Гомельская товарная биржа в 1922-1927 гг.

0
423
Гомельская товарная биржа в 1922-1927 гг.

Неотъемлемой частью национальной экономики большинства совре­менных стран стали биржи. В Республике Беларусь эффективно работают Белорусская универсальная товарная биржа, Белорусская валютно-фондовая биржа. Однако история биржевой деятельности в Беларуси началась не с переходом к рыночной экономике, а гораздо ранее — на рубеже XIX-XX вв., когда сформировались предпосылки для создания и были открыты товарные биржи в Минске и Витебске. В условиях НЭПа в 1920-е гг. эта форма торговли была воссоздана, биржи действовали в Минске, Витебске, Могилеве и Гомеле.

Интерес исследователей к истории бирж Беларуси в годы НЭПа не случаен, поскольку изучение опыта их работы позволяет проанализировать результа­ты, воссоздать характерные приемы и методы коммерческой деятельности, проследить, насколько они устойчивы и повторяемы. Некоторые краткие сведения о деятельности Гомельской товарной биржи содержатся в моно­графии Л. М. Михневича [1], статье Е. А. Бруханчик [2], но комплексный анализ ее создания и деятельности в историографии отсутствует. Данная статья восполняет этот пробел. Основными источниками стали впервые вводимые в научный оборот материалы Государственного архива Гомельской области, фонд 3 — Гомельская товарная биржа отдела внутренней торговли исполнительного комитета Гомельского губернского Совета (с 8 декабря 1926 г — Гомельского окружного Совета) рабочих, крестьянских и красно­армейских депутатов.

Открытие биржи в Гомеле не было случайностью. Город находился на пересечении железнодорожных и водных путей, был важным центром торговли продуктами лесной, фанерной, спичечной, суконной и бумажной промыш­ленности, через него осуществлялась связь с рынком Украины. В 1920-е гг. в городе были созданы крупные тресты (Гомлес, Спичтрест, Текстильтрест, Бумтрест). Усложнение конъюнктуры рынка, необходимость в выявлении спроса и предложения, важность изучения торгового опыта, обмена торговой информацией, начавшийся процесс создания бирж в рамках СССР привели к тому, что в ноябре 1922 г состоялось первое организационное собрание учредителей — местных хозяйственных и кооперативных органов. Товарная биржа располагалась в Гомеле по ул. Советской, д. 16. Был избран временный биржевой комитет, принят устав Гомельской товарной биржи, утвержденный 11 декабря 1922 г Комиссией по внутренней торговле Совета труда и обороны СССР. В дальнейшем в связи с выходом новых редакций нормального устава товарной биржи, который разрабатывал Народный комиссариат внутренней торговли СССР, этот документ дорабатывался, неоднократно изменялся. По­следняя редакция Устава Гомельской товарной биржи была принята в январе 1926 г [3, л. 7], утверждена в октябре 1926 г. [4, л. 2].

Согласно Уставу, целью Гомельской товарной биржи было выявление спроса и предложения, облегчение и упорядочение торговых сделок, со­бирание и опубликование сведений о ценах, состоянии рынков, улажи­вание споров по сделкам. Биржей управляли общие собрания ее членов, биржевой комитет и ревизионная комиссия. Членами биржи могли быть государственные, кооперативные и частные торговые и промышленные предприятия. Биржевой комитет был обязан удостовериться в коммерческой солидности претендующего на вступление в члены биржи учреждения или лица. Устав определял нормы, касавшиеся общих собраний, биржевого комитета, ревизионной комиссии, средств биржи, процесса ее ликвидации [5, л. 8, 13, 13 об.].

Биржевой комитет проделал большую организационную работу по при­влечению государственной и кооперативной торговли к биржевой деятель­ности. В октябре 1924 г насчитывалось уже 60 членов биржи, в том числе 32 государственных организации, 5 — кооперативных и 23 частных предпри­нимателя. В дальнейшем число членов биржи менялось. В феврале 1926 г. их стало 49, в том числе 30 государственных, одно акционерное общество, 4 кооперативных, 14 частных [6, л. 8, 52]. К январю 1927 г. в связи с прово­димой политикой по вытеснению частного капитала осталось уже 37 членов биржи, в том числе государственных — 27, акционерных обществ — 1, коопе­ративных — 4, частных — всего 5 [7, л. 35].

Биржевой комитет состоял из 9 человек, три из которых представляли государственную торговлю, два — кооперативные организации, по одному — тресты и отделения банков, два — частную торговлю и производства [8, л. 64]. Председателем биржевого комитета в течение всех лет работы биржи избирался председатель правления Полесского акционерного общества «Полесторг» Гомельского губернского совета народного хозяйства Х. Б. Перельмутер [6, л. 43]. Уже к 1923/24 г Гомельская товарная биржа (далее — ГТБ) стала необхо­димым институтом, способствовавшим оперативной работе всех торгующих органов. Обороты биржи постепенно росли (табл. 1).

Таблица 1

Торговые обороты Гомельской товарной биржи в 1922/23-1926/27 гг.

Год Биржевой оборот Внебиржевой Общий
1922/23 (данные за янв.-авг.

1923 г.)

Кол-во сделок Сумма Кол-во сделок Сумма Кол-во

сделок

Сумма
Руб. % Руб. % Руб. %
401 2 484 946 52,3 1077 2264385 47,7 1478 4 749 331 100
1923/24 1811 9 167 386 65,4 1896 4 838 006 34,6 3707 14 005 392 100
1924/25 12 022 33 663 750 100
1925/26 3599 33 834 000 67,6 10 541 16 206 000 32,4 14 140 50 040 000 100
1926/27 (данные за окт., нояб. г., янв. г.) 7 902 809 64,6 4 313 599 35,4 12 216 408 100

 

Источник: [9, с. 83-84; 10, л. 13; 11, л. 13-14; 7, л. 4, 8, 10, 13, 19, 23, 29, 40].

В целом с момента начала биржевых торгов до 1925/1926 г — времени максимального роста биржевых операций — объем товарооборота ГТБ вырос с 4,7 до 50,04 млн руб., или более чем в 10,5 раз; число сделок увеличилось в 9,5 раз и достигло 14 140. Если в первые месяцы работы биржи внебирже­вые операции превалировали над биржевыми, то с середины 1923 г объем и удельный вес биржевых операций стал расти (с 52,3 % в 1922/23 г. до 67,6 % в 1926/27 г.), что объяснимо как возросшим интересом торгующих лиц и организаций к работе биржи, так и усилившимся контролем со сторо­ны аппарата биржи и Гомельского губернского отдела внутренней торговли (далее — губвнуторг) за полной и своевременной регистрацией сделок.

По структуре оборачивающихся на бирже товаров за три анализируемых хозяйственных года (табл. 2) доля хлебофуражных и других сельскохозяй­ственных товаров была достаточно стабильной и составляла десятую часть в сумме оборота. На бакалейные товары в 1923/1924 и 1924/1925 г приходи­лась самая значительная часть всех оборотов (23,3 и 24,1 % соответственно).

Таблица 2

Изменение удельного веса товарных групп в общем обороте Гомельской товарной биржи, 1923/24 — 1925/26 гг., %

Товарная группа (товары) Хозяйственный год
1923/24 1924/25 1925/26
Хлебофураж и др. сельскохозяйственные 9,2 10,4 10,5
Бакалейно-колониальные 23,3 24,1 14,1
Текстильные 20,1 15,9 16,3
Лесные и др. строительные 9,9 11,3 17,7
Топливо 7,9 4,8 18,6
Сырье 5,3
Металлы 7,3 14,0 11,0
Москательно-химические 7,1 2,8 11,9
Кожевенные 1,3 5,1 4,4
Писчебумажные 10,1 6,0
Прочие 8,6 1,5 0,5

Итого

100,0 100,0 100,0

 

Источник: [12, л. 96-97; 10, л. 36].

Однако в 1925/1926 г. их доля сократилась до 14,1 %, что объяснимо не уменьшением их значимости, а изменениями в классификации учитыва­емых биржей товаров: ранее спички и мыло были отнесены к бакалейно­колониальной группе, с октября 1925 г они были включены в группу москательно-химических товаров, доля которых поэтому в 1925/1926 г. резко выросла и составила 11,9 %. Заметным был удельный вес текстильных и лесных товаров, причем доля первых постепенно уменьшалась, вторых — увеличивалась и стала в 1925/1926 г второй (17,7 %) после топлива (18,6 %) группой товаров, оборачивавшихся на ГТБ. Достаточно стабильно были представлены металлы, кожевенные и писчебумажные товары. Следовательно, главное место в обороте занимали промышленные товары, потому что в руках государственных оптовых представителей-монополистов была сосредоточена продажа бакалейно-колониальных, текстильных и металлургических това­ров. Значительная роль отводилась продукции местной бумажной и лесной промышленности.

Среди контрагентов государственные органы преобладали. Так, в 1923/1924 г. на их долю в общем биржевом обороте по продаже товаров приходилось 88 %, на долю кооперации — 7,6, частных лиц — 4,4 %. Однако в биржевом обороте по покупке товаров доля государственных органов была значительно ниже и составляла 48,7 %, тогда как кооперации, которая активно закупала товары для своей сети, — 41,7 %, частных лиц — 9,6 % [12, л. 92, 95]. Доля частных лиц была незначительной, но частные предпри­ниматели, занимая в розничной торговле БССР в условиях НЭПа ведущие позиции, пополняли рынок республики товарами не через биржу, а другими путями. Поэтому задача вовлечения частных торговцев в работу Гомельской товарной биржи все годы ее функционирования оставалась одной из акту­альных и злободневных.

Размеры сделок и их вес в товарообороте были различными. Из-за от­сутствия обобщенных данных анализ ограничен сведениями по внебиржевой торговле за 1925/1926 год (табл. 3).

Таблица 3

Размер, количество сделок и внебиржевой оборот по ним Гомельской товарной биржи в 1925/26 г.

Размер сделки (руб.) Число % Сумма (руб.) %
300-500 2835 26,9 1 109 751 6,8
500-1000 3930 37,3 2 675 099 16,5
1000-2000 2224 21,1 3 109 336 19,2
2000-3000 683 6,5 1 654 043 10,2
3000-5000 459 4,3 1 751 760 10,8
5000-10 000 269 2,5 1 873 273 11,7
10 000-15 000 57 0,6 687 020 4,3
15 000-20 000 21 0,2 355 081 2,2
20 000-30 000 31 0,3 750 834 4,6
30 000-40 000 13 0,1 454 022 2,8
40 000-50 000 2 0,03 87 056 0,5
50 000-100 000 11 0,1 770 037 4,6
100 000-500 000 6 0,07 927 400 5,8
500 000-1 000 000
Свыше 1 000 000
Итого 10 541 100,0 16 204 712 100,0

 

Источник: [13, л. 37].

Подавляющее количество сделок (в совокупности свыше 85 %) не пре­вышали 2 тыс. руб. Чаще всего (37,3 %) размер сделки находился в пределах 500-1000 руб. Ни одной сделки свыше 500 тыс. руб. не было заключено, было зафиксировано лишь шесть сделок в пределах суммы 100-500 тыс. руб. По общей сумме заключенных внебиржевых сделок лидировали сделки от 1 до 2 тыс. руб. (19,2 %), на сделки от 500 руб. до 1 тыс. руб. приходилось 16,5 %, примерно по десятой части общей суммы приходилось на сделки от 2 до 3, от 3 до 5 и от 5 до 10 тыс. руб.

По мере развития НЭПа, расширения товарооборота менялась структура ГТБ. В 1923 г работали два маклера, действовали регистрационное бюро, котировальная и арбитражная комиссии. В 1924 г были образованы лесная, экономическая и статистическая секции, бюро экспертов, комитет содействия коммерческому образованию. В 1925 г. заработала секция частной торговли и промышленности, в 1926 г — хлебная секция.

Маклеры способствовали выявлению спроса и предложения, развитию межбиржевых связей, участвовали в установлении котировальных и спра­вочных цен, становились посредниками между торгующими на бирже организациями и лицами, консультировали торгующих при выработке условий сделки, наблюдали за ее соответствием существующим законам и правилам. Сделки с участием маклера оформлялись маклерской запиской, при составлении которой маклер «под страхом ответственности обязан следить за тем, чтобы в ней не было никаких подчисток и помарок, неоговоернных подписями сторон». Вознаграждение за труд, размер которого устанавливал биржевой комитет, маклеры получали через кассу биржи, а не непосредствен­но от клиентов [14, л. 45-45 об.]. Так, в сентябре 1925 г заработная плата маклера составляла 74 руб. 40 коп. к этой ставке в соответствии с трудовым договором дополнительно было выплачено 21 руб. 60 коп. [15, л. 14].

Регистрационное бюро проверяло сделки на предмет их экономической целесообразности и соответствия условиям рынка. Доля непризнанных сделок была невелика (в 1923/1924 г — 15 из 1805). Серьезной проблемой стало то, что до 40, а иногда и до 70 % внебиржевых сделок представлялись к регистрации с опозданием. В 1925/1926 г. с этим удалось справиться, число сделок, заключенных с опозданием, уменьшилось до 11,6 %.

Котировальная комиссия не только фиксировала цены, но в случаях рез­кого расхождения оптовых цен рынка, с одной стороны, и государственных и кооперативных цен, с другой, принимала меры к регулирующему давлению на рынок. Особое значение котировочные цены имели для рынка сельскохо­зяйственных продуктов и лесных материалов [9, с. 87-89].

Бюро экспертов, в которое входили специалисты по главнейшим това­рам, обращавшимся на рынке Гомельщины, по просьбе заинтересованных организаций выдавало заключения о качестве и сорте товаров. За каждую экспертизу постоянные эксперты получали вознаграждение в зависимости от рода, качества и количества товаров по таксе, утвержденной биржевым комитетом. Все расходы оплачивал заявитель, отводы экспертов не допу­скались. В 1924 г на ГТБ насчитывалось 24 эксперта из числа работников местных государственных и кооперативных организаций, в 1926 г. — уже 39 экспертов по 13 видам товаров (хлебофуражным, рыбным, мануфак­турным, кожевенным, лесным, писчебумажным, химическим и др.) [10, л. 66; 16, л. 28-32].

В целом Гомельская товарная биржа была безубыточным предприятием. К примеру, в 1925/1926 г. ее чистая прибыль составила 32667,06 руб., или 46 % всех доходов биржи [11, л. 28]. Кстати, с момента своего создания и до апреля 1924 г. ГТБ оплачивала даже все расходы Гомельского губвнуторга [8, л. 68].

Особую озабоченность членов биржи вызывали взаимоотношения с част­ными торговцами. В отличие от других бирж СССР, где секции частных торговцев были образованы еще в 1923-1924 гг., в Гомеле частные торговцы, которых насчитывалось не менее 1400 человек, «…этим вопросом интере­совались мало и не отзывались на неоднократные призывы биржевого коми­тета» об организации секции. «Базарный комитет Гомеля (базарком) боялся конкуренции, полагал, что секция может захватить его функции». Биржевой комитет понимал, что в базарком входят исключительно мелкие розничники, тогда как биржу интересовали более крупные торговцы [17, л. 7]. Тем не менее еще весной 1924 г представитель ГТБ участвовал во всех собраниях, контролировал и направлял избрание секций базарно-рыночного комитета, где нередко разгоралась нешуточная борьба по поводу необходимости объ­единения мелких торговцев. Приходилось преодолевать сопротивление т. н. бедняков и середняков и объяснять им, что «для снижения цен в розничной торговле необходимо, чтобы розничники получали товар непосредственно у оптовой госторговли, минуя частного оптовика» [18, л. 63].

Мнения участников биржи по поводу перспектив вовлечения частных предпринимателей в работу также разделились: часть их полагала, что не­обходимо создавать секции только по видам товаров, потому что «секция частной торговли ничего не даст, она будет входить в биржевой комитет с разными ходатайствами, главным образом по вопросам налоговым». Другие считали, что «частным торговцам приходится приобретать товар через вторые и третьи руки, поэтому до потребителя он доходит со значительным удорожанием, а секция позволит такое явление изжить». Они подчеркивали, что, если бы частный торговец был более активным на бирже, «не было бы таких явлений, как прибытие одновременно 20 цистерн масла, когда потребность удовлетворялась 5 цистернами, а также покупка кооператив­ными учреждениями ненужных им товаров и перепродажа потом частным лицам». При голосовании по двум проектам резолюций голоса разделились поровну, в итоге было принято «соломоново» решение — создать и товарные секции, и секцию частной торговли [18, л. 31-32], которая была образована в феврале 1925 г [17, л. 6]. Уже к апрелю 1925 г. в нее вошли 36 человек. Секция пыталась решить такие актуальные для частных торговцев вопро­сы, как улучшение товарного и банковского кредитования, упорядочивание условий отпуска товаров, вопросы тарификации, налоговые и арендной платы за торговые помещения, о делегировании в различные органы, где предусматривалось представительство частников [17, л. 9 об.]. В частности, удалось добиться того, чтобы губернское отделение Госбанка стало креди­товать частных торговцев с небольшой разбежкой во взимаемых процентах по сравнению с государственными учреждениями. Это, в свою очередь, при­вело к тому, что снизился т. н. «уличный» процент с 3-3,5 коп. до 1,5-2 коп. за червонец в день. Также Гомельское общество взаимного кредита снизило ставки по кредитованию, что в целом позитивно сказалось на состоянии по­требительского рынка [17, л. 21]. Но добиваться увеличения кредитования частным лицам было очень сложно, их заявки удовлетворялись в последнюю очередь. Биржевой комитет настроение частных торговцев часто характе­ризовал как «боязнь биржи», отмечал, что «…частные торговцы сами лезут как бы в подполье. Когда приходится им продать или купить у них товар, превышающий сумму 300 руб. и их приглашают на биржу для оформления сделки, то они зачастую отказываются от заключения сделки, но на биржу не идут» [18, л. 23 об.24].

По примеру других бирж страны для информирования торгующих лиц и организаций о ценах и торговой конъюнктуре местного рынка и иных регионов СССР, для обмена информацией с июня 1923 г. ГТБ еженедельно издавала свой коммерческий бюллетень. С августа 1924 г. он был объединен с бюллетенем Коммерческого телеграфного агентства и стал выходить три раза в неделю под общим названием «Коммерческий бюллетень Товарной биржи и КТА» [8, л. 61, 67; 19, л. 1]. С ноября 1925 г биржа также издавала ежемесячные обзоры торговли и цен [16, л. 105 об.]. С июля 1926 г. вновь стал выходить самостоятельный «Торговый бюллетень», освещавший мест­ную торговую жизнь, цена подписки на него составляла 5 руб. [11, л. 1, 6, 17 об.]. Для освещения насущных проблем торговли была организована корреспондентская сеть, включавшая Хойники, Брагин, Лоев, Юровичи, Семеновку, Чуровичи, Климов, Воронок, Уваровичи, Тереховку, Чечерск, Красную гору, Сураж, Унечу, Мглин, Чаусы, Погар, Новозыбков, Стародуб, Клинцы, Речицу [16, л. 9]. С усложнением условий деятельности с января 1927 г. ГТБ ограничилась печатанием только котировок, цен, сведений о сдел­ках и рынке [11, л. 6]. ГТБ внесла также вклад в развитие коммерческого образования, для нужд которого с августа 1924 г ежемесячно отчисляла 5 % своих доходов [8, л. 67]. С учетом этих средств были открыты трехгодичная школа конторского и торгового ученичества, в которой обучалось 67 человек; бухгалтерские курсы в Гомеле (100 обучающихся) и в Клинцах (50 человек); курсы стенографические (50 человек) и машинописи [9, с. 91].

Следовательно, потенциал у Гомельской товарной биржи был существен­ный. Преодолевались естественные трудности, работа налаживалась, подби­рались кадры, анализировалась и обобщалась статистическая информация, накапливался позитивный посреднический опыт. Но биржи как институты не вписывались в изменившуюся с конца 1920-х гг. концепцию социалисти­ческих преобразований в стране. 11 февраля 1927 г. Народный комиссари­ат торговли БССР принял решение о ликвидации ГТБ. 16 февраля 1927 г. прошло экстренное общее собрание членов биржи, утвердившее баланс за 1925/1926 г, образовавшее ликвидационную комиссию, которая завершила работу 23 марта 1927 г. Прибыль биржи была распределена на мероприятия по борьбе с безработицей, в культурный фонд Гомельского окрпрофсовета, в пользу политзаключенных Западной Беларуси, на местные нужды [11, л. 10]. Ценность опыта функционирования Гомельской товарной биржи, как и других бирж БССР, состоит в том, что в 1920-е гг. она фактически стала региональным центром оптовой торговли.

Список использованных источников

  1. Михневич, Л. М. Торговля Белоруссии. 1900-1970 / Л. М. Михневич. — Минск: Наука и техника, 1973. — 223 с.
  2. Бруханчик, Е. А. Биржи БССР в период нэпа / Е. А. Бруханчик // Беларуская думка. — 2013. — № 6. — С. 66-69.
  3. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. Д. 78.
  4. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 74.
  5. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 54.
  6. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 69.
  7. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 108.
  8. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 31.
  9. Биржа и рынок за 1-е полугодие 1924-25 гг. / Гомел. товар. биржа. — Гомель: Изд. Бирж. Ком. Гомел. товар. биржи, 1925. — 165 с.
  10. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 66.
  11. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 79.
  12. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 41.
  13. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 67.
  14. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 20.
  15. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 2. — Д. 2.
  16. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 55.
  17. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 70.
  18. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 21.
  19. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Фонд 3. — Оп. 1. — Д. 19.

Автор: Н.И. Полетаева
Источник: Научные труды Республиканского института высшей школы. Исторические и психолого-педагогические науки. Сборник научных статей. Основан в 2000 году. Выпуск 20 в трёх частях. Часть 2. С. 155-163.