Гомельский «Забег»

0
209
Район Забег в Гомеле и улица

Кто, когда, зачем и за кем «бегал» в одном из старейших районов города?

Тема недавней публикации, посвященной давно минувшим «подростковым войнам» между районами, пробудила читательский интерес и к биографиям самих районов Гомеля как таковых. У нас есть краткая история города, имеются публикации по его отдельным улицам и достопримечательным местам. А вот тема современных районов в их историческом развитии освещена, мягко говоря, недостаточно. Мы постараемся, хотя бы частично, восполнить этот пробел. Начнем с Центрального района…

Огни древних капищ

«Забег» – один из немногих районов, до сих пор сохранивший историческое название. В свое время «районные» границы были очерчены очень строго. И, разумеется, не топографами и картографами, а все теми же пацанскими группировками. Разделительная черта, отделяющая Забег от соседей, проходила по улице Кожара на севере, Хатаевича – на юге, Советской – на западе и Подгорной с ее обрывистыми кручами на востоке. Соответственно, помимо указанных улиц, «забеговскими» считались еще 1-я, 2-я и 3-я Авиационные, Головацкого, Новопрудковские проезд и переулок, Фурманова, Ландышева, Крылова, 1-я, 2-я, 3-я Революционные (ныне 3-я из них – Университетская), Чехова и некоторые другие.

Район может гордиться древностью своей истории – она восходит как минимум к раннему железному веку. По крайней мере, именно этой эпохой датируется первое поселение людей в этом месте. Древнее городище было обнаружено гомельскими археологами на узком мысу, образованном бывшей прибрежной террасой и овражистой лощиной за спорткомплексом «Динамо». Здесь в начале 1-го тысячелетия нашей эры и располагалось древнее селище. Его жители, скорее всего, были прямыми предшественниками современных славян. Хотя в глубокой древности на наших землях смешивались различные этнические группы – древние балты, ираноязычные народности («скифы-земледельцы») и даже приходившие сюда германские племена готов. Вот на этом-то мысу кто-то из них и разбил свое городище, поставил бревенчатый частокол, соорудил место для жертвоприношений и отправлений культовых обрядов. Поздними вечерами, кровавыми сполохами взмывая в иссиня-черное небо, горели тут ритуальные костры. А вокруг них, выпив напитка из мухомора или еще какого-нибудь дурманящего зелья, в религиозном экстазе плясали бородатые волхвы. Разумеется, все это происходило только по большим языческим праздникам, вроде прошедшего недавно весеннего солнцестояния…

Пламя жертвенного огня отражалось и в темных водах Сожа, который в те времена протекал прямо здесь, под высоким обрывистым берегом. Впоследствии его русло сместилось на восток. А пойма заболотилась, образовав болото верхового типа. Его назвали «Бурое болото», то ли по цвету воды, коричневатой из-за прибрежных залежей глины, то ли по имени какого-нибудь поселившегося здесь отшельника по прозвищу «Бурый».

В 1880-х годах старые городища были раскопаны управляющим имением князя Паскевича Филимоновым. Княжеский управляющий нашел здесь янтарные бусы и серебряные кольца. Но, будучи безграмотным в вопросах археологии, нанес историческим памятникам непоправимый ущерб.

В 13 веке поселение на мысу было оставлено. Может быть, это произошло после того, как в Посожье ворвались татарские орды?Или на городок на мысу напали соседи из ближайших волостей? А, может, потому, что отсюда ушла река?Ведь тогда это могли посчитать за плохое предзнаменование… В общем, повернись все немного иначе, и исторический центр мог бы быть здесь. И назывался бы город не Гомелем, а… Забегом. Шутка, конечно. Но вполне вероятно, что в этом случае название нашему городу дал бы не ручей Гомеюк, а тот безымянный ручеек, что некогда протекал в овраге у спорткомплекса «Динамо». Хотя, может быть, какой-то приток Сожа  и назывался Забегом?

Куда бежал «Забег»?

Точного происхождения топонима «Забег» установить пока не удалось никому. Известный гомельский исследователь Александр Рогалев предполагает, что так это отдаленное городское предместье стали называть потому, что здесь селились беглые… Правда, основное заселение тут происходило уже после отмены крепостного права, от которого в основном-то и бегали наши предки.

Есть и не менее оригинальная версия. Согласно ей, князь Иван Паскевич привез в Гомель с кавказской войны курдов, поселив их в районе современной ул. Крылова. Тогда эта улица, да и весь район, получили название «Азия». Возможно, осел здесь и какой-нибудь предводитель курдов по прозвищу Заза-бег (племя курдов – заза проживало южнее озера Ван, где как раз и воевал князь Паскевич-Эриванский). Из Заза-бега мог получиться Заа-бег, а из района «Азия», примыкающего к предместью «Кавказ» (Портовая) – Забег.

Более прозаическое объяснение – имя района связано с конскими бегами, что проходили на располагавшемся здесь в 1920-30-х годах ипподроме. Или от городского трека, который в начале 20 века находился в районе современной площади Восстания. Там так же происходили различные состязания, в том числе забеги конькобежцев. По аналогии с «Залинией» — районом, построенным в 1870-1880 годах за линией железной дороги, обозначение «Забег» могла получить территория, расположенная за этим беговым треком. Наконец, «беговой» топоним мог произойти и от легкоатлетических забегов, вошедших в моду в уже советскую эпоху массового спортивного энтузиазма.

Не исключено все же, что свое имя местности дал и ручей, некогда сбегавший, «забегавший» с высокого правобережья в реку Сож…

Рождение района

В позднем средневековье территория района оставалась незаселенной. Эта земля, где пашни и сенокосы перемежались с пустошами и оврагами, согласно летописным сведениям, принадлежала Троицкой церкви (той самой, которую в 1737 г., как мы уже писали, сожгла гомельская «горячая блондинка»).

С присоединением Гомеля в 1772 году к воинственной Российской империи город стал наполняться войсками. И до крайностей лихие ахтырские гусары в пестрых ментиках, и вымуштрованные пехотинцы, и усатые канониры – все они собирались в летние лагеря, разбивавшиеся тогда на территории нашего района.

На карте 1838 года эта местность была занята под палаточный лагерь 5-й пехотной дивизии и 5-й артиллерийской бригады. Место выбрали не случайно – здесь в изобилии били ключи с чистой водой (часть из этих родников до сих пор сохранилось в густых зарослях кустарника по улице Подгорной). Чистая вода – залог здоровья. А ведь случалось, что в царской армии болезни уносили больше солдатских жизней, чем боевые потери…

Забег как собственно жилой район стал застраиваться в 1870-1880-х годах. Тогда, после постройки железной дороги, в Гомеле начался торгово-промышленный бум. На территории района появляются первые предприятия: маслобойный завод Шевелева, чугунолитейный завод братьев Дубинских (р-н улицы Азия), пивоваренный завод Лекерта (примерно в р-не фабрики мороженого). На Забеге располагалась также картузная фабрика «Торнатор», а на улице сада Ловьянова (ул.Чехова) даже открылось чудо тогдашней техники – фотоателье.

Все вышеперечисленные «фабрики» и «заводы» на самом деле представляли собой маленькие предприятия, где очень редко было занято более десятка рабочих. Технологическая отсталость и допотопность оборудования компенсировались жесткой эксплуатацией персонала хозяевами-нанимателями и продолжительностью рабочего дня, доходившей до 16-18 часов. Только с начала 20 века рабочие стали добиваться соблюдения элементарных прав – 8-часового рабочего дня и достойной зарплаты. И свои тайные сходки, и массовые митинги активисты рабочих партий проводили на «Новом» еврейском кладбище, находившемся тогда на территории современного стадиона ГГУ им. Ф. Скорины, и на «Новом» православном  кладбище. Тогда оно называлось  «Крестьянским». Ныне это «Студенческий сквер», до сих пор известный среди местных как «Могильник».

Усилия рабочего движения не пропали – в 1917 году в России победила социалистическая революция. 1 мая 1917 года в Гомеле состоялась грандиозная демонстрация, закончившаяся митингом у Крестьянского кладбища. Здесь были торжественно перезахоронены участники восстания на Гомельском пересыльном пункте, расстрелянные военными властями города в конце 1916 года у деревни Покалюбичи. Среди них был и вольноопределяющийся уланского полка Римский-Корсаков – родственник известного композитора.

Социализм в отдельно взятом районе

В 20-30-е годы Забег по-прежнему представлял собой зону сплошной частной застройки – одноэтажные деревянные домики, немощеные улицы, по полгода утопавшие в грязи. Два кладбища, православная церковь и иудейская синагога… Район отличался криминальной репутацией. Но на улице была новая эпоха, провозгласившая, как максимум – построение коммунизма, как минимум – создание мощной индустриальной базы и развитой социальной сферы. В 1924 году была открыта кондитерская фабрика «Спартак» («Просвет»). Сотни гомельчан – жителей Прудка и Волотовы, и, конечно же, Забега, получили там работу. Церковь и синагога были, правда, закрыты.

В послереволюционные годы на 3-й Революционной была построена школа № 16. Любопытно, что в ней тогда имелись ассирийские классы!Потомки грозных царей Ниневии жили в то время на Забеге, скромно занимаясь изготовлением обуви на резиновой подошве. Возможно, ассирийцы(айсоры), исповедующие христианство несторианского толка, бежали в Гомель от резни, устроенной властями Османской империи против армян и других народов в 1915 году. Или от еще более поздних погромов…

В годы войны, по воспоминаниям очевидцев, в школе размещался немецкий госпиталь. Оккупанты сильно повредили ее, и дети смогли пойти в нее только в 1946-м году. Но все же пошли – весь город еще лежал в руинах, а школы для детей открывали первыми!

На 3-й Революционной тогда же стал  работать городской молочный завод (Гормолзавод № 1), впоследствии – фабрика мороженого. Местные рассказывали: в те времена, когда все еще было «общее», туда можно было просто зайти и попросить у девчонок на конвейере свежего мороженого. Добродушные советские работницы угощали охотно, и еще неохлажденное лакомство имело восхитительный вкус. Впрочем, и в киоске оно стоило всего 12 копеек.

В предвоенные годы в Забеге стали возводиться первые 2-х этажные дома. Поначалу деревянные, барачного типа. Сперва в них расселяли летчиков и персонал расположенного неподалеку военного аэродрома. Последние из этих бараков, в конце ул. Ландышева и Новопрудковского проезда, были снесены уже в 2000-х. В 1950-х годах стали строить первые кирпичные 2-этажные дома – на ул. Головацкого (от фабрики «8 Марта») и на Советской – от Гормолзавода. В 1960-х на 3-й Авиационной появились первые панельные пятиэтажки. Заклейменные впоследствии как хрущевки, они реально разрешили тогда жилищный кризис. Ведь всего по республике в те годы в них переехало 3 миллиона человек!И, что характерно – совершенно бесплатно.

В самом конце 1960-х начали строить 9-этажные дома по ул. Кожара. Среди них – 16-подъездный дом, прозванный в народе «Китайской стеной». Старожилы вспоминают один казус. Дом едва не завалило мусором! Дело в том, что в нем был запланирован мусоропровод, вроде бы по чешскому проекту. Мудрая технология предусматривала забор бытовых отходов в мешок прямо из подъезда, силами местного персонала. Однако уборщицы оказались физически не в состоянии выгребать всю скапливающуюся массу. То ли белорусы, в отличие от умеренных чехов, производили слишком много мусора, то ли наши проектировщики внесли в импортный проект какие-то свои «ноу-хау»… Одним словом, не сработало. И мусор, после едва не разразившейся «катастрофы», стали таскать по старинке – ведрами на свалку. А вскоре выяснилось – без мусоропровода как-то и лучше, и гигиеничнее получается…

Перестройка на бегу

Лихо грянувшие «девяностые» не прошли мимо Забега. Центром «новой жизни» стала недавно построенная гостиница «Турист» с ее рестораном. Уже в конце 80-х при ней началось «движение». Сначала здесь окалачивались разные «фарцовщики» и модники. Потом своей штаб-квартирой ее сделал зарождающийся криминалитет. В кабацких драках завоевывался первый авторитет, а затем происходил переход к доморощенному рэкету… Благо, толкучий рынок, известный как «Пятак» (ныне – «Торговые ряды «Старый Аэродром»), был под боком. Район «держал» боксер З., но хватало и других уличных «авторитетов».

Бурно развивавшиеся в перестройку рыночные отношения стали быстро менять и архитектурный облик района. В частном секторе со сказочной быстротой стали расти 2-х этажные коттеджи. Иногда они, как настоящие замки, «готично» нависали над крутыми склонами старой прибрежной террасы…

В 90-е «Турист» стал одним из самых известных в городе развлекательных центров. Здесь любили отдыхать и тут же проводили свои сходки лидеры гомельских ОПГ. А в скором времени район облюбовали и местечковые жрицы любви. «Уличные» работали в 2-х точках – на перекрестке Советской и Университетской, причем в качестве «производственных помещений» использовались подъезды соседних домов. Дежурили также и на «бровке» – на обочине далее по Советской…

Сегодня район преображается прямо на глазах. Правда, не совсем так, как в эпоху первых пятилеток и индустриализации. Вместо снесенных корпуса фабрики «8 Марта», где шили белье для армии, и здания ветеринарной лаборатории, построен каток. Открыто казино. В теплый сезон кругом – шатры летних кафе и пивных. Одним словом – упор сделан на «культурный досуг». Так что, возможно, скоро жизнь в районе станет еще лучше, еще веселее?

Автор: Юрий Глушаков, историк