Еврейский вопрос в Беларуси в конце XIX — начале XX вв. (По материалам газеты “Могилёвские губернские ведомости”)

0
126
еврейский вопрос в Беларуси

В середине 90-х годов XIX и в начале XX вв. (до революции 1905-1907 гг.) официальная газета “Могилёвские губернские ведомости” — печатный орган губернского правления являлась значимым средством отражения и формирования общественного мнения по различным злободневным вопросам жизни региона. Это обусловлено хотя бы тем фактором, что эта газета наряду с “Могилевским листком сельского хозяйства и охоты” (орган сельскохозяйственного общества, газета издавалась с 1901 г.), “Белорусским комиссионером” (газета выходила в Мстиславле в 1899 — 1900 гг.) и “Могилевскими епархиальными ведомостями” (орган православной епархии, выходила с 1883 г.) представляла немногочисленную местную периодику при отсутствии частных газет.

При анализе материалов газеты по еврейской проблематике нужно учитывать ряд обстоятельств. Во-первых, газета в силу своего официального статуса не могла выходить за рамки правитель­ственной доктрины по еврейскому вопросу. Во-вторых, цензурная система изначально ограничивала возможную тематику и устраняла “неудобные материалы” из гранок газеты. Имелась устойчивая традиция цензурного запретительства. Так, еще в 1860, 1862 гг. специальными циркулярами не разрешалось пропускать в печать ма­териалы “о расширении гражданских прав живущих в России евреев” без разрешения Главного управления цензуры и Министерства внутренних дел. В 1890 г. “воспрещалось упоминать о протесте против какого-то мнимого угнетения евреев”. В 1898 г.— “не поме­щать безусловно никаких статей и сведений” о приезде в Россию уполномоченных от фонда барона Гирша. Циркуляр от 12 ноября 1903 г. предписывал “не разрешать к печати до окончания судебного процесса о Кишиневских беспорядках” никаких материалов на эту тему. Циркуляром от 10 июля 1904 г. цензорам вменялось в обязанность “относиться с особой осторожностью к статьям крайнего сионистского направления, в которых еврейский народ призывается к объединению” [1]. В-третьих, характер освещения еврейского вопроса в газете был предопределен также “внутренней” цензурой (выбор материалов для печати) самих редакторов и их общественно-политической ориентацией. В рассматриваемый период редакторами неофициальной части “Ведомостей” были: М.В. Фурсов (с 1883 г. по 14 ноября 1897 г.), Е.Р. Романов — известный белорусский краевед, археолог и этнограф (с 15 ноября 1897 г. по 30 сентября 1903 г.), П. Озеров (с 1 октября 1903 г.).

Во всем комплексе газетной информации (передовые статьи, заметки, корреспонденции с мест, перепечатки из других изданий) можно условно выделить несколько тематических групп еврейской проблематики: общая хроника жизни еврейского населения; аспект “еврейской эксплуатации”; правовое положение; обоснование необходимости добровольной ассимиляции евреев; сионистское движение; “столкновения” евреев и христиан, погромы. Газета освещала различные события из жизни еврейского населения. В но­мере от 27 мая 1900 г. констатировалось, что в губернии евреи составляют 53,5 % городского населения и 7,8 % — сельского. А 4 сентября 1902 г. в передовой статье отмечалось, что “нет такого города в губернии, где бы число православных не только было равно, но хотя бы приближалось к количеству иудеев”. Публиковались материалы об отсутствии в местечках Бобр и Хотимск народных училищ для еврейских детей (1897 г.), поздравление с успешным музыкально-драматическим вечером Могилевского еврейского молодежного кружка (1895 г.) и помощи русской молодежи евреям-погорельцам (1897 г.), антисанитарных условиях в хедерах Могилева (1902 г.) и другие сюжеты о жизни евреев “черты оседлости”. В рубрике “Могилевские заметки” регулярной была тема “Из жизни евреев”. Однако совокупность подобных газетных материалов не представляет целостной многообразной картины жизни местной еврейской общины.

Характер, тональность публикуемых материалов, их оценка не были однозначными. С одной стороны, печаталось о коронационных праздниках в Чаусах, которые местное еврейское общество отпраздновало, “как подобает верному народу”, с молением в глав­ной синагоге за царя и царицу [1896. 29 мая], помещались многочисленные заметки о “молебнах еврейского населения за здравие и долголетие возлюбленного царя и всей царской фамилии и за победу” в русско-японской войне (1904 г.). С другой — о попытках евреев уклониться от военной службы, что еврейское население “не особенно расположено к труду”

Нашло свое отражение в газете освещение “еврейской эксплуа­тации” местного населения, что в официальной идеологической доктрине еврейского вопроса являлось обоснованием необходимости усиления дискриминационной направленности правительственного курса, реализовывавшегося на практике с 80-х годов. Применительно к промышленной сфере публиковались заметки, в которых подчер­кивался “инородческий” — еврейский характер эксплуатации рабочих предпринимателями: о смерти рабочих на лесопильном заводе князя Паскевича, арендуемом купцом Певзнером [1898. 18 марта]; о тяжелых условиях труда чаусских ремесленников у хозяев-евреев [1899. 30 июня]; о гибели 2 рабочих на шкловском кожевенном заводе еврея Лапицкого [1901 г. 14 августа]. При этом не исклю­чалось и описание непомерной эксплуатации евреями-предпринимателями своих же сородичей: непосильный труд при выпечке мацы, “эксплуатация дубровенскими фабрикантами кустарей-евреев, выделывающих талесы” [1899. 10 февраля; 1902. 12 апреля].

В гораздо большей степени на страницах газеты писалось об “еврейской эксплуатации” в крестьянской среде. Это относится преимущественно к периоду редактирования “Ведомостей” Е. Романовым, для которого крестьянская тематика в газете была основной наряду с историко-краеведческой. Как рецидив прежних обвинений евреев в спаивании крестьян в период отсутствия казенной монополии на продажу спиртного звучала заметка из Чаусского уезда: “…Наши крестьяне, привыкшие издавна к эксплуа­тации их как бы сжились с ними и покрывают их” (скрывают от полиции факты покупки водки у евреев. — В. П.) [1898. 10 июня]. Об эксплуатации крестьян “бывшими корчмарями” (скупка за бесценок продуктов крестьянского хозяйства),” экс-кабатчиками из инородцев” писали корреспонденты из Чаусского и Оршанского уездов [1899. 6 марта;1902. 31 августа]. Из Климовичского уезда сообщалось, что евреи-арендаторы имений принуждают крестьян работать в праздничные дни. “Крестьяне, боясь лишиться угодий, получаемых от арендатора, поневоле повинуются таким приказаниям” [1902. 30 ноября].

Помещение в газете подобных материалов можно объяснить рядом обстоятельств. Популярность газеты у читающей публики зависела от материалов “на злобу дня”. К тому же озабоченность Е. Романова повышением благосостояния крестьян шла вразрез с на­личием многих ключевых позиций у евреев в посреднической, ссудной, контрактной сферах, торговле лесом, снабжении населения сельскохозяйственным инвентарем и т. п. Еврейские “купля, продажа, факторство, посредничество” [1898. 31 октября], “гешефт­махерство”, “вся торговля в Северо-Западном крае находится в еврейских руках” [1901. 20 ноября] — весьма обычная тема для газеты. Защищал христианин Е. Романов и русских (православных) помещиков в регионе. Основной фабулой перепечатанной большой статьи “Русское землевладение в Северо-Западном крае” из “Московских ведомостей” была мысль, что “мир голодного и хищного еврейства окружает православного землевладельца со всех сторон”. Романов добавил от “редакции газеты”, т. е. от себя [2]: “Несмотря на некоторые резкости и преувеличения в выводах, автор сообщает факты верные…” [1898. 2 сентября]. Ограниченное правовое положение евреев для газеты, как и для всей местной общественности различных политических ориентаций, было признанным фактом. Другое дело, как оценивалось данное явление, каким был характер прогнозов по изменению ситуации. На наш взгляд, оценочное единообразие в материалах газеты отсутствовало. С одной стороны, перепечатывался материал из газеты “Варшавский дневник” о том, что развитие законодательства в сторону “воспрещения евреям проживать на крестьянских землях” (т. е. в сельской местности. — В. П.), к сожалению, не достигает намечен­ной цели — “очистить села и деревни от евреев” [1899. 11 сентября]. С другой — редакция “Ведомостей” отмечала “положительный характер” возможного частичного” расширения прав евреев по землевладению” [1902. 20 ноября].

Опровергались слухи о проектах правительства по расширению черты еврейской оседлости [1903. 14 февраля]. В 1904 г. газета помещала выдержки из интервью с пролиберальным министром внутренних дел России П.Д. Святополк-Мирским по поводу его оценки национального вопроса. Читатель узнавал, что министр, не отрицая необходимости “ограждать интересы русских”, подчеркивал важность “не наносить чувствительного ущерба” людям других национальностей. О “дозированной” национальной терпимости министра свидетельствовало следующее его высказывание: “Я не враг евреев, но если бы им предоставили абсолютную свободу, которою пользуются православные, они могли бы быстро приобрести слишком большое значение” [1904. 9 октября]. Обобщая освещение в газете правового аспекта, мы не можем определенно констатировать, какие материалы соответствовали убеждениям ее редакции, а какие печатались в силу официального статуса “Ведомостей”. Одно неоспоримо. Газеты не опускалась до юдофобии.

В качестве основного (если не единственного) средства решения еврейского вопроса редакция газеты видела в добровольной ассимиляции евреев, отмечая с сожалением, что “еврейство в массе… далеко от стремления к сближению с господствующей нацией”. Настойчиво проводилась мысль, что в своих бедах виноваты сами евреи. Для большей убедительности и придания правдоподобности доказательной базе данного “постулата” печатались соответ­ствующие материалы авторов-евреев, часто подписанные — “Еврей”. Редакция подчеркивала, что “помещаемые у нас статьи по еврейскому вопросу тем и ценны, что принадлежат исключительно евреям”. В этих статьях акцентировалось внимание читателя на “надувательство, вымогание со стороны евреев по отношению к русскому мужику”. “Пора нам громогласно, перед всем миром, торжественно отречься от талмудического лжеучения… Только тогда мы будем иметь право требовать от наших соседей-христиан уважения и человеческого обращения с нами “ [1902. 20, 27 марта]. “Талмудический фанатизм”, “фарисейский кагал”, еврейская ментальность, “вожаки еврейства”, живущие за счет бедноты, “которую они обирают и исключительно в своих собственных инте­ресах поддерживают всю эту устарелую труху талмудической премудрости, которая держит еврейскую массу в обособленности от приютившего ее веротерпимого русского народа” — основные факторы, по мнению авторов подобных материалов, препят­ствовавшие нормальной жизни евреев. Вершиной национально-рели­гиозного ренегатства и ангажированности в ассимиляторскую политику русификации можно считать цикл статей раввина (казенного? — В. П.) М. Якрина. Так, в статье “Куда мы, евреи, идем? (Открытое письмо современному еврейству раввина М. Якрина)” спрашивается, в состоянии ли власть освободить русское общество от “злополучного еврейского вопроса”. Ответ: “искреннее обращение к власти и русскому народу и может нас (евреев. — В. П.) вывести на прямой путь” [1902, 5 января]. Весьма характерна и откровенна позиция Якрина в его выступлении в синагоге перед евреями-призывниками на военную службу: “Вы примкнули к великой русской семье. …Но вам недобрые люди скажут: зачем вам ревностно служить, права для нас, евреев, значительно ограничены. …Поймите, мы никоим образом не можем претендовать на те же права и преимущества, которыми пользуются дети русских, нееврейских семей; предки этих семей в течение тысячелетий кровью добывали себе права быть хозяевами своей страны. …Постараемся сначала общими силами заслужить себе права… Придется поступиться некоторыми обрядами и законами нашей религии… Но учение наше предписывает везде точно и неуклонно исполнять царские повеления… Здесь наше отечество, здесь мы родились”. От редакции газеты было добавлено: “Побольше бы таких трезвых речей среди еврейства” [1902.2 ноября].

Публикации Якрина имели большой общественный резонанс. Они одобрялись и поддерживались центральной российской юдофобской прессой (газеты “Новое время”, “Свет”, журнал “Наблюдатель”), подвергались критике со стороны либеральных “Биржевых ведомостей”, что освещалось в “Могилевских губернских ведомостях” [1901, 2 июня]. Газета нашла своего автора. Еще до его появления в передовой статье газеты от 13 ноября 1899 г. подчеркивалось: “Русский народ самый веротерпимый. Раз он убедится, что евреи свободны от влияния фанатиков, что они верой и правдой служат Богу и Государю, — он первый протянет им руку”.

Обосновывая необходимость отказа от коренных национально-­религиозных устоев жизни евреев (в трактовке газеты — “духа кагала, талмудизма”), “растворения” в социокультурной среде “приютив­шего” их русского народа, газета одновременно не приемлела и эмансипаторские устремления сионистов. Все соответствующие газетные материалы крайне негативно оценивали теорию и практику сионизма. Сама идея палестинофильского движения трактовалась как “не имеющая ничего общего с повседневными интересами еврейской массы” [1898. 25 ноября]. Со ссылкой на “еврейскую” газету “Восход” редакция “Ведомостей” отмечала, что на сионистском конгрессе в Базеле “не было попыток создать что-либо действительно нужное и полезное для обездоленной еврейской мас­сы. Выходит, что сионисты умеют только поднимать шум вокруг себя” [1902. 12 января]. В заметке из Минска по факту доклада делегата базельского конгресса на собраниях минских сионистов о работе конгресса делался вывод: “Всякому понятно, что воззрения сионистов до того мелки, что говорить о принципах их даже нечего” [1902. 30 января]. Ссылаясь на “Варшавский дневник”, “Ведомости” сообщали читателю о подготовленной брошюре с негативными отзывами заграничных раввинов о сионизме. “Некоторые раввины называют сионистов еретиками, а учение их — проклятой сектой” [1902. 12 июня].

Газета упрощенно освещала сложную внутреннюю жизнь еврейской общины, противоречия между консервативной и эмансипированной ее частями. Так, по мнению автора заметки “Орша. (Голос еврея)”, “сионизм навязан евреям разными красно­баями, людьми, желающими устроиться около этого движения в качестве руководителей” [1902. 9 ноября]. Иногда редакции “Ведомостей” в оппонировании сионизма изменяло чувство меры и она для большей значимости своих публикаций апеллировала к таким “авторитетам ” в еврейском вопросе, как антисемитские газеты. С явным одобрением позиции автора было пересказано письмо “некоего еврея” в черносотенную газету “Бессарабец”, издаваемую П. Крушеваном — вдохновителем и организатором кишиневского погрома. В письме ” доказывалось”, что “спасение евреев заключается в создании земледельческого класса, без которого народ является чуть ли не паразитом”. Предостерегая от увлечения “модным теперь среди евреев сионистским движением”, автор “восклицал”: “Создайте мозолистые руки земледельца и тогда найти правовое убежище будет нетрудно” [1898. 13 июня]. Цинизм ситуации в том, что, публикуя данный материал, газета пренебрегла даже косвенным учетом реального положения вещей. При ограничительно-репрессивных законах по землевладению и землепользо­ванию для евреев, начиная от “Временных правил” 3 мая 1882 г., сама возможность проживания еврейского населения в сельской местности была проблематичной. Газета не могла обойти вниманием и еврейские погромы. Как правило, материалы на данную тему имели характер судебной хроники, перепечатывались из официаль­ных изданий. За кажущейся внешней беспристрастностью в освещении событий явственно просматривается позиция газеты в одобрении официальной оценки погромов — через тенденциозный подбор материалов, акцентирование внимания читателя на оценочные характеристики. Так, был перепечатан материал газеты “Русский листок” о том, что в Минске будет разбираться судебное “громкое дело о еврейских беспорядках 15 апреля 1897 г. Мотивом к возбуждению этого процесса послужили насильственные действия и нападение со стороны толпы еврейского населения на патруль и некоторых жителей города христианского вероисповедания” [1897. 13 декабря]. Аналогично только евреям вменялось в вину “столкновение” между ними и солдатами в Шклове в 1899 г. “Как выяснено предварительным следствием, незначительные в начале столкновения приняли столь большой размер вследствие враждебного отношения евреев к христианам; в разговоре евреи называют их свиньями и свинулями, а когда те протестуют, наносят им побои; неуважение к личности христиан сопровождается полным неуважением и к их собственности: у крестьян насильно отнимают привозимый ими товар, а затем расплачиваются по своему желанию или совсем не платят”. В сохранение иллюзии этно-конфессионального благополучия следующим образом объяснялась “нелюбовь” евреев к христианам: “Евреи эксплуатируют крестьян, но делают это не из религиозной или национальной нетерпимости, а по побужде­ниям экономического свойства” [1899. 30 октября, 3 ноября].

Много внимания газета уделила освещению гомельского погрома конца августа — начала сентября 1903 г. По горячим следам со ссылкой на “Правительственный вестник” отмечалось, что “причина беспорядков, по общему убеждению, благонамеренной части населения, — крайне враждебное и вызывающее отношение к христианам со стороны местных евреев” [1903. 10 сентября]. Материалы газеты свидетельствуют о нагнетании в обществе на официальном уровне антиеврейского ажиотажа. Перепечатанная заметка из “Правительственного вестника” извещала, что 30 августа 1903 г. в г. Пинске мальчик подвергся нападению трех евреев, был избит, ранен, без всякой видимой причины [1903. 17 сентября].

Развернутая оценка гомельских событий была представлена в газете по факту освещения разбирательства дела о “беспорядках” в Г омеле на выездной сессии Киевской судебной палаты. В опублико­ванном обвинительном акте вся вина сваливалась на еврейское население. Особо подчеркивалось, что евреи Гомеля, “всегда и раньше настроенные против христиан”, после кишиневского погрома — вооружаются, организуются, сплачиваются, “стали держать себя не только надменно, но и прямо вызывающе”. Важно отметить манипулирование в публикациях терминами “погром” и “беспорядки”. Кишиневские события квалифицируются как “погром”. Уж слишком однозначно антиеврейской, даже в официальной оценке, выглядела их сущность. Применительно к Гомелю, события 29 августа 1903 г. трактуются как “русский погром” (пострадавшие — русские), а 1 сентября начались антиеврейские “беспорядки”. Придерживаясь мнения суда о виновности в гомельских событиях и евреев, и христиан, газета приводила официальную точку зрения: “Причины глубокого антагонизма между христианским и еврейским населением — в давно и прочно установившихся отношениях евреев к православному населению” [1904. 16, 19 октября]. Можно отметить, что в “Ведомостях”, как в официальной газете, формируется стереотип вины евреев в еврейских же погромах. Так, в передовой статье газетного номера от 30 октября 1904 г. подчеркивалось, что “беспорядки” в Могилевской губернии в связи с призывом молодежи на военную службу “не имели характера еврейских погромов и не были направлены исключительно против еврейского населения”. Но фактор “вины евреев”, тем не менее выступал на первый план. По мнению газеты, “на настроение толпы “, не могли не повлиять такие обстоятельства, как противоправительственные демонстрации среди евреев в городах, массовое уклонение евреев от военной службы. К тому же “беспорядки”, как правило, начинались с раз­грома винных лавок, хозяевами которых в основном были евреи.

Официальный орган местного губернского правления не мог не учитывать фактора необходимости управленческого прагматизма для поддержания социального порядка в губернии. В этом отношении характерна заметка “Из Гомеля”. В ней извещается об ожидании прибытия в город вновь мобилизованных. Отмечая, что “все сословия без различия вероисповеданий приняли одинаковое участие, чтобы им было тепло и уютно”, автор выражает надежду, что солдаты “не воздадут злом за добро” [1904. 30 октября].

Ухудшение социально-экономического положения еврейского населения в связи с действием дискриминационного законнодательства, погромы имели следствием начало массовой эмиграции евреев в начале XX в. Газетные публикации об этом становятся пос­тоянными. Так, извещалось, что 3 августа 1903 г. из Могилева уехало в Америку 30 “человек-евреев”. “Все они ремесленники. Говорят, что в течение 2-3 недель выедет из Могилева в Америку свыше 200 ев­реев” [1903. 5 августа]. Газета констатировала динамику усиления эмиграции: “Эмиграция евреев в Америку из Минской губернии приняла за последнее время характер какого-то массового переселения”. В качестве причины отъезда отмечалась скученность еврейского населения в городах и местечках Беларуси. “Громадный контингент ремесленников… далеко превышает спрос на рабочие руки” 11903. 8 октября, 5 ноября]. Со ссылкой на газету “Новости” извещалось, что увеличилась эмиграция в Америку из Гомеля. “Уезжают не только одни ремесленники, но лавочники, купцы и даже домовладельцы” [1904. 28 января]. По понятным причинам официальная газета не связывала усиление эмиграции еврейского населения с погромами начала XX в.

В целом можно отметить, что содержание газеты “Могилевские губернские ведомости” за 1895—1904 гг. дает нам возможность представить общую картину еврейского вопроса в официальном изложении. Его трактовка видится не адекватной реальному положе­нию вещей. Понятно, что здравомыслящая, прогрессивная часть местного общества черпала необходимую информацию в основном из других периодических изданий. Характер подачи материала по еврейской проблематике, освещение ключевых аспектов свиде­тельствуют об определенной непоследовательности редакции газеты. В данном случае весьма сложно использовать известную формулу оценки прогрессивности общественно-политических взглядов того или иного деятеля через призму его позиции в еврейском вопросе.

Источники:

  1. Сборник постановлений и распоряжений по цензуре. — Спб. 1862. С. 454, 473; Самодержавие и печать в России. Берлин, 1898. С. 55; Российский го­сударственный исторический архив. Ф. 777. Оп. 5. 1898 г. Д. 12. JI. 33; Государственный исторический архив Литвы. Ф. 1241. On. 1. Д. 111. Л. 21; Д. 113. Л. 39.
  2. Общественное лицо газеты предопределялось Е. Романовым. Часто сама редакция газеты состояла из него одного. См.: Пічукоў В. Прагрэсіўны рэдактар //Помнікі гісторыі і культуры Беларусі. 1985. № 3. С. 26.


Автор:
В.П. Пичуков
Источник: Евреи в Гомеле. История и культура (конец XIX – начало XX веков): Сборник материалов научно-теоретической конференции. Гомель, 21 сентября 2003 г. — Гомель, 2004. —152 с. Ст. 118-127.