Города Беларуси 1950-1980-х годов в представлении сельских жителей

0
572
Города Беларуси 1950-1980-х годов в представлении сельских жителей

Образы городов всегда привлекали внимание и создателей публицистических произведений, и авторов научных сочинений по социологии, психологии, искусствоведению, ориентированных на показ разных аспектов урбанизации [1 – 2]. Несомненно, яркие впечатления, возникшие у жителей сельской местности в связи с первым знакомством с городским пространством в советское время, заслуживают обстоятельного этнологического анализа и во многом объясняют актуальность темы.

Новизна темы обусловлена тем, что впервые с точки зрения этнологии рассматривается образ города на Беларуси в историко-культурной памяти выходцев из сельской местности применительно к периоду 1950 – 1980-х годов на новых данных опросов жителей современной Беларуси. Целью данной статьи является характеристика городского пространства на основе свидетельств жителей, являвшихся в момент первых контактов с городами носителями сельской традиции и воспринимавших городскую культуру как явление «инакое», контрастировавшее с привычной для них повседневностью и заведомо отделённое от них культурным барьером.

Круг источников включает материалы опроса жителей Гомельшины, Брестчины, Минщины, осуществлённого в 2014 – 2015 гг. Всего выборка охватила 56 человек разных профессий, но обязательно старшего и среднего поколения, которые в 1950 – 1980-е годы являлись сельскими жителями и могли поделиться информацией и эмоциями о первом визите в города Минск, Гомель, Могилёв, Брест, Чечерск, Копыль, Мозырь, Речицу и другие.

По свидетельству уроженки деревни Борщевка Гомельского района, переехавшей вместе с родителями в Гомель в 1965 г., её мама, как только состоялся переезд, сразу же «села на троллейбус и прокатилась по всему маршруту, чтобы город посмотреть». Сама же опрошенная сохранила следующие воспоминания об областном центре: «Я троллейбусы очень любила, они казались мне чем-то невероятным, безумно любила на них ездить». Из воспоминаний более позднего времени, накануне распада Советского Союза, тем не менее, также очевидно, что транспортная система в городах была одним из самых впечатлявших сельчан элементов городского уклада: «Я впервые увидел троллейбус, светофор… Меня очень удивило это “творение” человечества, я всегда интересовался электричеством, учился на электрика, и тогда это было действительно новшеством для меня.

Также удивил автобус “Икарус”, так называемая “гармошка”, которого я до этого тоже никогда не видел. Вообще, общественный транспорт стал для меня тоже своего рода открытием – в деревню к нам приезжал всего один автобус четыре раза в день» (зап. в д. Ровенская Слобода Речицкого р-на).

Часто сельские жители упоминают работу эскалаторов в торговых центрах, в первую очередь, центральных универмагах больших городов. К числу ярких впечатлений о технических новинках в городах следует отнести упоминания об использовании кассовых аппаратов работниками торговли: «В универмаге я также впервые увидел кассу, похожую на те, которые стоят сейчас в магазинах. В деревне такого не было – продавцы там считали на счётах (1980-е годы)». Мигающая и светящаяся электрическая реклама в городах относится к одним из самых повторяющихся в описаниях объектов: «Недалеко от вокзала располагалась гостиница “Гомель”, на которой меня удивило красивое светящееся табло». Новые ощущения вызывали поездки на лифте. Очень сильным детским впечатлением для жительницы Лунинецкого района Брестчины стало катание в городе по реке: «Мы катались на катере. В моём представлении в то время он казался мне огромным кораблём». Особые впечатления о городской жизни порождали и самолёты, опрошенные рассказывают о семейных прогулках, например, в район Старого аэродрома в Гомеле, с целью посмотреть на этот вид транспорта, который вызывал большие эмоции у бывших сельских жителей и отождествлялся именно с городским пространством: «Любили смотреть на самолёты, как они взлетали и заходили на посадку. И нам тоже хотелось когда-нибудь полетать на самолёте» (уроженец Буда-Кошелёвского р-на Гомельской обл., 1938 г. р., о 1960-х годах). «А ещё помню. Гомель очень красивый тогда (1950-е годы). Когда мы переехали, был, всё аккуратное очень, а ещё тогда каштаны цвели. У нас в деревне каштанов вообще не было, там земля не такая, одни сосны были», – сравнения образов города и села достаточно часты в собранных устных свидетельствах. Типичны обращения к характеристике природы в городской среде, что во многом объясняется не только отличиями городского пространства, менее заполненного зеленью, чем сельская местность, но и желанием выходцев из села быть внимательными к природе.

Запечатлелась в памяти сельчан и особая атмосфера городской жизни, совершенно непохожая на сельскую: «До сих пор помню ощущение какой-то свежести, красоты, чего-то нового, это ощущение трудно передать вот так, на словах, оно у меня осталось на всю жизнь». Большинство опрошенных отметило скоростные ритмы жизни и постоянную изменчивость городской среды как первое впечатление о городе: «Город очень красивый, много разных зданий, памятников. Не было ни одной прогулки, когда бы я не замечал чего-то нового».

Другие воспоминания о первом впечатлении от города у сельских жителей также содержат позитивный портрет, например, о 1950-х годах: «Мне всё понравилось. Мне город казался очень большим и красивым.

Суетливым, но от этого не менее прекрасным» (из воспоминаний о Гомеле уроженки Гомельской области, 1934 г. р., переехавшей на постоянное жительство в 22 года). Уроженка Ветковщины, 1951 г. р., высказалась о городском пространстве, в котором она впервые оказалась в 1968 г., в том же ключе: «Жизнь в городе меня поразила. Мне очень нравились широкие, чистые улицы Гомеля, красивые, вечно куда-то спешащие люди, которые даже не здоровались друг с другом. Шум транспорта, не стихающий даже ночью, ярко горящие вечерние фонари и витрины магазинов. Очень поразил мост через реку Сож, который тогда мне казался исполином. Ещё меня поразила кондитерская фабрика “Спартак”, точнее, запах конфет, напоминающий новогодние праздники. Непривычным было обилие транспорта на улицах». Образ Бреста в 1980-е годы представлялся сельской уроженке Гомельщины светлым и динамичным: «В городе не было проблем с транспортом. Было множество автобусов, троллейбусов, автовокзал, железнодорожный вокзал… были очень хорошо асфальтированные дороги, светофоры. В городе очень красивая архитектура, парки, всё яркое, светящееся, весёлое, смотришь и радуешься. Всё обустроено фонтанами, местами для отдыха».

Среди подобных воспоминаний – слова уроженки (1951 г. р.) деревни Новинки Калинковичского района о Минске в конце 1960-х годов: «Самое первое впечатление о городе – шум, даже не шум. А суматоха и гудение. И люди! Очень много людей!». О Минске в 1970-е годы опрошенные также отзывались весьма эмоционально и мажорно: «Сам город меня поразил! Он оказался просто огромным, однажды я, пытаясь освоиться, весь день каталась на автобусах по городу, но мне не удалось побывать и в половине города. После деревни на две с половиной тысячи человек влияние мегаполиса просто ошеломляющее». Также отмечали характерные черты Минска: «Была удивлена размерами и количеством автотранспорта города. Также мне очень понравились чистые улицы города. Непривычными были высотные здания и плотная застройка в спальных районах». Некоторые сельчане в числе первых эмоций, полученных ими в городе, обозначили чувство одиночества: «Также меня удивила суета горожан. Люди всё время торопятся, не замечают ничего вокруг себя. В городе, полном людей, чувствуешь себя как никогда одиноким».

Городская толпа, одетая совершенно иначе, чем в сельской местности, также часто привлекала внимание впервые попавших в города сельчан, например, из рассказа о Минске: «Городская мода меня поразила. Одно из самых ярких воспоминаний. Люди самые разные. Бывали даже отдельные личности с ядерным цветом волос и в странных одеяниях». Почти все выходцы из села одинаково оценивали разницу во внешнем облике горожан и сельчан применительно к самым разным по статусу и величине городским населённым пунктам, например, о 1980-х годах: «Первое, что бросилось мне в глаза – это различие во внешнем виде городских и сельских жителей. Если в деревне мы ходили в чём пришлось, не задумываясь, то в городе люди выглядели совсем иначе, хотя и не все. Многие носили джинсы…».

Так, имеются систематические сообщения об отличии качества жизни даже в малом городе по сравнению с деревней: «Помню, что по сравнению даже с таким городом, как Копыль, в деревне было по-другому. Но когда я поехала в первый раз с мамой в Минск, я была ещё больше удивлена. Большой город, сильный шум, оживлённое движение, магазины, светофоры, троллейбус и трамвай – всё это было как в сказке» (1970-е – начало 1980-х годов).

Среди выявленных материалов некоторые дают возможность утверждать, что сельские жители отчётливо дифференцировали образы городов Гомеля, Могилёва, Минска и других и замечали их отличия друг от друга на фоне общего потока схожей информации и очень похожих описаний городских видов и одинаковых впечатлений от впервые увиденной городской среды. Так, в рассказах о Жлобине уроженки (1946 г. р.) деревни Красный Берег Жлобинского района, в молодости переехавшей в город с мужем и детьми, подчёркивается значимость данного города как железнодорожного узла и его внешнее отличие от других городов Беларуси: «Что же касается самого города, то это было полное господство тепловозов. Поезда ездили очень медленно и останавливались на каждом полустанке. Вся жизнь крутилась вокруг железнодорожной станции Жлобин Пассажирский. Но был и автовокзал с большими стёклами, интересной формы… Много домов было деревянных. Многоэтажек не помню». Интересны впечатления об архитектуре школьного здания, где учились дети респондента: «Спереди школа напоминала театр. Колонны белые, большие, высокие двери. Помню, меня очень восхищало это здание. Тогда, после того, как я жила в деревне, оно казалось мне безумно красивым». Большое изумление у впервые приехавших в Жлобин вызывали городские транспортные коммуникации, особенно железнодорожный мост через реку Днепр, которым ходили любоваться («Если честно, до сих пор не знаю, как он удерживает такие огромные и тяжёлые поезда»).

Многие сельские жители в своих рассказах о первых визитах в города Беларуси упоминают поразившие их своей масштабностью высотные здания, при этом такие свидетельства относятся не только к 1950 – 1960-м годам, но и к более позднему периоду, например, даже ко 2-й половине – концу 1980-х годов: «Уже во время моего подъезда к городу из окна поезда я увидел первые высотки, которые я видел вживую, а не на картинках или по телевидению, проехал под так называемым “путепроводом”. Ещё одна вещь, очень поразившая меня … это большой и красивый железнодорожный вокзал» (уроженец Речицкого р-на, 1970 г. р., о завершающем периоде советской эпохи – конце 1980-х годов). «Как сельскую жительницу поначалу удивляла архитектура Гомеля. Высотные здания были для меня новизной», – характеризует первые впечатления о городской среде уроженка Ветковщины, 1956 г. р.

Общими в первых впечатлениях сельских жителей о городе стали рассказы о разнообразных культурно-массовых мероприятиях и первых посещениях учреждений культуры (театра, цирка и т. д.). Первые приезды в Гомель жительницы деревни Якимовка Речицкого района в детском возрасте сохранили в памяти информацию и глубокие эмоции о посещении цирка: «Первые впечатления, которые остались навсегда, это воспоминания о походе в гомельский цирк. Я была ещё совсем ребёнком. Помню, он казался мне огромным и очень красивым. Также запомнился запах цирка, и большое количество людей, которые пришли тогда на представление». О первом визите в драматический театр в Гомеле (конец 1970-х годов) бывшая сельчанка говорит с восторгом: «Больше всего в городе меня поразило развитие культуры(в театре. – О. Я.) играли пьесу по рассказу А. П. Чехова. Раньше такое убранство, роскошь я видела только на картинках. Это было как в сказке, всё очень красиво, моему восхищению не было предела».

В числе приятных впечатлений был комфорт, доступный в рамках досуга горожанам: «Гулять по городу было очень удобно, особенно когда через каждые пятьдесят метров стоят машины с газировкой и дорогу освежают поливальные машины». Все опрошенные единогласно утверждали, что они обратили внимание в каждом из увиденных ими городов на обилие мест для развлечения: парки, кинотеатры, дома культуры, рестораны, кафе, аттракционы. Это объясняется и качественными отличиями городской среды от сельской местности, и, как правило, молодостью сельских жителей, попавших в город.

Образы городов в памяти сельских жителей, оказавшихся в новой для них городской среде, часто включают упоминания о праздниках. Приведём типичный пример, озвученный применительно к 1950-м годам: «Самое главное, что меня удивило в городе, это, конечно, парады, сейчас парады не такие как тогда, раньше много людей, веселье, музыка, и всё это от площади Ленина или от вокзала идет через весь город по Советской (улице в Гомеле. – О. Я.). Я была так рада, большое количество положительных эмоций сохранилось с тех времён». Многие другие респонденты также были поражены проведением государственных праздников 1 Мая и 9 Мая в областных центрах: «Я никогда не видел парадов такого размаха и такого количества людей, объединённых одной целью и собранных в одном месте».

Также отметим, что многие опрошенные признавались в своём стеснении в поведении при первых поездках в город, например, отмечали, что хотели скорее посмотреть город, но боялись и стеснялись, «по городу ходило очень много людей, но, как сейчас помню, я очень боялась оглохнуть от такого шума. Люди куда-то спешили, бежали» (1960-е годы). Интересны ремарки по поводу того, что сельчане в некоторых ситуациях боялись потеряться в городском пространстве, «сесть не на тот автобус», «сесть на нужный автобус, но проехать свою остановку» (конец 1960-х – 1980-е годы).

Вместе с тем не только столица БССР, но и малые города вызывали у сельчан на первом этапе после появления в городе тревогу и напряжённость. Так, о жизни в Речице середины 1970-х годов уроженка Ветковщины, 1959 г. р., повествует: «Первое время было очень тревожно, была просто ошарашена городским шумом. Боялась даже переходить дорогу».

Среди негативных факторов городской жизни, особенно применительно к 1970-1980-м годам, доминирует шум на городских улицах, который не утихал ни в дневное, ни в ночное время: «шум, которого не было в деревне». Выходцы из села также заметили в первую очередь некоторые другие неблагоприятные черты городского образа жизни: «большое количество не всегда приветливых людей на улицах»; «толпа незнакомых людей» («а в деревне все, как родные»); «большое количество людей, которые не здороваются»; «не самый свежий воздух»; «суета».

Однако даже негативные характеристики в ряде случаев позиционируются опрошенными как неизбежные для города либо даже трансформируются в памяти в привлекательные черты, например, «город никогда не спит, но, честно говоря, красота ночного города мне нравилась».

Проведённое исследование показывает, что особенности памяти стирают негативные явления, но абсолютно достоверно, что городской и сельский образы жизни, относящиеся к моментам рассказа, были настолько отличны, что вызывали и сохранили в памяти рассказчиков устойчивые яркие картины городского быта, поразившие их воображение и ранее сложившиеся мнения о городах настолько, что и спустя десятилетия они остаются в их памяти яркими страницами. Несмотря на то, что в ответах заметна некоторая идеализация прошлого, следует признать очевидным тот факт, что первые впечатления о городе оказали очень мощное воздействие на картину мира опрошенных, повлияли на формирование их культурных традиций в будущем.

Литература

  1. Гарады і вёскі Беларусі: энцыклапедыя / С. В. Марцэлеў; Г. П. Пашкоў (гал. рэд.) [ і інш.]. – Мінск: БелЭн, 2004 – 2015. – 9 т.
  2. Нарысы гісторыі культуры Беларусі: у 4 т. / гал. рэд. А. І. Лакотка. – Мінск: Беларуская навука, 2014. – Т. 2. Культура гарадоў X – пачатку XX ст. – 575 с.

Автор: О.Г. Ященко
Источник: Пытанні мастацтвазнаўства, этналогіі і фалькларыстыкі. Вып. 20 / Цэнтр даследаванняў беларускай культуры, мовы і літаратуры НАН Беларусі; навук. рэд. А.І. Лакотка. – Мінск: Права і эканоміка, 2016. – С. 460-466.