Гомельская директория: из истории присоединения Речицкого, Мозырского, Гомельского уездов к Украине в 1918 году

0
282
Украинская директория и её история в Гомеле

Она просуществовала около месяца на рубеже 1918–1919 годов.

В декабре1917 года была провозглашена Украинская Народная Республика, которая сразу предъявила претензии на белорусское Полесье. Ее интересовали стратегические возможности Полесских железных дорог (особенно Брест – Гомель), а также деревообрабатывающее производство, представлявшее для нее безусловную ценность при дефиците собственных лесных ресурсов. 2 января (9 февраля) 1918 года на мирных переговорах в Бресте Украина добилась передачи ей Полесья, подписав специальный договор со странами германского блока. Однако 18 февраля переговоры в Бресте были сорваны, началось фронтальное наступление немецких войск на восток. 1 марта красноармейские отряды и большевистский Совет покинули Гомель. В тот жедень его заняли части 41-го резервного корпуса немецкой армии. В конце марта произошла официальная передача Украинской Народной Республике Мозырского, Речицкого и Гомельского уездов. Смена «государственной прописки» была воспринята гомельчанами негативно. Городская дума высказала официальный протест против присоединения к Украине и назначения комиссара Центральной Рады, однако он остался без реагирования.

За периоднахождения в составе Украины присоединенные белорусские территории успели побывать в нескольких административных образованиях. Сначала это была Дреговичская земля с центром в Мозыре, затем Полесская губерния, из которой был изъят и передан в Черниговскую Гомельский уезд. В присоединенные уезды были назначены комиссары, из местных сформирована «державная варта», приняты решения об украинизации школы и учреждений. Правда реальная интеграция в Украинскую государственность ощущалась слабо. Власть в Гомеле в тот период представляла собой «много­слойный пирог», в котором украинс­кая составляющая не доминировала. Реальные полномочия принадлежали оккупационным структурам, которые взяли на себя жандармские и хозяйс­твенно-мобилизационные функции. Органом гражданской жизни немец­кие власти оставили Гомельскую го­родскую думу и земские управы.

Осенью 1918 года Советская Рос­сия аннулировала Брестский мир и на­чала подготовку к очищению Украины и Беларуси от немецких и националь­ных сил. Украинский фактор приобрел для демократических сил Гомеля роль реального союзника в борьбе за ан­тибольшевистскую альтернативу. Он усилился после того, как 14 декабря 1918 г. на место правоконсервативного режима гетмана П. Скоропадского к власти в Киеве пришла созданная со­циалистами Директория. Гомельское самоуправление попробовало укре­пить свои позиции связями с Киевом, а также немецкими оккупационными структурами в лице солдатского сове­та 41-го корпуса.

16 декабря городская рабочая кон­ференция, созванная социалистичес­кими партиями, постановила создать Гомельскую Директорию на многопар­тийной основе. В ее состав вошли 10 человек, а ее руководство возглавили представители Гомельского комитета меньшевиков (Р. Повецкий), социал-демократического комитета Бунда (А. Браун), организации социал-сио­нистов (М. Каган).

Новый орган объявил себя времен­ной властью до «полного восстанов­ления демократического народовлас­тия», провозгласил «восстановление порядка и преданность интересам «рабочего класса и демократии». Поддержку Директории высказал солдатский совет 41-го германского корпуса, взяв на себя обязанность по охране общественного порядка.

Однако расстановка внутригород­ских и внешних политических сил определила обреченность Директории уже с момента ее появления. В ночь накануне ее создания — 17 декабря — в Мозыре состоялись переговоры представителей 41-го немецкого кор­пуса и советской делегации во главе с уполномоченным Совнаркома РСФСР Д. Мануильским о сроках эвакуации германских войск по железной дороге Гомель — Пинск. По достигнутой договоренности Калинковичи и Мозырь освобождались уже 17 декабря, а Гомель — 20. Однако для обеспечения условий полного вывода немецких формирований попытки насильствен­ного захвата власти со стороны любых политических сил запрещались.

Большевистские и некоторые другие левые силы Гомеля 18 дека­бря восстановили новый состав рев­кома. Первым же его решением было добиваться власти всеми методами, включая вооруженные. В этот же день советская делегация встретилась с новообразованным ревкомом. Было решено ввести в Гомель части Красной Армии, передать власть ревкому, а го­род и уезд присоединить к РСФСР.

Для сохранения стабильности и порядка в городе приказом Директо­рии все служащие государственных и городских учреждений были обязаны оставаться на рабочих местах и вы­полнять служебные обязанности.

3 января 1919 года, когда шла организованная ревкомом забастовка железнодорожников и максимально выросла большевистская опасность, Директория приняла меры по введе­нию в городе некоего подобия комендантского режима.

Характерно, что, дистанцируясь от Киева, Директория высказала стремление сохранить единое финансово-торговое пространство с Украиной. Нестабильность политической ситу­ации отразилась на конъюнктуре гомельского рынка: украинские деньги, которые использовались в городе вместе с другой валютой, стали те­рять популярность. Началась спеку­ляция «твердой валютой» — немецки­ми марками и российскими рублями. Специальный приказ Директории по­требовал сохранения равноценности украинских денег и ввел ответствен­ность за отказ от их приема.

Такие же строгие меры, вплоть до судебной ответственности, были предусмотрены в отношении виновных в самочинном повышении цен на продукты. Запрещался вывоз продуктов за границы города, на дорогах были расставлены специальные охрани­тельные отряды, которые реквизиро­вали задержанные товары, а их вла­дельцев должны были отдавать под суд. В то же время ввоз продуктов не предусматривал никаких ограниче­ний.

В ряду экономических мер Дирек­тории одной из самых радикальных была попытка создания собственного бюджета для «обеспечения городских учреждений средствами, на неотлож­ные нужды борьбы с нарастающей преступностью, в целях охраны на­селения города». Источником сбора средств был чрезвычайный принуди­тельный налог в размере трех милли­онов рублей, который распределялся по «классовому признаку» — на «иму­щие классы города Гомеля». Тех, кто не подчинялся, ждало «лишение пра­ва свободного перемещения», арест и продажа имущества, а принадле­жавшие им предприятия торговли и производства закрывались.

Тем временем ревком не прекра­щал попыток возвращения власти. 24 декабря он предъявил Немецкому совету ультиматум о ее передаче. По­лучив в ответ только подтверждение полномочий Директории, ревком при поддержке Могилевского губкома РКП(б) и командования Западного фронта организовал с 26 декабря общегородскую забастовку, которая парализовала железнодорожный узел и работу предприятий.

Забастовка вынудила Немецкий совет пойти на переговоры с ревко­мом, которые закончились дости­жением компромисса: немцы взяли обязательство оставить Гомель в де­сятидневный срок и не мешать подго­товке к введению в городе Советской власти, ревком же со своей стороны обещал прекратить забастовку. Эта договоренность стала приговором для Гомельской городской Директо­рии. Она приняла решение о добро­вольной передаче власти. 14 января последние немецкие части сдали го­род Красной Армии. Через 2 месяца его ждало новое испытание — Стрекопытовский мятеж.

Автор: Валентина Лебедева
Источник:
 Гомельская праўда. — 2010. — 22 крас. — С. 5.