Газета «Гомельское слово»

0
96
Гомельское слово газета

Предреволюционная городская пресса не многим уступала перед Гомелем современным. К 1917 г. здесь выходили «Гомельская копейка», «Полесье», «Полесская мысль», «Полесская жизнь», «Полесский телеграф», «Гомельская мысль», «Гомельский вестник», «Гомельские отклики» известного общественного деятеля и юриста Н.И. Кулябко-Корецкого, и другие менее значимые издания. После февральской революции появились и новые газеты, с характерными для времени названиями, как, например, «Голос народа». Понятно, что с выходом на сцену большевичков с их «Известиями Гомельского совета рабочих и солдатских депутатов», а позже «Путем советов», все другие «голоса» потеряли своё право звучать. Прошло совсем немного времени и всем старорежимным изданиям пришлось отступить и раствориться в истории. У каждой из этих газет своя интересная история. Но нас, конечно, интересует, звучал ли тогда в этом местном информационном многоголосии голос Церкви.

 Заметим, что характер дореволюционной гомельской прессы, не смотря на количество, был все же довольно однообразен. Преобладали газеты либерального настроения с большой долей на страницах рекламы и коммерческой информации. Голос правительства, правящего монарха и, тем более Церкви, просто тонул в местных сплетнях и проблемах финансового характера и был, похоже, неинтересен для гомельских издателей. Гомельский консервативно и монархически настроенный читатель был вынужден обращаться к прессе могилевской губернской или к столичной, – питерской и московской.

Нельзя не упомянуть, что и владельцы газет, и авторы материалов были в большинстве людьми либерально настроенными и принадлежали, в основном, к еврейской буржуазии. Но и само население города более чем наполовину состояло из евреев, а потому и значительная часть материалов касалась событий «еврейского Гомеля», немного русского, еще меньше польского. О белорусах в основном молчали1… Кроме местных новостей, в газетах помещались обозрения происшествий в мире, в империи, в Государственной и городской Думах, в земстве, в управах. При этом читателю предлагался либеральный взгляд на события. Похоже, такая пресса и такие взгляды находили отклик в Гомеле. Интеллигенция, даже и в управах, была весьма свободных взглядов.

Но население города, начиная с этого периода, увеличивалось именно за счет крестьян-белорусов, как из ближайших окрестных деревень, так и приезжавших из соседних губерний. Именно контроль над умами увеличивающегося нового по характеру населения, с еще не сформировавшимся мировоззрением, и стал одним из главных поводов для образования новой газеты, о которой и пойдет речь ниже.

Потребность в «другом» издании становилась все более очевидной для людей, приверженных идеям монархии. В крайних своих проявлениях это были представители «черносотенного» движения, последователи двух «Союзов Русского народа»2.

Именно на собрании Союза Михаила Архангела, состоявшегося 8 января 19113 г., проходившего в здании Преображенской женской школы, и была высказана идея о новой газете. Собралось около 700 человек, в том числе, все оффициальныя лица, голова, члены управы и др. Присутствовал на собрании и первый епископ Гомельский, священномученик Митрофан. В Гомель он прибыл ранее, на праздник Богоявления. В своем выступлении на Собрании Епископ Митрофан, особенно остановился на проблемах местной жизни, сказал также и о необходимости создания новой газеты. Приведем его слова:

«– Я также хочу сказать о том, что Гомелю необходим правый орган, и прошу помощи лиц, сочуствующих этому благому начинанию. Орган должен быть без определенной окраски. Недавно я читал в местной газете, кажется, «Полесской Жизни» статью, буквально развращающую. Поэтому необходимо немедленно открыть газету.»

Обо всем этом, мы узнаём, именно со страниц «Полесской Жизни». По понятным и уже указанным выше причинам, названная газета пристально следила за деятельностью «СРН». Относительно «развращающих статей», необходимо признать, что на страницах «Полесской Жизни», в самом деле появлялись смелые для своего времени заметки в виде «анкет» с явно провокационными вопросами, размещалась реклама «хиромантов» и прочих гадателей. К сожалению, вместе со свободой политической, проявлялась и нравственная разнузданность.

Таким образом вопрос о новой газете был поставлен и уже с февраля месяца того же года был запланирован ее выход. Редактором был намечен преподаватель латинского языка Гомельского духовнаго училища Александр Иванович Беляев (уроженец Смоленской губернии), «при ближайшем участии» свящ. Феодора Жудро и помощника смотрителя Духовного училища статского советника Павла Алекссевича Адамовича. Впоследствии о. Феодор Жудро занял место секретаря издания.

Уже с самого начала, газета столкнулась с целым рядом проблем. Вспомним о том времени, когда происходили события. В городе на тот момент действовало 10 типографий, и был организован довольно мощный профессиональный союз типографских рабочих. Первоначально, союз и вовсе поставил вопрос: давать или не давать рабочих на газету. Но после ряда заседаний правление «решило рабочих дать, дабы этим избежать приезда из Киева черносотенных наборщиков». Первоначально номера печатались в типографии А.Ф. Беняша-Кржижеца4. Но, ввиду того, что у него была только «американка»5, и он не мог выпускать газету в срок, «Гомельское Слово» начала печататься в типографии Артура Соломоновича Миляева. С этого момента типографский союз и вовсе получил возможность «следить за всем тем, что творилось в этой газете».

Одна из статей о. Феодора Жудро, попала в руки представителей союза, которые сочли, что текст имеет «явно погромный характер». Было собрано экстренное заседание правления, союза, где «постановили статью ни в коем случае не пропускать», и решили «избрать двух представителей для переговоров с священником Жудро». О. Феодор, встретившись с «делегацией» спросил: «Что вы хотите, чтобы я посылал вам на цензуру мои статьи?». Но «представители» настаивали на том, «что статья ни в коем случае не пойдет и чем бы дело не закончилось, такие статьи в газете печататься не будут». В итоге о. Феодор был вынужден обратиться к редакционной коллегии, и статья была снята. Нам тяжело представить в о. Феодоре Жудро «черносотенного журналиста», но интересен сам факт возможности подобного инцидента.

Присутствовала и явная не дружелюбность со стороны прочих городских газет. Связана она была с государственной дотацией, оказываемой «Гомельскому Слову». Характер этого конфликта ясно виден на страницах «Полесья», где в № 291 за 1911 год, была размещена статья «Долг платежом красен… Гомельские земцы и «Гомельское Слово». Дело в том, что редакция «Гомельского Слова» просила у земства субсидию в 6000 руб., но на заседании от 25-го октября, «гласные решительно и категорически высказались против субсидирования». Однако на заседании 27-го октября некоторые гласные изменили свое мнение. Обсуждали вопрос, о том в какой из имеющихся местных газет, могли бы постоянно освещаться вопросы земской жизни. Предлагалось помещать статьи в «Могилевском Вестнике», что обошлось бы земству в 600 р. Предлагали еще и «Полесье», но в итоге, окончательное решение вопроса было поручено Управе и большинством голосов (23 против 17) было решено ассигновать 3000 руб. «Гомельскому Слову». Журналист «Полесья» был разочарован решением земства, а новую газету и вовсе называл «националистической рептилией6», в перемене мнения гласных, ему было очевидно то, что «кто-нибудь просветил, кто-нибудь наставил» их. Он говорит: «как пестр и разнообразен – национально и социально – круг земских плательщиков; должно помнить, что обслуживать земские нужды – не значит служить националистам».

Гомельское слово первый листНо газета «Гомельское Слово» не продержалась долго. Последний известный номер, 212-й, относится к 6 мая 1912 г. Нам известно, что газета выходила ежедневно, кроме дней после праздничных на 4-6 страницах. Редакция размещалась на Александровской улице в доме №3. Редактором-издателем с №32, уже является комиссионер Всероссийского Национального Клуба, инженер-технолог М.А. Карпов.

Своей целью газета ставила «дать русскому православному народу правильное освещение всех фактов государственной и местной жизни и защищать Православие, Самодержавие и Народность». На рекламе издания размещенной в «Могилевских епархиальных ведомостях» «…резолюциею Преосвященного Митрофана, Епископа Гомельского, газета «Гомельское Слово» рекомендуется особому вниманию духовенства, преимущественно Гомельского и Рогачевского уездов».

Реклама Гомельское Слово-МогЕВ-01-01-1912-№1-ЧН, стр.33
Реклама газеты «Гомельское слово»

Особенно печально для исследователя то, что в пределах Белорусских библиотек, номеров этого издания практически не осталось. Имеется лишь экземпляр №207, за 12 апреля 1912 г. в Президентской библиотеке, копия которого любезно предоставлена сотрудниками учреждения, в распоряжение Церковно-исторической комиссии Гомельской епархии. Полное собрание из 212 номеров имеется в Российских Национальной и Государственной библиотеках.

Имеющийся один номер не может дать представления о том, что эта была за газета. Кто был ее авторами, что за статьи печатались в ней? Факт участия в работе редакции о. Феодора Жудро, только увеличивает наш интерес. В имеющемся 207 номере, мы видим статьи, посвященные работе Государственной Думы («Около думы», «Новый закон по рабочему вопросу»), в разделе «Хроника» ряд статей, посвященных местным событиям, в «Телеграммах» краткие новостные сообщения со всего мира, в том числе по империи. Имелось несколько статей посвященных литературе, стихотворения, главы романа гомельчанина Михаила Дмитриевича Кострицкого-Ордынцева «За скипетр Иоанна». Но практически отсутствует материал, посвященный жизни Церкви в Гомеле, за исключением заметки о военной бане, перед началом закладки которой протоиереем Александром Зыковым был совершен молебен. Тем не менее, можем предположить, что в других номерах, статей, посвященных Гомелю и жизни его церквей, было больше.

Почему газета прекратила выходить? В 1912 г. Владыка Митрофан был назначен на Минскую кафедру. Именно благодаря его энергичной деятельности появилось «Гомельское Слово». Было ли связано прекращение выхода газеты с переходом гомельского епископа в другую епархию? Возможно, газета не нашла своего читателя в Гомеле? Не совсем понятна и роль местного священства в подготовке материалов для издания. Известно, что деятели «СРН» не доверяли местному духовенству7. Быть может, имело место взаимное недоверие. Похоже, оба главных редактора происходили из великороссийских губерний. А.И. Беляев, впрочем, уже продолжительное время служил в Гомеле, но он довольно быстро оставил редакторский пост. Ответов на эти вопросы у нас пока нет.

Как бы то ни было газета «Гомельское Слово» и, вышедшие несколько ранее, листки Гомельского Православного братства (которые заслуживают отдельного внимания и, будем надеяться, еще будут нами рассмотрены) положили начало городской церковной печати и перед нами стоит задача их выявления и внимательного изучения.

  1. Необходимо сказать, что в 1910 г. в городе издавалась газета «Белорусский голос», но выпускали ее люди близкие Союзу Русского народа, а потому понятие о Беларуси, и ее голосе, были в некотором смысле слово спецефическими.
  2. Существовало два Союза: Архангела Михаила и Георгия Победоносца.
  3. Все даты по старому стилю
  4. А.Ф. Беняша-Кржижец – редактор и издатель газеты «Белорусский голос».
  5. Тигельная печатная машина.
  6. Имеется в виду российский национализм.
  7. Нам, по крайней мере, известны нападки на отцов Феодора Жудро и Андрея Курневича.


Автор:
Андрей Ананьев
Источник: журнал «Сретение», 2016 год, №1, стр. 19-21.