Феномен религиозности студентов-первокурсников Гомельщины: нормативно-ценностный компонент

0
264
Феномен религиозности студентов-первокурсников Гомельщины нормативно-ценностный компонент

В современной религиоведческой мысли проблема исследования феномена религиозности является одной из самых актуальных и интегральных, объединяя множество подходов и междисциплинарных методов исследования. Современные исследователи, как правило, выделяют три основных критерия феномена религиозности: религиозное сознание или когнитивный компонент, идентификационный или поведенческий компонент, нормативно-ценностный или мотивационный компонент, который определяет жизненные ориентиры.

Период юношества и старшего подросткового возраста является периодом активного определения ценностных ориентиров, формирования самосознания и социокультурной идентификации. Современная молодежь формирует свои ценностные ориентации в условиях постиндустриального общества, отсутствия «больших нарративов», мощных идеологических систем, присутствия мировоззренческого плюрализма, колоссального информационного потока, транслирующего различные системы ценностных ориентаций. Студенческая молодежь представляет собой социальную группу, которая в значительной степени в будущем будет определять особенности структуры общественного сознания. Особую актуальность приобретает изучение характера религиозности молодежи, механизмов ее возникновения и психологических последствий. Исследуя религиозность молодежи, следует также учитывать механизмы взаимовлияния религии и социальной реальности. Религиозные организации, функционируя в обществе оказывают влияние на социальные процессы, равно как трансформирующаяся социальная реальность влияет на проявления религиозности отдельного индивида и деятельность религиозных институций в целом.

В настоящем исследовании предпринята попытка изучения особенностей нормативно-ценностного компонента феномена’ религиозности студентов-первокурсников Гомельщины, который проявляется р ценностных ориентациях и мотивационных процессах, а также определяет степень принятия религиозных ценностей индивидом. Именно нормативно-ценностная составляющая обеспечивает взаимосвязь всех компонентов феномена религиозности, объединяя их в единое целое, создавая тем самым условия для гармоничного развития личности, декларирующейся как «человек верующий».

Исследование основывалось на обсуждении в фокус-группе состоящей из студентов, отстаивающих различные мировоззренческие позиции по отношению к феномену религии. По результатам данного обсуждения была разработана анкета. Эмпирической базой исследования является выборочный социологический опрос среди студентов первокурсников дневной формы обучения Гомельского государственного технического университета имени П. О. Сухого, проживающих в г. Гомеле или Гомельской области, проведенный в декабре 2016 года. Всего было анкетировано 92 студента-первокурсника в возрасте от 17 до 22 лет, что составляет примерно 20 % от общего числа первокурсников данного учебного заведения. ГГТУ имени П. О. Сухого является техническим вузом, поэтому большинство респондентов обучается по техническим специальностям. В гендерном аспекте преобладающее большинство среди респондентов составили представители мужского пола 88 %.

Согласно результатом опроса только 22 респондента считают себя верующими, что составляет 24 % от общего количества. Затрудняются с ответом 35 %, большинство считают себя неверующими 41 %. Примечательным является тот факт, что атеистами себя также назвали 41 % студентов. Православными себя считают 32 %, неопределившимися назвали себя 13 %, агностиками 4 % и 1 студент позиционирует себя деистом (таб. 1).

Особенностью сложившейся ситуации в молодежной среде является, с одной стороны, изменение содержания понятия «православный». С данным понятием не соотносятся характеристики понятия «человек верующий». Количество верующих, согласно результатом исследования, значительно ниже, чем тех, кто идентифицирует себя как православный или христианин. Православие отождествляют в большинстве случаев с национально-культурной идентичностью, а не с религиозной, которая определяется религиоз­ными верой, моралью, ценностями. Взаимозаменяемость религиозной и национально-культурной идентичности свидетельствует о доминирующей роли религиозного самосознания в формировании созидающих основ современной белорусской культуры.

Таблица 1 — Распределение респондентов относительно религиозной самоидентификации

Позиции религиозной самоидентификации Количество опрошенных
человек %
атеист 37 41
православный 30 32
неопределившиеся 12 13
христианин 7 7
агностики 4             4
иудей 1 1
деист 1 1

 

Исследование выявило доминирование в гендерном аспекте верующих матерей в семьях опрошенных студентов. На вопрос являются ли родители верующими, 81 % респондентов ответило, что мать является верующей, 55 % — отец является верующим. Соответствующая пропорция, свидетельствующая о преобладании женской религиозности среди родителей, выстраивается и по отношению к нерелигиозное™ родителей. 45 % составляют неверующие отцы, а матери всего 12 %.

Таблица 2 — Распределение респондентов в зависимости от источников получения знаний о религиозных традициях

Источник Количество опрошенных
человек %*
родители 81 88
знакомые 9 9
учителя 7 7
бабушки, дедушки 54 58
придя в храм 9 9
Интернет

14

15

         

 

*Сумма больше 100 %, так как предлагалось более одного варианта ответа па вопрос.

Одним из значимых аспектов формирования религиозной идентичности является религиозное воспитание. Данные опроса свидетельствуют, что религиозное поведение в большинстве случаев заимствуется от матерей, а не от отцов (таб. 2). В качестве источников знаний о религиозных традициях студенты в подавляющем большинстве 88 % назвали родителей, и большая часть 58 % назвали бабушек и дедушек. Данные свидетельствуют, что для респондентов семья играет основную роль в формировании религиозных мировоззрения, ценностей и воспитания, которое проявляется в поведенческом компоненте феномена религиозности. Сопоставляя ответы респондентов об источниках знаний о религии с ответами о религиозности их родителей, можно констатировать факт, что задачи связанные с религиозным воспитанием в семьях студентов возлагаются на матерей.

Полученные результаты исследования свидетельствуют о том, что большинство респондентов согласны с патриархальным укладом семьи. На вопрос: «Согласны ли Вы с утверждением, что муж является главой семьи» 80 % опрошенных ответили «Да». Свое несогласие, с таким укладом в семейной жизни выразили только 20 % студентов-первокурсников.

Следует отметить, что ценности как обобщенные цели и средства их достижения, помогают интегрироваться молодежи в жизнь социума через осуществление социально одобряемого выбора. Другой особенностью ценностей является возможность сочетания в сознании одного человека противоположных ценностей. Данный факт подтверждают результаты ответов респондентов на вопрос: «Приемлемо для Вас, что женщина ради карьеры может отложить создание семьи и рождение детей?». Положительно на данный вопрос ответила большая часть опрошенных студеитов-первокурсников (55 %). Полученные результаты указывают на ориентацию в сознании современной молодежи на ценности индивидуалистического характера, которые связаны с предпочтением независимости и личной свободы, достижения личного благополучия и карьерного роста. Подавляющее большинство (82 %) придерживаются позиции, что в сложной жизненной ситуации могут рассчитывать только на себя или свою семью. Респонденты практически не надеются на помощь со стороны священнослужителя, равно как и на помощь астролога, гадалки или человека владеющего некими сверхъестественными способностями.

Полученные результаты исследования указывают на преобладание у студенческой молодежи склонности к индивидуализму, но в контексте онтологического понимания свободы, как выбора и ответственности за свои поступки (42 %), как возможности принятия самостоятельных решений (27 %). Только третья часть опрошенных студентов дато определение свободы как возможности поступать, как хочешь или как, независимость от общепринятой морали и наставлений старших.

Христианская мораль основывается на терпимости и понимании. Толерантность истолковывается как принятие Другого с его взглядами и идеями, но не на безразличии и приобщении к другим нормам чуждым христианской морали.

Таблица 3 — Распределение респондентов в зависимости от определения понятия толерантность

  Количество опрошенных

Определение толерантности

человек %*
терпимость к взглядам, идеям других 60 65
терпимость к нормам поведения других 23 25
изменение своих взглядов и норм поведения ради Другого 10 10
безразличие к взглядам других 2 2

 

*Сумма больше 100%, так как предлагалось более одного варианта ответа на вопрос.

Респондентам в анкете были предложены варианты ответов, из которых они должны были выбрать то определение, которое соответствует их пониманию толерантности. Большинство респондентов — 65 % определило толерантность как терпимость к религиозным, политическим и иным взглядам, идеям, ценностям других (таб. 3). Толерантность как терпимость к другим нормам поведения обозначили 25 % опрошенных, как изменение своих норм поведения ради Другого определили 10 % молодых людей. Примечательным является факт, что толерантность как безразличие к другим взглядам, ценностям определили только 2 % респондентов. Данная социально-духовная характеристика не воспринимается респондентами как безразличие, которое зачастую обусловлено незнанием, отсутствием интереса к Другому и потенциально может стать причиной нетерпимости.

Милосердие в мировоззренческой системе респондентов характеризуется способностью человека прощать, сочувствовать другому, помогать нуждающимся, жертвовать своими интересами ради Другого. Несмотря на феномен разобщенности характерный для современного, общества, ориентацию молодежи на ценности индивидуалистического характера, практически половина опрошенных (49 %) определило милосердие как умение прощать, 15 % респондентов определяют милосердие как самопожертвование ради Другого. Можно утверждать, что большинство студентов предусматривают в личностной модели мировосприятия умение увидеть, понять другого человека, что соответствует аксиологическим характеристикам христианского персонализма. Четвертая часть из студентов-первокурсников определили милосердие как сочувствие Другому, как помощь из сострадания 17 % опрошенных студентов.

Используемая нами количественная методика исследования нормативно-ценностного компонента религиозности студентов-первокурсников Гомельщины естественно не отображает всех аспектов данного феномена, но способствует более детальному изучению состояния религиозности в молодежной среде в современных условиях. Согласно предварительным результатам исследования можно обозначить некоторые характерные тенденции.

Особенностью сложившейся ситуации в молодежной среде яшиется преобладание религиозного индифферентизма, поэтому большинство определяет себя как атеисты, деисты, агностики. Религиозная самоидентификация совпадает с национально-культурной идентичностью.

В гендерном аспекте наблюдается преобладание женской религиозности над мужской среди родителей студентов. Поэтому логичным является предположение о сложившейся тенденции материнской ответственности за религиозное воспитание детей в белорусских семьях.

Семейные ценности занимают лидирующие позиции в структуре ценностных ориентаций студенческой молодежи, но прослеживается также ориентация на ценности индивидуалистического характера, которые связаны с устремлением к независимости и личной свободе, достижением личного благополучия и карьерного роста.

Понимание свободы в студенческой среде сопряжено с осознанием своего выбора и ответственности за этот совершаемый выбор. Доминирование индивидуалистических установок прослежива­ется в отсутствии доверия к другим в условиях сложной жизненной ситуации.

Толерантность и милосердие в миропонимании студенческой молодежи Гомельщины имеет позитивные характеристики, такие как терпимость к взглядам, идеям и нормам поведения других. Позитивные механизмы толерантности способствуют обеспечению в обществе взаимовосприятия и взаимоуважения ценностных ориентаций других, соответственно содействуют укреплению социальной стабильности.

Автор: В.К. Борецкая
Источник: Православие: история и современность: сб. науч. статей. — Гомель: ГГУ им. Ф. Скорины, 2017. — С. 185-191.