гомеле, наряду с Веткой и Пропойском, развивалось судостроение.

На мануфактурах в ос­новном работали крепостные крестьяне. Труд вольнонаемных рабо­чих применялся редко. Предприятиями Румянцева руководили приглашенные английские и французские специалисты. Но Румянцев стремился учесть все выгоды традиционного ремесленного произ­водства, распространенного в окружающих деревнях. Так, при устройстве парусных, шерстяных и других мануфактур принимался по внимание опыт долголетнего прядильно-ткацкого домашнего про­мысла женщин, которые с детских лет, обычно зимой, пряли лен, пеньку, шерсть, ткали холсты и сукна для домашнего потребления и отчасти продажи.

В начале XIX в. Гомель становится важным торговым центром среднего Посожья, чему в немалой степени содействовало его вы­годное географическое положение. Через пего шли основные грузопотоки Верхнего Посожья (Могилевщина, Смоленщина) на Ук­раину п в противоположном направлении. О развитии гомельской торговли свидетельствуют обороты трех ярмарок. В 1832 г. на Кре­щенскую (Васильевскую) ярмарку было привезено товаров на сумму 630,5 тыс. рублей, продано — на 318,7 тыс. рублей, на Тро­ицкую соответственно — 547,7 и 264,8 тыс. рублей, па Воздвижен­скую — 386,4 и 209 тыс. рублей. Всего в Гомель было доставлено товаров на сумму 1564,6 тыс. рублей, а продано — на сумму 792,5 тыс. рублей. Самой крупной ярмаркой являлась Крещенская, собиравшаяся 1-7 января. На нее приходилось 40,3% привози­мых и 40,2% проданных товаров, затем шли Троицкая (35% и 33,4%) и Воздвиженская ярмарки (24,7% и 26,4%). На ярмарки доставлялись различные товары. Среди русских товаров, в том числе привезенных из Беларуси, преобладали различные ткани — шерстяные, льняные, хлопчатобумажные, а также металлы, метал­лические изделия, сахар, мыло. В числе привозимых товаров были в небольшом количестве иностранные товары европейского проис­хождения. Среди азиатских товаров выделялись табак, гвоздика, корица. На ярмарки пригонялось много скота.

Таким образом, Гомель и все румянцевское имение на рубеже XVIII и XIX веков были довольно развитым хозяйственным орга­низмом. Об этом свидетельствуют данные эволюции сельского хозяйства, промышленности и торговли. Румянцевское имение стало заметным явлением не только в Беларуси, но и во всей России.

Аўтар: X.Ю. Бенлькин
Крыніца: Краеведение – основа духовного и нравственного возрождения общества: научно-практ. конф. (Гомель, 10-11 декабря 1997 г .). – Гомель, 1997. Ст. 69-71.