Гомель в годы Великой Отечественной войны

0
1091
Гомель в годы войны

22 июня 1941 г. фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная вой­на, о которой жители Гомеля узнали в 12 часов этого же дня, когда по радио выступил нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов Уже 23 июня 1941 г. в Гомеле началась мобилизация мужчин при­зывного возраста. Тысячи жителей города изъявили желание стать добровольцами. Была организована борьба с вражескими диверсан­тами и парашютистами, а также охрана важных объектов: мостов, предприятий, железной дороги, линии связи, телеграфных и теле­фонных станций. Необходимо было организовать круглосуточное наблюдение, чтобы не пропустить диверсантов на жизненно важные объекты. Требовалось в короткие сроки организовать боеспособные группы, предназначенные для уничтожения диверсантов. Уже с 23 июня предприятия Гомеля начали переходить на выпуск военной продукции. Станкостроительный завод им. Кирова изготавливал ми­нометы, «Гомсельмаш» — мины, «Двигатель революции» — гранаты Кондитерская фабрика «Спартак» освоила выпуск горючей смеси предназначенной для борьбы с вражеской бронетехникой. Эта смесь разливалась в бутылки на ликероводочном заводе. Спички специ­ального типа выпускались на фанерно-спичечном комбинате. Швей­ные фабрики и мастерские города перешли на пошив военного обмундирования. Были готовы к выпуску противотанковых мин коллек­тивы лесокомбината и спичечной фабрики «Везувий».

На многих предприятиях формировались бригады для ремонта танков, пушек, тракторов и автомобилей. Создавались передвижные базы по ремонту военной техники. 30 таких мастерских передвижно­го типа создали гомельские железнодорожники. Коллектив паровоз­ного депо переоборудовал под бронепоезд два паровоза с плат­формами.

С первых дней войны вражеская авиация начала осуществлять налеты на Гомель. Бомбили в основном промышленные предпри­ятия. В районах города начали формироваться истребительные ба­тальоны, в первую очередь из представителей партийного, советско­го и комсомольского активов. Батальоны формировались по рай­онам. Райкомы партии подбирали и назначали командный состав, устанавливали предприятия, где создавались взводы и роты. На ми­тингах и собраниях проводилась запись граждан, которые высказы­вали желание стать бойцами народного ополчения.

Уже на третий день войны истребительный батальон был создан в Новобелицком районе на базе военно-учебного пункта. В истреби­тельный батальон Центрального района Гомеля входило 500 бой­цов. В нем было 3 роты и пулеметный взвод. Был сформирован ис­требительный батальон и при Железнодорожном райкоме партии. Бойцы истребительных батальонов изучали оружие, проводили учебные стрельбы, отдельные группы бойцов готовились стать снайперами. Но прежде всего бойцы этих батальонов взяли под ох­рану важнейшие объекты города. Их главной задачей была борьба с вражескими шпионами и диверсантами, которых они задерживали десятками. Из членов партии был сформирован коммунистический батальон. Из жителей Гомеля и области была целиком сформиро­вана 17-я отдельная дорожно-строительная бригада.

Гомель передал в фонд обороны почти весь свой автотрактор­ный парк, лошадей, фураж, много продуктов питания. Помещение школ, училищ, техникумов, педагогического института были отданы под госпиталь и размещение воинских частей. На предприятиях Го­меля развернулось соревнование по перевыполнению норм выра­ботки и повышению производительности труда. Большинство опыт­ных рабочих с первых дней войны были призваны в армию и на­правлены на фронт. Тысячи жителей города ежедневно работали на возведении оборонительных сооружений. Вокруг города были выко­паны противотанковый ров протяженностью 28 км, траншеи, соору­жены убежища. Те из горожан, кто не мог работать на тяжелых зем­ляных работах, круглосуточно дежурили на крышах домов, чтобы своевременно тушить пожары от бомб, сбрасываемых немецкой авиацией.

Молодежь города взяла шефство над военным госпиталем. На ускоренных курсах было подготовлено свыше 300 санитаров и ме­дицинских сестер. Юноши обучались подрывному делу на курсах спецшкол, одна из которых действовала около д. Чёнки.

Жители Гомеля приняли активное участие в сборе средств для фонда обороны. Только в начале войны гомельчане внесли свыше 250 тыс. руб., около 3 кг золота, 18 тонн цветных металлов.

К началу июля фронт приблизился к Гомельщине. 4 июля тан­ковые соединения вермахта ворвались в Жлобин и Рогачев. Го­мельское направление перекрывали 21-я и 13-я армии. Войска За­падного фронта получили приказ Ставки Верховного Главнокоман­дования всеми силами оборонять Гомельский укрепленный район. В Гомель прибыл маршал Советского Союза С. Буденный. Сюда же переехали ЦК КП(б)Б, Совет Народных Комиссаров республики и ЦК ЛКСМБ. Из состава Западного фронта был выделен Центральный фронт. Командующим Центральным фронтом был назначен гене­рал-полковник Ф. Кузнецов. Штаб фронта находился в Гомеле. С конца июля в новобелицких лесах началось комплектование 132-й стрелковой дивизии. Бойцами дивизии стали сотни жителей Гомеля и Ново-Белицы.

В Гомель прибыл особый коммунистический отряд, а также из чис­ла комсомольцев города был создан отряд, который насчитывал 250 бойцов. Этот отряд перешел линию фронта и на территории Полес­ской области соединился с партизанским отрядом.

На базе истребительных батальонов города был создан Гомель­ский полк народного ополчения. Командиром полка был назначен Ф. Уткин. Полк имел 3 стрелковых батальона, комендантский и хо­зяйственный взводы, взвод связи. Полк народного ополчения нахо­дился в резерве 21-й армии. Имел на вооружении винтовки, не­сколько ручных и станковых пулеметов. Бойцы полка несли службу по охране учреждений и важнейших объектов города, принимали участие в тушении пожаров, которые возникали при налетах фаши­стской авиации, и т. д.

В начале августа в Г омеле началось эвакуация на восток обору­дования промышленных предприятий и материальных ценностей. За короткий срок на Урал и в Поволжье из Гомеля было отправлено оборудование 42 промышленных предприятий. Только для эвакуа­ции станков и материалов завода «Гомсельмаш», станкостроитель­ного завода им. Кирова и паровозовагонного понадобилось более 2,5 тыс. вагонов.

В начале августа немецкое командование перебросило в район Гомеля части 2-й армии, а из района Смоленска — 2-ю танковую группу. Всего под Гомелем было сконцентрировано 25 вражеских дивизий. Утром 12 августа, после артиллерийской и авиационной подготовки, фашистские войска перешли в наступление. 13 августа на подступах к Гомелю сложилось исключительно тяжелое положе­ние. Немцы прорвались к станции Уза, поселку Уваровичи, деревне Покалюбичи, захватили деревню Семеновичи. В ночь на 14 августа вражеская авиация осуществила массированный удар по Гомелю. Бомбардировка продолжалась 3 часа. День 14 августа стал для за­щитников Гомеля исключительно напряженным. Немецкие войска захватили Чечерск, форсировали Днепр около Стрешина и захвати­ли железнодорожную станцию Буда-Кошелево.

Было принято решение оказать помощь 21-й армии и 63-му стрелковому полку. На оборону Гомеля выделялись 2 стрелковые дивизии, 10 стрелковых рот, артиллерийские батальоны и несколько пулеметных взводов. Но этого было недостаточно. Вражеское коль­цо сжималось. 1-й и 2-й батальоны Гомельского полка народного ополчения занимали оборону в районе деревни Мильча, 3-й баталь­он — на участке от устья реки Ипуть до деревни Севрюки. 15 августа 1-й батальон получил приказ оборонять рубежи — станцию Уза, де­ревню Руденец, 2-й батальон — деревню Свислочь, станцию Уза.

Гомельский полк народного ополчения поддерживали отдельные истребительные армейские противотанковые батареи, корпусная артиллерийская группа, бронепоезд и отдельные артиллерийские дивизионы.

Гомельский рубеж обороны представлял собой изломанную дугу до 40 км, которая упиралась в д. Красное и Покалюбичи. В эту «под­кову» командование фронта подтягивало все уцелевшие части. Чрезвычайно тяжелый участок обороны получили бойцы Отдельного коммунистического отряда подполковника В. Маневича. Они оборо­няли Красное, Урицкое, Семеновку, Костюковку, Лопатино. Сюда на­правлялись все части и подразделения, которые сохраняли свою боеспособность. Фактически до 18 августа войска Центрального фронта защищали Гомель, вели бои на всех направлениях. 18 авгу­ста наиболее кровопролитными были бои в 15 км на север от горо­да. 19 августа в результате массированного штурма фашисты про­рвались на окраины Гомеля. До 21 часа большая часть города была захвачена врагом. В 23.00 по приказу командования начался отвод советских войск на левый берег Сожа. Последними правобережье покинули 636-й стрелковый полк, 160-я стрелковая дивизия и от­дельная артиллерийская батарея ст. лейтенанта А. Свердлова. По­сле переправы мосты были взорваны.

Взять с ходу Ново-Белицу гитлеровцам не удалось. Они пробо­вали наладить переправу, но этим намерениям мешала отдельная батарея А. Свердлова.

По приказу командования бойцы и командиры разных частей объединились в сводный полк 219-й моторизованной дивизии. В не­го вошли и гомельские ополченцы. 23 августа фашистские автомат­чики переправились через Сож на юг от Ново-Белицы, а к её центру прорвалось несколько вражеских танков со стороны Добруша.

50-дневная борьба на Гомельском направлении, в том числе 12дневные оборонительные бои за Гомель, имели важное значение Гитлеровское командование оттянуло к Гомелю со Смоленского на­правления значительную часть своих сил, и этим самым было ос­лаблено наступление на Москву.

После взятия Гомеля в нем, как и на остальной территории Бе­ларуси, немецко-фашистские захватчики установили оккупационной режим. Он представлял собой систему политических и военных ме­роприятий, направленных на ликвидацию общественного и государ­ственного строя СССР, эксплуатацию национального богатства и ресурсов страны, планомерное уничтожение населения. Сущность режима была разработана гитлеровцами заранее и составляла часть известного плана «Барбаросса».

Гомель был включен в так называемую «зону армейского тыла» группы армии «Центр». Власть целиком принадлежала командова­нию 221-й охранной дивизии, армейским частям, военно-полевым и местным комендатурам. Гомельская военно-полевая комендатура расположилась в доме № 14 на ул. Пролетарской. Ей подчинялись все военные, карательные и общественные заведения города.

В «зоне армейского тыла» также действовала оперативная груп­па безопасности и СБ, которая имела название «айзензацгруппа Б». Перед ней была поставлена конкретная задача: уничтожать совет­ских людей, в первую очередь партийных и комсомольских работни­ков, беспартийных активистов. Согласно официальным данным, только на протяжении одного месяца, с 15 ноября по 15 декабря 1942 г., «айзензацгруппой Б» были уничтожены свыше 134198 со­ветских граждан, в том числе и жители Гомеля.

Гомель являлся пунктом пересечения важнейших железнодо­рожных магистралей. Охране железнодорожного узла гитлеровское верховное командование придавало важное значение. После окку­пации города в нем постоянно находился гарнизон, в котором было до 3,5 тыс. солдат и офицеров. В Гомеле размещался также штаб 221-й охранной дивизии и многочисленные армейские резервы. Го­род был охвачен густой сетью карательных органов. В доме № 57 на ул. Столярной располагалась СБ (служба безопасности). При ней действовала следственная группа, тюремный корпус и концентраци­онный лагерь. На углу ул. Плеханова и Полевой находилось подраз­деление тайной полевой полиции. В Доме коммуны (проспект Лени­на) функционировал контрразведывательный орган военной развед­ки — обергруппа-315, в доме № 5 на ул. Ветренной — полевая жан­дармерия. В доме № 104 на ул. Советской находилась городская, а в доме № 59 — областная полиции.

Гомель был разбит на шесть полицейских участков. Каждый уча­сток имел около 40 приставов, квартальных и полицейских. Отдель­ная жандармерия и полиция действовали на гомельском железно­дорожном узле. Кроме этого, в городе открылось и вспомогательное местное заведение — городская управа.

Для борьбы с партизанами и подпольщиками было организовано несколько опорных пунктах оккупационной власти в Гомеле и бли­жайших населенных пунктах. Сведения о подпольщиках города по­ступали в отдел военной контрразведки, который имел название «І-Ц» и действовал при штабе 221-й охранной дивизии.

Террор стал в Гомеле повседневным явлением. Это особенно ощутило на себе еврейское население. Осенью 1941 г. оккупанты создали в Гомеле четыре гетто. Они находились на ул. НовоЛюбенская и Быховская, в Ново-Белице и в районе Монастырька Территория каждого была обнесена колючей проволокой и охраня­лась полицейскими. Сюда массово были перевезены около 4 тыс. евреев, в основном старики, женщины и дети, которым категориче­ски запрещалось выходить за пределы зоны ограждения. В начале ноября 1941 г. все узники гомельского гетто были расстреляны.

Сотни жителей города были замучены в гестапо (ул. Полевая, 36). Расстрелы проводились не только во дворе бывших детских садов, помещения которых занимала тайная полиция, но и прямо на ули­цах, на ближайших огородах. До 100 тыс. человек было замучено оккупантами в центральном гомельском лагере военнопленных. Он был создан в сентябре 1941 г. на территории завода «Двигатель ре­волюции» и на месте бывшей дислокации кавалерийской дивизии Красной Армии. Каждый день до двух тысяч узников лагеря посыла­ли работать на железную дорогу и другие объекты.

10 октября 1943 г., в связи с приближением фронта, в городскую больницу были переведены 600 больных и раненых военнопленных Тех, кто были относительно здоровыми, погнали в другие концентра­ционные лагеря, а здания лагеря с частью больных были взорваны.

В Гомеле, Ново-Белице и рабочем поселке Костюковка действо­вал комендантский час. Нахождение на улицах запрещалось в уста­новленное время и строго наказывалось. Людям запрещались по­ездки и хождение без специальных пропусков. Каждый, кто задержи­вался без документа, считался партизаном и расстреливался на месте. Вдоль железной дороги оккупанты создали запретные зоны от 100 до 300 метров. Любое нахождение в них местного населения каралось смертью.

Отличительными чертами оккупационного режима в Гомеле бы­ли не только массовый террор и убийство мирного населения, но и попытки привлечь на свою сторону жителей города. В городе рабо­тал радиоузел, по которому передавались не только распоряжения и приказы оккупантов, но и концерты, которые чередовались с лживы­ми новостями, разговорами о богатой жизни в Германии и т. д. От­крывались магазины, мастерские, работали аптеки. Верующие, за исключением евреев, могли посещать храмы, участвовать в право­славных и католических богослужениях. Дети могли посещать шко­лы. Преподавание осуществлялось на русском языке, но в школах велась антисоветская пропаганда. Жители Гомеля имели возмож­ность выписывать немецкую газету «Новый путь», выходил журнал, работал театр.

Но с приближением фронта к Гомелю снова усилились кровавые расправы и репрессии, городская биржа труда активизировала дея­тельность по вывозу жителей города на принудительные работы в Германию. Непосредственно перед отступлением из Гомеля фаши­сты провели «эвакуацию» населения. Людей собрали на сборный пункт, откуда колоннами их гнали на запад. Только за неделю 1943 г. 299-й саперный батальон 299-й пехотной дивизии уничтожил во время такой «эвакуации» свыше 500 гомельчан.

Но на протяжении всей оккупации Гомеля народ вел активную борьбу с немецко-фашистскими захватчиками. Еще накануне окку­пации секретари партийных районных комитетов города получили распоряжение: после выхода из Гомеля собраться в районе Щекотовской лесной дачи (10-12 км от Ново-Белицы). 20 августа на ме­сто сбора прибыли секретарь горкома партии С. Антонов, первые секретари райкомов партии Гомеля М. Бопховитин и Е. Рамбаев, секретарь горкома комсомола А. Исаченко, заведующий военным отделом горкома партии В. Лисовский, заведующий военным отде­лом Железнодорожного райкома партии А. Нестерович, инструктор этого же райкома А. Зубарев, коммунисты Центрального района Н. Жигальцов, П. Зорин и др. Их встретили секретарь Гомельского обкома партии А. Куцак, первый секретарь горкома партии Е. Бары­кин, директор Гомельского авторемонтного завода И. Федосеенко. 21 августа в район Щекотовской дачи пришли секретари Новобелицкого райкома партии С. Касьянов и В. Юдин. Они привели с собой 14 новобелицких активистов, которые являлись партизанами местного партизанского отряда, создание которого планировалось первоначально для самостоятельной деятельности. Одновременно вместе С НОВО, белицкой группой пришли военнослужащие Красной Армии Ф. Кечко К. Данилин, И. Шаевич и другие, которым не удалось пробиться к своим.

Первыми гомельскими партизанами стали артист драматическо­го театра А. Титов, железнодорожник И. Сусликов, воспитанники детского дома В. Маянц, А. Малашенко, Е. Щербаков и другие. Связ­ными являлись администратор драматического театра А. Левин и инженер Д. Зарх.

Через несколько дней прошло заседание Гомельского подполь­ного горкома партии. Гомельский партизанский отряд получил на­звание «Большевик». Командиром отряда был назначен И. Федосеенко (он принимал участие в гражданской войне и имел опыт парти­занской деятельности). Комиссаром отряда стал секретарь горкома партии С. Антонов. Вначале в гомельский партизанский отряд вхо­дило 37 человек. На вооружении было два ручных пулемета, винтов­ки, пистолеты, один автомат, гранаты и бутылки с горючей смесью. В конце августа боевые группы отряда «Большевик» под командова­нием И. Федосеенко, В. Лисовского, Г. Климовича вышли на первые боевые задания. На Речицком шоссе группа И. Федосеенко подор­вала автомашину с немецкими солдатами. Остальные группы дейст­вовали в районе Черниговского шоссе. Они также сожгли несколько вражеских автомобилей, уничтожили при этом свыше 20 вражеских солдат и офицеров.

В начале сентября взвод В. Лисовского совершил удачные напа­дения на световой авиамаяк, который находился у д. Улуковье Го­мельского района, и уничтожил его вместе с обслуживающим персо­налом. Через несколько дней был разрушен авторемонтный путь возле д. Капинино.

К этому времени оккупанты уже имели точные сведения о ме­стонахождении гомельского партизанского отряда «Большевик», о количестве складов, а также о вооружении. Но руководство отряда было предупреждено о том, что фашисты готовятся к карательной операции по прочесыванию Щекотовской дачи. В связи с этим под­польный горком партии и командование отряда приняли решение покинуть район дачи, около деревни Скиток переправиться на дру­гую сторону р. Сож и разбить временный лагерь в междуречье Сожа и Днепра неподалеку от д. Борщевка (Речицкий район). Здесь отряд продолжал боевую деятельность. В конце сентября был налажен поиск партизан Гомельского сельского района. Первым на след это­го отряда напал А. Исаченко. В лесном массиве между деревнями Цыкуны и Борщевка встретились представители отряда «Больше­вик» и сельского отряда. Было принято решение, что Гомельский сельский отряд под командованием бывшего директора совхоза им. Горького А. Бурого войдет в состав отряда «Большевик». Таким образом, отряд «Большевик» увеличился ещё на 13 человек.

Первой боевой операцией укрупненного отряда стало нападение на немецкий полицейский гарнизон, размещавшийся на территории бывшего совхоза им. Горького. Но местные полицейские успели убежать в д. Михальки, где находился фашистский отряд.

В конце осени 1941 г. Гомельский подпольный горком партии и отряд «Большевик» перешли на территорию Чечерского района, на север Гомельской области. На новое место дислокации пробирались отдельными группами. Без потерь прибыть в район поселка Передо­вик смогла только группа под командованием Е. Барыкина. До мая 1942 г. на территории Чечерского района Гомельской области и Красногорского района Брянской области бойцы гомельского отряда «Большевик» вместе с народными мстителями Чечерщины уничто­жили несколько вражеских опорных пунктов и гарнизонов. Особенно удачным был рейд крупной группы под командованием И. Федосеенки в направлении большого села Нисимковичи. Партизаны неожи­данно для немцев и полицаев въезжали на санях в деревни и с ходу уничтожали там немецко-полицейские участки.

12 мая 1942 г. отряд «Большевик» покинул Чечерщину и напра­вился в район Гомеля. В связи с тем, что партизанский лагерь на территории бывшей Щекотовской дачи был уничтожен оккупантами, отряд был вынужден переправиться на правый берег Сожа и раз­бить лагерь на территории Лоевского района.

Начиная с лета 1942 г., в партизанский отряд «Большевик» на­чали приходить целыми семьями жители Лоевского и Гомельского районов. Отряд значительно вырос и поэтому, форсировав Днепр, разбил новый лагерь на территории Хойникского района. Отсюда боевые группы направились на коммуникации врага между Мозырем и Речицой, на участок железной дороги Василевичи — Хойники.

Отряд «Большевик» вместе с лоевскими и речицкими партиза­нами принял участие в рейде по треугольнику Речеёвка — Новая Борщевка — Козероги (Лоевского района). Во время этой операции врагу были нанесены серьезные потери. Только в Речеёвке парти­заны уничтожили около 30 гитлеровцев и полицаев. Силами двух отрядов — им. Ворошилова (речицкого) и «Большевик» — был унич­тожен сильный вражеский гарнизон в Речицком районе. С целью на­несения врагу постоянных ударов на шоссе, проселочных дорогах и на участке железной дороги Василевичи — Хойники командование отряда «Большевик» сформировало несколько боевых групп. Наи­более успешно действовала группа под руководством В. Юдина. В её состав входило 15 человек. За 2 недели партизаны подорвали и сожгли 7 мостов на железной дороге и много мостов на проселочных дорогах, в десяти местах вывели из строя телефонную связь. На­стоящими мастерами подрывного дела были А. Исаченко, Ф. Котченко, Ф. Кечко, А. Нестерович и другие. Группы подрывников нередко выходили на боевые задания на несколько дней, преодолевая рас­стояния в десятки километров. С сер. 1942 г. боевые группы отряда «Большевик» регулярно наносили удары по железнодорожным ком­муникациям фашистов вокруг гомельского узла.

В кон. октября 1942 г. по приказу ЦК КП(б)Б и Белорусского шта­ба партизанского движения (БШПД) Гомельский подпольный обком партии сформировал Гомельское партизанское соединение. Его ко­мандиром был назначен секретарь подпольного обкома партии И. Кожар, начальником штаба — Е. Барыкин.

В ноябре 1942 г. отряд «Большевик» встретился с украинскими партизанскими соединениями С. Ковпака и А. Сабурова. Вместе с украинскими партизанами бойцы отряда «Большевик» разгромили вражеские гарнизоны в деревнях Рашево и Горишково (Хойницкого района). Сорок бойцов отряда помогли партизанскому соединению А. Сабурова в разгроме гарнизона в Хойниках.

В январе 1943 г. гитлеровцы начали блокаду амельниковских лесов, в которых дислоцировались значительные силы партизан, в том числе и бойцы отряда «Большевик». В этих условиях командо­вание Гомельского партизанского соединения вывело партизан из вражеского окружения и направилось в партизанскую зону в Ок­тябрьский район. После временной передышки Гомельское партизанское соединение в феврале 1943 г. покинуло Октябрьский район и вернулось в свою зону.

С наступлением весны подрывники отряда «Большевик» усили­ли диверсионную деятельность на железной дороге. Группа Ф. Котченко пустила под откос несколько вражеских эшелонов, бронепоезд.

В начале лета 1943 г. в отряд «Большевик» все чаще стали при­ходить люди, которые раньше служили в полиции, в охранных под­разделениях. Они делали все, чтобы вернуть себе доброе имя. Но нередко под видом перебежчиков оккупанты засылали в отряд и своих агентов. Так, в поселке Репище взвод А. Кузумбаева попал в засаду, когда партизаны пришли сюда, чтобы встретить «перебеж­чиков» Борковского и Чеботовичского гарнизонов. Партизаны муже­ственно вступили в бой. Но потери были большими: шестеро погиб­ло, трое были серьезно ранены.

Готовясь к Курской битве, гитлеровцы подтягивали в районы Ор­ла и Белгорода большое количество военной техники и живой силы. Партизаны делали все, чтобы эшелоны не доходили до места на­значения. Практически каждый день подрывники партизанского от­ряда выходили на задание.

Во вт. пол. июня гитлеровцы предприняли попытку уничтожить Гомельское партизанское соединение. Против партизан были бро­шены части эсэсовцев с танками и артиллерией. Карателей поддер­живала и авиация. Но партизаны оказали достойный отпор врагу. В центре оборонительного рубежа соединения находился отряд им. Чапаева, справа от него — Речицкий отряд им. Ворошилова. Левый фланг обороны держали бойцы отряды «Большевик», которые кон­тролировали дорогу в д. Хутор. Партизаны выдержали четыре атаки. Отряд «Большевик» отбил все попытки гитлеровцев пробиться к партизанскому лагерю.

После неудачной попытки врага уничтожить Гомельское парти­занское соединение отряд «Большевик» продолжал активную ди­версионную деятельность. В сентябре командование Гомельского соединения разработало операцию по нанесению массированного удара по железнодорожным коммуникациям врага силами всех от­рядов. Отряд «Большевик» действовал на трех участках между Речицой и Калинковичами. Железная дорога на их участках надолго была выведена из строя.

Если в начале лета 1943 г. отряд «Большевик» насчитывал 300 бойцов, то в сентябре в нем уже было более 1000 человек. 20 ок­тября штаб соединения принял решение на базе отряда «Больше­вик» создать партизанскую бригаду под таким же названием.

10 ноября 1943 г. началась Гомельско-Речицкая наступательная операция Советской Армии. Отступая, гитлеровцы планировали обеспечить свой отход из Гомеля на Речицу, а затем на правом бе­регу Днепра двигаться по маршруту Озерщина — Глыбов — Горваль (Речицкий район). На партизан Гомельского соединения была воз­ложена задача всеми средствами помешать планомерному отходу вражеской части. Партизаны делали на дорогах завалы, выкапывали противотанковые рвы, ликвидировали участки, через которые могли прорваться вражеские танки и другая бронетехника.

На протяжении трех дней гитлеровцы безуспешно пробовали наладить переправу около Горваля. 16 ноября к партизанам пришла помощь со стороны Белорусского фронта — батальон автоматчиков. Партизаны и красноармейцы нанесли по врагу совместный мощный удар. После Горвальской операции бригада «Большевик» вернулись в лагерь к д. Шелковицы. Утром 18 ноября бойцы бригады вместе с ротой 37-й гвардейской стрелковой бригады Белорусского фронта выбили оккупантов из д. Боровик. Это был последний бой бригады. 19 ноября произошло соединение партизан и армейских частей. 25 ноября командование бригады «Большевик» получило приказ, под­писанный И. Кожаром и начальникам штаба Е. Барыкиным, о рас­формировании соединения. Часть бойцов была направлена для по­полнения 37-й стрелковой дивизии, остальные остались в распоря­жении обкома партии.

Таким образом, 27 месяцев боролись во вражеском тылу парти­занские отряды, а затем бригада «Большевик». За это время были уничтожены сотни вражеских солдат и офицеров, взорвано свыше 100 вражеских эшелонов, десятки мостов, склад снарядов и горюче­го и т. д. Партизанам Е. Барыкину, А. Исаченко, Ф. Котченко были присвоены звания Героев Советского Союза, десятки гомельских партизан были отмечены боевыми орденами и медалями.

Активно действовали во время фашистской оккупации и подпольщики г. Гомеля. Обком КП(б)Б оставил в Гомеле для подпольной работы 62 коммуниста городской партийной организации. Были созданы 8 баз оружия, продуктов питания, медикаментов и одежды, подготовлено 7 явочных квартир. Была также организована 21 подпольная группа. 17 разведывательных групп создало областное управление НКВД. Каждая группа включала в себя 3-4 человека. Руководство подполь­ной борьбой осуществлял подпольный горком партии в составе сек­ретарей Е. Барыкина, С. Антонова, членов бюро Е. Рамбаева, И. Федосеенко и А. Исаченко.

Среди тех, кто был оставлен для развертывания патриотической деятельности во вражеском тылу, были инженер фабрики «Попеспечать» Т. Бородин, преподаватель железнодорожного техникума Р. Тимофеенко, работник санитарной службы Гомельского отделения Бело­русской железной дороги Ф. Воронин и работник ремесленного учи­лища речников В. Тесёлкин, братья-железнодорожники В. и М. Суховы и другие.

После захвата гитлеровцами Гомеля многое в ранее созданном подполье изменилось. Некоторые коммунисты, комсомольцы и бес­партийные активисты, которые были оставлены для работы в тылу врага, погибли. Поэтому подпольный горком партии начал налажи­вать связи с новыми надежными людьми, которые по каким-либо причинам остались в городе. Большую роль в объединении партий­ных сил, налаживании связей между подпольщиками Гомеля сыгра­ли коммунисты Т. Бородин и Р. Тимофеенко, которые знали адреса явочных квартир и пароли.

Гомельские подпольщики свою деятельность начали с развер­тывания массово-политической работы среди населения и осущест­вления небольших диверсий. Многие люди в условиях оккупации растерялись, стали терять веру в победу. Необходимо было поднять их веру, моральный дух населения. На этом и была основана вся агитационно-массовая работа гомельских патриотов.

В числе первых наиболее активную деятельность начала группа, которая объединилась вокруг Т. Барыкина. В неё вошли Р. Тимофе­енко, администратор областного театра А. Левин, слесарь фабрики «Полеспечать» Л. Шулькин. По заданию подпольного горкома партии Т. Бородин устроился работать инженером в немецкую типографию и использовал свое положение для антифашистской деятельности — печатания листовок и обращений подпольного горкома партии, которые рассказывали правду о жизни и борьбе народа, призывали к борьбе с оккупантами. Кроме листовок, обращений, в типографии изготавливались печати, пропуска, свидетельства, которые затем передавались надежным людям и военнопленным.

Сестры Бородина устроились прачками в немецкие войска. Вы­носили оттуда медикаменты и перевязочный материал, который за­тем передавали в партизанские отряды.

Члены группы Т. Бородина провели большую работу по спасе­нию советских воинов, которые оказались за колючей проволокой в пересыльном лагере. Рискуя жизнью, они приносили военнопленным еду, листовки, документы, одежду, медикаменты, организовывали побеги. Каждую неделю удавалось освободить из лагеря от 5 до 16 человек, многие из военнопленных, которым удалось бежать, прихо­дили в подпольные группы Гомеля или переправлялись в партизан­ские отряды.

В октябре 1941 г. подпольщики подготовили и осуществили одну из крупных диверсий по взрыву мастерской по ремонту танков, кото­рая находилась в Либовском городке. Следующей операцией под­польной группы был подрыв склада с горючим в Ново-Белице. Про­веденные подрывные акты насторожили фашистов, они укрепили наиболее важные объекты, особенно электростанцию. Сложившиеся обстоятельства заставляли подпольщиков искать новые формы ди­версий. В результате диверсионных действий подпольщиков горели цистерны с горючим, склады с боеприпасами, оккупационные заве­дения. Также подпольщики Гомеля имели связь с партизанским от­рядом «Большевик» и лоевским отрядом «За Родину», в которые часто отправлялись связные. Много сделал для налаживания связей между партизанским отрядом «Большевик» и гомельскими под­польщиками секретарь горкома комсомола А. Исаченко.

С первых дней оккупации в активную борьбу с врагом включи­лась и рабочая группа Гомельского паровозовагоноремонтного за­вода (ПВРЗ). До войны на нем работало около 3 тыс. рабочих, инже­нерно-технических работников и служащих. Большинство из них по­шли на фронт, но и на оккупированной территории осталось немало работников старейшего предприятия Гомеля. Гитлеровцы прилагали немало усилий, чтобы как можно быстрее пустить завод в эксплуа­тацию. Предприятие должно было стать важнейшей базой по ремон­ту вагонов и паровозов на центральном и южном участках фронта.

Ощущая потребность в квалифицированной рабочей силе, гит­леровцы собрали рабочих завода, которые проживали в Гомеле и ближайших населенных пунктах. Но их было недостаточно. Тогда они начали использовать военнопленных, на заводе был установлен режим каторжной работы. Рабочий день продолжался 12-14 часов. На заводе начали создаваться подпольные группы, которые не были связаны одна с другой, они действовали самостоятельно. Наиболее активной являлась группа во главе с Н. Пивоваровым. На заводе регулярно появлялись антифашистские листовки, а также сведения Совинформбюро. Члены группы ломали станки, инструменты, взры­вали поезда.

В начале 1943 г. в Ново-Белице начала действовать подпольная патриотическая группа во главе с бывшим командирам 7-го отдель­ного понтонно-мостового батальона А. Матвеенко. Группа вела разъяснительную работу среди населения, регулярно передавала партизанам информацию о положении в областном центре. К сожа­лению, фашисты напали на их след, но большая часть членов груп­пы в июне 1943 г. успела уйти в партизанский отряд «Большевик».

В период оккупации в Гомеле и его пригородах действовала и широкая сеть подпольных комсомольско-молодежных групп и орга­низаций. Немало мужества проявила в своей деятельности патрио­тическая группа И. Железнякова, которая развернула подпольную работу с первых дней оккупации. В состав группы в основном входи­ли бывшие ученики 6-й железнодорожной школы. В январе 1941 г. молодые патриоты на станции Гомель-Хозяйственный подорвали паровоз. Они собирали сведения о дислокации немецких воинских частей, зенитных батарей, которые передавались в партизанский отряд, а оттуда — на Большую землю. В сентябре 1943 г. члены груп­пы взорвали телефонно-телеграфный трансформатор на Полесском переезде, что надолго парализовало связь Гомеля с Речицой, Калинковичами и Жлобином.

838 дней и ночей жило и боролось патриотическое подполье Го­меля. В городе действовали примерно 500 подпольщиков, которые объединялись в 80-90 патриотических групп. Многие из них погибли, и, к сожалению, имена всех неизвестны. Именами героев-подпопьщиков названы улицы и скверы Гомеля, кинотеатры и школы.

После провала операции «Цитадель» (Курская битва 1943 г.) германское верховное командование приняло решение перейти на Восточном фронте к обороне. Ставилась задача закрепиться на тех позициях, которые они удерживали. 11 августа Гитлер подписал указ о срочном введении «Восточного вала» — стратегического оборони­тельного рубежа. Главной частью этого вала были оборонительные сооружения на Днепре.

26 августа 1943 г. началась Черниговско-Припятская наступа­тельная операция войск Центрального фронта генерала армии К. Рокоссовского, которая представляла собой часть битвы за Днепр. В операции принимали участие: 13-я (генерал-полковник М. Пу­хов), 48-я (генерал-лейтенант П. Романенко), 65-я (генерал-лейтенант П. Батов), 60-я (генерал-лейтенант И. Черняховский), 61-я (генераллейтенант П. Белов), 2-я танковая (генерал-лейтенант танковых войск А. Родин), 16-я воздушная (генерал-лейтенант авиации С. Руденко) армии. Войскам фронта противостояли 2-я армия, часть войск 9-й армии группы армии «Центр» и 4-я танковая армия группы армий «Юг» вермахта.

Главный удар наносился на Новгород-Северском, вспомогательный — на Конотопском направлениях. Планировался выход к среднему течению Днепра.

21 сентября войска левого крыла фронта после форсирования Десны освободили Чернигов и вышли к Днепру. На следующий день части 13-й армии с ходу форсировали Днепр, начали освобождаться южные части Гомельщины (бывшая Полесская область). Через Днепр переправились также соединения 60-й и 61-й армий, 48-я и 65-я армии, которые наступали на Гомельском направлении. Утром 25 сентября войска 65-й армии овладели деревней Городок Добрушского района — первым населенным пунктом, расположенным на границе России, Украины и Беларуси. А к 27 сентября 162-я стрел­ковая дивизия 65-й армии овладела Тереховкой. В ночь на 28 сен­тября, преодолев сопротивление врага, войска Брянского фронта вступили на территорию Ветковского района. 29 сентября наступле­ние вышло к реке Сож. Это удалось сделать и передовым частям 307-й и 287-й стрелковых дивизий.

5 октября две армии Центрального фронта — 13-я и 60-я — были переданы Воронежскому фронту. На их месте из расформированного Брянского фронта к Центральному фронту перешли три армии — 50-я, 3-я и 63-я. 11-я армия генерал-лейтенанта И. Федюнинского была выведена в резерв Верховного Главнокомандования. Таким образом, в состав Центрального фронта теперь входили 6 общевойсковых ар­мий — 50, 3, 63, 48, 65 и 61-я, а также 16-я воздушная армия генераллейтенанта авиации С. Руденко.

10 октября части 48-й армии освободили Добруш, 11 октября — Ново-Белицу. Во взаимодействии с частями 65-й армии, которая на­ступала на юг от Гомеля, 48-й армии удалось форсировать Сож. Развернулись бои за расширение плацдарма. Командование Цен­трального фронта приняло решение оставить в междуречье части 48-й армии, а основными силами 65-й и частями 61-й армии нанести фашистам удар ниже по течению Днепра на участке Лоев — Радуль. Общий успех зависел, прежде всего, от действий 65-й армии.

С целью отвести внимание противника 3-я и 50-я армии получи­ли приказ 12 октября начать наступление на своих участках. Однако значительных успехов достичь не удалось. На третий день гитле­ровцы перебросили сюда дополнительные силы и оттеснили части 3-й и 50-й армий.

15 октября, в 6.30 началось наступление войск 65-й армии на Лоевском направлении, которое сразу принесло успех. Штурмовые батальоны 106, 193, 149 и 69-й стрелковых дивизий при поддержке артиллерии и авиации начали форсирование Днепра и до 10 часов закрепились на его западном берегу.

16 октября с рубежа реки Сож фашисты перекинули к Днепру две пехотные дивизии, усиленные танками и артиллерией. Перед ними была поставлена задача сбросить подразделение 65-й армии с захваченного плацдарма. Но сделать это противнику не удалось, войска 65-й армии успешно сдерживали вражеские атаки.

17 октября главные силы 18-го и 27-го стрелковых корпусов Красной Армии переправились на западный берег Днепра и овладе­ли сильными опорными пунктами Лоева, Крупейки и др.

Активные боевые действия войск правого крыла Центрального фронта, которые сковали значительные силы противника, ослабили его возможность перекинуть свои части на Лоевское направление, чтобы предотвратить прорыв наших войск. Теперь гитлеровцам уг­рожало окружение.

Воспользовавшись возникшей ситуацией, 48-я армия успешно двигались вперед. 19-й стрелковый корпус 65-й армии форсировал Днепр на севере от Лоева, началось продвижение в сторону Речицы.

Овладение плацдармом на западном берегу Днепра явилось большим успехом войск левого крыла Центрального фронта, учиты­вая условия местности, пересеченной крупными водными преграда­ми и укрепленной немцами оборонительными сооружениями.

Гитлеровцы были вынуждены занять другую полосу укрепления, так называемые «надвинские позиции» — 20-25 км от Днепра. Час­ти 65-й и 61-й армий попробовали с ходу преодолеть и эти враже­ские рубежи, но успеха не имели. Противник же не один раз пробо­вал вернуть себе утраченные позиции, но также безуспешно.

20 октября Центральный фронт был переименован в Белорусский. Командующий фронтом генерал армии К. Рокоссовский принял ре­шение временно приостановить наступление 65-й и 61-й армий, при­казав им закрепиться на занятых позициях.

До ноября немецкое командование в районе Гомеля сконцентри­ровало три армии, создало дополнительные оборонительные укрепле­ния. Совместная операция войск Белорусского фронта и партизан­ских соединений заключалась в том, чтобы ударами с севера и юга отрезать вражескую группировку в районе Гомеля и, лишив её ре­зервов, вынудить гитлеровцев отступить. Главный удар с юга нано­сила 65-я армия генерал-лейтенанта П. Батова. Ее поддерживали два танковых и два кавалерийских корпуса. Ставилась задача выхо­да в направлении Речица — Глуск. Это позволяло отрезать силы противника, которые сконцентрировались в районе Гомеля.

10 ноября после артиллерийской подготовки и авиационного удара по вражеским позициям левая группа войск Белорусского фронта перешла в наступление. Это было начало Гомельско-Речицкой операции. Стрелковые корпуса 48, 65 и 61-й армии уже в первый день прорвали вражескую оборону. На второй день в про­рыв были введены 1-й гвардейский и 9-й танковые корпуса, 2-й и 7-й гвардейские кавалерийские корпуса. Основным направлением их действия была Речица. Часть сил была сконцентрирована в районе Калинкович. Успешно преодолевали сопротивление гитлеровцев части 42-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта К. Колганова. Они наступали вдоль западного берега Днепра и освободили в на­правлении от Речицы несколько населенных пунктов.

После того как 19-й стрелковый корпус 65-й армии во взаимо­действии с частями 1-го гвардейского Донского танкового корпуса 14 ноября выбили немцев со станции Демехи и тем самым перерезали железную дорогу Калинковичи — Гомель, фронт немецких войск ока­зался под угрозой окружения. 18 ноября гитлеровцы были выбиты из Речицы.

Большую помощь регулярным частям Красной Армии при осво­бождении Речицкого района оказали партизаны Гомельского соеди­нения под командованием И. Кожара, которые на западном берегу Днепра захватили свыше 40 населенных пунктов и удерживали их до подхода частей 19-го стрелкового корпуса 65-й армии. Народные мстители разбили вражескую колонну около д. Красное, заминировав дорогу и сделав завалы на ней.

17 октября 3-я армия генерала А. Горбатова и 50-я армия гене­рала И. Болдина перешли в наступление на севере от Гомеля. Они форсировали Сож, овладели Кричевом, Чериковым, Пропойском. Одновременно ощутимые удары непосредственно на Гомель нанес­ли 11-армия генерала И. Федюнинского и 63-я армия генерала В. Колпакчи. 22 ноября была прорвана оборона гитлеровцев в рай­оне Костюковки. Части 11-й и 63-й армии вышли к железной дороге Гомель — Жлобин и шоссе Гомель — Москва. Бои тут были жестоки­ми. Успех во многом зависел от действий артиллеристов. И они по­казали себя с лучшей стороны. Так, только с 12 по 17 ноября особый состав батареи старшего лейтенанта А. Ландышева уничтожил око­ло 100 фашистских солдат и офицеров, огнем подавил 8 миномет­ных расчетов, разбил две автомашины с боеприпасами.

Утром 26 ноября после боев Гомель был освобожден. Первыми в него вступили подразделения 217, 102, 96, 4-й стрелковых диви­зий, а также 115-го укрепленного района.

Ефрейтор 39-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии М. Васильев установил Красное знамя на здании городской электро­станции, а сотрудник газеты «Знамя Советов» 11-й армии лейтенант Г. Кирилюк — над пожарной каланчой.

Войскам, которые принимали участие в освобождении Гомеля, была объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего. 26 ноября в Москве в честь освобождения Гомеля был дан артилле­рийский салют 20 залпами из 224 орудий.

Таким образом, закончилась страшная 822-дневная оккупация города. В честь освобождения Гомеля на площади Восстания был установлен памятник-танк «Т-34» — знаменитая боевая машина вре­мен Великой Отечественной войны. В память героев войны в горо­де сооружены Курган Славы, мемориальные комплексы, установле­ны памятники на братских могилах, на площади Труда зажжен Веч­ный огонь. Именами ополченцев, подпольщиков, партизан и освобо­дителей Гомеля названы улицы, один из самых красивых бульваров назван в честь Победы.


Источник:
История Гомеля: Пособие по спецкурсу «История Гомеля» для студентов гуманитарно-экономического факультета техни­ческих вузов / Белорус, гос. ун-т трансп. — Гомель, 2003. — 147 с. Ст. 96-116.