Гомельская разведывательно-диверсионная и полицейская школы немецких спецслужб в разведданных белорусских партизан

0
193
Гомельская разведывательно-диверсионная и полицейская школы немецких спецслужб в разведданных белорусских партизан

Разведывательная работа против Советского Союза органами государственной безопас­ности Германии начала вестись еще до объявления войны. По данным советского историка С. Острякова «только в 1940 и в начале 1941 года органами НКВД было вскрыто и ликвидирова­но 66 резидентур германской разведки, разоблачено свыше 1600 фашистских агентов» [1, с. 142].

Одной из форм борьбы с партизанским движением и ведения немецкими спецслужбами разведывательно-диверсионной работы на оккупированной территории Беларуси была деятель­ность по созданию разветвленной сети специальных учебных заведений и курсов широкого профиля, которые готовили разведчиков, шпионов и диверсантов для действий в тылу Красной Армии и партизанских отрядах, а также пропагандистов, младший командный состав для поли­ции и казачьих формирований и других пособников немецких оккупационных властей. Первые такие школы были созданы практически сразу после оккупации территории БССР: в августе 1941 г. была открыта Борисовская разведывательная школа [2, с. 135-137], в конце 1941 г. — в Минске [3, с. 142]. В 1942 г. школы уже действовали в Бобруйске [4, с. 49], Слуцке [5, л. 12­13], Витебске [6, с. 18]. Как минимум с июня 1942 г. можно говорить о деятельности в городе над Сожем разведывательно-диверсионной школы. Какими же данными располагает современ­ная историческая наука о деятельности в Гомеле шпионской и полицейской школ?

Российский историк спецслужб В. Коровин в своем исследовании «В поединке с абве­ром» отмечает, что «наши разведчики действовали в ряде абвергрупп (103, 107 и др.), были своими в Борисовской, Гомельской… и многих других школах противника» [7, с. 31-35]. Спе­циалист по истории партизанской разведки и контрразведки К. Доморад отмечал, что в «специ­альных школах, которые функционировали в Гомеле, других областных районных центрах» проходили специальное обучение лжепартизанские группы и отряды [8, с. 212]. В монографии белорусского историка Э. Иоффе указывается, что «советские контрразведчики выявили специ­альные школы (курсы) в Гомеле, готовившие вражеских лазутчиков под видом военного подго­товительного обучения. Курсанты разбивались на группы по 10 человек. В школе одновремен­но обучалось 100 человек. В нее зачислялись мужчины и женщины в возрасте от 17 до 25 лет с образованием не ниже 7 классов. Окончившие школу шпионы перебрасывались в тыл Красной Армии для сбора разведывательной информации и осуществления диверсий» [9, с. 130]. Вот собственно и все достижения исследователей по изучению истории одной из крупнейших раз­ведывательно-диверсионной школы на территории Беларуси.

Необходимо отметить, что партизанское руководство уделяло серьезное внимание вопро­су выявления и разоблачения немецких агентов и секретных учебных заведений. 24 октября 1942 г. Центральным штабом партизанского движения (ЦШПД) была издана «Примерная схема разведывательной сводки Н-штаба партизанского движения», в которой 13-й и 14-й пункты ре­комендовали отражать следующие сведения: «Где и какие школы открыты немцами по подго­товке агентуры для переброски в наш тыл и какие задачи стоят перед подготовляемой агенту­рой. Где и когда немцами готовятся отряды или отдельные агенты для переброски и способ пе­реброски» [10, л. 21-21об].

В декабре 1943 года на имя начальника БШПД П. Калинина пришел документ из разве­дывательного отдела ЦШПД в котором указывалось, что «из партизанских отрядов поступают агентурные данные и показания разоблаченных агентов гестапо, что немцы усиленно вербуют и обучают в школах большое количество своей агентуры с целью засылки в наши тылы, про­никновения в части Красной Армии и внедрения в партизанские отряда … Для успешного ро­зыска вражеских разведчиков просим добиваться получения на переброшенную агентуру или внедренную в партизанские отряды подробных сведений с указанием: а) полных устано­вочных данных; б) характеризующих данные агента и его предметы; в) район предполагаемой деятельности агента и его связи». Копии таких показаний или агентурных донесений необхо­димо было высылать срочной почтой в ЦШПД [11, л. 341].

В фонде № 1450 (Белорусский штаб партизанского движения) Национального архива Рес­публики Беларусь автору удалось обнаружить новые документы, которые позволяют расширить и уточнить сведения о деятельности спецшколы в Гомеле. Одним из таких документов является протокол допроса Нины Севостьяновой (1924 г.р.) — агента, которая обучалась в Гомельской школе и была разоблачена в одном из партизанских отрядов. Она показала, что «в школе немец­ких разведчиков я училась с 15 июня по 15 декабря 1942 года». Школа располагалась по ул. Зам­ковая, 85 и «в целях конспирации. называлась гимназией». Она «носила секретный характер, охранялась немецкими солдатами, общежитие также» [12, л. 287]. Таким образом, можно с уве­ренностью говорить, что школа разведчиков в Гомеле действовала минимум с июня 1942 г. и осуществляла 6-ти месячную подготовку агентов. Если предположить тот факт, что июньский набор был не первый, то деятельность школы можно «отодвинуть» на конец 1941 — начало 1942 г.

Еще одним подтверждением того, что школа действовала минимум со второй половины 1942 г., является итоговый «Отчет о разведработе Белорусских партизан» за 1944 год. В нем указывалось, что «уже к концу 1942 началу 1943 гг. немецкая разведка взяла курс на массовость своей агентуры. Только одних школ, подготавливавших немецких шпионов, диверсантов и тер­рористов на оккупированной территории БССР, партизанами было выявлено — 25. Из них наибо­лее крупные. дислоцировались в Минске, Могилеве, Бобруйске, Гомеле.» [13, л. 24-25].

В своих показаниях Н. Севастьянова рассказала и о внутреннем распорядке школы. Заня­тия проходили ежедневно с 9 до 15 часов, кроме выходных… Курсанты школы были разбиты на группы, в которых вместе проходили подготовку мужчины и женщины. «Всего в этой школе училось 100 человек, из них большинство женщин возрастом от 17 до 25 лет. По национально­сти были украинцы, русские, белорусы.» [12, л. 287]. Н. Севостьянова сообщила установоч­ные данные на 74 агента (ФИО, возраст, клички, приметы), из которых 48 были молодые де­вушки. Преподавательский состав в школе был смешанный. Руководящие должности занимали немецкие офицеры, преподавателями были русские. Интересно то, что из 8 преподавателей, о которых сообщила Н. Севостьянова, 3 были женщины. Начальником школы был старший лей­тенант Шмидт. Немецкий язык преподавал унтер-офицер Вацлав Вернер, военное дело и шпи­онскую работу — Пальчевский, географию — Давид Антонович, разведработу — Павел Никитин, физкультуру и самооборону — Татьяна Маринец, ПВХО и методику разведработы — Валентина Петровская, спецдисциплину по сохранению государственной тайны — Лидия Лимонова. Об­служивающий персонал состоял из жителей Гомеля [12, л. 292-293].

Через шесть месяцев после начала обучения — 15 декабря 1942 года состоялся выпуск 100 агентов Гомельской разведывательно-диверсионной школы. После окончания школы, агентам дали двухнедельный отпуск. 1 января 1943 года все собрались в школе, были разбиты на груп­пы и отправлены на задания в Ветковский, Будо-Кошелевский, Уваровичский, Речицкий, Жлобинский районы Гомельской области, а также в Могилевскую область. В каждую группу назна­чался старший агент, вооруженный пистолетом. В задачу агентов входила разведка расположе­ния партизанских отрядов, установление количественного состава и вооружения соединений. Кроме того, агентам рекомендовалось проводить вербовку среди местного населения для полу­чения и уточнения необходимых сведений [12, л. 293-294].

Цикличность (6-ти месячная) подготовки агентов в Г омельской школе продолжалась. По­сле выпуска в декабре 1942 года состоялся выпуск 150 агентов в июне 1943 года [5, л. 18-19]. В качестве агентов в школу достаточно часто вербовались и военнопленные, которым затем составлялась легенда и группами по 3-5 человек засылали в партизанские соединения [14, л. 34 об]. Кроме того, на базе школы, скорее всего, действовали 2-х недельные контрразведыва­тельные курсы переподготовки или повышения квалификации. В частности, об обучении на этих курсах сообщил сотрудник немецкой службы безопасности Генрих Вестфаль: «в сен­тябре 1943 года в г. Гомеле я прошел специальные 2-х недельные курсы по борьбе с иностран­ными разведчиками, в частности с советскими» [12, л. 270-275]. В конце сентября 1943 г., в связи с приближением фронта, немецкие спецслужбы из Гомеля начинают свое перемещение на запад. Служба безопасности и разведшкола двигались в сторону Минска через Марьину Горку. Дальнейшая судьба школы на сегодняшний день пока неизвестна.

Сведений о деятельности полицейской школы в Гомеле еще меньше. На сегодняшний день автором установлено несколько документов, в которых содержится информация о дея­тельности школы полиции. В декабре 1942 г. на имя начальника 4-го управления НКВД СССР П. Судоплатова пришло сообщение от командира разведывательно-диверсионной группы «Впе­ред» Шемякина, в котором он сообщал, что «в Гомеле функционирует школа полиции. Выпу­скники этой школы формируются в группы по 5-7-9 человек, экипируются в воинские обмун­дирования, вооружаются винтовками, пулеметами, автоматами и под видом бойцов РККА, по­павших во вражеское окружение, просачиваются в партизанские и воинские отряды, опери­рующие в Гомельской области для разведывательной и провокационной деятельности. Как со­общала нам наша агентура, легендированием, экипировкой и снаряжением выпускаемых из этой школы групп провокаторов ведает гестапо Гомеля. В школе специально изучается история окружения ряда частей Красной Армии» [14, л. 16 об].

Значительный интерес представлют сведения, которые сообщил в мае 1943 г. на допросе полицейский И.В. Маметев. Он указал, что «с 5 февраля по 5 марта 1943 года обучался в Го­мельской школе разведчиков». Однако, отвечая уже на следующий вопрос: «При каких обстоя­тельствах вы попали в школу разведчиков и какое оформление проходили?», допрашиваемый ответил, что в Корме отобрали группу полицейских и привезли в Чечерск, «где военный ко­мендант заполнил на нас анкеты и выдал нам общее направление, в котором указывалось, что все лица направляются в школу полиции в Гомель, местечко Лещинец» [15, л. 27-28]. Таким образом, в своих показаниях допрашиваемый определяет Гомельскую школу и как «разведыва­тельную» и как «полицейскую». По мнению автора, данная школа является полицейской, так как по своей дислокации, программе обучения и времени набора курсантов не соотносится со школой по ул. Замковой. Возможно, что в полицейской школе также были отдельные курсы или программа по подготовке разведчиков.

Одновременно в школе обучалось 97 человек. Курсанты были разделены на 3 взвода. Взводы делились на 3 отделения по 9 человек в каждом. В своих показаниях И. Маметев пока­зал, что «командиры взводов и отделений были военнослужащие РККА.., а в постоянном штате школы было 6 немецких офицеров. Весь состав курсантов был набран из полицейских районов Гомельской области». Срок обучения составлял один месяц [15, л. 28-31]. После окончания курса подготовки слушателей распределяли по тем же районам, из которых они прибыли. На направлении делалась отметка, что человек окончил школу и направляется в комендатуру. По показаниям И. Маметева до февраля 1943 г. школа произвела 9 выпусков [15, л. 28-31].

Еще одно упоминание о деятельности школы полиции в Гомеле можно встретить в раз­ведывательной сводке БШПД № 54 от 11 сентября 1943 г. В ней говорится: «Как установлено из документов, захваченных партизанами т. Кожара в Гомеле работает школа полицейских, размещенная в Западных казармах по ул. Буденного». Таким образом, можно говорить о том, что в Гомеле с 1942 г. действовала разведывательно-диверсионная и полицейская школы. О деятельности этих заведений было известно «народным мстителям», что позволило им свое­временно выявлять и разоблачать готовившихся агентов и полицейских.

Список использованных источников

  1. Остряков, С. З. Военные чекисты / С. З. Остряков. — М.: Воениздат, 1979. — 320 с.
  2. Чуев, С. Г. Разведывательные и диверсионные школы абвера / С. Г. Чуев // Военно-историче­ский архив. — 2002. — № 11. — С. 122-146.
  3. Кулинок, С. В. К вопросу о деятельности немецких разведывательно-диверсионных и шпион­ских школ в Минске в годы Великой Отечественной войны / С. В. Кулинок // Беларусь і Германія: гісторыя і сучаснасць: матэрыялы міжнар. навук. канф., Мінск, 11 крас. 2014 г.: у 2 т. / рэдкал.: А. А. Каваленя (адк. рэд.), С. Я. Новікаў (нам. адк. рэд.) [і інш.]. — Мінск: МДЛУ, 2015. — Т. 1. — С. 141-148.
  4. Белик, И. К. Немецкая разведка является довольно сильным противником / И. К. Белик // Ис­торический архив. — 2000. — № 5. — С. 27-63.
  5. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). — Ф. 1450. Оп. 2. Д. 53.
  6. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 3: Круше­ние «Блицкрига», кн. 1: 1 января — 30 июня 1942 г. — М.: Русь, 2003. — 691 с.
  7. Коровин, В. В. Поединок с абвером / В. В. Коровин // Военно-исторический журнал. — 1995. — № 1. — С. 31-36.
  8. Доморад, К. И. Разведка и контрразведка в партизанском движении в Белоруссии 1941-1944 гг. / К. И. Доморад. — Минск: Навука і тэхніка, 1995. — 256 с.
  9. Иоффе, Э. Г. Абвер, полиция безопасности и СД, тайная полевая полиция, отдел «Иностран­ные армии — Восток» в западных областях СССР. Стратегия и тактика. 1939-1945 гг. / Э. Г. Иоффе. — Минск: Харвест, 2007. — 384 с.
  10. НАРБ. — Ф. 1450. Оп. 1. Д. 1.
  11. НАРБ. — Ф. 1450. Оп. 1. Д. 15.
  12. НАРБ. — Ф. 1450. Оп. 2. Д. 57.
  13. НАРБ. — Ф. 1450. Оп. 3. Д. 115.
  14. НАРБ. — Ф. 1450. Оп. 4. Д. 254.
  15. НАРБ. — Ф. 1450. Оп. 2. Д. 1294.

 

Автор: С.В. Кулинок
Источник: Юбилейная научно-практическая конференция, посвященная 85-летию Гомельского государственного университета имени Франциска Скорины (Гомель, 17 июня 2015 г.): материалы: в 4 ч. Ч. 3 / редкол.: О. М. Демиденко (гл. ред.) [и др.]. — Гомель: ГГУ им. Ф. Скорины, 2015. — 266 с.