Гомельское направление в планах немецкого командования летом 1941 года

0
152
Гомельское направление в планах немецкого командования летом 1941 года

В последние годы выявляется и вводится в научный оборот большой массив докумен­тов периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Это позволяет исследователям осуществить объективизацию многих военных событий и по-новому, более точно отразить страницы небывалых в истории сражений на советско-германском фронте.

Особый интерес представляет наиболее трагический для советской стороны период — лето 1941 г. По известным причинам многие события не имеют достаточно полного доку­ментального отражения. А те, кто оставили после себя авторские записи, весьма скудно и не­охотно отражают неудачи 1941 г. И это имеет свои обоснования.

Во многом военная историография, советского и постсоветского периодов, основыва­лась на оценках и взглядах, сложившихся в послевоенные годы, когда писалась история Ве­ликой войны.

Были живы прославленные военачальники, во главе государства стояло политическое руководство, которое обеспечило победу 1945 г., народ ликовал, документы открывались в основном те, которые отражали логику победителей и подтверждали обоснованность их ре­шений и действий.

Немецкая же сторона долгое время пребывала в состоянии исследовательского молча­ния. Архивы фашистской Германии находились в разрозненном состоянии, многое было уничтожено, собрано и вывезено союзниками по антигитлеровской коалиции в свои страны.

Спустя десятилетия после начала войны появляется все больше возможностей для сопо­ставления оценок участников тех событий на основе документальных свидетельств. Это касает­ся и 1941 г. Нас особо интересуют события, которые происходили на гомельском направлении.

В отечественной историографии значение ожесточенных боев на юго-востоке Беларуси отмечается весьма сдержанно. В основном констатируются и описываются боевые действия, которые включаются в контекст Смоленского сражения и трагедии, которой завершилась Ки­евская оборонительная операция. Хотя последняя происходила уже после боёв на Гомельщине и стала во многом следствием переброски крупных сил под Гомель с московского направле­ния. Объективный исторический анализ требует новых оценок значения противостояния со­ветских и немецких вооруженных сил на гомельском направлении до самого первого измене­ния стратегического плана «Барбаросса» войны Германии против Советского Союза.

Для этого есть несколько причин:

недооценка немецким командованием при разработке плана нападения на Советский Союз («Барбаросса») территории Полесья (основная его часть находилась в Беларуси). По мнению разработчиков плана — это была лесисто-болотистая местность с неразвитой сетью плохих дорог и непригодной для ведения современных военных действий;

— летом 1941 г. был создан второй эшелон советской обороны с привлечением относи­тельно свежих резервов по реке Днепр и Полесскому региону. Здесь в центре событий оказа­лась гомельское направление, куда устремились разбитые и неукомплектованные личным составом и техникой, отступающие части Красной армии. Тем более, что этот район нахо­дился в стороне от главного немецкого удара на Москву;

— из-за сильного сопротивления советских регулярных частей на гомельском направле­нии произошло замедление темпа немецкого наступления;

— в ходе Смоленского сражения на его южном фланге образовался совершенно особый гомельский участок, выступающий на 100-120 км в западном направлении, что привело к обоснованной возможности южного флангового удара в тыл немецкой группы армий «Центр»;

— Советское командование в сложившейся обстановке приняло решение об образова­нии нового — Центрального фронта со штабом в городе Гомель под командованием генерал-лейтенанта Ф.И. Кузнецова.

Целью данной статьи является отражение событий на гомельском направлении летом 1941 г. на основе немецких документов, опубликованных, а также выявленных нами в архиве.

Немцы предавали исключительное значение наступлению по линии Бобруйск — Рога­чёв. Уже на седьмой день войны Франц Гальдер подчеркивал, что Гудериан имеет возмож­ность стремительным броском переправиться через Днепр у Могилева или Рогачёва. «Это было бы решающим успехом» [1, c. 49]. Овладение в этом районе переправами через Днепр открывало бы дорогу на Смоленск и Москву [1, c. 52]. Но Гудериану это не удалось осуще­ствить сходу, а только на тринадцатый день. 4 июля Гальдер делает явно ошибочный вывод: «В целом следует считать, что противник больше не располагает достаточными силами для серьезной обороны своего нового рубежа…». В том числе по Днепру и далее на юг [1, с. 82]. Однако, уже 5 июля он делает запись в своем дневнике: «… правое крыло танковой группы Гудериана удержало плацдарм в районе Рогачёва» [1, c. 85]. 6 июля: «Вторая танковая груп­па ведет на правом фланге бои, противник оказывает сильное сопротивление, одновременно продолжаются контратаки от Гомеля.» [1, c. 96]. 8 июля Гитлер ставит задачу, в том числе и для «шустрого Гейнца», — окружение Москвы. Необходимо отметить, что на юг была по­вернута вторая полевая армия фон Вейхса, передовые отряды которой 9 июля вошли в со­прикосновение с частями 2-й танковой группы [1, c. 109]. 10 июля прибыла 1-я кавалерий­ская дивизия, которая потом участвовала в боях под Гомелем. Ф. Гальдер в своем дневнике не дает комментария этому решению. Но очевидно, сил у Гудериана не хватало для быстрого решения Рогачёвской проблемы. Тем более немцы с большим опозданием обнаружили в районе реки Сож оборонительные позиции войск Красной армии, в том числе большое скоп­ление воинских железнодорожных составов в районе Гомеля [1, c. 124].

До середины июля 1941 г. Гитлер ставил задачу быстрейшего наступления на Москву и Ленинград, как это следует из военного дневника Верховного командования вермахта [2, с. 268-272]. Однако в директиве № 33 «Дальнейшее ведение войны на Востоке» впервые отме­чается проблема более тесного взаимодействия южного фланга группы армий «Центр» и се­верного фланга группы армий «Юг». Речь идет о юго-восточном регионе Беларуси — террито­рии Гомельской, Полесской и части Могилевской областей. В частности, в директиве отмеча­ется: «Одновременно с поворотом пехотных дивизий группы армий «Центр» в сражение всту­пают новые, прежде всего подвижные силы, после того, как они выполнят стоящие перед ними задачи и после того, как будет обеспечено их снабжение, а также прикрытие с Московского направления. Эти силы будут иметь задачей не допустить дальнейшего отхода на восток рус­ских частей, переправившихся на восточный берег реки Днепр, и уничтожить их» [2, с. 274].

Напомним, что 13 июля войска 21-й армии Западного фронта нанесли контрудар по правофланговым соединениям группы армий «Центр», при этом освободив города Жлобин и Рогачев и продвинулись на 25-30 км в бобруйском направлении. Для этого периода войны это был безпрецендентный пример контрнаступления красноармейских частей со всеми вытекаю­щими последствиями — взятие немецких военнопленных, шоком для германского командова­ния, изменением ситуации на локальном участке фронта главного удара немецкой армии.

Гейнц Гудериан отмечает: «13 июля начались ожесточенные контратаки русских. С направления Гомель на правый фланг танковой группы наступало около двадцати диви­зий…» [3, c. 237].

В своём дневнике командующий группы армий «Центр» фельдмаршал Фёдор фон Бок в средине июля отмечает: «На южном фланге 2-й армии (Вейсх) русские наглеют. Под Рогачё­вым и Жлобином переходят в наступление» [4, c. 236]. 14 июля в дневнике Франца Гальдера появилась лаконичная запись: «На южном фланге появились первые признаки начинающегося контрудара силами выявленной нами Гомельской группировки противника» [1, c. 144]. Надо отметить, что в этот же день танки Гудериана достигли Смоленска. Немцы оценивали контр­удар на свой правый фланг группы армий «Центр» силой до семи дивизий [1, c. 156].

Браухич отмечал: «.что «группа Гомель», численность которой, по моим прикидкам, составляет около 10 дивизий, еще заявит о себе на правом фланге группы армий». 18 июля фон Бок пишет: «Сегодня обстановка на южном крыле 2-й армии куда как серьезна» [4, c. 239].

Большой интерес представляет немецкая оценка противника на уровне частей, участво­вавших непосредственно в боевых действиях. Так, 17 июля 1941 г. в сводке корпуса отмеча­ется: «Враг и здесь (в районе Рогачёва) сражался чрезвычайно упорно и ожесточенно. Так были найдены около 20 мертвых русских, перерезавших себе горло ножом, чтобы не попасть в плен. Битва на Днепре представляет собой хорошо продуманную, подготовленную «длин­ной рукой» операцию врага, направленную против южного фланга нашей армии» [5].

Штаб 2-й полевой немецкой армии в «Отчёте о битве за Рогачёв — Гомель» 15 сентября 1941 г. отмечает, что по приказу группы армий «Центр» 2-я армия была переведена с оборо­нительной целью по линии Глуск — Паричи — Жлобин — Рогачёв — Лазаревич — Большая Зимница — Пропойск — отрезок реки Сож до Кричева. Армия не могла начать наступление на Го­мель до 12 августа, так как ждала подкрепления, особенно 2-ю танковую дивизию [5].

Об интенсивности боёв свидетельствует и немецкий военный обозреватель Г. Вандер: «Здесь под Рогачёвом каждый день писались славные страницы германской пехоты. Боль­шие жертвы, которые понесла пехота в этой оборонительной битве (подчеркнуто нами), не были напрасны. Каждый солдат знал важность этого сражения. Его героическую и полную самопожертвования борьбу можно причислить к величайшим подвигам этой войны. Только перед Рогачёвом под огнём нашей пехоты и артиллерии было остановлено 140 советских наступлений (атак)» [5].

23 июля Гитлер в своих указаниях на первое место ставит операцию в районе Гомеля. Операцию против Москвы на третье [2, с. 287].

В сложившейся обстановке (захват Смоленска и упорное сопротивление на гомельском направлении) в директиве группе армий «Центр» № 65 от 24 июля 1941 г. даются следующие указания: «2-я танковая группа и пехотные дивизии группы армий «Центр», передвинувшие­ся из района южнее Могилева через Днепр, группируются таким образом, чтобы под общим руководством фельдмаршала фон Клюге начать наступательные действия в направление Го­меля, Брянска совместно с группой армий «Юг» [2, с. 278-279]. Как видно из этого указания командующему 2-й танковой группы, которая в это время наступала на Москву, ставится чёткая задача разворота на гомельское направление и впервые речь идёт об участии войск группы армий «Юг» в ликвидации гомельской проблемы.

25 июля генерал-фельдмаршал Кейтель в беседе с командующим группой армий «Центр» отметил: «Особую озабоченность фюрера вызывает в настоящее время район Мо­зыря, где, по его оценке, создается новая группировка войск.» и далее «фюрер рекомендует повернуть значительную часть сил группы армий «Центр» на юг, чтобы обеспечить себя от этой группировки и уничтожить её. Идеальным решением было бы, по мнению фюрера, раз­гром крупной вражеской группировки в районах Гомеля, Мозыря «отдельными небольшими пакетами» [2, с. 292].

28 июля «фюрер указал командующему сухопутными войсками, что важнейшей зада­чей является ликвидация угрозы на правом фланге группы армий «Центр» путём разгрома вражеской группировки, находящейся в районе Гомеля и севернее» [2, с. 294].

В директиве № 34 от 30 июля 1941 г. Гитлер принимает неожиданное решение, предпи­сывая группе армий «Центр» переход к обороне. Его беспокоили боевые действия на гомель­ско-бобруйском направлении [2, c. 280]. 12 августа 1941 г. в дополнение к директиве № 34 делается следующие предписание: «Центральный участок Восточного фронта. Первоочеред­ная задача на данном участке фронта состоит в том, чтобы ликвидировать вклинившееся на запад фланговые позиции противника, сковывавшие довольно крупные силы пехоты группы армий «Центр». Также на гомельском направлении необходимо было «…особое внимание уделить организации взаимодействия по времени и направлениям смежных флангов групп армий «Центр» и «Юг» [2, с. 283].

15 августа Ставка вермахта принимает знаковое решение: «Группе армий «Центр» дальнейшее наступление на Москву приостановить» [2, с. 284].

2-й танковой группе было предписано развернуться с московского направления и нане­сти удар в строго юго-западном направлении, на Гомель.» [2, с. 294]. Для решения этой зада­чи была создана «Армейская группа Гудериана», в состав которой вошли механизированные и пехотные соединения. Основные силы группы армий «Центр» — 12 пехотных и 6 подвижных дивизий были включены в южную фланговую ударную группировку. Для сравнения отметим, что на московском направлении (восточнее Смоленска) оставалось только 10 дивизий.

Конечно, такую силу войска Центрального фронта, измотанные в боях, сдержать не мог­ли. 19-23 августа противник занял Гомель, а в конце августа была оккупирована вся террито­рия области. Заметим, что в таком солидном издании как «Война и общество» отмечается, что фактически во второй декаде июля 1941 г. в руках немцев была вся Белоруссия [6, с. 62]. Вме­сте с тем, надо отметить, что Гомельская область была занята немецкой армией только 30 ав­густа. Для 1941 г. такой временной разрыв и такая неточность имеют большое значение.

Следует отметить, что на протяжении июля и вплоть до 21 августа 1941 г., практически во всех важнейших документах верховного командования Германии фигурирует район Го­меля в качестве важнейшего военного направления действий немецких войск.

Основываясь на приведенных в статье немецких документах, можно сделать следую­щие выводы о значении боёв на гомельском направлении летом 1941 г.:

— упорное сопротивление советских войск на юго-востоке Беларуси позволило задер­жать темпы немецкого наступления;

— на гомельском направлении немецкая армия понесла значительные потери. «Дневные бои весьма жестокие», — говорилось в докладе командующего 2-й полевой армии от 17 авгу­ста. — Русские, ведомые многочисленными офицерами и комиссарами, сдаются очень редко, и в большинстве случаев вопрос решается в бою на ближних дистанциях» [7, с. 396]. В крат­ком донесении командира 53-го армейского корпуса генерала Вайсенберга от 22 августа 1941 г. о сражении на участке Рогачёв — Гомель с 14 по 19 августа 1941 г. отмечается, что за 5 дней боёв корпус потерял 5562 человека, из них 205 офицеров [5]. Общие же потери 2-й полевой армии вермахта в ходе пятидневной «битвы на востоке» по данным, которые приве­дены в монографии известного белорусского исследователя С.Е. Новикова «Беларусь улетку 1941 г.», составили 31 757 человек, из которых безвозвратные потери и пропавшие без вести — 10 057 человек, при этом более половины из них — это потери в боевых действиях под Гоме­лем [8, с. 96]. Согласно справке штаба Центрального фронта потери противника, с 12 по 25 августа 1941 г. составили:

— 52-я пехотная дивизия — 80 % потерь личного состава;

— 45-я пехотная дивизия — 80 % — // — ;

— 293-я пехотная дивизия — 80 % — // — ;

— 17-я пехотная дивизия — 2000 человек при подходе к Гомелю, 7000 человек в бою за Гомель;

— 134-я пехотная дивизия — 60 % потерь личного состава;

— 112-я пехотная дивизия — 70 % — // — [9, c. 202];

по нашему мнению, ожесточенные 50-дневные бои, их стратегическое значение для воюющих сторон, образование Центрального фронта со штабом в г. Гомель, а также оценки и действия немецкого верховного командования по корректировке планов ведения войны на Восточном фронте позволяет рассматривать гомельское направление в качестве важного и самостоятельного участка стратегической обороны в 1941 г.;

— ввиду этого имеются обоснования для того, чтобы дать новую интерпретацию Смо­ленского сражения;

— возникает необходимость активизации исторических исследований по данной про­блематике, поиск и публикации новых документов, в том числе и немецкого происхождения. Особенно это важно в год 80-летия начала Великой Отечественной войны, когда появятся сенсационные публикации, в которых будут, без сомнения, искажены многие факты, в том числе в угоду побежденным. На примере боёв на гомельском направлении достоверно мож­но утверждать, что Красная армия хотя и отступала, но делала это в ожесточенных, героиче­ских сражениях. Ценою больших потерь заставила скорректировать немецкие стратегиче­ские планы, заложив основу для будущей Великой Победы.

Литература

  1. Гальдер, Ф. Военный дневник, 1941-1942 / Ф. Гальдер. — М.: ООО «Издательство АСТ»; СПб.: Terra Fantastica, 2003. — 893 с.
  2. Дашичев, В. И. Стратегия Гитлера — путь к катастрофе, 1933-1945: исторические очерки, документы и материалы: в 4 т. / В. И. Дашичев. — М.: Наука, 2005. — Т. 3: Банкротство наступатель­ной стратегии в войне против СССР, 1941-1943. — 607 с.
  3. Гудериан, Г. Воспоминания солдата / Г. Гудериан; пер. с нем. — Смоленск: «Русич», 2003. — 656 с.
  4. Бок, Федор фон. Дневники. 1939-1945 гг. / Федор фон Бок; пер. с нем. А. Уткина. — Смо­ленск: «Русич», 2006. — 592 с.
  5. Гомельский областной музей военной славы (ГОМВС). — Научно-вспомогательный фонд № 1368.
  6. Война и общество, 1941-1945: в 2-х кн. / Отв. ред. Г. Н. Севостьянов; Ин-т российской ис­тории. — М.: Наука, 2004. — Кн. 1. — 480 с.
  7. 1941 год. Страна в огне: в 2 кн. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2011. — Кн. 1: Очерки / Е. Н. Кульков [и др.]. — 720 с.
  8. Новікаў, С. Я. Беларусь улетку 1941 года: новыя падыходы ў даследаванні баявых дзеянняў / С. Я. Новікаў. — 2-е выд, выпр і дап. — Смаленск, 2015. — 436 с.
  9. Гомельская область в первые месяцы Великой Отечественной войны: документы и материалы / сост.: В.Д. Селеменев [и др.]; редкол.: В. И. Адамушко [и др.]. — Минск: НАРБ, 2010. — 272 с.: ил.

Автор: П.Л. Жданович
Источник: Известия Гомельского государственного университета имени Ф Скорины, № 4 (127), 2021. С. 18-22.