Головчицкая усадьба

0
396
Головчицы и усадьба

Издавна принадлежавшую Оскеркам деревню Головчицы (теперь Наровлянский р-н) правительство конфисковало за участие представителей этого шляхетского рода в восстании 1830-31 гг. Головчицы перешли во владение русского генерала Якова Сиверса, но вскоре были выкуплены вторым сыном Игната Горвата – Станиславом. После его смерти деревню унаследовал племянник, которого звали Маврикием. Последним владельцем имения в 8000 десятин земли перед войной 1914г был одним из сыновей Маврикия – тоже Станислав.

Сын Игната Горвата распорядился снести огромный деревянный дом в стиле классицизма, построенный еще при Оскерках. На его месте выстроили двухэтажную каменную усадьбу. Лицевой и задний фасады были оформлены одинаково: посередине выделялся ризалит с террасой в несколько ступенек и балконом с кованой балюстрадой. Оштукатуренные и побеленные фасады здания карнизным поясом делились на этажи и завершались тонкопрофильным карнизом. Треугольный же фронтон главного фасада украшала скульптурная композиция, фигуры которой символизировали Днепр и пять его притоков. Кирпичными террасами были оформлены и боковые фасады дома.

Внутри планировка здания была двухрядной. Середину здания занимал большой холл с ионической колоннадой. Стены опоясывал декоративный позолоченный фриз из сердец и цветочно-фруктовых гирлянд, а пол украшал узорчатый паркет. Помещение отапливалось двумя большими белокафельными печами.

Из холла можно было пройти в небольшую домовую молельную. Справа же находились жилые комнаты и кабинет с библиотекой. Последняя насчитывала несколько тысяч томов книг. А слева от холла находились так называемые «розовый» салон и «епископский» зал.

Все комнаты на первом этаже, выходящие окнами в парк, предназначались для жилья и хозяйственных нужд. А на второй этаж вела широкая одномаршевая лестница с резной, покрытой золотом балюстрадой. Второй этаж начинался небольшим вестибюлем, декорированным двумя огромными зеркалами в позолоченных рамах.

Из вестибюля двери вели в большой зал-салон с выходами на оба балкона. Помещение отапливалось камином из красного мрамора и четырьмя белокафельными печами. В межоконных проемах висели четыре зеркала в бронзовых рамах. Остальные стены украшали картины, а камин – часы и канделябры из бронзы.

Рядом с салоном находились бильярдная и зал-столовая с камином из серого мрамора и двумя изразцовыми печами.

Коллекция художественных произведений в головчицкой усадьбе были тоже обширны. В собрании картин имелись и творения итальянских и голландских мастеров. А среди произведений белорусских живописцев выделялось большое полотно на батальную тематику, автором которого был Енуарий Суходольский.

Имелось также множество бронзовых подсвечников и часов. Исследователи предполагают, что они были изготовлены все в той же мастерской Хопина из С.-Петербурга. Немалую ценность представляли хрустальные и фарфоровые сервизы, которые некогда перевезли из усадьбы Горватов в Липове (Калинковичский р-н).

Перед дворцом был разбит большой овальный газон с цветником в центре. По обе стороны от него возвышались два одинаковых деревянных одноэтажных флигеля, сохранившихся еще с 18в. В правом флигеле располагались пять комнат для гостей, а в левом – кухня, кладовая, пряльня и другие служебные помещения.

Слева, за полкилометра от дворца, возвышались въездные ворота в стиле классицизма. Они имели центральный проезд и боковые проходы, а их форма напоминала построенный ранее въезд в усадьбу соседней Наровли.

От ворот через парк пролегала въездная аллея, обсаженная с обеих сторон деревьями тополя. Заканчивалась она у дворцового портала, проходя между домом и гостевым флигелем.

Усадебный парк имел прямоугольную форму, занимая около 20 десятин земельной площади. Большая часть парка располагалась за домом, под окнами которого был разбит цветник с декоративными кустами. От этого цветочного газона брала начало старая липовая аллея, проходившая сквозь всю середину парка, правую сторону которого украшал живописный пруд с островом. На острове некогда стояла беседка в виде китайской пагоды, однако новые хозяева имения, по-видимому, не имели вкуса к восточным мотивам. Беседку снесли.

Парк заканчивался у большой проезжей дороги, вокруг которой тянулся фруктовый сад. Там находился еще один пруд. Так указано в официально изданной литературе. Но вот, что сообщил уроженец этих мест — Александр Горбелев:

«Парк и сад заканчивались не большой проезжей дорогой, а узкоколейной железной дорогой. Она начиналась от усадьбы Горватов и проходила вдоль парка и сада и далее к кирпичному заводу. Завод до сих пор работает. Въездные ворота да и многие кирпичные постройки были сложены из кирпичей, произведенных на этом заводе. Печи и грубы в домах головчан сложены из такого же кирпича. Сейчас кирпич такого качества на том же заводе, увы, не могут сделать. Завод расположен недалеко от въездных ворот в усадьбу. Все это я узнал от своей бабушки Горбелевой Анны Павловны, которая служила у Горватов.

Сохранились и пруды, их не два, а три. Первый пруд имел удлиненную форму. Остров на нем располагался ближе к усадьбе. Второй пруд был круглой формы, третий в виде прямоугольника. Но самое интересное то, что все три пруда были соединены между собой каналами. Причем второй пруд кроме прямого канала из первого пруда, имел еще и обводный канал, назначение которого остается загадкой. Кстати, дом нашей семьи располагался почти на берегу второго пруда. Судя по истории Головчицкой усадьбы, пруды и каналы были выкопаны при Якове Сиверсе. Была у него такая страсть, особенно к каналам».

Как пишут официальные источники: «Древнее имение не уцелело. К 1917г от дворца сохранилось всего два флигеля, а на сегодняшнее время остался только парк». На самом деле усадебный дом сохранился, но находится сегодня в плачевнейшем состоянии. Сначала здесь размещалась средняя Головчицкая школа, а потом участковая больница. Теперь дом полностью заброшен и постепенно ветшает.

А теперь снова вернемся к печатным источникам, в которых сказано следующее. За служебным флигелем, среди большой группы деревьев, располагалось фамильное кладбище. Там, на могиле Станислава Горвата, был установлен изготовленный в Италии памятник из белого мрамора с образом усопшего. Как сообщил Александр, был еще один мраморный памятник, установленный на могиле умершей от укуса гадюки дочери Станислава Горвата. Памятник был выполнен в виде скульптуры – фигура молодой девушки, ногу которой обвила змея.

Нет, уважаемые читатели, всего этого мы уже не увидим. Как сообщил Александр: «Могилы (склепы) после отъезда Горватов были разграблены (на теле усопшей было много драгоценностей). Мраморная же скульптура, скорее всего, была разбита. Ученики школы находили осколки мрамора в том месте. На месте же могил устроили… туалет школы. Ну а школа размещалась в усадьбе. Надгробные плиты служили ступеньками в мастерские той же школы…» Такое варварство и кощунство просто ошеломляет, потрясает до содрогания. Как и следовало ожидать, пользы награбленные драгоценности не принесли. «Все, кто грабил могилы, вскоре умерли по разным причинам».

Судьба ценностей, хранившихся некогда в нем, мне не известна. Знаю только, что в Гомельском краеведческом музее хранится ряд картин Енуария Суходольского, среди которых, возможно, есть и те, что принадлежали Горватам. Остальные же сохранившиеся полотна художника находятся в Варшаве и Познани. Что же касается других художественных ценностей, то часть из них тоже могла уцелеть и попасть в музеи. Но, скорее всего, экспонируются эти предметы с неизменным безликим пояснением. Например, таким:

Часы бронзовые, 19 в.
Мастерская Хопина,
С.-Петербург.

А как мне хотелось бы уточнений!