Гомель — губернский центр

0
428
Гомель губернский центр

С образованием в 1919 г. БССР территория Гомельщины, являвшаяся частью Могилевской губернии, должна была войти в ее состав. Однако вскоре руководство Советской России приняло решение о включении Смоненской, Витебской и Могилевской губерний в состав РСФСР в связи с претензиями Польши на белорусские земли и с целью ослабить в БССР национальное движение.

Вскоре ситуация в регионе обострилась в связи с изменениями территориально-административного устройства и реализацией проекта о создании Гомельской губернии. Народный комиссар внутренних дел Г.И. Петровский в телеграмме в НКИД РСФСР отмечал, что «вопрос о создании Гомельской губернии не новый, он возбужден уже местными организациями…» [1, с. 13-14].

Председатель Гомельского уездного комитета РКП(б) Хатаевич М.М. и председатель ревкома Гуло Д.С. в телеграмме от 5 февраля 1919 г. во ВЦИК РСФСР отмечали: «В Гомеле целый месяц существует советская власть. Все отделы ревкома налажены, работа поставлена удовлетворительно, никаких средств, сметных ассигновок губцентр Могилев не отпускает. Отсутствие средств грозит тяжелыми последствиями. Гомель политически, экономически, административно не тяготеет к Могилеву, Гомель является более крупным центром. . . необходимо немедленно решить вопрос о выделении Гомельской губернии…» [1, с. 14-15].

В письме в ЦК РКП(б) 9 февраля 1919 г. М. Хатаевич настойчиво убеждал центральные власти в необходимости образования Гомельской губернии: «Гомель представляет собой крупный торговый центр, транзитный пункт товарообмена между Великороссией, Украиной и Белоруссией. Имеется многочисленный железнодорожный пролетарий — до 15 тыс., несколько фабрик и заводов, а затем много ремесленников» (1, с. 15].

Обсуждение вопроса об образовании Гомельской губернии и окончательное решение по нему затянулось на несколько месяцев. После принятия партийно-советским руководством страны политического решения о создании губернии в составе РСФСР к вопросу об организационном ее оформлении и переносе губернского центра из Могилева в Гомель стало возможным вернуться только в апреле месяце. проблемы возникли в связи с предложением гомельских властей об установлении границ новой губернии. Несогласие выразили руководители Украины и Литовско-Белорусской ССР, заявивших о своих претензиях на чисть Гомельщины. Руководство Могилевской губернии также высказывалось против создания Гомельской губернии, предлагая ограничиться перенесением губернского центра из Могилева в Гомель. Между Могилевским губкомом и Гомельским ревкомом возник конфликт по поводу конституирования губернии и распределения власти в ней [1, с. 27-33].

Все это дестабилизировало политическую обстановку как в Гомеле, так и в регионе. Обострение политической ситуации также было вызвано рядом антисоветских выступлений населения и антибольшевистским стрекопытовским мятежом в Гомеле в конце марта 1919 г.

Мартовским событиям в Гомеле предшествовало тяжелое положение, которое сложилось в воинских частях, находившихся в городе Красноармейцы не были обеспечены необходимым продовольствием, обмундированием и снаряжением, что, естественно, вызвало их недовольство и недоверие к комиссарам и к власти вообще. Это разлагающе действовало не только на красноармейцев, но также и на гражданское население. Имели место проявления антисемитизма как в отношении еврейской буржуазии, владельцев частных заведений, так и в отношении местной власти, состоявшей в большинстве своем из представителей еврейской национальности. Хатаевич М.М., осознавая всю опасность антисемитских настроений среди военных и гражданских лиц, отмечал: «Так как почти вся буржуазия сплошь еврейская, …так как продовольственный вопрос стоял остро…, и так как ответственные работники были сплошь евреи, то антисемитское настроение в массах и момент организации советской власти усилилось, …бороться с антисемитизмом было очень трудно, так как большинство работником были евреи» [2, с. 163].

Недооценка политической обстановки в регионе партийно-советсткими руководителями г. Гомеля имела тяжелые последствия, Антибольшевистский мятеж, в котором участвовали 2 полка Тульской бригады под руководством бывшего прапорщика М. Стрекопытова, начался 24 марта. В ночь с 23 на 24 марта на станцию Гомель-Хозяйственный прибыло 11 эшелонов с мятежниками, потребовавшими отправки их через Брянск домой. Гомельские власти не были готовы к такому развитию событий. В их ведении находились интернациональная рота и отряд особого назначения в количестве около 300 человек, имевших на вооружении только 1 пулемет и 150 винтовок. Оборону города от мятежников возглавил военно-революционный комитет, в который вошли С. Комиссаров, Н. Билецкий, И. Ланге, Д. Гулло и В. Селиванов [1, с. 242].

Попытки военно-революционного комитета начать переговоры с восставшими были безуспешными. Захватив Гомель, стрекопытовцы начали грабить продовольственные склады, наиболее зажиточных домовладельцев, устраивать еврейские погромы. Подошедшие на помощь гомельчанам части Брянского и Смоленского гарнизонов, коммунистические отряды, сформированные в Бобруйске, Клинцах, Новозыбкове, Витебске и др. городах, заставили мятежников в ночь с 28 на 29 марта отступить в направлении Речицы [3, с. 285-286].

Стрекопытовцы жестоко расправились с 25 представителями советской власти. Среди погибших были члены военно-революционного комитета И. Ланге, Н. Билецкий, С. Комиссаров, С. Бочкин. Во время мятежа в Гомеле погибло около 100 человек [1, с. 242].

2 апреля 1919 г. было проведено экстренное заседание Гомельского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, на котором прошли довыборы членов исполкома совета и был утвержден состав ревкома, в который вошли Д. Гуло, Н. Щербитов, М. Хатаевич и др.

После подавления мятежа в Гомеле, как отмечалось на заседании Могилевского губкома РКП(б) 17 апреля 1919 г., наблюдался «полный хаос в советской и партийной работе» [1, с. 38]. На этом заседании было решено создать губернский центр из 13 человек и включить в Гомельский губком РКП(б) 7 человек, которые должны были переехать на работу в Гомель [1, с. 39].

В конце апреля общественно-политическая жизнь в Гомеле заметно активизировалась. Из представителей Могилевского губкома, Гомельского горкома и новоприсоединенных уездов был создан временный Гомельский комитет РКП(б) в количестве 11 человек [1, с. 41]. 20 апреля был образован временный исполком Гомельской губернии. Перенос губернского центра из Могилева в Гомель и формирование властных структур происходили в мае 1919г. в течение всего месяца. 15 мая состоялась 1 губернская конференция РКП(б), в которой участвовали 86 делегатов. После обсуждения вопросов о текущем моменте, об организации Гомельской губернии, о положении на местах, конференция избрала новый состав губкома РКП(б), который возглавил А.М. Ханов [1, с. 42].

25 мая 1919 г. в Гомеле состоялся I съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Гомельской губернии. Съезд принял решение о том, чтобы бывшую Могилевскую губернию именовать Гомельской. Решение о создании губернии и передаче ей 15 уездов из состава бывшей Могилевской, Минской и Черниговской губерний было утверждено Народным комиссариатом внутренних дел РСФСР. I съезд Советов также постановил: «Признать за гор. Гомелем полное право и преимущество перед всеми другими городами губернии, а также и перед гор. Могилевом, именовать себя губернским центральным городом с сосредоточением в таковом всех губ учреждений власти» [1, с. 59, 60, 61].

Таким образом, статус Гомеля менялся: из уездного центра город стал губернским центром.

Нормализации работы губернских и городских государственных органов, восстановлению экономического потенциала региона препятствовало военно-политическое положение, которое сложилось на Восточном и Западном фронтах весной-летом 1919г. В резолюции I губернского съезда Советов о текущем моменте указывалось: «Всеми силами содействовать мобилизации, объявленной военными властями, и жестоко преследовать и наказывать дезертиров из армии, предающих интересы трудового народа» [1, с. 52].

В связи с обострением военной ситуации на Западном фронте в результате наступления польских войск в ходе польско-советской войны, создавалась большая угроза и для Гомеля. На этот фронт были направлены около 200 гомельчан в составе сформированного I Гомельского коммунистического батальона. В начале июня 1919 г. на Западный фронт отправили вторую часть коммунистического батальона Всего в результате двух мобилизаций, проведенных в Гомеле, на фронт было отправлено около 850 человек.

16 июня в Гомель прибыл председатель ВЦИК РСФСР М.И. Калинин вместе с агитпоездом «Октябрьская революция». На железнодорожном вокзале он принял парад красноармейцев и выступил с речью перед собравшимися [3, с. 287].

Развитие военно-политических событий в западном направлении и обострение советско-польских отношений, требовали принятии неотложных мер по укреплению советской власти в регионах, находившихся в прифронтовой полосе. 21 августа 1919 г. в Гомеле состоялось расширенное заседание губкома РКП(б), обсудившее положение на Западном и Южном фронтах и меры по обороне губернии, Выступая на нем, член реввоенсовета Южного фронта К.А. Механошин указал, что в связи с последними событиями на обоих фронтах «всем органам перейти исключительно в область военного строительства, всех работников поставить в условия личной ответственности» за работу по обороне [1, с. 68].

В связи с осложнением военно-политического положения губком РКГІ(б) потребовал от партийно-советских органов на местах развернуть работу по обороне, по подготовке к эвакуации и в области политической работы. В августе-сентябре 1919 г. части польской армии захватили ряд белорусских городов, в том числе Жлобин и Рогачев. В связи с угрожающим положением на Западном фронте был создан Гомельский укрепрайон. Был утвержден Совет обороны укрепленного района, в состав которого вошли А.М. Ханов и И.3. Сурта. Осенью 1919 г. фронт стабилизировался.

Заметных военных действий в регионе не происходило вплоть до начала 1920 г. Возобновление активных боевых действий в начале марта, которые предприняла польская армия на Полесье на стыке двух фронтов — Западного и Юго-Западного, значительно ухудшило военное положение. 5-6 марта поляки заняли Мозырь, Калинковичи и Василевичи. Подтянув свежие силы, польские части захватили Речицу, Горваль и Лоев. Угроза охвата Гомеля заставила губернские и городские власти начать подготовку к эвакуации. 5 апреля 1920 г. состоялось первое заседание Гомельского ревкома, который возглавил X. Пестун. Была проведена очередная общая мобилизация в Красную Армию.

Осложнение военной обстановки на. участке Горваль-Речица заставило губернские власти ввести с 9 мая 1920 г. в губернии военное положение и приступить к эвакуации. В первую очередь вывозились все важнейшие военные и гражданские грузы, эвакуировались семьи коммунистов и ответственных работников в район Клинцы-Почеп. непосредственно эвакуации руководил губернский ревком, который 10 мая возглавил Пыжев. В этот же день в Гомеле находился председатель РВСР Л. Троцкий, который выступил с речью [1, с. 79, 84, 86].

Вместе с эвакуацией губернских учреждений по распоряжению созданной эвакотройки начала проводиться эвакуация городских и уездных учреждений. Гомельским уездно-городским ревкомом был издан циркуляр о вывозе из города ценных документов и имущества. Уездно­городской ревком и уком РКП(б) создали коммунистический отряд для несения гарнизонной службы в городе [3, с. 305].

В связи с эвакуацией губЧК в Клинцы для продолжения оперативной работы, в Гомеле было создано отделение губЧК, руководителем которого был назначен Баевский [1, с. 124].

Серьезной проблемой, оказывающей значительное влияние на военно-политическую обстановку, являлось дезертирство. С началом военных действий дезертирство стало приобретать массовый характер. Дезертиры организовывались в вооруженные отряды и представляли значительную силу, которая отказывалась подчиняться командирам, комиссарам и представителям советской власти. Наиболее массовый характер дезертирство приобрело весной 1920 г. По состоянию на 5 мая 1920 г. в Гомельской губернии насчитывалось более 47 тысяч дезертиров.

Наличие такого количества дезертиров дестабилизировало обстановку как в городе, так и в губернии. Для борьбы с дезертирством были созданы губернская и уездные чрезвычайные комиссии. В соответствии с приказом Л. Троцкого от 10 мая 1920 г. губернской комиссии были предоставлены права ревтрибунала [1, с. 86,88]. Ужесточение репрессивных мер к дезертирам и населению, укрывавшему их, а также усиление агитационной работы сказались на результатах проводимой кампании по выявлению дезертиров. На военную службу было возвращено более 35 тысяч дезертиров [1, с. 88-89].

Весьма сложным было положение с обеспечением продуктами питания городского населения. В Гомеле отсутствовали необходимые запасы продовольствия. Городские рабочие получали только суточные пайки. Ревком требовал выполнения заданий крестьянами по продразверстке для обеспечения продовольственными ресурсами, в первую очередь, Красную Армию и общественное питание (больницы детские дома и т. д.). В июне 1920г. продовольственные запасы для общепита были всего на 5-6 дней [3, с. 307].

В начале июля 1920 г. части Красной Армии предприняли наступление на Западном фронте, начав вытеснение польских войск с территории Беларуси. После освобождения Речицы линия фронта отодвинулась на запад.

По решению командующего Западным фронтом с 7 июля начиналась реэвакуация губернских и уездно-городских учреждений в Гомель. 12 августа 1920 г. главнокомандующий Западным фронтом М. Тухачевский издал приказ о восстановлении на территории Гомельской губернии выборных органов власти [1, с. 78, 81].

В начале октября 1920 г. Гомель снова посетил председатель ВЦИК РСФСР М.И. Калинин, который принял участие в работе III губернского съезда Советов, обсудившего вопросы восстановления и развития экономики, продовольственного снабжения населения, помощи Красной Армии и др.

Военные события значительно ухудшили положение в регионе, углубили социальные противоречия, содействовали распространению бандитизма и уголовных преступлений, усугубили экономическое положение. Многие промышленные предприятия не работали из-за отсутствия сырья и топлива, были товарный голод и безработица, Рабочие, как и крестьяне, высказывали недовольство проводимой большевиками экономической политикой. Городское население бедствовало от нехватки продовольствия. Городское коммунальное хозяйство находилось в запущенном состоянии. Губернский город не имел канализации. В 1920 г. ассенизационный обоз состоял из 27 бочек, Санитарное состояние города сказывалось на здоровье его жителей, Эпидемии и болезни — сыпной тиф, скарлатина, оспа и другие имели массовый характер. Гомельский уездно-городской ревком осознавал всю опасность сложившегося положения и принимал меры по очистке городских улиц и дворов от мусора и нечистот [3, с. 325]. В 1923 г. в городе проживало 75 тысяч человек. Кроме частных домовладений в

Гомеле было 237 муниципализированных домов. Для строительства домов городские власти выделили 45 десятин строевого леса и 25 тысяч рублей золотом, что позволило жителям достроить 115 домов и произвести ремонт 312 домовладений [3, с. 328].

В непростой ситуации, связанной с последствиями военных событий в регионе, партийно-советское руководство на местах начинало заниматься коренной перестройкой экономики, предусматривающей формирование государственной формы собственности. Национализация частного сектора в промышленности и других отраслях экономики считалась мерой социалистического переустройства народного хозяйства.

В Гомеле, который сначала был прифронтовым городом, а затем находился под оккупацией немецких войск, национализация начала проводиться только с января 1919 г. В первую очередь были национализирован железнодорожные      мастерские и деревообрабатывающие предприятия. В январе-феврале была осуществлена национализация спичечной фабрики «Везувий», химического завода «Иегель», кирпичного завода [3, с. 307]. В период реальной угрозы оккупации Гомеля в 1919-1920 гг., практически вся промышленность бездействовала. Работали только те предприятия, продукция которых была необходима Красной Армии. В связи с заданиями Западного фронта Гомельский уездно-городской ревком 4 июня 1920 г. рассмотрел вопрос о возобновлении работы предприятий города. Было решено на заводе сельскохозяйственных машин и орудий начать ремонт обоза. Ревком поддержал предложение заводоуправления фабрики «Везувий» о возобновлении на ней выпуска продукции. Для удовлетворения потребности армии в лесоматериалах начали работу 5 лесопильных заводов [3, с. 306].

В годы нэпа в городе стала развиваться и металлообрабатывающая промышленность, которая была представлена заводами «Пролетарий», «Двигатель революции», механическим и арматурным. В 1921 г. были открыты судоремонтные мастерские. Вместе с тем, техническое состояние их из-за изношенности оборудования было на низком уровне, требовалась срочная реконструкция старых предприятий, но из-за отсутствия необходимых средств капитальный ремонт на предприятиях города не проводился до 1923 г. В 1924/1925 хозяйственном году были проведены работы по расширению завода «Пролетарий», завершено строительство завода «Красный химик» [4, с. 74].

Улучшению работы по восстановлению промышленного производства препятствовали топливный кризис и нехватка квалифицированных рабочих. Однако были случаи, когда за участие в прошлом в небольшевистских партиях рабочих увольняли с работы. Так, в сводке ОГПУ СССР от 7 февраля 1923 г. указывалось, что по сокращению штатов из главных Гомельских железнодорожных мастерских было уволено 86 эсеро-меньшевистских элементов [5, с. 162].

Наступившее в 1924 г. небольшое оживление рынка позволило промышленным предприятиям Гомеля реализовать свою продукцию, которая активно продавалась во многих городах СССР. Следует отметить, что Гомельский регион был наиболее развитым в промышленном отношении. Из 107 государственных цензовых предприятий губернии в 1925/1926 хозяйственном году в Гомеле было размещено 35, из них 5лесопильно-фанерных          и деревообрабатывающих, 4 металлообрабатывающих, 3 химических, 3 швейных предприятия [6,  с. 58-75]. В 1922 г. в строй действующих вступила обувная фабрика «Труд», а в 1926 г. основана кондитерская артель «Просвет». В 1923 г. был осуществлен пуск Гомельской городской электростанции имени 5-летия Октября. Мощность первой очереди составила 350 квт. В ноябре 1925 г. на электростанции был введен в эксплуатацию турбогенератор мощностью 500 квт, что позволило обеспечить электроэнергией заводы «Пролетарий» и «Двигатель революции», фабрику «Полеспечать» [3, с. 314].

Проводилась работа по объединению кустарей-частников в промысловые артели. Среди мер по борьбе с безработицей было создание артелей из числа безработных. В 1923-1925 гг. губернским отделом труди в Гомеле было создано более 25 производственных артелей [7, с. 95].

В 1920-е годы в городе значительно расширилась сеть учебных заведений. На базе долгосрочных педагогических курсов в 1921 г. был создан педагогический техникум. В Г омеле и Новобелице действовали 19 школ первой и второй ступени. К 1925 г. число учебных заведений увеличилось. Было 4 техникума (железнодорожный, два педагогических и музыкальный). 20 школ первой и 4 школы второй ступени, 10 семилетних школ осуществляли обучение почти 12 тысяч детей [6, с. 56].

В 1924 г. партийно-советское руководство СССР приняло решение о проведении нового территориально-административного деления, по которому часть уездов Гомельской губернии были возвращены БССР. Город Гомель, Гомельский и Речицкий уезды оставались в составе РСФСР. Руководители БССР проводили настойчивую работу среди руководства местных органов власти, убеждая их в необходимости включения и этих территорий в состав БССР. Однако губернские власти выступили против и стремились переубедить московское руководство и небелорусском характере их губернии и, в частности, Гомельского и Речицкого уездов.

В связи с обострением общественно-политической ситуации, когда реальнo возник вопрос о их присоединении к БССР, Политбюро ЦК ВКП(б) направило в Гомель специальную комиссию под руководством Я. Петерса. Комиссия пришла к выводу, что на этой территории проживало преимущественно белорусское население, о чем было доложено на заселении Гомельского губкома ВКП(б) 16 октября 1926 г. [8, л. 58].

В декабре 1926 г. судьба Гомеля, Гомельского и Речицкого уездов были решена окончательно. 26 ноября Политбюро ЦК ВКП(б), а 6 декабря Президиум ЦИК РСФСР приняли решение о возвращении их Беларуси. Гомельская губерния ликвидировалась. В связи с созданием в 1927 г. Гомельского округа Гомель стал окружным центром, пробыв в статусе губернского центра неполные семь лет.

Список литературы

  1. Гомельская губерния. 1919-1926 гг.: док. и материалы / сост.: М. А. Алейникова [и др.]. — Минск: НАРБ, 2009. — 270 с.
  2. Лебедева, В. М. Стрекопытовский мятеж марта 1919: причины и пролог. / В. М. Лебедева // Беларусь і суседзі: гістарьгчныя шляхі, узаемадзеянне і ўзаемаўплывы: матэрыялы 111 Міжнароднай навуковай канферэнцыі, Гомель, 30 верасня — 1 кастрычніка 2010 г. / [рэдкалегія: P. Р. Лазько (адказ. рэд. р) [і інш.]. Гомель: ГДУ імя Ф. Скарыны, 2010. — 340с.
  3. Памяць: гіст.-дакум. хроніка Гомеля. У 2 кн. Кн. 1-я. — Мінск: БЕЛТА, 1998. — 608с.
  4. Мурашко, М. Н. Промышленное производство Гомельской губернии: состояние и проблемы восстановления / М. Н. Мурашко // Гістарычнаму факультэту — 20 гадоў: зборнік навуковых прац гістарычнага факультэта ГДУ імя Францыска Скарыны / Міністэрства адукацыі Рэспублікі Беларусь, Установа адукацыі «Гомельскі дзяржаўны універсітэт імя Ф. Скарыны», Гістарычны факультэт; [рэдкалегія: В. А. Міхедзька (галоўны рэдактар) і інш.]. Гомель: ГДУ, 2009. — 267 с.
  5. Гісторыя Беларусі: у 6 т. / рэдкал. М. Каскгок (гал. рэд.) [і інш.]. — Мінск: Экаперспектыва, 2000-2006. — Т. 5: Беларусь у 1917-1945 гг. / А. Вабішчэвіч [і інш.]. — 2006. — 613 с.
  6. Календарь-справочник на 1926 год / Гомельское губернское статистическое бюро. — [Гомель], 1925. — 204 с.
  7. Проблемы экономического развития Гомельской губернии / М. Н. Мурашко // Общество в условиях трансформации социально-экономической системы: проблемы экономики и права. Сб. науч. статей. Ч. XVII. — М., 2010. — І49 с.
  8. Государственный архив общественных объединений Гомельской область (ГАООГО). Фонд 1. — Oп. 1. — Д. 2065.

Автор: М.Н. Мурашко
Источник: Гомель: старонкі гісторыі (да 870-годдзя першай згадкі ў летапісе) [Тэкст]: зб. навук. арт. / рэдкал.: В. А. Міхедзька (адказны рэд.) [і інш.], М-ва адукацыі РБ, Гомельскі дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны. — Гомель: ГДУ імя Ф. Скарыны, 2012. — 188 с. Ст. 80-90.