История православных церквей Гомеля

0
1779

Гомель имеет древнюю церковную историю, уходящую своими корнями во времена Киевской Руси. Её первые письменные страницы безнадежно утеряны, и мы можем уповать лишь на будущие археологические открытия. Однако уже сейчас ясно, что старейшие каменные церкви появились в Гомеле в XII веке, а обильные археологические находки культовых вещей (нательных крестиков, складней-энколпионов и др.) говорят о проживании в городе XII-XIV столетий православных христиан и служителей культа. Позднейшая история (XVI–XVIII столетия) застаёт в городе четыре православных церкви – Никольскую (с начала XVIII века – униатская), Рождества Богородицы (Пречистенскую), Троицкую, Спасскую (Преображенскую), римско-католический костёл Девы Марии и с XVIII столетия – старообрядческие храмы и монастырь.

Древнейшим православным храмом города, история которого теряется в глубине веков, является  соборная Николаевская (Никольская) церковь, стоявшая в замке. Известия об этой церкви восходят к концу XV столетия. Ещё князь Семён Иванович Можайский «записывает» к храму «на вечные времена» земли Севастьяновщину и Богдановщину со всеми крестьянами, пашнями и бортными деревьями. Священники получают право самостоятельно судить сельчан, а гомейские чиновники, напротив, не могут присылать в церковные владения своих приставов для вызова церковных людей в городской суд. Эти права Николаевского собора соблюдаются  на протяжении всего XVI столетия и подтверждаются  королевскими привилеями Жигимонта Августа (24 января 1568 года)  и Стефана Батория (1584 года)1.

В первой половине 1540-х годов имели место конфликты священников с гомейскими властями. Староста Ян Дорошкевич попытался самовольно отнять принадлежавшие Николаевскому собору земли, изъял в свою пользу 10 пудов церковного мёда, всячески притеснял крестьян Севастьяновщины и Богдановщины. Однако верховная государственная власть была на стороне церкви. Священники жаловались в Вильно и великий князь запретил Дорошкевичу заниматься самоуправством. Следующий державца – Ян Хрщонович – также был не прочь разжиться церковными богатствами, но повторная жалоба священнослужителей возымела действие на него, после чего священников на долгое время оставили в покое2. Великий князь дал им грамоту следующего содержания: «Они (священники.–  о.М.) били нам челом, прося у нас грамоты и обороны от тебя (Хрщоновича.– О.М.): ты чинишь им кривды и новизны и препятствуешь им ездить в их же собственные владения, приказывая там собирать подати в свою пользу… Повелеваем тебе не вступаться в их собственность и не мешать им ездить для сбора доходов к крестьянам, живущим на их землях. Обороняй их во всем согласно грамотам князя Семена Можайского и бери с тех крестьян только такие повинности, которые указаны»3.

Какими владениями располагала Николаевская церковь в начале второй половины XVI века, рассказывает «Реестр ревизии господарской Гомельской волости» 1560 года. Настоятель собора отец Семён «держал» тогда три «земли» с пахотными угодьями и сеножатями: Шишантуровскую при селе Добруша, Пехоцкую при селе Утье и Колбасовщину при селе Старом (которая «з давных часов на тую церковь надана»). Кроме того, при Добруше и Утье владел он в реках Ипути и Ути бобровыми гонами, а при Добруше – ещё и «рыбными ловами»4.

В 1581 году, во время сожжения города войсками Ивана  Грозного, Николаевский собор не пострадал, т. к. неприятелю  не удалось взять сам замок. Однако пожаром были уничтожены усадьбы священнослужителей, где хранились церковные документы, княжеские и королевские грамоты. Поэтому настоятелю собора отцу Миките Панковичу пришлось  хлопотать при дворе Стефана Батория о подтверждении церковных привилегий. Все права Николаевского собора были восстановлены королевской грамотой от 11 февраля 1584 года5.

Православная община чуть было не осталась без церкви в 1621 году, когда была попытка передать её униатам6.

Из городского инвентаря 1681 года известно, что протопоп Николаевской церкви жил по ул. Речицкой, а принадлежавшие ему огороды располагались за оврагом Гомеюк близ Сожа7.

Серьёзные беды ждали собор в первые годы XVIII столетия. В 1701 году церковь сгорела. На постройку на том же месте нового здания деньги пришлось собирать в России. Вскоре, однако, супруга старосты Е. Грохольская изгнала из города протоиерея Панкевича (судя по фамилии – потомка настоятеля Николаевской церкви Микиты Панковича, упомянутого выше), захватила в 1717 году сам храм. Она завладела церковными вещами, серебряной утварью и передала церковь иезуиту Соколовскому. 7 февраля того же года он провёл здесь службу по-католически и опечатал здание.

Не надеясь на справедливый суд верховной власти Речи Посполитой, взявшей курс на полное искоренение  православия в пределах королевства, верующие искали заступничества у Петра I. Белорусский епископ доказывал на королевской грамоте, что храм всегда принадлежал православным, то же говорили мещане и шляхта. Однако местные власти при содействии бискупа виленского не позволили вернуть собор прежним владельцам и оставили его за униатами8.

Новых прихожан у церкви было мало9. В XVIII веке при ней возник небольшой униатский монастырь, просуществовавший до самого начала следующего столетия и закрытый вскоре после 1804 года10. Примерно тогда же, в связи с  расширением дворца Румянцевых, было разобрано и само церковное здание. Такова вкратце история древнейшего гомельского храма.

С первой половины XVI века известна  церковь Пречисте-нская. На памяти истории этот храм был деревянным. Уже в начале ХХ века гомельчане не помнили место его расположения. Пользуясь преданиями, И.А. Сербов, Ф.А. Жудро и Д.И. Довгялло предполагали, что он находился на древней  Речицкой улице11. Однако исторические документы показали: Пречистенская церковь находилась к северу от замка, у старинного рынка, близ нынешнего Петропавловского собора.

В середине XVI столетия попу Пречистенской церкви принадлежала («здавна к той церкви от колькодесят лет») земля при селе Бобовичи, называвшаяся Халимоновщиной. Совместно с крестьянами священник владел и бобровыми гонами у Бобовичей в реке Узе12.

В 1562 году в Гомее и окрестностях, по соседству с владениями Пречистенской церкви, были сделаны земельные пожалования местному боярину Фащу. Сын последнего в 1588 году самовольно захватил церковную сеножать, из-за чего Пречистенский священник Змайло Михайлович жаловался воеводе. В 1589 году сеножать вернули церкви, что было подтверждено королевской грамотой 1604 года13.

Инвентарь 1681 года рассказывает, что усадьба священника Пречистенской церкви Алексея располагается «около острога», а его земля («морг») – за «брамой Речицкой от реки Сожа», т.е. где-то к югу от оврага Гомеюк14.

2 сентября 1737 года во время невиданного пожара Пречистенская церковь сгорела. Староста М.Ф. Чарторыйский и присланный в город иезуит Рушицкий воспрепятствовали строительству новой церкви, и верующие надолго остались без храма15. Только в 1756 году им позволили возвести новую церковь16.

В 1773–75 годах приход Пречистенской церкви и её настоятеля Якова Щербинского составляли жители Чечерской улицы и одноимённого переулка17. «Отказная книга» 1776 года свидетельствовала, что деревянная православная церковь Успения (Е.Р. Романов уточнил – «Рождества») Пресвятой Богородицы с деревянной же колокольней находилась справа от рынка, сразу по выезде из замка18. По генеральному межеванию 1783 года Пречистенская церковь получила новый надел в городе площадью 36 десятин. В 1800 году она сгорела и её приход был передан Троицкому храму19.

Троицкая церковь, как и Пречистенская, известна с первой половины XVI столетия, но, как и последняя, была основана значительно раньше. Её местоположение долгое время оставалось неизвестным. Краеведы начала нашего века писали, что «по преданию» она стояла «недалеко от того места, где и теперь стоит церковь того же имени»20. Но в начале ХХ столетия новая Троицкая церковь располагалась на Троицкой улице, т. е. у перекрёстка нынешних улиц Крестьянской и Советской. Старейшая же улица Троицкая, как свидетельствуют документы XVII–XVIII веков, стояла на одноимённой, но отнюдь не совпадающей с Троицкой ХХ века улице. Место средневекового храма определяется между нынешним зданием областного музея и площадью им. Ленина.

В середине XVI века Троицкая церковь была крупным земельным собственником. Её настоятель Фёдор Иванович владел «наданьем на придел светого Онуфрия» – селом Плёсо под Гомелем. Здесь было 4 крестьянских дыма, пашни, сеножати. В пользу церкви отсюда же шли и «дани медовые». Обширные церковные владения имели следующие границы: «от замку господарского Гомельского дорогою конною у Струпицу речку, тою речкою уверх у Мхи-лес, с того леса у Кобылее болото, с того болота при границе Даниловской через дуброву Коничову у Поток лог, с того логу у Холхлицу речку, тою речкою униз у Сожское озеро, озером у реку Сож, Сожом вниз зася до замку, откуль ся граница почала». Фёдор Иванович имел здесь рыбные угодья («ловы») в озёрах Комаричеве, Сожских, бобровые гоны в Соже21.

Троицкий дьякон Григорий Лукьянович «держал здавна к той церкви» земли Михалевскую и Шадыевскую с людьми Стефаном Михайловичем, Осипом Даниловичем, Матфеем Ерыгой, пашнями, сеножатями, медовыми данями, рыбными ловами (в озере Студенце) и бобровыми гонами (в Ипути) при селе Романовичи, а также землю Бушмановскую с пашнями и сеножатями при селе Лагуновичи22.

Инвентарь 1681 года указывает точное местоположение Троицкой церкви на одноимённой улице. Он называет имя её тогдашнего настоятеля – Христофора (в польскоязычной форме – «Кшиштофа»), говорит, что его усадьба находится на улице Спасской, а огороды – «за брамой Чечерской от реки Сожа», т. е. к северу от Киевского спуска, и по левую сторону за той же брамой. Христофор владеет землями («моргами») как «за брамой Чечерской», так и «за брамой Речицкой от реки Сожа»23.

Пожар 1737 года обратил Троицкую церковь в пепел, а её земли захватил упомянутый выше Рушицкий. До 1756 года новое здание храма строить не разрешали24.

В 1773–75 годах к Троицкому приходу относилась часть жителей Чечерской и других гомельских улиц. Служители храма (в т. ч. дьяк Кондратьев) проживали по улице Декановской25. Новая церковь (как и старая) была деревянной, имела колокольню с оградой (данные 1776 года)26. в 1783 году она получила во владение 36 десятин городской земли.

В 1800 году в её приходе (вместе с упразднённым Пречистенским) было 290 домов. К церкви были приписаны 971 прихожанин и 1184 прихожанки27. История древней Троицкой церкви закончилась в 1824 году, когда она была разобрана «за ветхостью». Впрочем, храм явно мешал устройству парка. Новая, теперь уже каменная, церковь того же имени, основанная стараниями Н.П. Румянцева, была закончена в 1828 году, но на другом месте, и освящена в 1833 году28.

К числу старейших православных храмов города относится и Спасская церковь. Время её основания неизвестно, но уже в первой половине XVI столетия храм существовал. Старинная Спасская церковь располагалась в непосредственной близости от замка.

По своему богатству Спасская церковь соперничала с другими городскими храмами. В середине XVI века её настоятель Ерофей (Дорофей) Иванович владел «з давного наданья на тую церковь» землями Жидоловщиной (Живелевщиной), Моходовщиной и Михаловщиной при селе Волковичи, здесь же (совместно с крестьянами) – бобровыми гонами и островом «на имя Долгий». Пахотные земли, сеножати и «остров Милчицкий» священник «держал» при селе Дятловичах29. В селе Азаричах ему принадлежал «остров обрубный, прозываемый Катариновский». Вокруг самого города Спасский храм пользовался несколькими пашнями: на двух берегах речушки Мильчи, в местности Клоники, в урочище Лещине, а также в урочище Новики30. Права Ерофея Ивановича подтверждались королевскими грамотами Жигимонта Старого и Жигимонта Августа31.

После смерти Ерофея настоятелем церкви и собственником «отчизн церковных» стал его сын Сысой. Ночью 5 мая 1581 года, во время внезапного московского нападения, дом Сысоя, находившийся в самом городе, сгорел, а вместе с ним погибли королевские грамоты и «листы ревизорские» на церковную собственность. На следующий же день Сысой сообщал гомельскому замковому писарю Михайле Харковичу: «в таким ночным… безвестным наезду неприятельском и запаленю места оные скрыни с тыми правами церковными не моглисмы з собою до замку ратовати: бо дей есмы заледве сам з жоною и з детми своими до замку убег; тогды дей тая скрынечка з правами церковными и зо всею убогою маемостю моею в дому моем згорела»32. Священник хлопотал при дворе Стефана Батория о подтверждении своих имущественных прав. Король оставил священника «при той церкви и при всих пожитках и доходах и парафеи, до тое церкви здавна належачих» и разрешил ему в той церкви вести православную службу (11 февраля 1584 года)33.

Во время осады замка казацким войском И.Н. Золотаренко в июне–августе 1654 года Спасская церковь оказалась в центре сражения: подняв на её колокольню несколько пушек, казацкий предводитель приказал бить оттуда прямой наводкой по крепости34. Можно только догадываться, какой ущерб был нанесён церкви в эти переполненные взаимной ненавистью дни.

Инвентарь 1681 года указывает, что Спасская церковь стояла на одноимённой улице, рядом жил и её же священник. Огороды и поля церкви располагались «за брамой Речицкой по левой стороне от реки Сожа», прочие поля – в пригородных местностях – в «застенке в Новиках», в урочище Левчина (указанная выше Лещина) и «застенке» Мильча35.

В озарённом пожаром сентябре 1737 года Спасская церковь разделила участь сгоревшего города. Новое здание отстроили после 1756 года36.

В документах 1773–75 годов упоминались имена тогдашних священнослужителей Преображенской (Спасской) церкви: попов Василия и Михаила Трусевичей, дьячка Денисова и пономаря Титовича37. В 1776 году Спасская церковь пребывала в крайне запущенном состоянии38. В 1783 году, подобно другим храмам, церковь получила 36 десятин земли. В это время она была двухприходной, при ней числилось 303 дома, 1532 прихожанина и 1325 прихожанок. Около 1824 года старое здание было разобрано, а сама церковь перенесена на новое место, где и была освящена 6 декабря 1826 года39.

История гомельского римско-католического костёла также теряется в глубине веков. Первые католики могли прибыть в город ещё в окружении князя Фёдора Кориатовича, который крестился по «латинскому» образцу. Более вероятно, что сколь-нибудь значительная католическая община в Гомеле начала формироваться с конца XVI – начала XVII веков, когда значительная часть белорусской шляхты переходила в католицизм. Время основания костёла автору неизвестно. Один из старейших документов, упоминающий его, – гомельский инвентарь 1681 года.

Под стенами замка в самом начале Спасской улицы, рядом с рынком, в конце XVII века располагался костёл, посвящённый Рождеству Пресвятой Девы Марии40. При последнем старосте М.Ф. Чарторыйском вместо сгоревшего 2 сентября 1737 года старого здания было построено новое деревянное. Приход к костёлу считался очень богатым: его посещали местные шляхтичи41. В 1768 году ксендзом здесь недолгое время был Станислав Иванович Богуш-Сестренцевич (1731–1826) – знаменитый впоследствии деятель римско-католической церкви в России, учёный и писатель42.

Документ 1776 года подтверждает, что костёл («Рождества Пресвятой Богородицы») и «деревянное хоромное строение» для живущих при нём священнослужителей, обнесённые деревянной оградой, располагаются близ самого городского рынка43. По-видимому, это здание существует до начала XIX столетия. В 1818 году на средства Н.П. Румянцева, который, как известно, субсидировал все конфессиональные группы гомельского населения, строится на новом месте (в районе современного драмтеатра) каменный римско-католический храм, освящённый в 1822 году.

Первый старообрядческий храм в Гомеле был выстроен в первые же годы массового переселения из России приверженцев богослужения по старопечатным книгам, т. е. в начале XVIII столетия. Церковь была посвящена Преображению Господню, возведена в дереве и по своей архитектуре подобна Ветковской. Вероятно, именно эта церковь положила начало небольшому монастырю, прозванному Спасовым (Спасским). Он размещался в полуверсте к югу от замка. Впрочем, основание последнего относят и ко времени около 1750 года, когда его возглавил игумен Валаам44.

В 1737 году на месте нынешней Ильинской церкви строится бескупольный деревянный храм во имя пророка Ильи45 (на современной улице Комиссарова). В 1793 году эта церковь разобрана «за ветхостью» и на её месте сооружается новая того же имени, существующая и по сей день46.

В 1773–75 годах в Спасовом монастыре проживали 18 монахов-староверов (Наталий, Харлампий, Илья, Игнатий и др.)47. Ни один из них не был местным уроженцем. Спустя какое-то время монастырь становится женским. Во всяком случае, именно таковой указан на «Карте окрестностей местечка Гомеля», составленной в 1838 году. В 1850 году его закрывают царские власти48.

Непосредственное отношение к гомельской церковной истории имеют и монастыри, располагавшиеся в его живописных окрестностях.

Единственный православный монастырь – мужская Терешковская обитель – находился на левом берегу Сожа близ села Скиток49. Его основал в 1685 году православный шляхтич Климович (в монашестве Варсанофей) на землях села Терешковичи. Климович построил деревянную церковь Рождества Богородицы, обеспечил её утварью и книгами, подарил участки земли и сеножати. В архиве Могилёвской духовной консистории в XIX столетии хранилась копия акта, описывавшего границы земельных владений Терешковского монастыря. От Сожа эта граница шла островом Куньим к высокому берегу озера Глушец (в левобережье Сожа) и рубежу села Дятловичи, а отсюда озером Глушцом в Колотов остров. Монастырские сеножати находились между Сожем и гомельской дорогой близ рубежа села Севрюки. Постановлением короля Августа II Сильного от 28 ноября 1720 года Терешковский монастырь был оставлен при своих прежних правах и православной вере. Однако 6 ноября 1743 года им овладели униаты-базилиане. Они пребывали в монастыре недолго, до 1765 года, когда его возвратили православным. Спустя некоторое время он потерял статус обители и превратился в обычную приходскую церковь села Скиток50. Церковное здание существовало здесь ещё в 1930-х годах51, но в ходе ожесточённых боёв периода Великой Отечественной войны было разрушено. Память об этой старинной обители сохраняют жители Скитка, которые называют «Монастырём» то урочище, где когда-то она находилась.

В окрестностях Гомеля в XVIII веке возникло несколько старообрядческих скитов. Одним из старейших, основанным, по преданиям, около 1735 года, был монастырь Лаврентьев во имя Рождества Христова. Располагался он в 12-ти верстах от Гомеля у реки Узы в дремучем лесу. Основал обитель старец Лаврен, руководивший ею до 1752 года и умерший здесь же. Следующими настоятелями были Дасифей, умерший в 1759 году, Стефан (дата смерти – 1761 год), Сергий (руководил до 1769 года), бывший калужский купец Феофилакт (умер в 1798 году), постриженец этого же монастыря Симеон. В начале XIX столетия здесь были две деревянные церкви во имя Сретения Господня и Живоначальной Троицы, часовня при трапезной и 35 монашеских келий. В монастыре обитало 60 иноков. Обитель содержалась подаяниями. Никаких земель, кроме сеножатей, не было52. Между тем, по некоторым данным, Лаврентьев монастырь занимал «первенствующее место» среди прочих старообрядческих обителей53.

В 20-ти верстах от Гомеля, близ речки Драготивли, был основан мужской Макарьев монастырь, принадлежавший старообрядцам поповского толка. Считается, что его построил некий Макарий, пришелец из Вереи, около 1750 года54. Одно время он назывался Арафьевской пустынью (по имени жившего там отшельника). Монастырь существовал за счёт значительного количества пахотной земли, сеножатей, подаяний и вкладов. В начале XIX столетия в нём были две деревянные церкви (во имя Богоматери Владимирской и святого Николая), 34 кельи, трапезная. Здесь проживало 52 монаха55.

Широкой известностью у староверов пользовался мужской Пахомьев монастырь, точное месторасположение которого помогла установить упомянутая выше карта 1838 года. Обитель находилась на левом берегу Сожа у озера-старицы в 8 км на северо-восток от исторического центра Гомеля, в 10 км на юг от Ветки в урочище Боровица (Боровая). Второе название этого монастыря, согласно той же карте, – Торлов56. Первоначальное же имя скита, основанного, по преданиям, в 30-х – 60-х годах XVIII века, – Игнатова пустынь. В начале XIX столетия в нём было две церкви (Преображения Господня и Борисоглебская), трапезная и проживало 25 монахов. Обитель содержалась подаяниями, пользованием пашнями и сеножатями57. Судя по позднейшим картам, какие-то монастырские постройки существовали здесь ещё в 20-х годах ХХ столетия.

В окрестностях Гомеля были и другие старообрядческие монастыри, основанные в середине – второй половине XVIII века.

Литература

1. Виноградов Л. Гомель. Его прошлое и настоящее. 1142–1900. М., 1900. С.9–10.

2. Там же. С.14.

3. Жудро Ф. А., Сербов И. А., Довгялло Д.И. Город Гомель. Географическо-статистический очерк // ЗСЗОРГО. Кн.2. Вильна, 1911. С.308.

4. АВАК. Т.XIII. Вильна, 1886. С.345, 357, 374–375. Село Добруша 1560 г. – современный Добруш, Утье – Уть, Старое – Старое Село.

5. АОИЗР. Т.II. СПб., 1848. С.283. № 141.

6. Сборник документов, уясняющих отношение латино–польской пропаганды к русской вере и народности (Из ист. материалов, помещенных в «Вестн. Зап. России» и из других печ. источников). Вып. 2. Вильна, 1866. С. 162–170, 187–189; Виноградов Л. Указ. соч. С. 16. Прим. 30.

7. НИА РБ. Ф.694. Оп.7. Л.7–8.

8. Сборник документов, уясняющих… С. 189–196; Виноградов Л. Указ. соч. С.22. Прим.50; Жудро Ф. А. и др. Указ. соч. С.309.

9. Служба в церкви шла. В переписи Гомеля 1773–75 гг. упомянут дьяк Никольского собора Шамрей, живший на ул. Забрамской (ЦГИАУ. Ф.201. Оп.4. Д.3750. Л.2об.).

10. Виноградов Л. Указ. соч. Прим.50.

11. Жудро Ф. А. и др. Указ. соч. С.308.

12. АВАК. Т.XIII. С. 363.

13. Жудро Ф. А. и др. Указ. соч. С.308.

14. НИА РБ. Ф.694. Оп.7. Л.7об.

15. Виноградов Л. Указ. соч. С.22.

16. Жудро Ф. А. и др. Указ. соч. С.309.

17. ЦГИАУ. Ф.201. Оп.4. Д.3750. Л.I.

18. Там же. Л.64; Памяць. Гомель. У 2-х кнiгах. Кн. 1. Мн., 1998. С. 123.

19. Жудро Ф.А. и др. Указ. соч. С.310.

20. Там же. С. 308.

21. АВАК. Т.XIII. С.375–376. Село Плёсо 1560 г. – современные Плёсы под Гомелем. Троицкая церковь имела Онуфриевский придел («ку монастыру Онофреевскому»). Онуфриевский монастырь – православная мужская обитель, располагавшаяся в 15-ти верстах от Мстиславля (см.: Грыгаровiч I.I. Беларуская iерархiя. Мн., 1992. С.74.). Струпица – малый правый приток Сожа, протекавший в районе бывшей деревни Прудок и впадавший в реку близ нынешнего Гомельского порта; Кобылее болото – обширный болотный массив к западу от Гомеля (в цитированном отрывке речь идёт об окрестностях современного Лопатино); Даниловская граница – рубеж угодий села Даниловичи (ныне – селение Ветковского района); дуброва Коничова одноимённа современному пос. Коничев; Холхлица – малый правый приток Сожа (Холхла, Ховхла, Ховхлица), выходящий из Кобыльего болота при Лопатине и протекающий ныне по границе Гомельского и Ветковского районов между Калинино и Золотым Рогом.

22. АВАК. Т. XIII. C. 344–345, 352. Лагуновичи 1560 г. – современные Лагуны в Добрушском р-не.

23. НИА РБ. Ф. 694. Оп. 7. Л. 5, 5об., 8, 10.

24. Виноградов Л. Указ. соч. С. 22; Жудро Ф. А. и др. Указ. соч. С. 309.

25. ЦГИАУ. Ф. 201. Оп. 4. Д. 3750. Л. 1, 1об., 2.

26. Памяць. Гомель. С. 123.

27. Жудро Ф.А. и др. Указ. соч. С. 309–310.

28. Там же. С. 313–315; Морозов В.Ф. Гомель классический. Эпоха. Меценаты. Архитектура. Мн., 1997. С. 228.

29. АВАК. Т. XIII. С. 356, 363–364. Волковичи – современное Урицкое. Земли Моходовщина и Михаловщина в 1560 г. перешли в господарскую собственность. Дятловичи – современные Старые Дятловичи.

30. ГАМЛИ. Ф. 6. Оп. 1. Д. 14. Л. 97, 97об. Азаричи – современное село в Брянской обл.; Мильча – правый приток Сожа, протекающий близ дд. Старая и Новая Мильча по южной окраине Гомеля и близ Давыдовки; Лещина – урочище Лещинец, историческое название одного из районов Гомеля.

31. Там же. Л. 97.

32. Там же. Л. 97, 97 об.

33. АОИЗР. Т. II С. 283–284. № 142.

34. Виноградов Л. Указ. соч. С.18; М.А. Ткачёв, обративший внимание на этот эпизод гомельской истории, ошибочно утверждал, что Спасская церковь стояла неподалёку от замка «за Гомеюком» (см.: Ткачёв М.А. Замки Белоруссии. Мн., 1987. С. 72).

35. НИА РБ. Ф. 694. Оп. 7. Л. 6, 8об., 10.

36. Жудро Ф.А. и др. Указ. соч. С. 309.

37. ЦГИАУ. Ф. 201. Оп. 4. Д. 3750. Л. 1–2.

38. Памяць. Гомель. С. 123.

39. Жудро Ф. А. и др. Указ. соч. С. 309, 313.

40. НИА РБ. Ф. 694. Оп. 7. Л. 5об.

41. Виноградов Л. Указ. соч. С. 23.

42. Богуш-Сестренцевич родился в д. Занки Волковыского повета в шляхетской семье. Учился в университетах Кролевца, Франкфурта, Амстердама, Лондона, служил офицером в прусском гусарском полку и литовской гвардии. Выйдя в отставку (1761 г.), работал домашним учителем у Радзивиллов. С 1773 г. – бискуп Белорусского бискупства, с 1782 г. – Могилёвский арцибискуп. Президент Вольного экономического общества, почётный член ряда научных товариществ, вице-президент Российской Академии наук. В церковной карьере достиг звания митрополита (1798 г.), был президентом Духовной академии. Являлся основателем типографии в Могилёве. Автор ряда сочинений, в т.ч. «Литовской грамматики», «О Западной России». Переводчик. Проповедовал идеи гуманизма и просвещения, противодействовал расширению влияния Ватикана в Российской империи (Каханоўскi Г.А. Археалогiя i гiстарычнае краязнаўства Беларусi ў XVI–XIX стст. Мн., 1984. С. 98; Каханоўскi Г.А. Богуш-Сестранцэвiч С.I.// ЭГБ. Т. 2. Мн., 1994. С. 52).

43. Памяць. Гомель. С. 123.

44. Виноградов Л. Указ. соч. С. 24–25.

45. Жудро Ф. А. и др. Указ. соч. С. 320.

46. Якiмовiч Ю. А. Iльiнская царква // Збор помнiкаў гiсторыi i культуры Беларусi. Гомельская вобласць. Мн., 1985. С. 62. № 43.

47. ЦГИАУ. Ф. 201. Оп. 4. Д. 3750. Л. 7об., 8.

48. Жудро Ф.А. и др. Указ. соч. С. 321.

49. Современный Скиток Терешковичского с/с Гомельского р-на.

50. Грыгаровiч I.I. Назв. праца. С. 98–99.

51. Лявданский А.Н., Каваленя А.Д. Дневник разведки по Сожу 1936 г.// Архив Института истории НАНБ.

52. Грыгаровiч I.I. Назв. праца. С. 49–50; ЦГИАУ. Ф. 201. Оп. 4. Д. 3750. Л. 20.

53. Виноградов Л. Указ. соч. С. 25.

54. Там же. С. 25.

55. Грыгаровiч I.I. Назв. праца. С. 53.

56. У Л.А. Виноградова, называющего старообрядческие монастыри под Гомелем, другие данные об их наименованиях и локализации. Так, Пахомьев монастырь он помещает в Чёнках, а Торловский (т.е. тот же Пахомьев-Торлов) отождествляет с Макарьевым (Виноградов Л. Указ. соч. С.25).

57. Грыгаровiч I.I. Назв. праца. С. 86–87.

 

Аўтар: О.А. Макушников