Гомельчане в Сирии. Война Судного дня

0
206
Советский танк Т-62 сирийских войск на Голанских высотах. Война Судного дня
Сирийский Т-62 на Голанских высотах во время Войны Судного дня

15 февраля в Беларуси, как и во всех странах постсоветского пространства, отмечался День памяти воинов-интернационалистов. В рамках проекта «Живая история» мы уже писали об участии наших земляков в боевых действиях за пределами СССР, которых, помимо общеизвестной войны в Афганистане, было более чем достаточно на всех континентах планеты…

Загранкомандировка

Сегодня новостные блоки редко обходятся без сообщений о событиях в Сирии, где уже второй год звучит стрельба, гремят разрывы и гибнут люди. И конца этому не видно…

Впрочем,  кровопролитные конфликты не впервые приходят извне на эту древнюю землю. Однако раньше их удавалось быстро локализовать и остановить, причем во многом благодаря помощи Советского Союза, посылавшего туда военных специалистов и советников. В числе тех советских «сирийцев» был и гомельчанин Алексей Тарасов.

…Февраль 1973 года, Закавказский военный округ. В полк истребительной авиации, в котором служил капитан Тарасов, поступила секретная разнарядка – подобрать специалиста для выполнения спецзадания в одной из стран Ближнего Востока. Выбор командования остановился на начальнике службы аварийного покидания самолета Тарасове.

Впрочем, всем кандидатам еще предстояло пройти многоуровневый отбор – сначала их утвердили на Военном Совете воздушной армии, затем в штабе ВВС СССР, окончательное же решение принималось в Генеральном штабе. Отобранных офицеров вызывали на комиссию генштабистов по одному. Алексей Гаврилович вспоминает – когда зашел туда, в глазах зарябило от генеральских и маршальских звезд на погонах. Вернулся в часть с распоряжением – ждать приказа. И вскоре он пришел – после краткого курса обучения и ознакомления с обычаями страны командирования, 26 февраля 1973 года Алексей Тарасов вылетел в столицу Сирийской Арабской Республики – Дамаск.

В то время Сирия, как и СССР, строила социализм. По мнению руководившей этим процессом Партии Арабского социалистического Возрождения(БААС), этот социализм должен был быть с «арабским лицом», то есть с учетом национальных и религиозных традиций и обычаев сирийцев. Правда, уже изначально все попытки прогрессивного развития и модернизации в этой бывшей турецкой, а потом – французской колонии могли быть похоронены в хаосе религиозных и национальных разборок. Ведь междуусобные конфликты здесь всегда искусно подогревались извне – византийцами, крестоносцами, Османской империей, а затем и западными империалистами. Но помощь СССР в развитии как сирийской экономики, так и армии, стала серьезным сдерживающим фактором.  Причем взаимным – если мощь Советской Армии была стратегическим щитом для Сирии, Египта, Ирака, Вьетнама и других молодых независимых государств, то они, в свою очередь, служили нашими передовыми форпостами. И все агрессивные происки врагов вязли в то время еще на дальних подступах к нашей стране…

В Дамаске всё спокойно

В Сирии прибывшего специалиста встретил наш главный советник генерал-лейтенант танковых войск Макаров и генерал-майор авиации Вагин. Авиационных инженеров здесь курировал полковник Сергей Муха. С арабской стороны с советскими военными работал генерал Шарабати и другие сирийские высшие офицеры.
Алексея Тарасова прикрепили к части истребительной авиации, базировавшейся на аэродроме Дмеир в 50 км от Дамаска. Однако поскольку он был здесь единственным специалистом по катапультированию, приходилось посещать и другие авиабазы – Сигал, Насри, Халхле, Хама, Палермо. Все советские специалисты носили форму солдатского состава сирийской армии без знаков различия. Основная задача наших офицеров авиации заключалась в обучении сирийцев эксплуатации советской техники. В Дмеире это были реактивные истребители МиГ-21. За Тарасовым закрепили группу сирийских летчиков, с которыми он проводил занятия, учил их, как правильно покидать самолет в экстренном случае. Во время этого обучения обычно веселые и беспечные арабы были весьма сосредоточены – ведь от правильно усвоенных уроков зависела их жизнь. Как показала последующая практика, сирийцы покидали самолеты без особых колебаний, в то время как наши пилоты тянули до последнего, стараясь спасти боевые машины, построенные на общенародные деньги.

Еще во время тренировочных полетов произошел такой случай – один «двадцать первый» МиГ поднялся в воздух почти без горючего – забыли заправить на аэродроме! Летчик катапультировался, но  превратившийся в своеобразный «беспилотник» истребитель… самостоятельно приземлился в пустыне! Аэродинамические и прочие качества советского самолета оказались таковы, что он просто спланировал на теплый песочек, не получив при этом никаких серьезных повреждений. Когда МиГ на трейлере доставили на базу, арабский механик сразу же забрался в кабину и стал щелкать тумблерами. И вскоре Тарасов услышал его радостный крик: «Товарищ Алексей, работает!..» Потерянные во время катапультирования стеклянный фонарь кабины и кресло пилота оказались едва ли не единственной потерей при такой оригинальной посадке «на автопилоте».

Контракт у Тарасова истекал через шесть месяцев, но сирийское командование ходатайствовало о продлении службы «товарища Алексея» еще на полгода. Советских людей здесь ценили как первоклассных специалистов и приветствовали, как лучших друзей. К примеру, они безбоязненно ходили на рынок Сук-Хамадия, под сенью крыши которого можно было найти спасение от изнуряющей жары. И в запутанных лабиринтах его крытых улочек никогда не случалось  эксцессов, «сталкиваться» приходилось лишь с искренним и повсеместным дружелюбием местного населения по отношению к «русским»…

Болты они клали на пробоины

Но во внешней политике до спокойствия было далеко. В сентябре 1973 года с новой силой вспыхнул застарелый конфликт между Израилем и арабскими странами…

Израильская авиагруппа, зайдя со стороны Средиземного моря, вторглась в воздушное пространство Сирии. Ставка при этом делалась на внезапность нападения и еще на то, что по данным израильской разведки(считающейся одной из лучших в мире), в тот день на  аэродромах в Алеппо и Хаме должны были дежурить только молодые пилоты. Но к удивлению израильтян «зеленые» сирийские летчики, обученные советскими наставниками, отнюдь не растерялись. И достойно встретили израильских асов, или как их называла советская пресса, «ястребов из Тель-Авива», отважно вступив в воздушный бой…

В небе закрутилась огненная «карусель», горели и падали как израильские, так и сирийские машины. У пилотов ЦАХАЛа уже кончалось топливо, а сопротивление сирийцев так и не было сломлено. Арабская сторона записала победу в том воздушном бою на свой счет. Более того, сирийское руководство намеревалось закрепить успех на земле. Египет решил вернуть захваченный Синайский полуостров, а Сирия – стратегические Голанские высоты.
6 октября 1973 года началась очередная арабо-израильская война, по дате в иудейском календаре получившая название «вой-ны Судного дня».

Алексей Тарасов вспоминает, что после того, как артобстрел с сирийской стороны в 14.00 был подкреплен авиационным ударом, от взрывов в районе Голанских высот земля сотрясалась даже вблизи  Дамаска. 9 октября израильтяне ответили авианалетом на сирийскую столицу. С крыши одного из высотных зданий капитан Тарасов смог хорошо рассмотреть израильский «Фантом», увидев даже входные устройства на его корпусе. Потом от него отделилось пять бомб, устремившихся к штабу сирийских вооруженных сил…

По воспоминаниям гомельчанина, самыми страшными были бомбардировки с применением шариковых бомб. Каждый контейнер нес 640 таких «игрушек» американского производства, а в каждой из бомб находилась смертоносная начинка, состоящая из 320 стальных шариков. Израильские самолеты появлялись, как правило, внезапно из-за гор на высоте в 400-600 метров и обрушивали на аэродром огневой и бомбовый удар. Спасаясь, приходилось прыгать, куда придется – для этого повсюду заранее рыли земляные «щели».

Часть бомб разрывалась еще в воздухе, обрушивая сверху смертоносный дождь. Другие же, упав, могли пролежать в земле по 16-18 часов и лишь потом неожиданно взорваться. Разлетающиеся во все стороны шарики из закаленной стали прошивали не только не успевших спрятаться людей, но и авиационную технику. Одно маленькое отверстие диаметром около трех миллиметров в остеклении кабины – и дорогостоящий истребитель уже выведен из строя. Возможно, в ВВС США такой самолет сразу бы отправили на капитальный ремонт. Однако советских людей жизнь приучила искать выход из сложных ситуаций с помощью  подручных средств.   Алексей Тарасов с другими нашими специалистами выточили болты чуть больше калибра поражающих элементов шариковых бомб и ими закрыли пробоины. Сверху поставили шайбу диаметром 10-12 мм и залили все это клеем марки «88». Проверили герметичность в полете – все нормально. Отремонтированные таким образом МиГи не только летали, но и успешно участвовали в воздушных боях. А один сирийский пилот на таком «запломбированном» истребителе сумел сбить сразу 2 израильских самолета.

На пороге третьей мировой

Немалые проблемы израильской авиации доставляли и наши зенитно-ракетные комплексы «Квадрат». Они были установлены в Сирии еще весной-летом и с начала военных действий поразили не одну воздушную цель. Поскольку новых систем для поставок на Ближний Восток не хватало, на помощь арабским союзникам стали собирать и те ЗРК, которые уже заступили на боевое дежурство в самом СССР. Алексей Гаврилович вспоминает – в Сирии почти всегда безоблачное небо, таковы уж особенности теплого средиземноморского климата. Поэтому сближение ракеты с целью видно очень хорошо, кажется, что даже слышно, как после попадания трещит обшивка разваливающегося фюзеляжа…

Самым массовым средством ПВО при защите аэродромов были советские зенитные установки «Шилка». Каждая из них имела 4 ствола калибра 23 мм, а авиабазу в Дмеире прикрывало 8 батарей таких установок, названных в честь притока далекого Амура. Но метали они далеко не «амурные» стрелы…

Когда «Шилки» начинали работать по цели, выражение «море огня» из литературного оборота превращалось в физически точную характеристику – разрывы зенитных снарядов стояли в воздухе сплошной стеной. Дело в том, что выпущенный из «Шилки» боеприпас даже если не достигал цели, то уходил на высоту и там самоподрывался.

13 октября пилоты «Хель Хаавир» ВВС Израиля предприняли решающую атаку с целью полного подавления сирийских ПВО и завоевания господства в воздухе. Но «Квадрат» и «Шилки» поработали отлично – по первым арабским данным, был сбит 101 израильский самолет, по данным советских советников – 92. После этого интенсивность израильских налетов значительно снизилась. По словам Алексея Тарасова, сирийцы при каждой встрече выражали бурный восторг «русским» – советских специалистов подхватывали и качали на руках, угощали, чем могли. «Сарух, кир коэс» – говорили  благодарные арабы. В переводе это означает, что советские «ракеты – очень хороши».

Лишь позже стало известно, что та война Судного дня едва не превратилась в «Судный день» для всего человечества – в третью мировую. В октябре 73-го  премьер-министр Израиля Голда Меир в отчаянии отдала приказ привесить ядерные бомбы к самолетам эскадрильи особого назначения…

«Фантазии»

В отличие от египетского участка, на сирийском фронте Израилю не удалось добиться перевеса. В сражении за Эль-Кунейтру, названном «сирийским Сталинградом», израильтяне так и не достигли успеха. По итогам Октябрьской войны Голде Меир и министру обороны Израиля Моше Даяну пришлось уйти в отставку…

Сегодня Алексей Тарасов не может без боли в сердце смотреть репортажи о происходящем на многострадальной сирийской земле. Враждебным силам извне, религиозным фанатикам и мракобесам удалось все же разжечь пожар войны внутри самой Сирии. В те же времена между сирийцами различных вероисповеданий и национальностей, между мусульманами и православными, суннитами и алавитами, арабами и представителями других народов Сирии не было никакой вражды. В части, к которой был прикомандирован гомельчанин, служили и мусульмане, и христиане. Все были вольны молиться по своему обычаю, или не молиться вовсе. Подсоветный Тарасова по имени Назим дважды был на учебе в военных училищах СССР и не соблюдал никаких религиозных ритуалов вообще. Но все жили дружно, а в свободное время любили и отдохнуть. Причем свои праздники сирийцы называли «фантазия».

– Товарищ Алексей, – подходили к военному специалисту сирийские коллеги. – Сегодня у нас фантазия – христианская Пасха.

И тогда и сирийские православные, и мусульмане вместе отмечали Воскресение Христово. А в следующую «фантазию» таким же образом праздновали Рамадан. В общем, никакой вражды между людьми  не было и, возможно, благодаря именно этой сплоченности сирийцам удалось достойно пережить тот военный конфликт.

Но посеять ядовитые семена межнациональной и религиозной розни нетрудно. Обильно удобренные ложью пропаганды, они быстро дают горькие всходы. Так, в угаре приватизации и национализма, был разрушен Советский Союз. Сегодня межнациональные конфликты продолжают тлеть в России, а Ирак, Ливия и теперь уже Сирия просто залиты кровью и слезами…

Кто поможет «сирийцу»

Тяжело ли приходилось нашим землякам на чужой войне, вдали от родного дома?Очень нелегко. Но, каким бы странным это кому-то сейчас ни казалось, гордость за свою страну, за звание советского человека, на которого смотрели с надеждой и уважением люди в Сирии и Вьетнаме, в Анголе и на Кубе, придавало им силы даже под огнем и ковровыми бомбардировками. И это не пустой пафос, а – исторический факт…

В феврале 1974 года Алексей Тарасов, по истечению контракта, вернулся на родину. Службу продолжил в своей же части в Закавказье, потом военная жизнь еще немало побросала его по разным гарнизонам. Уже в Союзе ему вручили сирийский орден «6-го Октября», которым его наградил президент САР Хафез Асад.

С 1975 года Алексей Гаврилович служил в Группе советских войск в Германии. На аэродром в Альтес-Лагере, где он также тогда бывал, с другими мальчишками прибегал в то время и автор этой статьи – посмотреть, как взлетают наши серебристые МиГи…

Уже будучи подполковником запаса, Алексей Тарасов работал до преклонного возраста. Но время, проведенное на войне, дало о себе знать. Открылась тяжелая болезнь, в результате которой ампутировали ногу. В 2002-м году умерла жена, и он остался один. Поэтому помощь, которую мы можем сегодня оказать людям, честно исполнившим воинскую присягу, данную стране, которой больше нет, никогда не будет лишней. Не только в праздники, но и каждый день…

Автор: Юрий Глушаков