Гомель послевоенный

0
79
Гомель послевоенный

По материальным затратам и потерям Вторая мировая война не имела себе равных в истории XX века Военные действия, развернувшиеся на территории многих государств Европы, Азии, Северной Америки и на морских просторах, потребовали колоссальных материальных затрат и сопровождались огромными потерями с небывалыми разрушениями.

Страшным смерчем пронеслась война над Гомелем. 7 сентября 1943г. немецкое командование отдало приказ на уничтожение всех «строений, запасов, жилых домов, предприятий и прочего» в городе. Взору тех, кому первыми довелось вернуться в город сразу после его освобождения, явилась трагическая картина. За 27 месяцев своего присутствия захватчики разрушили, взорвали и сожгли все промышленные, коммунальные, бытовые предприятия, сооружения (водонапорные башни, железнодорожные и шоссейные мосты, линии электропередач), практически на половину был уничтожен жилой фонд [1, л. 144].

Разрушенными оказались свыше 5 тыс. каменных и деревянных зданий, 4273 из которых (по другим данным 3800) являлись жилыми домами государственного, ведомственного и частного сектора. До войны жилой фонд города насчитывал около 12 тыс. строений, что составляло около 600 тыс. кв.м, жилплощади. [4, л. 273; 8, л. 1]

Восстановление жилья являлось главной задачей городских властей с первых дней освобождения. Этот вопрос регулярно рассматривался на заседаниях горсовета В городе необходимо было в срочном порядке проводить работы по планировке, но в связи с нехваткой архитекторов и геодезистов эти работы затягивались. Проектирование планировки города разрабатывалось в Москве профессором Лангбардом, однако осталось незавершенным (т.е. в схемах) из-за отказа исполнителей продолжать работы. В связи с этим восстановительные работы велись по старым схемам и планам. Имеющимися силами разбивка улиц проводилась в начале только в центре города, где решено было строить двухэтажные дома. В восстановлении города наряду с предприятиями и организациями активное участие принимали и индивидуальные застройщики. Для них выделялись свободные участки в Залинейном, Сельмашевском и Новобелицком районах, а также выявлялись излишки земли у прежних застройщиков, владеющих площадью более 0,15 га. К середине 1945г. под индивидуальную застройку было выделено свыше 600 земельных участков, которых явно не хватало, поэтому исполком горсовета ходатайствовал перед СНК БССР о прирезке городу дополнительной площади за счет колхозных земель. [5, л. 15; 7, л. 40]

Для индивидуального строительства выделялись денежные кредиты. Так, в 1944г. и за 1-й квартал 1945г. через Гомельскую областную контору коммунального банка было оформлено кредитов на сумму 3,5 млн.руб. Как правило, сумма кредита составляла от 5 до 10 тыс.руб.[4, л. 177]

В соответствии с постановлением СНК БССР от 30 декабря 1944г. предприятиям и организациям передавались полуразрушенные дома с целью их последующего восстановления. При этом был предусмотрен следующий порядок их передачи: если стоимость оставшейся части передаваемого здания составляла до 30% его первоначальной стоимости, то здание передавалось в бессрочное пользование, при стоимости здания от 30% до 50% — передача производилась на началах аренды, если же стоимость была выше 50% первоначальной стоимости здания, то передача проводилась на правах надстройки. [4, арк.89]

В восстановленных домах жилая площадь заселялась работниками тех предприятий, учреждений и организаций, которые выполняли самостоятельно весь комплекс строительный работ. Причем 10% отстраиваемой жилплощади передавалась местным Советам.

К числу предприятий, которые лидировали в восстановлении жилого фонда в 1944г. относились: паровозовагоноремонтный завод, отстроивший 3 тыс.кв.м. жилья, НЖЧ-3 — 6840 кв.м., Днепро-Двинское речное пароходство — 4 тыс. кв.м. Они же были в числе первых в восстановлении жилфонда и в 1945г. По ДДРП план восстановления составлял 6176 кв.м., ПВРЗ — 5200 кв.м., НЖЧ-3 — 3538 кв.м., завод «Гомсельмаш» — 6069 кв.м. В итоге в 1945г. предприятиям для восстановления было передано 79 выгоревших коробок. [6, л. 80]

Нужно отметить, что восстановление и работа самих предприятий напрямую зависели от восстановления жилфонда, так как жилье способствовало притоку рабочей силы, недостаток которой ощущался везде.

Чтобы как-то компенсировать нехватку рабочих рук на всех стройках вводился удлиненный рабочий день, в городе создавались Черкассовские бригады, организовывались курсы по подготовке специалистов массовых строительных профессий, школы ФЗО, восстанавливались и строились предприятия, выпускающие стройматериалы.

Для создания строительной базы Государственным комитетом обороны 5 апреля 1944г. принимается постановление о восстановлении в городе и области кирпичных заводов, а также о строительстве Светиловичского известкового завода на 5 тыс. тонн извести в год, Стрешинского черепичного завода на 500 тыс. штук черепицы в год, Лоевского черепично-кирпичного завода на 300 тыс. штук кирпича и 700 тыс. штук черепицы в год. В самом Гомеле восстанавливались 5, 6 и 17 кирпичные заводы с общей мощностью 33 млн. штук кирпича в год. [1, л. 48]

На 5 января 1945г. на кирпичном заводе №5 была готова к пуску гофманская печь, подсобные помещения, вырабатывался только кирпич-сырец, так как отсутствие нефти не позволяло производить обжиг кирпича. Следует отметить, что заводы данного профиля остро ощущали нехватку рабочей силы. Так, на вышеупомянутом заводе №5 из 510 рабочих мест было занято 89, на заводе №6 из 400 — 62, а на заводе №17 из 380 всего лишь 30. [1, л. 49]

Несмотря на вышеуказанные трудности к августу 1945г. в области уже работало 13 кирпичных заводов.

Недостаток рабочих рук ощущали все предприятия города. По плану на 1 января 1945г. на предприятиях должно было работать 11 166 чел., а фактически работало 3221. НКО регулярно проводил мобилизации среди населения, однако ситуация улучшалась незначительно. Так, к маю 1945г. был мобилизован и направлен на предприятие 1371 чел. Следует отметить, что к восстановительным работам в Гомеле было привлечено 700 немецких военнопленных. [5, л. 9]

Одной из возможностей, которая бы могла решить вопрос с подготовкой специалистов, явилось возобновление деятельности существующих до войны школ ФЗО (фабрично-заводского обучения). В городе в начале было открыто 6 таких школ с количеством обучающихся в них 142 человека, что было явно недостаточно. Мобилизацией городской и сельской молодежи для школ ФЗО занимались бюро по учету и распределению рабочей силы при облисполкоме и райисполкомах. Всего с сентября по ноябрь 1945г. было мобилизовано 1750 человек. Это была молодежь: юноши в возрасте 16-17 лет и девушки в возрасте 16-18 лет, причем на строительные специальности набирались только юноши в возрасте 17 лет. В первую очередь мобилизовывалась неработающая и неучащаяся молодежь, переростки детских домов. Учащиеся 8-10 классов в ФЗО не принимались. На базовых предприятиях для них выделялись жилые и учебно-производственные помещения с оборудованием. В школах в течение 6 месяцев готовили специалистов разных направлений: строителей, металлистов, деревообделочников, монтажников. Именно эти подростки, прошедшие краткосрочный курс обучения, впоследствии трудились на многих предприятиях и стройках города. [2, л. 143-145]

В порядке общественного участия на восстановительные работы в городе ежедневно привлекались от 250 до 300 человек. За учреждениями и организациями закреплялись определенные объекты и территории, на которые рабочие и служащие три дня в неделю после основной работы выходили на расчистку и благоустройство. [4, л. 21]

Так, силами местного населения и учащихся была отремонтирована СШ №10, а работники инфекционной больницы отремонтировали здание для размещения детей-сирот, вывезенных из немецких концлагерей.

Значительный вклад в восстановительные работы в городе внесли черкассовские бригады, организованные домохозяйками: Азаровой, Дьяковой, Колосковой, Голубевой и др. Они восстанавливали помещение под детский сад по улЛенина, 25 и здание электростанции, разбирали полуразрушенные дома, готовили стройплощадки, собирали стройматериалы (кирпич, щебень). Черкассовское движение в г. Г омеле насчитывало в своих рядах около 7000 чел. [4, л. 29]

Некоторые жители пытались восстанавливать полуразрушенное жилье сами, часто за счет своих средств. В качестве примера можно привести письмо жильцов дома по ул. Комсомольской, 57 Председателю Совнаркома БССР Пономаренко с просьбой о разрешении восстановить занимаемый ими дом, т.е. выгоревшую коробку. Такие обращения были не единичны. На одном из заседаний горсовета в мае 1945г. отмечалось, что факты самостоятельного восстановления полуразрушенного жилья населением довольно многочисленны. [4, л. 376]

Город, в котором до войны проживало около 147 тыс. жителей (по архивным документам к августу 1941г. 81 тыс. из них была эвакуирована) к моменту освобождения, по разным данным, насчитывал от 13 до 20 тыс. населения. [4, л. 67]

Практически сразу после освобождения Гомеля от оккупации гомельчане начали возвращаться в свой город. Несмотря на то, что постановление СНК БССР о реэвакуации граждан было принято 22 сентября 1945г. уже к маю этого же года количество жителей увеличилось до 70-75 тысяч. Среди них были: 6568 семей военнослужащих, 936 инвалидов Великой Отечественной войны рядового и сержантского состава, 456 инвалидов офицерского состава, 304 ребенка-сироты, которые находились на патронировании у населения, так как 3 детских дома, открытые в городе смогли принять только 310 детей. Семьям, взявшим на воспитание детей выплачивалось пособие в размере 50 руб. [1, л. 60; 7, л. 24]

Запросы в горсовет от населения о возможности возвращения в город поступали регулярно. За январь-сентябрь 1944г. их было 2389, а к концу года эта цифра составляла до 100 обращений в неделю.

В первую очередь пропуска на въезд в город получали люди строительных профессий. С целью обеспечения приезжающих граждан жильем было принято решение о ремонте такового в пос. Костюковка и близлежащих деревнях.

Несмотря на все трудности и проблемы город строился и возрождался. Если в декабре 1944г. норма жилплощади составляла 3 м2 на человека, то в 1945г. — 6 кв.м. К 1 апреля 1945г. было восстановлено и отстроено 100 тыс. кв.м, жилплощади, а к концу 1945г. эта цифра должна была увеличиться еще на 68 тыс. кв.м., хотя эти метры чаще всего были без всяких элементарных удобств, однако люди жили, строили, созидали, творили. [3, л. 42; 5, л. 20-21].

  1. Государственный архив Гомельской области Ф.1174, Оп.5, Д.27.
  2. Там же. Ф.1174, Оп.5, Д.23.
  3. Там же. Ф.1174, Оп.З, Д.10.
  4. Там же. Ф.296, Оп.1, Д.461.
  5. Там же. Ф.296, Оп.1, Д.465.
  6. Там же. Ф.296, Оп.1, Д.466.
  7. Там же. Ф.1474, Оп.2, Д.5.
  8. Там же. Ф.1041, Оп.1, Д.69.

Автор: М.А. Алейникова
Источник:
«Гомельшчына ў Вялікай Айчыннай вайне», навук.практычная канф. (2005, Гомель). Навукова-практычная канферэнцыя «Гомельшчына ў Вялікай Айчыннай вайне», 7-8 красавіка 2005 г.: [прысвеч. 60-годдзю Вялікай Перамогі: матэрыялы] / рэдкал.: В.А. Міхедзька (адказ. рэд.) і інш.; Гомельскі дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны. — Гомель: Выд-ва «Гомельскі дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны, 2005. — 280 с. Ст. 143-147.