Гомель и гомельчане в начале Первой мировой войны (август 1914 г.)

0
82
История Гомеля в Первую мировую войну

Гомель накануне Первой мировой войны представлял из себя достаточно значимый в военном отношении центр. Прежде всего, Гомель являлся крупным транспортным узлом. Либаво-Роменская и Полесская железные дороги, проходившие через город, позволяли быстро перебросить отсюда кадровые армейские части, резервы, вооружение, лошадей и продовольствие к западным границам Российской империи. Что касается характеристики экономического потенциала города, который мог быть задействован в военном отношении, то развитой промышленностью город не обладал. В Гомеле на 1913 год насчитывалось пить чугунолитейных заводов, на каждом из которых было занято, в иреднем, не более полутора-двух десятков рабочих — заводы М.М. Фрумкина с сыновьями, братьев Ш. и А. Дубинских, Ф. Ковалева и Агроскина. Надо отметить, что в последующем, с получением военных заказов, выпуск продукции и количество работающих на этих предприятиях значительно выросло. Так, на заводе Фрумкина, где ранее работало 16 человек, в 1916 году было занято уже более сотни работников.

Большинство же производственных заведений Гомеля того времени представляли собой небольшие предприятия, преимущественно обрабатывающей и легкой промышленности, и ремесленные мастерские. Многие из них также могли быть задействованы для нужд армии – по пошиву обмундирования, обуви, амуниции, упряжи, гужевого транспорта, для приготовления продуктов, и пр. Например, накануне войны в Гомеле насчитывалось 38 портняжных мастерских. На улице Румянцевской (ныне ул. Советская), в доме Захарина, работал специальный военный портной Ш. Эпштейн, на улице Миллионной (ныне — ул. Билецкого) располагался оружейный магазин и пороховой склад Л. Шапиро и Б. Мнухина, еще один оружейный магазин, Л. Габриэлова, и магазин военно-офицерских вещей М. Лившица находился на улице Румянцевской [1, с. 34, 38, 144, 159, 163]

Гомель так же являлся местом дислокации 160-го пехотного Абхазского полка. Он был сформирован 6 ноября 1863 года из запасного батальона Кабардинского пехотного полка (1-й батальон), внутренней стражи и рекрутов. Принимал участие в заключительном этапе кавказской войны, в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. За взятие крепости Карс был награжден Георгиевским знаменем и знаками на головные уборы «За отличие в турецкую войну 1877 и 1878 гг.» [2, с. 34]. В 1892 году 160-й Абхазский полк из состава Казанского военного округа был переведен в Виленский военный округ и расквартирован в Гомеле. Размещался нас территории современной фабрики «Труд» в т. н. «Белых казармах». Здесь же находилась бронзовая мемориальная доска с именами павших при штурме Карса — рядовых 1 -й роты Дорофея Бундышева, Дмитрия Завсялова, Семена Давыдова, Ульяна Смирнова. Канцелярия полка размещалась на Миллионной улице. В 1905 г., во время русско-японской войны, полк был отправлен в Маньчжурию, в Г омеле оставались лишь его запасные подразделения.

Абхазский полк входил в состав 2-й бригады 40-й пехотной дивизии IV армейского корпуса. Еще один полк 2-й бригады, 159-й пехотный Гурийский полк, размещался в Рогачеве.

Накануне войны, в 1913 году, 160-м пехотным Абхазским полком командовал полковник Н.Д. Ливенцев. Старшим штабным офицером полка (начштаба) являлся полковник С.Н. Сергеев. Командиром 1-го| батальона был подполковник И.В. Янушевский, 2-го — подполковник Н.А. Цельсон, 3-го — подполковник И.Л. Горсткин. Начальником хозчасти являлся подполковник А.Н. Алексеев. 1-й ротой командовал капитан С.И. Антошкин, 2-й — капитан Ф.М. Поспелов, 3-й — капитан И.С. Оглоблев, 4-й — штабс-капитан М.Н. Козинец, 5-й — капитан Н.П. Щербакович, 6-й — капитан М.Б. Польковский, 7-й – капитан Н.А. Шербуренко, 8-й — капитан Н.И. Рыжков, 9-й — капитан С.П. Суханов, 10-й — капитан К.В. Бабинский, 11-й — капитан Л.М. Пеньковский, 12-й — капитан И.О. Киселев, 13-й – капитан Ф.А. Зюзин, 14-й — капитан Шолкович, 15-й — капитан К.К. Буткевич, 16-й т капитан Э.И. Марциновский [1, с. 130-132].

Кроме этого, в полку служило еще 48 офицеров, четыре военных врача и полковой священник П.И. Горанский. Военная Георгиевская церковь располагалась напротив казарм полка, на месте, где в 1950-х годах был построен дом с магазином «Аленка». В штат полка входила также нестроевая рота, учебная и пулеметная команда (8 пулеметов), команда разведчиков и команда службы связи.

Характерно, что адреса всех офицеров полка легко можно было найти в открытых справочниках — правила закрытости информации в российской армии того времени оставляли желать лучшего. Таким образом, у немецкой разведки значительно сокращались проблемы со сбором сведений о составе, структуре и размещении отдельных частей, и даже о месте проживания и телефонных номерах. Правда, телефонизация того времени оставляла желать лучшего — из 277 абонентов Гомельской телефонной станции свои номера имели только командир Абхазского полка Ливенцев, полковой лазарет и Управление воинского начальника. Для сравнения — если на долю всех военных ведомств приходилось три телефонных номера, то полиция располагала семью номерами, жандармы — тремя.

Характерно, что 160-й и 159-й пехотный полк, как и вся 40-я дивизия (еще одна, 1-я бригада, размещались в Бобруйской крепости), располагались достаточно далеко от государственной границы, проходившей тогда западнее Варшавы. Объяснить это можно лишь тем, что царская армия выполняла не только военные функции, но и предназначалась к подавлению любых выступлений против самодержавия и имущих классов, в какой бы части империи они не происходили. Так, 160-й Абхазский полк принимал участие в событиях гомельского погрома с августе-сентябре 1903 г., по мнению многих очевидцев- выступая чаще на стороне погромщиков, чем отрядов местной самообороны, и в разгоне собраний и выступлений гомельских работах в период революции 1905 года [3, л. 15,16, 50, 138].

Отношения между офицерами и «нижними чинами» также, зачастую, были далеки от патриархальной идиллии. Нередки были случаи рукоприкладства и грубого обращения с солдатами со стороны унтер- офицеров и офицеров. Кроме Абхазского полка, в Гомеле имелись другие учреждения военного ведомства. Управление воинского начальника и Сборный пункт располагались на улице Волотовской (здание недавно снесено). Воинским начальником являлся полковник Н.А. Левтин. Председателем Уездного по воинской повинности присутствия в 1913 году был полковник в отставке Б. Н. Сорокин, уездный предводитель дворянства. В состав присутствия входили уездный воинский начальник, уездный исправник и члены от земской управы. Наглядной иллюстрацией патриархальных нравов, имевших место в Гомеле того времени, является тот факт, что уездное воинское присутствие располагалось в собственном доме Сорокиных на Фельдмаршальской (ныне — Пролетарской) улице это здание, внесенное с список историко-культурных памятников, сохранилось до сих пор. На вокзале Либаво-Ромснской железной дороги находился комендант станции «Гомель» В.А. Пороховщиков [1, с 133].

1 августа 1914 Германия объявила войну России. 4 августа 1914 г. в Гомеле состоялось экстренное уездное земское собрание. В собрании участвовали председатель Гомельской земской управы Ф.Ф. Мухтарев, городской голова И.В. Домбровский, исполняющий должность уездного предводителя дворянства А.Ф. Радченко, другие должностные лица и земские гласные. Собрание началось с молебна «с коленопреклонением о здравии Государя Императора и даровании победы». Было решено телеграмму аналогичного содержания, через Могилевского губернатора, «повергнуть к стопам Государя Императора». Земские гласные, охваченные по случаю войны верноподданническими настроениями, кричали «Ура!» и пели «народный гимн» «Боже, царя храни…» [4, с. 61]. Тем не менее, перед городскими властями и органами городского и уездного самоуправления с началом войны стояло множество проблем — обеспечить своевременную мобилизацию запасных, заготовку продовольствия, фуража и обмундирования для армии, ремонт конского состава, выпуск необходимой для фронта промышленной продукции. Ha экстренном земском собрании 4 августа наибольшее внимание было уделено также организации в Гомеле и уезде лечебных учреждений для приема раненных. Уже с первых шагов земские деятели столкнулись здесь с немалыми трудностями.

Например, недород хлебов, случившийся в том году в Гомельском уезде, мог осложнить сбор провизии для армии. Председатель земской управы Мухтарев сообщил также, что на организацию службы сестер милосердия земство располагает 2 ООО рублей, в то время как требуется 4 000. Накануне войны в Гомеле было 5 больниц и — земская, городская, железнодорожная, еврейская и хирургическая, а также сельский приемный покой, глазная лечебница Попечительства императрицы Марии Александровны и частная лечебница Шеболдаева, а также 25 частнопрактикующих врачей, не считая акушеров, фельдшеров и дантистов [1, с. 165]. Однако в большинстве случаев, количество медперсонала и больничных мест в этих заведениях было невелико. Поэтому предложение передать 100 коек в уездной земской больнице для раненных на фронте вызвало среди земских гласных дискуссию. Гласный М.М. Хоромунов указывал, что несправедливо сокращать земскую больницу, особенно в условиях разразившегося в этом году неурожая. По его мнению, надо устроить военный лазарет в Гомеле на 50 кроватей за

счет губернского земства, правительства и частных пожертвований. Другие гласные, наоборот, считали, что и 100 мест из земской больницы будет недостаточно для приема раненых (и, учитывая последующие колоссальные потери русской армии, оказались правы). Гласные К.А. Жабко-Потапович и П.К. Редченков считали, что гражданские больные могут потесниться в пользу раненных военных, Редченков предлагал также организовать лазарет в Светиловичах. Хоромунов предложил создать лазареты на 30 коек в Тереховке и Уваровичах, а новый лазарет в Гомеле организовать за счет краткосрочного займа.

В итоге собранием гласных было принято решение об открытии лазарета на 55 мест, а с учетом возможностей земской больницы — всего предоставить раненным 155 мест. Для этих целей земством было решено взять краткосрочный кредит в размере 35 000 рублей [4, с. 61].

Еще одним важным вопросом, который рассмотрело это экстренное собрание, было оказание помощи семьям мобилизованных. Даже по признанию городского головы Домбровского, почти все семейства признанных на войну остались без средств к существованию. Государственная помощь мобилизованным в соответствии с законом 1912 года была незначительной и составляла, в среднем, около 2 рублей в месяц на человека. Говоря об этой ситуации, необходимо учитывать особенности дореволюционной России и Беларуси — многодетный состав семей, и то обстоятельство, что женщины в них, как правило, не работали. Поэтому с уходом единственного кормильца на фронт такие семьи отзывались почти что обреченными на голод и нищету. В последующем, к тому же на фоне появления в Гомеле и уезде большего количества беженцев, принудительно эвакуируемых из западных областей Российской империи, все это повлекло за собой резкий рост проституции, незаконной торговли спиртным и социальной напряженности. В дальнейшем в Гомеле очаги такого рода явлений сложились вокруг т. н. «Беженских бараков», возле Гомельского пересыльного пункта и других местах.

А тогда, в августе 1914 года, экстренное земское собрание приняло решение выделить пособие в 80 000 рублей для семей мобилизованых, со временем изыскать на эти нужды еще 30 000 рублей. Владелица Гомельского имения княгиня И.И. Паскевич-Эриванская уже выделяла для семей, отправленных на фронт до 600 бесплатных обедов ежедневно [4, с. 61].

В целом, как видно даже из этих фрагментов деятельности уездного земского и городского самоуправления, мобилизационные возможности царской России, в условиях господства отсталых общественным отношений на фоне невысокого экономического потенциала и неразвитой социальной сферы, были невысоки.

Согласно договоренностей между русским военным руководством и Францией, Россия должна была нанести главный в Восточной Пруссии. С началом войны 40-я пехотная дивизия была ключена в состав 1-й армии генерала от кавлерии П.К. фон Ренненкампфа, сформированного на базе Виленского военного округа. Именно в Прибалтику из Гомеля и Рогачева по линии Либаво-Роменской железной дороги были переброшены 160-й Абхазский и 159-й Гурийский полки. «Виленская» армия должна была вторгнуться в Восточную Пруссию севернее Мазурских болот, и пройти между ними и Кенигсбергом. Генерал фон Ренненкамф, вместо того, чтобы немедленно идти на соединение со 2-й армией Самсонова, начинает неторопливое наступление по расходящемуся направлению на Кенигсберг. Немецкая группировка в Восточной Пруссии громит армию Самсонова в сражении под Танненбергом, а затем наступает черед и Ренненкампфа. С тяжелыми боями 1-я армия отступает из Восточной Пруссии, в ее арьергарде идет Абхазский полк, прикрывающий отход. За эти бои командир полка полковник Н.Д. Ливенцев был награжден Золотым Георгиевским оружием [5].

В боях Первой мировой войны приняло участие множество гомельчан. Несколько сот уникальных фотографий, запечатлевших батальные эпизоды, сцены военного быта и жизни мирного населения, оставил К.И. Позняк, служивший в Карском воздухоплавательном отряде и принимавший участие в войне на Кавказском фронте [6] Еще в 1910 году в армию был призван его брат Ю.К. Позняк. Он служил и пулеметной команде 117-го пехотного Ярославского полка, входившем в состав 30-й дивизии IV армейского корпуса. Юлиан Позняк неоднократно участвовал в перестрелках и рукопашных боях, был трижды ранен, получил 3 Георгиевских креста и 3 медали. Войну закончил на Румынском фронте, в звании подпрапорщика, командуя пехотным взводом служил затем в Красной Армии [7].

Список литературы

  1. Весь Гомель. Календарь и адресно-справочная книга на 1913 г. — Гомель, 1912
  2. Большая Энциклопедия: словарь общедоступных сведений по всем отраслям знания / под ред. С. Н. Южакова. — 4-е изд., стереотип. — СПб.: Просвещение, 1904. — Т. 1: А — Арброс.
  3. Фонды Государственного историко-культурного учреждения «Гомельский дворцово-парковый ансамбль» (ГИКУ ГДПА). — Фонд 1. — Д. 1.
  4. Вестник Могилевского земства. 1914. — № 15.
  5. Официальный отдел / Летопись войны 1914—15 гг. — 25 апреля 1915 г. — № 36. с.571.
  6. Вспомогательный фонд ГИКУ ГДПА.
  7. Государственный архив общественных объединений Гомельской области


Автор:
Ю.Э. Глушаков
Источник: Гомель: старонкі гісторыі (да 870-годдзя першай згадкі ў летапісе) [Тэкст]: зб. навук. арт. / рэдкал.: В.А. Міхедзька (адказны рэд.) [і інш.], М-ва адукацыі РБ, Гомельскі дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны. — Гомель: ГДУ імя Ф. Скарыны, 2012. — 188 с. Ст. 45-51.