Гомельские проекты XX века

0
497
Карта генплана Гомеля в 1977 г.

Перед Великой Отечественной войной Гомель представлял собой вполне сложившийся организм с развитой промышленностью и железнодорожным узлом. В предвоенные годы появилось большое количество многоэтажных зданий, сформировавших облик центрального района города и его главные улицы Советскую, Пушкинскую, Крестьянскую, Пролетарскую и другие. Однако в основном Гомель оставался одноэтажным деревянным городом со случайной застройкой, невысоким уровнем благоустройства и инженерной инфраструктуры. Несколько обособленным районом был пригород Гомеля — Ново-Белица, сложившийся как индустриальный посёлок с предприятиями деревообрабатывающей и пищевой промышленности.

В 1934 году московским институтом «Гипрогор» был выполнен «Генеральный проект планировки города», утверждённый Советом народных комиссаров БССР в 1935 году. В дальнейшем в связи с развитием промышленности города и изменением его административного значения потребовалась корректура генерального проекта планировки. Эта работа была выполнена в 1939—1940 годах архитектурно-планировочной мастерской Народного комиссариата коммунального хозяйства РСФСР.

После освобождения Беларуси от фашистских захватчиков в связи с размещением новой промышленности, развитием транспортной сети и резким увеличением численности населения города довоенный проект был пересмотрен. Новый генеральный план, в основу которого заложена идея широкого внедрения малоэтажной застройки, был разработан бригадой специалистов в составе: автор проекта — архитектор И. А. Сергеев (в дальнейшем главный специалист Госстроя СССР), архитектор Т. Н. Сергеева, инженеры: Г. В. Десятков, Б. В. Белоцуков, И. В. Бордуков (в дальнейшем профессор — главный специалист Госстроя СССР), экономист Е. Я. Вольфензон при консультации члена-корреспондента Академии архитектуры СССР В. В. Батурова. Предусматривалось увеличение площади селитебных территорий города с 1600 (по генплану 1934 года) до 2050 гектаров и застройка их в один, два, три и четыре этажа. Отводились резервные территории для индивидуальной застройки в районе, расположенном к северу от конесовхоза «Прудок».

Особое внимание уделялось сохранению исторически сложившейся системы основных улиц с внесением в них некоторых исправлений для раскрытия выходов к реке и улучшения транспортной связи между отдельными районами города, разобщёнными территориями железнодорожного узла. Главными улицами были определены Советская, Интернациональная, Комсомольская, Почтовая, Полесская и Нововетреная с расширением их на отдельных участках до 28—35 метров. В остальных районах ширина улиц устанавливалась: в районах многоэтажной застройки — 20—23 метра; малоэтажной — 16—18 метров; усадебной — 12—15 метров. Этот жёсткий критерий сказался на характере уличной сети многих районов, затрудняя в дальнейшем прокладку новых магистралей и инженерных коммуникаций. Фактически планировочная структура города базировалась на исторически сложившихся основных направлениях дорог, что и определяло регулярный характер всей городской структуры.

Разработчики генплана чётко определили основные городские площади. Предусматривалось создание районных центров, значительное расширение зелёных массивов, увеличение защитных зон промышленных предприятий и железнодорожного узла. В целом площадь зелёных насаждений намечалось довести до 315 гектаров.

В качестве общественного пассажирского транспорта предполагался трамвай. С его помощью планировалось соединить центральную часть города с Залинейным и Сельмашевским районами. Учитывая большую пропускную способность рельсового транспорта, даже сейчас нельзя однозначно сказать, что эти предпосылки были ошибочными.

Особое внимание было уделено развитию речного транспорта, пассажирского и грузового порта, причалов и элеватора. Восстановление и развитие речного порта предусматривалось практически на старых площадях в центре города. Железнодорожный узел и аэропорт также были оставлены на прежних территориях, что значительно затруднило дальнейшее развитие города и организацию чёткой транспортной связи его районов.

В проекте более рационально было решено размещение промышленных объектов, расположенных в жилых районах. При этом большинство предприятий лёгкой и пищевой промышленности, не вредных в санитарном отношении, были оставлены на прежних площадях.

Сегодня можно констатировать, что некоторые положения послевоенного генерального плана не имели большой перспективы. Связано это, в частности, с ошибками в прогнозах относительно перспективной численности населения города. Вероятнее всего, на решение авторов послевоенного генерального плана города повлияли катастрофические масштабы разрушения и неуверенность в том, что город в недалёком будущем возродится небывалыми темпами.

Несмотря, однако, на опредёленные недостатки, в генплане были заложены весьма интересные градостроительные предложения. Прежде всего это относится к формированию центральной площади, которая намечалась на исторически сложившейся градостроительной оси, но приобретала новое содержание. На площади размещались здания горсовета, облисполкома, обкома. Намечалось сооружение монумента И. В. Сталину по оси Почтовой улицы у входа в парк. В центре площади — монумент, посвящённый освобождению Беларуси от немецких захватчиков.

Проект был утверждён 24 августа 1946 года. Однако он так и не стал руководящим документом на длительную перспективу. Жизнь внесла свои коррективы: уже к 1959 году численность городского населения практически достигла расчётной величины. Были использованы почти все площади, намеченные для перспективной застройки, возведены промышленные предприятия, также не предусмотренные генпланом.

Поэтому уже в 1960-х годах Гомельский филиал Белгоспроекта приступил к разработке нового проекта планировки города, который в 1964 году был одобрен Госстроем и утверждён Советом министров Белорусской ССР. Он решал основную задачу — приведение планировочной структуры города в соответствие с требованиями новых градостроительных норм, принципами градостроительной науки и практики планировки городов СССР. Развитие города в этот период намечалось одновременно на свободных и реконструируемых территориях, со сплошным сносом существующего индивидуального жилого фонда. Размещение промышленных объектов предусматривалось главным образом в сложившихся промрайонах — Северном, Сельмашевском, Западном и Новобелицком. Функциональное зонирование предусматривало удобную и кратчайшую связь селитебной территории города с местами приложения труда и зонами кратковременного отдыха, рекой Сож и её пойменными территориями; селитебная территория членилась на 6 планировочных районов.

Таким образом, генеральный план 1964 года создал надёжный градостроительный фундамент функционального зонирования территорий и планировочной структуры города, что обеспечивало поступательное развитие города. Однако реализация запланированного показала, что и здесь не во всём удалось избежать ошибок предыдущего проекта.

Учитывая это, Гомельский филиал Белгоспроекта в 1968 году разработал «Технико-экономические обоснования возможности использования пойменных территорий реки Сож для массового жилищно-гражданского строительства в г. Гомеле». Основной вывод, сделанный в этой работе, определял градостроительную целесообразность использования обширных малоиспользуемых в сельскохозяйственных целях пойменных территорий в северо-восточном и юго-западном районах.

Наметившиеся резкие темпы роста моторизации городов вызвали необходимость разработки мероприятий по организации безопасного транспортного и пешеходного движения, приведения транспортной системы в полное соответствие с его планировочной структурой. Так появилась «Комплексная транспортная схема города», а на её основе — корректуры генерального плана. Точнее, разработки нового, поскольку выявилась необходимость пересмотра архитектурно-художественных принципов формирования города с учётом передовых тенденций урбанистики того времени. Для решения этой проблемы в начале 1970-х годов из многих городов Союза были приглашены квалифицированные кадры архитекторов, транспортников, сантехников и т. д. Под эгидой Облпроекта они разрабатывают очередной генплан. Он опирается на «Технико-экономическое обоснование использования обширных пойм для массового жилищного строительства». За прогнозируемый срок был принят 2000 год с населением города 620 тысяч человек.

Авторам пришлось решать уникальные для того времени проблемы, с которыми они успешно справились. В 1977 году генплан был утверждён.

Над генеральными планами работали гомельские специалисты: А. С. Карамышев — начальник Гомельского филиала Белгоспроекта, затем Облпроекта, профессор БелГУТа; Л. Н. Тамков — главный архитектор института; начальник архитектурно-планировочной мастерской И. Л. Дубов; главный архитектор мастерской С. П. Павлов; архитекторы С. П. Кривошеев, А. М. Подобедов, Л. С. Потапов; инженеры Л. И. Калашпик, О. Ю. Ассман, В. В. Качанов, М. А. Найшулер, Д. А. Дубский, В. З. Бака. Большую практическую помощь оказали главный специалист Гомельгражданстроя СССР И. А. Сергеев, а также Председатель Госстроя БССР В. А. Король.