Гомельская губерния и проекты образования Западной области (1920-е гг. XX ст.)

0
1242
Гомельская губерния на карте

В первой половине 20-х гг. белорусско-российские территориальные проблемы были связаны, во-первых, с попытками руководства Советской Беларуси расширить территорию республики за счет населенных в основном белорусами Гомельской, Витебской и части Смоленской губерний, входивших в состав РСФСР, во-вторых, со стремлением руководства РСФСР воспрепятствовать этому, закрепив указанные территории в составе Советской России. Разрешение этой ситуации во многом зависело от результатов теоретической разработки и практической реализации принципа экономического районирования, рассматривавшегося в этот период в качестве основы нового советского административно-территориального деления.

Еще в 1919 г. VII Съезд Советов РСФСР поручил ВЦИК разработать вопрос о новом административно-хозяйственном делении Советской России с целью перехода от собственно административно-политического деления к делению, основанному на системе объективно существовавших экономических районов. Известный план «ГОЭЛРО» (1920 г.) положил начало практической реализации этой идеи и представлял собой попытку составления перспективного хозяйственного плана на основе принципов энергетического районирования, сыгравших решающую роль в дальнейших работах по экономическому районированию. В соответствии с планом первоначально выделялось 8 экономических районов, которые создавались без учета существовавших национально-государственных границ: Северный, Центрально-Промышленный, Южный, Приволжский, Уральский, Кавказский, Западно-Сибирский, Туркестанский.

Было решено не выделять особого Западного района («западная прифронтовая полоса Европейской России» как его называли официально), а входившие в него губернии распределить между Северным (Витебскую губернию) и Центрально-Промышленным (Могилевскую, Смоленскую, Минскую) [1].

Дальнейшая разработка планов экономического районирования осуществлялась также органами РСФСР, среди которых решающую роль сыграла Комиссия по районированию при ВЦИК РСФСР под руководством М.И.Калинина, основные тезисы которой были одобрены Президиумом ВЦИК в апреле 1922 г. В основе лежала идея единства экономического и административного деления при определяющем значении экономического принципа.

Итоги работы Госплана и комиссии ВЦИК по вопросам районирования в 1921- 1922 гг. была в систематизированной форме изложена в докладе Госплана Ш-й сессии ВЦИК и в тезисах комиссии ВЦИК по вопросу об экономическом районировании России [2, с. 102-174] В основу нового районирования бралось деление территории на экономические районы, каждый из которых разумелся как «экономически законченная территория, которая, благодаря комбинациям природных особенностей, культурных накоплений прошлого и населения с его производственной подготовкой, представляла бы одно из общих звеньев общей цепи народного хозяйства».[2, с. 103] При этом ставилась задача достигнуть единства экономического и административного районирования и провести полную реорганизацию административно-территориального деления и управления хозяйством по территориальному принципу.

Экономический принцип должен был стать основой нового административно- территориального деления по трехчленной формуле: область, округ, район. Область рассматривалась как наиболее крупная территориальная единица с законченной системой производственных элементов и с мощным производственным центром общегосударственного значения. Округ (по размерам равный небольшой губернии) являлся территориальным хозяйственным объединением местного масштаба во главе с производственным центром второго порядка. Район (районная волость) – мелкая единица советского управления с местным хозяйственным центром – торгово-промышленным поселением.

В соответствии с проектом Госплана РСФСР в европейской части предусматривалась организация 12 экономических областей, в азиатской – 9. Гомельская губерния вместе с ССРБ, Витебской Смоленской, Брянской губерниями и некоторыми уездами Псковской, Тверской и Калужской губернии (всего – 48 уездов) должна была войти в состав Западной области с административным центром в Смоленске. Территория Западной области в указанных пределах заняла бы около 240 тыс.кв.верст с населением (1920 г.) около 9 млн. человек, из которых сельское население составило бы 86 % .[3, с.93]

В марте 1923 г. была официально организована секция Западной области Госплана, но приступить к практической работе она смогла только с октября 1923 г. 13 апреля 1923 г. в Москве состоялся съезд представителей планируемой Западной области (ССРБ, Витебской, Гомельской и Смоленской губерний), а также Госплана РСФСР[3, с.95]. Съезд еще раз подтвердил наличие серьезных разногласий сторон. Резко отрицательную позицию в отношении к планируемой области заняло руководство Гомельской губернии. На заседании Гомельского губкома 7 апреля 1923 г. все госплановские проекты были охарактеризованы как “надуманные и кабинетные”, а в отношении предлагавшейся Западной области “эта надуманность и искусственность проекта проглядывает еще более ярко”. Губком подтвердил свою прежнюю позицию о “нецелесообразности по крайней мере в ближайший период организации Западной области с центром в г. Смоленске с включением в нее Гомельской губернии” и предложение о создании Оргбюро по подготовке районирования Западной области признал “совершенно нецелесообразным и ненужным”. Один из смоленских руководителей в 1924 г. так охарактеризовал смыл разногласий, проявившихся на этом совещании: “Белоруссия стремилась к полной самостоятельности, Витебск тянулся к Ленинграду, Брянск к Москве, а Гомель к Белоруссии. Оставался один Смоленск, на который вышеуказанные соседи смотрели враждебно, почему-то думая, что Смоленск стремится подчинить их своему влиянию” [4, д.377. л.6]. В итоге съезд не принял окончательного решения о составе Западной области, отметив, что “современное состояние материалов относительно включения в область намеченных Госпланом территорий не таково, чтобы этот вопрос может быть считать достаточно выявленным” [4, д.ЗЮ. л.2.]. 10 август 1923 г. Смоленский губисполком созвал совещание из представителей госплановских административно-территориальных единиц, на которое представители Советской Беларуси не явились. Совещание признало себя правомочным и приняло решение об организации Областного Планового Бюро Западной области, утвердило положение об Оргбюро и поручило Смоленскому губисполкому разработать конкретный проект организации области .[3. с.95].

В октябре-ноябре 1923 г. секцией Госплана РСФСР был предложен вариант деления области на 10 округов: Минский (Белоруссия), Брянский, Гомельский, Витебский, Могилевский, Смоленский, Ржевский, Вяземский, Великолуцкий, Глуховский. Центром области был предложен г.Смоленск. Гомельский округ планировался в составе Гомельского, Рогачевского, Речицкого, Новозыбковского, Суражского, Городнянского, Сосницкого и Новгород-Северского уездов [4, д.309. л. 176,184].

Этому проекту был противопоставлен проект Смоленского Губплана, который предусматривал значительное расширение “госплановской Западной области”: предлагалось дополнительно включить в состав области 11 уездов Псковской, Тверской, Калужской, Брянской, Смоленской, Черниговской, Орловской и Курской губерний, т.е. расширить границы области на северном, восточном и южном направлениях. [4, д. 309. л. 176].

Оба проекта предполагали, что будущая Западная область не будет иметь промышленного характера, а отдельные более или менее крупные предприятия будут тесно связаны с естественными условиями края и базироваться главным образом на деятельности местного сельскохозяйственного производства.

21 ноября 1923 г. эти проекты обсуждались на заседании Областного Планового Бюро в Смоленске с участием представителя Госплана СССР. Предложения Смоленска о расширении Западной области в северном и восточном направлениях в Госплане “не встретили возражений» и были приняты «как обоснованные поправки к основному проекту” [4, д.309. л. 177].

Иное – в отношении расширения Западной области на юг – проект, разработанный профессором Горецкого сельскохозяйственного института В.В. Виннером. Его проект базировался на изучении этой области с точки зрения сельского хозяйства, отсекая от нее интенсивно-травопольно-льноводческий район в Смоленской, Витебской, Псковской губерниях, но расширяя территорию в направлении к югу и юго-востоку, включая северные уезды Черновской губернии и ряд уездов Орловской и Курской губерний. Несмотря на обоснованность этого проекта с точки зрения аграрно-культурного подхода, его отвергли, т.к. здесь смешивали в одну область уезды России и Украины [4, д.309. л. 177,184].

В результате обсуждения на заседании Областного Планового Бюро было поручено губисполкомам предоставить к январю 1924 г. подробные материалы каждой губернии, необходимые для правильного районирования области, причем каждая губерния (в т.ч. и ССРБ) должна была разрабатывать материал о границах округов и дать мотивированное заключение по госплановскому и смоленскому вариантам [3, с.95].

Какую позицию в отношении к этим проектам занимало руководство Советской Белоруссии?

В 1921-1923 гг. БССР состояла из 6 уездов бывшей Минской губернии площадью около 46 тыс.кв.в. (что было меньше площади средней российской губернии, составлявшей 60,8 тыс.кв.в.) с населением в 1,6 млн. человек. Национал-большевистское руководство республики во главе с А. Червяковым понимало, что реализация указанных проектов Западной области создаст мощные препятствия на пути государственного оформления белорусской нации. С целью противодействия «смоленскому варианту» и использования идеи экономического районирования для расширения территории БССР за счет этнических белорусских районов, входивших в состав РСФСР, уже в 1921 г. Минск выдвинул свой проект особого экономического образования в составе БССР, Витебской и Гомельской губерний и 4 уездов Смоленской губернии с центром в г.Минск. Этот план Западной области подавался как один из возможных вариантов районирования территорий советских республик по естественно-экономическим признакам [5, д.243. л.97].

В сентябре 1921 г. в «Известиях ЦБ КПБ» был опубликован материал под названием «Экономическое объединение губерний, входивших ранее в состав Западной области» [6, д.230. л. 15-22]. Материал был распределен по 16 группам, а общий вывод гласил, что ССРБ и территории Гомельской, Витебской и части Смоленской губерний «составляют единый хозяйственно-экономический организм, отличный от соседних областей, а потому требующий соответственного руководства экономической жизнью и приспособление экономических органов к нуждам, потребностям и особенностям данного края» [6, д.230. л. 15].

С конца 1922 г. руководство БССР начинает прямо ставить вопрос о расширении территории республики за счет Витебской, Гомельской и части Смоленской губерний, одновременно формально отстаивая свой вариант Западной области. В Москве же больше склонялись к «смоленскому» варианту, который в 1923 г. и был взят за основу.

В августе 1923 г. ЦБ КП(б)Б подготовило «Доклад по вопросу о границах БССР», который был разослан всем заинтересованным сторонам [7, д.1. л. 10-39].

Руководство Гомельской губернии отрицательно отнеслось к белорусским предложениям. Основной упор гомельчане сделали на критике основного тезиса «Доклада» – о совпадении хозяйственных (прежде всего сельскохозяйственных) границ экономического района с национально-белорусскими границами. Такое утверждение было охарактеризовано как «не только спорное, но и неверное» [8, д. 100. л.28]. Указанные в белорусском проекте экономические особенности территории БССР, Гомельской и Витебской губерний в Гомеле рассматривали как общие для более широкой, чем в белорусском проекте, территории – территории планируемой Госпланом РСФСР Западной области, а ограничение экономической области «этнографическими границами… должно привести к насилию над будущим развитием хозяйства, отрывая от области тесно связанные с ней, близкие в хозяйственном отношении территории». Гомельское руководство в то время решающее значение придавало задачам экономического районирования, определению границ Западной экономической области с обязательным включением в нее в качестве округа и БССР. Национальные же факторы всерьез не принимались и рассматривались как второстепенные. В подготовленном в ЦК РКП(б) ответе на белорусские предложения прямо говорилось: «Экономическое районирование должно идти по линии учета исключительно элементов хозяйства, причем по определению границ экономической цельной области внутри ее отдельные части могут быть объединены на основе признака национального в целях удовлетворения культурно-национальных потребностей населения» [8, д. 100. л.35]. В частности, в качестве уступки национальному фактору гомельчане предложили в составе Западной области образовать «белорусские округа», расширив их за счет «части северного района Гомельской губернии», но только после окончательного оформления Западной области и вхождения в ее состав БССР [8, д. 100. л.35,150]

Противодействие белорусским предложениям было и со стороны Госплана СССР, защищавшего свой проект Западной области с включением в ее состав и БССР. Создание расширенной БССР фактически означало неудачу госплановского варианта. В заключении Госплана СССР «О границах БССР» доказывалось хозяйственное единство всей «госплановской» Западной области и отрицалось утверждение «Доклада» об экономической особенности «расширенной БССР»: «…говоря о Белоруссии, мы не можем говорить о ней, как об отдельной, отличающейся от соседних губерний экономической величине» [7, Д.1. Л.1 11].

Однако в целом в высшем партийно-советском руководстве СССР белорусские проекты получают все большую поддержку. В связи с этим представители БССР участвовали работе областных совещаний в Смоленске весьма редко, да и только в качестве наблюдателей.

В начале 1924 г. прошло первое укрупнение БССР: в состав республики вошли 15 уездов и отдельные волости Витебской, Гомельской и Смоленской губерний, в результате чего территория Советской Белоруссии увеличилась более чем а 2 раза, а количество населения возросло в 2,5 раза. Это позволило руководству БССР заявить и о формальном отказе от участия в работе «смоленских» органов.

После укрупнения БССР продолжалась работа по созданию Западной области. На областном совещании 18 февраля 1924 г. было избрано Оргбюро Западной области, которое за основу взяло вариант образования области только из административно- территориальных частей РСФСР (Смоленская, Гомельская и Брянская губернии). 27 февраля Президиум Гомельского ГИК принял решение считать «нецелесообразным организацию Западной области с Белоруссией и высказывается за организацию Западной области без Белоруссии» [4, д.697, л.57]. На совещании по организации Западной области 14 июня 1924 г. представитель Гомельской губернии Гольдштейн ознакомил присутствовавших уже с иной позицией гомельского руководства – «непременное включение в состав Западной области и БССР на тех или иных юридических основаниях», так как «Гомельская губерния безусловно тяготеет больше к Белоруссии и представляет с ней более однородную часть территории по сравнению с проектируемой Западной областью» [4, д.377. л.6]. Вопрос о включении в состав Западной области БССР некоторое время еще обсуждался на разных уровнях до августа 1924 г. Только на заседании Оргбюро по Западной области в августе 1924 г. было заявлено, что «только в последнее время эти вопросы получили окончательное решение в том смысле, что Белоруссия в состав области не войдет» [4, д.377. л. 19].

Вместе с тем руководство БССР волновало возможное окончательное оформление Западной области, что могло не только затруднить дальнейшее расширение территории БССР, но и вообще снять эту проблему как реальность.

В связи с этим с середины 1925 г., после завершения первого районирования укрупненной республики, руководство БССР начинает проявлять активность в направлении нового расширения БССР. 23 июля 1925 г. Бюро ЦК КП(б)Б по информации председателя СНК Адамовича И.А. признало «вполне целесообразным и своевременным постановку вопроса о необходимости присоединения Гомельской губернии к Белоруссии». Для более детальной проработки этого вопроса была создана комиссия во главе с ответственным секретарем ЦК Криницкого А.И [9, д.6. л.234].

Активность белорусских властей в вопросе нового расширения республики возрастает в начале 1926 г. В это время смоленское Оргбюро разработало новый вариант Западной области в составе Смоленской, Брянской и Гомельской губерний, а также частей Псковской, Тверской и Калужской губерний. 26 1926 г. февраля этот проект был рассмотрен на заседании Президиума Госплана БССР и признан «неудовлетворяющим установленным принципам районирования» и «нецелесообразным с точки зрения интересов общесоюзного хозяйства, так и с точки зрения экономического и культурно-национального развития БССР». Президиум Госплана БССР, «учитывая общность экономических и культурных задач, стоящих перед БССР и Гомельской губернией, а также тесную зависимость в развитии отдельных отраслей хозяйства БССР и Гомельской губернии», признал «необходимым возбуждение перед Госпланом СССР вопроса о включении Гомельской губернии в состав БССР» [7, д.99. л.128].

17 марта на очередном закрытом заседании ЦБ вновь был рассмотрен вопрос «О границах БССР» с довольно лаконичным решением: «1. Категорически возражать против создания Западной области. 2. Гомель, Велиж – настойчиво присоединить. 3. Воздержаться от обсуждения вопроса в Смоленске» [7, д.99. л. 129]. Проявляется довольно четко и тактика решения вопроса — работа главным образом с союзными центральными органами, не ввязываясь в дискуссии со смоленским Оргбюро по Западной области. Для руководства БССР было ясно, что вопросы нового расширения БССР могут быть решены только на высшем уровне, а получить поддержку Смоленска было нереально.

К концу мая 1926 г. были достигнуты определенные положительные результаты обсуждения проблемы с рядом влиятельных руководителей СССР. Во-первых, в апреле было получено положительное заключение Госплана СССР, который по экономическим соображениям поддержал предложение о присоединении Гомельской губернии к БССР [7, д.98. л.27].

Во-вторых, удалось заручиться поддержкой председателя СНК СССР А.И. Рыкова в вопросе расширения БССР. В-третьих, этот вопрос впервые официально был поставлен в ЦК ВКП(б) перед В. Молотовым и С. Косиором [7. д.98. л. 18].

Гомельское руководство было встревожено доходившими до них слухами об активной работе белорусских представителей в Москве во по вопросу расширения республики. 24 июля прошло закрытое заседание Бюро Гомельского губкома ВКП(б) с вопросом «О присоединении Гомельской губернии к Белоруссии». В постановлении было зафиксировано отрицательное отношение к белорусской инициативе: «Бюро не видит достаточных и веских оснований для присоединения к Белоруссии, т.к. промышленность губернии в очень малой степени связана с БССР и экономически губерния тяготеет больше к РСФСР», а по национальному признаку только «может стоять вопрос о присоединении к Белоруссии некоторой части Речицкого и Гомельского уездов». Некоторые территориальные изменения губернии Бюро допускало лишь в контексте завершения оформления Западной области и внутриобластного районирования. В связи со всеми этими моментами Бюро обратилось с просьбой в ЦК ВКП(б) «дать указание ЦК Белоруссии этого вопроса до проведения общего районирования Западного района больше не поднимать» [10, д.2095. л.156]. Т.о. гомельское руководство отказалось от своего прежнего утверждения о тесной экономической связи губернии с БССР и заняло прямо противоположную позицию, заявляя об экономическом тяготении губернии к России.

12 сентября 1926 г. в Гомеле состоялось закрытое заседание Пленума Гомельского губкома с повесткой дня «О присоединении Гомельской губернии к БССР» [10, д.2092. л. 158-174] Еще раньше, 24 августа 1926 г. под грифим «Срочно. Совершенно секретно. Лично» секретарям укомов партии Гомельской губернии было направлено предложение «в самый кратчайший срок на заседании Бюро У кома» обсудить решение Гомельского Губкома и Докладную записку Губкома по вопросу о присоединении губернии к БССР. В Докладной записке содержалась аргументация против вхождения губернии как целиком ( «т.к. это влекло бы за собой включение инонационального элемента в значительных размерах в состав национальной республики») так и двух ее уездов («… таким расчленением совершили бы искусственную, пока недостаточно обоснованную ломку вполне оправдавшего себя хозяйственного целого»), В записке утверждалось, что «наиболее целесообразным решением вопроса … является оставление губернии в ее нынешних границах в составе РСФСР впредь до разрешения общего вопроса о районировании Западной части Союза”» С докладом выступил секретарь губкома Заславский. В прениях выступило 19 человек, но только 2 открыто поддержали предложения БССР о вхождении губернии целиком. Основным моментом в выступлениях противников присоединения губернии к БССР была идея дождаться «общего экономического районирования» (т.е. формирования Западной области), т.к. всем было ясно, что включение Гомельской губернии в состав Западной области фактически будет означать неудачу белорусского проекта…

Пленум подтвердил решение закрытого заседания Бюро губкома от 24 июля 1926 г. и поручил «представителям Губкома отстаивать означенные решения на заседании ПБ ЦК ВКП(б)». В постановлении также было зафиксировано категорическое неприятие присоединения Гомельского и Речицкого уездов к БССР [10, Д,2092. л. 174].

В декабре 1926 г. к БССР были присоединены Гомельский и Речицкий уезды Гомельской губернии, а сама губерния ликвидировалась. Это еще более укрепило позиции Белоруссии в ее противостоянии Смоленску, по-прежнему стремившегося включить в состав Западной области соседнюю республику. Только в 1928-1929 гг., когда экономическое районирование охватило весь СССР, госплановский проект окончательно признал возможность разделить Западный экономический район по национально-политическим мотивам на Белоруссию и Западную область как особые экономические единицы I пятилетнего плана

Западная область была создана постановлением ВЦИК РСФСР от 14 января 1929 г. в составе Смоленской, Брянской, части Калужской и Тверской губерний, Великолуцкого округа Ленинградской области. Всего же в результате экономического районирования РСФСР была поделена на 13 экономических областей, 7 союзных республик – БССР, УССР, Турк. ССР, Узб. ССР, Груз. ССР, Аз. ССР, Арм. ССР и Каз. АССР – образовали отдельные экономические области [2, с.315,319].

Однако, по сути, в экономическом плане это районирование уже не соответствовало времени – сталинский «великий перелом» требовал не системы относительно самостоятельных крупных экономических единиц (что соответствовало более условиям НЭПа), а жесткой централизованной командной экономики. С 1930 г. начинается разукрупнение госплановских экономических областей. Административные функции, руководство местным хозяйством и сельским хозяйством перешло в руки разукрупненных областей, а функции крупных госплановских регионов постепенно переходили в руки отраслевых ведомств, которые стали руководить крупными промышленными предприятиями общественного значения из центра безотносительно того, где они находились. Сверхцентрализация управления ударила по системе госплановского экономического районирования, привела к замене крупных областей меньшими, приближавшимися по своим масштабам к прежним губерниям. При этом если госплановские области представляли собой экономико-административный организм, то возникшие в 30-е годы области – прежде всего административно­-политические единицы.

  1. Алампиев П.М. Экономическое районирование СССР. – М., Госполитиздат, 1959. – С.74-75.
  2. Вопросы экономического районирования. Сборник материалов и статей. (1917-1929 гг.). – М.,Госполитиздат, 1957.
  3. Краткий отчет Госплана. М., 1924.
  4. Государственный архив Гомельской области. Ф.24. Оп.1.
  5. Национальный архив Республики Беларусь. Ф.4. 1
  6. Национальный архив Республики Беларусь. Ф.34. 1
  7. Национальный архив Республики Беларусь. Ф.4. Оп.21.
  8. Государственный архив общественных объединений Гомельской области. Ф.904. Оп.1.
  9. Национальный архив Республики Беларусь. Ф.4. Оп.З
  10. Государственный архив общественных объединений Гомельской области. Ф.1. Оп.1.

Автор: С.А. Елизаров
Источник: Беларусь і суседзі: гістарычныя шляхі, узаемадзеянне і ўзаемаўплывы : матэрыялы Міжнар. навук. канф, 28-29 верас. 2006 г. / Гомел. дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны, Гіст. фак. ; рэдкал.: Р.Р. Лазько (гал. рэд.) [і інш.] Ст. 177-184.