Гомельский дворец Румянцевых-Паскевичей

0
941
Палац Румянцавых-Паскевічаў

Последним достижением Национального Банка Республики Беларусь стал выпуск новой 20-тысячной купюры. Отрадным фактом в её оформлении можно считать изображение прекрасного шедевра отечественной классической архитектуры – Гомельского дворца Румянцевых-Паскевичей.

Сразу же необходимо отметить, что Гомель, возникший как столица радимичей в IX–X веках, долгое время был самой обычной небольшой приграничной крепостью, и лишь в XVIII веке начинается его постепенное возвышение. Первым, кто пытался превратить Гомель в экономический и культурный центр региона, был канцлер Великого княжества Литовского, городской староста князь Михаил Чарторыйский. Именно он в 1730-е годы начал в Гомеле крупное строительство. Кроме прочего, на месте старой крепости, расположившейся в районе древнего городища, был воздвигнут мощный бастионный замок с деревянными башнями, стенами и обширным дворцом, сложенным из вековых дубовых брёвен.

Решающий же поворот в жизни Гомеля наступил в 1772 году, когда он, после включения Восточной Беларуси в состав Российской империи, был подарен как “деревня в 5000 тысяч душ для увеселенья” Екатериной II генерал-губернатару Малороссии (так тогда называлась Украина), командующему Второй, а затем и Первой российской армии, генерал-фельдмаршалу графу П.А.Румянцеву-Задунайскому, которого А.В.Суворов открыто называл своим самым талантливым учителем.

Необходимо отметить, что желая создать “русское начало” в присоединённых белорусских землях, российская императрица широко использовала практику “пожалований” своим приближённым военноначальникам и фаворитам наших городов и местечек. Так Суворов получил в подарок за штурм Варшавы Кобрин с окрестностями, Потёмкин – Кричев, Зорич – Шклов и т. д. При этом Екатерина II поощряла своих сановников на создание в этих имениях дворцово-парковых ансамблей с целью распространения в крае имперских культурных традиций. Именно это стало причиной передачи П.А.Румянцеву-Задунайскому дополнительно ещё и 100 тысяч рублей на строительство в Гомеле роскошной резиденции. При этом для украшения её интерьеров щедрая государыня пожаловала генерал-фельдмаршалу большую коллекцию картин и прочих предметов искусства.

Желание Екатерины II неукоснительно соблюдалось её фаворитами. Занятый на службе П.А.Румянцев-Задунайский поручил хлопотное дело подготовки проекта своей Гомельской резиденции жене, которая привлекла к этому делу известнейших столичных архитекторов. Вероятней всего, в разработке плана дворцового комплекса принимал участие один из создателей Александро-Невской лавры, Таврического дворца и Казанского собора в Петербурге И.Е. Старов. “Пичастился” к проекту дворцового комплекса ученик Растрелли Ю.М.Фельтен, участвовавший в строительстве Зимнего дворца в Петербурге и перестройке интерьеров Большого дворца в Петергофе (сейчас Петродворец).

По предложению этих архитекторов отправной точкой при проектировании дворца в Гомеле стала знаменитая вилла “Ротонда” близ северо-итальянского города Виченца, построенная во второй половине XVI века известным архитектором А.Палладио. Это был первый в Европе центрический в плане дворец с большой купольной надстройкой над плоской крышей. Её копирование было чрезвычайно распространено в тогдашней Европе. Так, именно вилла “Ротонда” вдохновила Д.Мерлини на создание прекрасной королевской резиденции Станислава Августа в Варшаве – Лазенки, которые, кстати, возводились одновременно с Гомельским дворцом П.А.Румянцева.

Первым же шагом к возведению в Гомеле роскошной резиденции было уничтожение старого замка М.Чарторыйского: дворец, деревянные и земляные укрепления снесли, а ров засыпали. А в 1785 году состоялась закладка фундамента главного дворцового корпуса, строительство которого завершилось в начале 1790-х годов. Оно осуществлялось архитекторами Я.Н.Алексеевым, Д.Г.Котляревским и К.И.Бланком с учётом проектов, подготовленных столичными знаменитостями и одобренных хозяевами. В результате этих работ на естественной возвышенности на берегу реки Сож появилось компактное двухэтажное здание на высоком цоколе, завершенное в центре кубоподобным бельведером с большим куполом. Внешний декор дворца был целиком выполнен в стиле раннего классицизма. Главным украшением фасадов были портики коринфского ордера – четырёхколонный парадный и шестиколонный парковый. По всему периметру здания прямоугольные оконные проёмы, размещённые в два ряда, чередовались с пилястрами, что придавало дворцу величественную монументальность.

Внутренняя планировка также имела центричный характер. При этом более высокий первый этаж полностью был отдан под парадные помещения, второй – под жилые комнаты, а цокольный использовался для хозяйственных нужд и размещения прислуги. Входя в здание, посетители попадали в просторный вестибюль, который вёл прямо в главный квадратный парадный зал дворца, дополненный со всех сторон широкими нишами и обрамлённый рядами высоких коринфских колон, поддерживающих открытые галереи второго этажа. Освещался главный парадный зал большими окнами бельведера, а его высота в те времена достигала 25 метров. По бокам от этого зала находились ещё четыре обширные парадные гостиные, что в сумме позволяло Румянцевым устраивать поистине роскошные приёмы для десятков, а в исключительных случаях – и сотен, приглашённых высокородных гостей. Интерьеры первого этажа дворца поражали самую избалованную публику: тематические и орнаментальные росписи, покрывавшие всё внутреннее пространство стен, изящная лепнина, выполненная в технике имитации под белый мрамор, картины, бронзовые ажурные люстры и разнообразные предметы искусства лучших европейских мастеров.

В 1796 году Гомель в очередной раз сменил хозяина. После смерти П.А.Румянцева-Задунайского во дворец вселился его сын – член Государственного совета, сенатор, будущий министр иностранных дел Российской империи Н.П.Румянцев. Считая Гомель своей главной резиденцией, он, по признанию современников, превратил его из относительно небольшой деревушки, застроенной деревянными хатками, в красивый европейский городок с каменными административными, общественными, жилыми и культовыми сооружениями. Наибольшее внимание сенатор уделил дальнейшему обустройству своей местной резиденции. Для продолжения работ был выписан из Англии известный архитектор Дж.Кларк, который в начале XIX века начал достройку Гомельского дворца. По желанию хозяина, по бокам главного корпуса были выстроены прямоугольные двухэтажные флигеля (первый этаж занимали хозяйственные помещения, второй – гостиные и кабинеты). Необходимость нового строительства объяснялась потребностью в новых помещениях для размещения постоянно увеличивающихся собраний искусства и библиотеки. Н.П.Румянцев был в те времена одним из самых известных коллекционеров, который, по существу, опустошил значительную часть архивов местных католических и униатских монастырей, а также поучаствовал, после изгнания армий Наполеона, в расхищении магнатских музеев и картинных галерей. Все эти несметные сокровища после смерти сенатора в 1826 году были переданы государству и вывезены в Москву, где книжные и архивные фонды стали основой для создания знаменитой Ленинской библиотеки, а многочисленные коллекции живописи, скульптуры, этнографии, археологии, нумизматики пополнили собрания Третьяковской галереи и других столичных музеев.

Что же касается Гомеля, то деятельность английского архитектора Дж.Кларка не ограничилась тут лишь расширением дворца. Самым грандиозным его проектом стало возведение в 1809–1824 годах по соседству с резиденцией Н.П.Румянцева прекрасного православного Петропавловского собора. Это грандиозное сооружение в стиле ампир имело крестово-купольную композицию. При этом все четыре фасада храма были украшены огромными 6-колонными портиками дорического ордера. Центральный же кубоподобный объём молитвенного зала венчал широкий цилиндрический световой барабан с высоким полусферическим куполом. Именно в этом соборе, в левом боковом притворе, и был в 1826 году похоронен Н.П. Румянцев.

Очередным хозяином Гомеля стал второй сын П.А.Румянцева-Задунайского – известный дипломат и государственный деятель С.П.Румянцев. Однако он предпочитал жить в Петербурге и не сильно дорожил отцовской резиденцией в провинции. Уже в 1828 году С.П.Румянцев заложил Гомель в Государственный заёмный банк, а в 1834 году и вообще передал его государству.

С разрешения императора Николая I Гомель стал приобретением (за 800 тысяч рублей) ещё одного довольно известного российского военноначальника, генерал-фельдмаршала, князя И.Ф.Паскевича-Эриванского. Этот полководец вошёл в историю рядом важных побед над Османской империей, в ходе которых был, кстати, завоёван Азербайджан, а также жестоким подавлением польского национально-освободительного восстания 1830–1831 годов. Являясь официальным наместником российского императора в Польше, И.Ф.Паскевич для своей главной резиденции выбрал как раз Гомельский дворец, который по этой причине подвергся очередной перестройке.

На сей раз реконструкцией резиденции занимался известный варшавский архитектор, член флорентийской Академии изобразительных искусств, А.Идзковский. Задача, которую поставил перед ним генерал-фельдмаршал, была достаточно сложной: сохранив величественную монументальность дворца, необходимо было увеличить общее число помещений и хотя бы частично избавиться от казарменной сухости уже утратившего к тому времени популярность классицизма. В итоге был выбран довольно компромиссный вариант, благодаря которому дворец в Гомеле обрёл черты уникального памятника архитектуры. Главный корпус, с согласия И.Ф.Паскевича, практически не был изменён внешне – лишь несколько подкорректировали вид парадного портика и бельведера, украсили крышу скульптурами и чугунными балюстрадами (привезли из Польши), да достроили полуциркульную веранду со стороны парка. А вот боковые флигеля подверглись существенной реконструкции. Северный полностью утратил классические черты и стал трёхэтажным. Южный же был разобран до основания, и на его месте воздвигли прекрасную оригинально декорированную, 4-ярусную башню-павильон в неоренессансном стиле с часами-курантами. Этот элемент дворца нарушал общую симметрию и классическую строгость резиденции, но зато полностью соответствовал моде царившего тогда романтизма. Огромный же флаг, поднятый над башней, извещал горожан о присутствии в резиденции генерал-фельдмаршала.

Серьёзной переработке подверглись и внутренние интерьеры Гомельского дворца. Здесь всеми работами руководил специально приглашённый из Италии скульптор и декоратор Винценто Винценти. До середины 1850-х годов дворец обрёл новое лепное убранство парадных и жилых помещений (в том числе, маски и гирлянды), появились чудесные оконные витражи, был заменён паркет, поставлены новые камины из искусственного мрамора, комнаты украсили многочисленные статуи и прочие художественные шедевры знаменитых российских и европейских мастеров. В башне расположилась картинная галлерея, а также богатейшая коллекция ваз, подаренная генерал-фельдмаршалу российским императором Николаем I и прусским королём Фридрихом-Вильгельмом IV.

По предложению А.Идзковского был перепланирован и значительно расширен парк. Кроме так называемого Старого регулярного парка появился Новый пейзажный, расположенный за оврагом, где протекал ручей Гомеюк. Попасть сюда можно было по двум мостам. Один из них, арочный – “Лебяжий” – в стиле итальянского ренессанса, был сложен из замшелых известняковых блоков. Длинна же второго, подвесного, изготовленного из лёгких металлических конструкций, достигала 80 метров. В результате, если в начале века площадь всего комплекса составляла 10 гектаров, то к середине века она увеличилась до 25 гектаров (общая длинна вдоль реки Сож – 800 метров). При этом Петропавловский собор был также включён в его границы. По периметру парк был огорожен каменной оградой, в которой со стороны города имелся парадный въезд с широкими чугунными воротами. Перед главным фасадом дворца разбили огромный зелёный партер с большим фонтаном. За дворцом парковая терраса выходила на обрывистый берег реки. К устроенной же внизу прогулочной набережной, обсаженной липами, можно было спуститься по изящной лестнице. В глубоком овраге на месте ручья был устроен пруд с проточной водой – Лебединое озеро, украшением которого были постоянно работающие фонтанчики. Гомельский парк славился разнообразием высаженных тут деревьев и кустарников. Наиболее редкие из них были привезены сюда кораблями из Парижа. Кроме того, пользуясь своим исключительным положением в Польше, И.Ф.Паскевич приказал забрать из парков Варшавы 58 больших деревьев и до 300 молодых саженцев. Из элементов парковой архитектуры выделялись мраморные статуи на главных аллеях, монументальные керамические вазы, таинственные руины и гроты, беседки, в одной из которых находились две древние скифо-сарматские каменные бабы, привезённые сюда с Приазовья. Помещения демонтированного сахарного завода, который до середины XIX века размещался на территории Нового парка, отдали под просторную оранжерею “Зимний сад” с экзотическими растениями со всего мира. Ну, а 40-метровую трубу этого завода переделали под оригинальную обзорную башню-маяк, откуда открывался прекрасный вид на город, реку и окрестности. Возле дворца, на круглой площадке, были выставлены на всеобщее обозрение две трофейные турецкие пушки – подарок императора Николая I своему генерал-фельдмаршалу. Летом, по четвергам и восресеньям, парк с 5 до 9 часов вечера был открыт для всех желающих, что делало его любимым местом отдыха горожан.

Гордостью хозяина была бронзовая конная статуя, поставленная в 1840 году около входа во дворец. Её история заслуживает особого внимания. Изображённый тут князь Иосиф Понятовский, племянник последнего короля Речи Посполитой Станислава Августа, командовал 40-тысячным корпусом в армии Наполеона и участвовал в его походе на Москву. В знаменитой “Битве народов” под Лейпцигом в октябре 1813 года 50-летний маршал погиб и позднее был похоронен как национальный герой в краковском Вавеле. Варшавяне добились разрешения Александра I поставить памятник И.Понятовскому на одной из городских площадей. На собранные со всей Польши средства памятник маршалу был заказан знаменитому в Европе датскому скульптору Б.Торвальдсену, который в качестве прототипа выбрал конную статую римского императора Марка Аврелия. К сожалению, после подавления восстания 1830–1831 годов об установке памятника в Варшаве, безусловно, речи быть не могло. От переплавки же её как раз и спас императорский наместник И.Ф.Паскевич, который вывез статую в Гомель вместе со своей долей конфискованных русской армией у участников восстания произведений искусства. Из Гомеля памятник И.Понятовскому исчез при достаточно загадочных обстоятельствах во время Гражданской войны, и в 1923 году был торжественно установлен в Варшаве.

Вероятно, работы по реконструкции Гомельской резиденции были бы продолжены. Скорее всего, они затронули бы даже главный корпус дворца, но в 1856 году И.Ф.Паскевич умер, и большая часть его имущества перешла к сыну – генерал-лейтенанту Ф.И.Паскевичу. Ожидая с визитом через год императора Александра II, новый хозяин провёл лишь небольшой “косметический” ремонт комплекса. Также был частично изменён декор башни (заложили кирпичом несколько окон на втором этаже и пристроили входную ажурную чугунную лестницу) да устроили новый подъездной пандус к главному корпусу.

В дальнейшем дворец практически не претерпел никаких изменений. Однако в 1870–1889 годах в парке появилось новое оригинальное сооружение – часовня в псевдорусском стиле, которая стала семейным склепом рода Паскевичей. Возведена она была по проекту архитектора А.Червинского. Квадратное в плане сооружение накрыли сверху высоким 8-гранным шатром, дополненным по бокам 4-мя изящными башенками с куполами. Внешний декор часовни разнообразен: здесь и чередование рядов белого и красного кирпича, рельефная кладка, арочные порталы над входным и оконными проёмами, сложные композиции из цветной плитки с растительным орнаментом. Большая же часть усыпальницы находится под землёй и закрыта массивной чугунной дверью.

В 1903 году, после смерти князя Ф.И.Паскевича, Гомельский дворец стал собственностью его вдовы княгини И.И.Паскевич. Именно она первая стала придавать разнообразным семейным коллекциям вид публичного музея. Проведённая при ней систематизация собраний показала, что общее число накопленных предметов искусства уже перевалило за 3 тысячи. Наибольшую художественную ценность имели англо-французская коллекция стеклянных изделий, собрания саксонского, китайского и русского фарфора, персидских, немецких, турецких и бухарских ковров и гобеленов. Множество редких и затейливых вещиц находилось в коллекции мелкой пластики. Высоко также ценились нумизматическая коллекция, собрание археологических древностей и богатейшая библиотека.

К сожалению, Гомельский дворец не смог избежать разрушительных последствий бурных событий 1917–1921 годов. Его ценнейшими фондами беззастенчиво пользовались многочисленные “хозяева” города. Да и сам комплекс, доминирующий над городом, был прекрасной мишенью для артиллерии как “белых” так и “красных”.

В 1920-е годы дворец был реставрирован, но разграбление его собраний продолжилось. СССР больше нуждался в промышленном оборудовании для индустриализации, а поэтому бесценные предметы искусства практически за бесценок уходили в европейские страны и США. Ещё больше усугубил положение тот факт, что Гомель до 1926 года входил в состав РСФСР, чем не преминули воспользоваться столичные российские музеи, также основательно опустошившие местные фонды.

В результате такой политики властей коллекции Гомельского музея значительно поредели, и в 1937–1938 годах его “выселили” из бывшей резиденции Румянцевых-Паскевичей, где открыли Дворец пионеров и школьников, в бывший Петропавловский собор, благодаря чему его, кстати, не взорвали, как многие другие шедевры отечественного культового зодчества.

В начале Великой Отечественной войны, летом 1941 года Гомельский дворец был занят под штаб Центрального фронта, что сделало его одной из самых заманчивых целей для немецкой авиации. Досталось комплексу и при освобождении Гомеля в 1944 году. Что же касается послевоенных реставрационных работ, то их полуразрушенный дворец ждал несколько десятилетий. Лишь в 1969 году в отремонтированном комплексе разместились Областной краеведческий музей, Дворец пионеров и школьников, а в Петропавловском соборе с 1960 года начал действовать планетарий. Окружающий же комплекс парк стал главным городским центром “культуры и отдыха”, получив при этом имя первого наркома просвещения А.В. Луначарского.

Кризис советской системы в Гомеле ознаменовался началом в 1988 году реставрации Петропавловского собора, который через год вернули верующим. Были практически полностью обновлены фресковые росписи, которые, правда, не копировали оригиналы, а были, по решению Московского патриархата, заимствованы с русских храмов XVII века. Около же входного портика возвели высокую двухъярусную башню-звонницу, которая несколько нарушила симметричность и уравновешенность всей композиции. Что же касается самого дворцово-паркового комплекса Румянцевых-Паскевичей, то с 1990-х годов он также находится на реставрации, которую столичные специалисты планируют завершить не позднее 2005 года. Кроме уже находящегося здесь краеведческого музея, местные власти собираются разместить во дворце также картинную галерею. К сожалению, даже не подымается вопрос о хотя бы частичном возвращении в Гомель произведений искусства, вывезенных ранее в российские музеи.

В целом же Гомель, безусловно, должен со временем стать одним из основных туристических центров Беларуси. Содействовать этому должна как его богатая на события история, так и уцелевшие в городе шедевры светского и культового зодчества.

 

Аўтар: Андрей Самусик, кандидат исторических наук

Крыніца: газета «Отдых и путешествия» № 12 апрель 2002 г.