Институт уполномоченных по делам Русской Православной церкви на Гомельщине в середине 50 — середине 60-х гг. 20 в.

0
172
институт уполномоченных по делам РПЦ

4 сентября 1943 г. состоялась знаковая встреча И.В. Сталина с Ме­стоблюстителем патриаршего престола митрополитом Сергием (Старо­городским). На ней было образовано специальное ведомство, которому вменялось следить за отношениями между Церковью и государством. Это так называемый Совет по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР. В каждую Советскую республику, край, об­ласть посылались уполномоченные данного учреждения [1, с. 34].

В период нахождения у власти Н.С. Хрущёва уполномоченным по Гомельской области был сначала В. Лобанов, которого 20 октября 1959 г. сменил И. Потапов [15, л. 34].

Необходимо сказать о том, что руководство Советского Союза же­лало превратить БССР в первую «безбожную» республику. Об этом свидетельствует следующая статистика. Так если в 1953 г. было церк­вей 953, то в 1965 г. всего лишь 420. Такие же процессы происходили с духовенством, его численность сократилась с 782 до 431, из 3-х мо­настырей остался 1, а в 1963 г. была закрыта последняя семинария [11, с. 270-278].

Период правления Н. С. Хрущёва для Православной Церкви начал­ся принятием постановления ЦК КПСС от 7 июля 1954 г. «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах её улучше­ния», которое провозгласило новое наступление на Церковь. Однако реализация этого постановления сопровождалась «перегибами» на местах, оскорбления чувств верующих, массовым закрытием храмов, при­теснения духовенства и т. д. И через 4 месяца стало ясно, что необхо­димо принять новый документ, который, хотя бы, по названию отли­чался от предыдущего. 10 ноября 1954 г. было утверждено постановле­ние «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения» [27, с. 350-351]. В «Докладной записке о реагировании духовенства по поводу постановления ЦК КПСС от 10.XI.1954 г.»  уполномоченного В. Лобанова так говорится «духовенство и верующие РПЦ г. Гомеля и некоторых районов с большим удовлетворением и восторгом отзывались по поводу данного постановления в ряде рай­онов области священники, и верующие реагируют исключительно по­ложительно по его поводу, считая его законом, предупреждающих всех граждан и должностных лиц СССР о недопущении оскорблений и ад­министрирования над духовенством и верующими. А верующие по­всеместно высказывают своё религиозное благодарение и пожелание здоровья и многих лет жизни нашему Правительству и товарищу Хру­щёву за это мероприятие, устранившее неправильное отношение в от­дельных местах» [12, л. 104]. Однако, как сообщает уполномоченный И. Потапов в «Информационном отчёте» от 8 января 1963 г., на прак­тике «ничего не изменилось после этого постановления, [местными властями — Н. С.] повторяются недопустимые нарушения и произвол» [25, л. 29].

В ходе реализации государственной политики в отношении Церкви между уполномоченными и представителями местной власти нередко возникали конфликты. Например, 1 января 1955 г. председатель колхо­за А. Дегтяр заявил настоятелю церкви в д. Куритичи Сметанинского сельсовета Петриковского района: «Для меня Ваши уполномоченные не закон; пусть бы он, этот ваш уполномоченный, приехал сюда, я бы его тут же арестовал. Какое он имеет право разрешать попам проводить свою работу на территории моего сельсовета? Для меня являются за­конными указания и распоряжения только райкома и райисполкома» [10, л. 31]. Этого и следовало ожидать, ибо местные власти начали те­рять контроль за церковной жизнью. Но более всего споров зафиксировано между духовенством и уполномоченными, так как «эти надзиратели» вскрывали негативные стороны жизни священнослужителей.

С 5 июля 1957 г. приходы Гомельщины, исходя из имеющихся све­дений, были включены в состав 5 благочиний. Мозырское благочиние возглавлял Задерковский, Житковичское — Н. Жилко, Речицкое — А. Былевич, Жлобинское — А. Сечень, Гомельское — М. Крот. Очень трудно подсчитать количество церквей в каждом благочинии, особенно если учесть то, что территория и состав их нередко менялись. Например, к Гомельскому благочинию в 1958 г. присоединились Жлобинское и Брагинское. В отчётном докладе гомельского уполномоченного за 1960 г. указано, что на 1 января 1960 г. в области было 6 благочиний, а на 1 января 1961 г. уже 3 (Гомельское, Речицкое и Мозырьское) [13, л. 6].

Количество церквей во всех этих благочиниях на протяжении 1953-1957 гг. было относительно стабильным. Это подтверждают архивные данные: если в 1953 г. в области насчитывалось 21 церковь, то в 1957 г. — 34. Но если учесть, что во второй половине 1954 г. была ликвидиро­вана Полесская область, а её территория Паричский район, и часть бывшей Бобруйской области были присоединены к Гомельской облас­ти, то, следовательно, количество приходов оставалось устойчивым на данном этапе [12, л. 51]. В 1957-1964 гг. число храмов постоянно уменьшается. В 1964 г. по данным «Отчётно-информационного докла­да о работе уполномоченного» их было уже 28 [22, л. 34].

Наряду с численностью церквей, духовенства и т. д. не ускользал от внимания уполномоченных и такой важный аспект, как экономиче­ская жизнь РПЦ. Так, уполномоченные отмечают, что валовой доход в церквях от продажи свечей, а также просфор, крестиков и икон, ис­полнения треб, пожертвований постепенно повышается. Если за 1959 г. церкви Гомельской области получали прибыль в размере 1     935 840 руб., то за 1962 г. — 1 958 704 руб. [4, л. 22].

Расходы церквей (на содержание епархиального управления и т. д.) были так же значительными. На основании данных от 8 апреля 1962 г. Гомельское благочиние отчисляло 782 080 руб., ІІ Гомельское — 515 720 руб., Мозырьское — 253 658 руб., Житковичское — 150 767 руб., Брагинское — 80 613 руб., Жлобинское — 234 561 руб. [19, л. 65-66].

Те церкви, которые не находились в культовом использовании ве­рующих, по данным уполномоченных, могли использоваться под хо­зяйственные нужды или вовсе пустовали. Например, церковь в д. Перешевск в 1959 г. «частично используется колхозом «Красный Маяк» под склад» [9, л. 48]. Но были и такие храмы, которые пустовали и верующие не желали их обустраивать. Как это было с Неглюбской цер­ковью Ветковского района, которая, как пишет гомельский уполномо­ченный И. Потапов в документе «О деятельности духовенства и церквях» от 15 мая 1960 г. «никем не занимается и разрушается» [17, л. 49].

Нередко представители местной администрации предпринимали по­пытки использовать под хозяйственные нужды действующие храмы. Так в д. Даниловичи Ветковского района председатель колхоза Кононцев и председатель Даниловичского сельсовета Аврамков в 1953 г. обрати­лись к священнику Чистякову: «Нельзя ли в церкви ссыпать зерно кол­хозное на просушку, на пару недель, т.к. в то время в период уборки урожая действительно шли дожди». Священник предупредил их о том, что если они попытаются самовольно засыпать зерно, то народ возмутиться и «могут разорвать меня и вас на куски» [2, л. 139].

В исследуемый период продолжалась практика коллективных про­шений об открытии храмов. Но в отличие от 1940-х гг. в это время хо­датайства поступали не только от простых верующих, но и от должностных лиц. Так, например, в «Информационном отчёте о работе упол­номоченного Совета по делам РПЦ при Совете Министров по Гомель­ской области», датируемого январём 1953 г., говорилось, что деревни «Журавичи, Драгунки Рогачёвского р-на и др. возбудили ходатайство перед Советом по делам РПЦ при СМ СССР о возвращении им бывшего церковного здания, изъятого в 1949 г. … через представительство свя­щенника м/д Ксензова активные религиозники ходили по деревням Журавичского прихода, собрали 500 подписей и 300 руб. денег для по­ездки делегатов в Москву … здание Журавичской церкви занято зер­ном. Характерно, что в числе подписей верующих ходатайствующих о возвращении им бывшего церковного здания, оказались подписи не­скольких депутатов Сельсовета, членов правления колхозов, например, старшего инспектора райфинотдела гр. Воиновой Варвары, бухгалтера райздравотдела Заровской Агафьи и жён коммунистов, в частности жены старшего уполномоченного милиции Чеховского, жены начальника пожарной службы Дубровского» [6, л. 1-2].

Наряду с церквями в Гомельской области существовали так назы­ваемые молитвенные дома (м/д). Они отличались от церквей тем, что в большинстве случаев действовали нелегально в «небольших крестьян­ских избах» [23, л. 15]. С 1953 г. по 1957 г. их число выросло с 24 до 36. Но с 1958 г. по 1964 г. уменьшилось до 30 единиц. Это объясняется не их закрытием, а регистрацией и превращением в постояннодействую­щие церкви. Однако, в большинстве случаев за ними сохранялось назва­ние молитвенный дом. Примером такого преобразования может служить Жлобинский м/д в 1959 г. [26, л. 57].

Независимо от статуса молитвенный дом это или церковь, везде слу. жили одни и те же священнослужители, чей моральный облик нередко вызывал нарекание. Так, благочинный Гомельского благочиния М. Крот, как пишет В. Лобанов в «Докладной записке (о сокрытии духо­венством доходов с целью уклонения от уплаты подоходного налога)» от 16 июля 1959 г., за 10 лет [с 1948 г. — Н. С.] своей церковной службы в Гомеле купил 3 больших дома для себя, своей дочери замужней и сы­на и имеет в сберкассе 300 тыс. руб. Теперь же он, «будучи не удел как изгнанный верующими из Собора продаёт один дом по Ветковской 15, за который просит, как говорит одна верующая гражданка Жукова — 150 тыс. руб.» [14, л. 85]. «Настоящим мародёром и оголтелым церковни­ком, — по мнению уполномоченного в 1958 г., — проявил себя священник Ямпольской церкви Речицкого района Василий Зылевич. На Пасху он обходит каждого и требует 2 руб. для «освещения» куличей» [5, л. 6364]. Более того высказывания духовенства нередко вступали в проти­воречие с действующим законодательством. Так мозырьский благо­чинный Задерковский в беседе с верующими заявил «… а в колхозе брать что-либо не грешно для пропитания души человеческой» [6, л. 3].

Особое место в своих отчётах уполномоченные отводят меркан­тильным интересам священнослужителей. К примеру, как сообщает уполномоченный И. Потапов в документе «Отход населения от церк­ви» от 7 мая 1963 г., в селе Кирово Жлобинского района церковь не действовала из-за отсутствия священника, а в первых числах декабря архиепископ прислал священника Бекаревича из бывшей Бобруйской области. Через неделю он прибыл ко мне [уполномоченному Совета по делам РПЦ по Гомельской области И. Потапову — Н. С.] с жалобой, что приход плохой. «Ну, — говорит Бекаревич, — и я посмотрю до весны и тоже уйду из этого прихода, в котором не на что прожить» [8, л. 12-13]. А вот как отвечал благочинный Гомельского благочиния М. Крот священнику Копытову Ново-Дятловичского м/д Терюховского района в июле 1962 г., который просил о переводе его в другую цер­ковь, «хочешь жить хорошо, служи лучше и найдёшь деньги у верую­щих» [3, л. 100].

Крайне редко уполномоченные пишут о церковных деятелях, кото­рые заслуживали уважения. В частности, в «Докладной записке об ак­тивизации церковников» от 15 января 1955 г. пишется, что «в дер. Холмичи Речицкого района проживает монах Полиэвт, который прово­дит особенно активную религиозную деятельность, совершает обряды во многих деревнях. Для этой цели его развозят на колхозных лошадях ве­рующие в радиусе до 25 км, а в тех случаях, когда лошадей не дают, то его возят на саночках 2-3 монашки на ближнее расстояние» [18, л. 35]. Нo в большинстве случаев, как неоднократно подчёркивал И. Потапов, эти действия были наигранными, чтобы привлечь к себе верующих. Так поступал мозырский благочинный Задерковский, который, как пи­сал В. Лобанов, чтобы заполучить всеобщее уважение у граждан на Пасху собирает много яиц варенных, которые продать негде, а потому «он раздаёт их детям и некоторым другим верующим, которые считают его благодетелем» [14, л. 4]. Такие деятельные священники не нравились Уполномоченным. Например, в документе от 18 июля 1958 г., говорится, і что «священник Г. Секач снят мною [уполномоченным В. Лобановым — Н. С.] с регистрации за привлечение к активной церковной деятельности двух учеников 5-х классов, прислуживающих при церкви» [16, л. 17].

В большинстве случаев верующие не хотели отпускать священнослу­жителей, какими бы они не были. К примеру, в деревне Драгунки Рогачёвского района в январе 1953 г. «верующие стали упрашивать священника м/д Ксензова, чтобы он не уходил, обещая снабжать его всем, что он захочет. С тех пор он ни разу не говорил, что уйдёт в отставку» [6, л. 43]. В основном по причине того, что население относилось терпеливо ко всем священнослужителям, количество духовенства в области было ус­тойчивым. А в период с 1953 г. по 1957 г. наблюдается их численный рост.

Образовательный уровень церковнослужителей не всегда соответ­ствовал их пастырской миссии. Половина духовенства не имело специ­ального образования. В документе от 5 сентября 1953 г. сообщается, что 24 из 47 священнослужителей не имело не только духовного, но даже и общего среднего образования [21, л. 33-36]. Так же преоблада­ли люди пожилого возраста. Например, в «Отчётно-информационном докладе за II полугодие 1955 г.» пишется, что в области из 69 священников и 3-х диаконов до 40 лет 19 человек, от 41 до 55 — 14 человек и [от 55 до 80 — 39 человек [7, л. 40-43]. Уже в 1964 г. встречаются такие [данные: из 67 священнослужителей 27 человек были до 40 лет, от 41 до 155 — 15 и свыше 55 — 25 [22, л. 27]. Эти цифры свидетельствуют о том, «то на протяжении 9 лет происходило постоянное омолаживание кадров духовенства в Гомельской области. В «Докладной записке» от 128 мая 1958 г. говорится, что всего молодых священников было прислано с 1949 г. по 1957 г. 40 человек [5, л. 59]. Большинство из них были выпускниками духовных учреждений. Показательным был то факт, что эти люди в основном были детьми или близкими родственниками священнослужителей. Порой отцы готовили своих сыновей к будущей пастырской деятельности. Так священник Горочицкого м/д Василевичского района Ф. Ковольков по данным уполномоченного от 5 января 1962 г. «…не дал своему сыну возможности окончить школу и готовит его на псаломщика, чтобы потом он был попом» [25, л. 127].

Но в большинстве случаев молодые люди добровольно хотели по­ступать в духовные учреждения. Именно им было очень сложно осуществить свои планы, потому что власти всё меньше и меньше разрешали абитуриентам выбирать эту профессию. В исследуемый период было зафиксировано множество заявок на поступление в эти учрежде­ния из Гомельской области. Такие прошения поступали после Минска местным уполномоченным, чтобы они разобрались по ситуации. На­пример, в заявлении «От гр-на Н. Кравцова, проживающего по ул. Ост­ровского 116 г. Гомель. Ректору Жировичской Духовной Семинарии Минской епархии Гроденской области Слонимского р-на» от 20.XI.1961 г. написано следующее: «С юных лет я мечтал стать пасты­рем Православной Христианской Церкви, часто посещал церковь, за что был исключён из школы. Находясь в Советской Армии, я всегда помнил Господа Бога. Уходя на фронт, я просил Бога оставить мне жизнь и целиком положился на волю Всевышнего. Там, в тяжёлых ис­пытаниях я решил оставшуюся жизнь посвятить служению Единому Царю Всевышнему». После получения на него характеристики от на­стоятеля Носовичской церкви о. Поповича А. Кравцову было разреше­но поступать в семинарию [24, л. 97-103].

Таким образом, институт уполномоченных по делам русской право­славной церкви был составной структурой государственного аппарата, главной функцией которого являлось наблюдение и сбор информации о положении Русской Православной Церкви. Следовательно, отчётная документация этих государственных деятелей содержит следующие сведения: изменение количества культовых сооружений, численность духовенства, его возрастной состав, а также образовательный уровень, доходы и расходы храмов и т. д. Зачастую собираемая информация имела компрометирующий служителей культа профиль.

  1. Алексеев, В. А. «Штурм небес» отменяется. Критический очерк по борьбе с религией в СССР / В. А. Алексеев. — М.: Россия Молодая, 1992,362 с.
  2. Докладные записки // Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3441. — Опись 5. — Дело. 15.
  3. Докладные записки // Государственный архив общественных объеди­нений Г омельской области (Г АООГО). — Фонд 8181. — Опись 3. — Дело 222.
  4. Информации, отчёты // (ГАООГО). — Фонд 49. — Опись 28. — Дело 41.
  5. Информации, спецсообщения // (ГАООГО). — Фонд 8189. — Опись 2. — Дело 47.
  6. Информационные отчёты // (ГАООГО). — Фонд 144. — Опись 60. — Дело 77.
  7. Информационные отчёты // (ГАООГО). — Фонд 144. — Опись 60. — Дело 158.
  8. Информационные отчёты // (ГАООГО). — Фонд 8181. — Опись 3. — Дело 26.
  9. Информационные отчёты, докладные записки // (ГАООГО). — Фонд 144. — Опись 60. — Дело 159.
  10. Информационные отчёты о работе уполномоченных Совета по делам РПЦ Н (ГАООГО). — Фонд 144. — Опись 60. — Дело 119.
  11. Канфесіі на Беларусі (канец XVIII-XX ст.) / навуковы рэдактар У. І. Навіцкі. — Мн.: Экаперспектыва, 1998. — 340 с.
  12. Отчёты, докладные записки // (ГАООГО). — Фонд 144. — Опись 61. — Дело 73.
  13. Отчёты, информации // (ГАООГО). — Фонд 144. — Опись 99. — Дело 101.
  14. Отчёты, информации // (ГАООГО). — Фонд 144. — Опись 60. — Дело 306.
  15. Отчёты, информация о работе Уполномоченного Совета по делам РПЦ // (ГАГО). — Фонд 3441. — Опись 2. — Дело 22.
  16. Переписка по делам Церкви // (ГАГО). — Фонд 3441. — Опись 3. — Дело 26.
  17. Переписка по делам Церкви // (ГАГО). — Фонд 3441. — Опись 3. — Дело 30.
  18. Переписка по делам Церкви // (ГАГО). — Фонд 3441. — Опись 5. — Дело 27.
  19. Переписка по другим вопросам, разъясняющая отношение к Церкви // (ГАГО). — Фонд 3441. — Опись 2. — Дело 28.
  20. Поспеловский, Д. В. Русская Православная Церковь в XX в. / Д. В. Поспеловский. — М.: Республика, — 1995. — 511 с.
  21. Спецсообщения Уполномоченному // (ГАООГО). — Фонд 144. — Опись 50. — Дело 96.
  22. Спецсообщения Уполномоченному / (ГАООГО). — Фонд 119. — Опись 29. — Дело 5.
  23. Спецсообщения Уполномоченному // (ГАООГО). — Фонд 8181. — Опись 3. — Дело 64.
  24. Указания Уполномоченному // (ГАГО). — Фонд 3441. — Опись 3. — Дело 41.
  25. Указания Уполномоченному // (ГАГО). — Фонд 3441. — Опись 3.—Дело 42.
  26. Указания Уполномоченному // (ГАООГО). — Фонд 144. — Опись 60. — Дело 85.
  27. Шкаровский, М. В. Русская православная церковь при Сталине и Хру­щёве / М. В. Шкаровский. — М.: Издательство Крутицкого подворья. Обще­ство любителей церковной истории, 2005. — 320 с.

Автор: Н.С. Середин
Источник: Православие на Гомелыцине: историко-культурное наследие и современность [Текст]: сборник научных статей / Г. А. Алексейченко (ответств. ред.) [и др.]; М-во образования РБ, Гомельский госуниверситет им. Ф. Скорины. — Гомель: ГГУ им. Ф. Скорины, 2010. — 212 с. Ст. 174-181.