“Евреи — братья, которых я люблю”

0
332
Евреи и их бороды

Так писал великий русский писатель Лев Толстой в 1890 году в ответ на введение царским правительством правил, которые отбирали у евреев почти всякую возможность существования даже в так называемой черте оседлости (ее роль отводилась Беларуси). “Антисемитизм и шовинизм — это что-то большее, чем жуткое, это какое-то дикое человеконенавистничество, не достойное нации”, — говорил гениальный старец.

Сегодня мы больше знаем историю французов или американцев, чем историю народа, который уже столетия живет рядом с нами. Ведь первым известиям о евреях, например, в Гомеле уже почти пятьсот лет — относятся они к 1537 году. История нашего края немыслима без евреев. Их трудолюбие и трезвость, финансовый и предпринимательский талант существенно влияли на развитие Беларуси.

Исход

Среди жителей Речицы согласно переписи 1897 года евреев было 57 процентов. Жуткие события столетия наступившего: геноцид двух мировых войн, антисемитизм сталинского и следующих правительств сделали свое дело. Через сто лет, в 1997 году, среди жителей Речицы осталось только 450 евреев, или 0,62 процента. Сегодня их в городе чуть больше трехсот. Потомки евреев, выживших в гетто и избежавших сталинских лагерей, старались покинуть страну.

Рискуя собой

Но в этом нет вины белорусского народа. Даже черносотенное движение, захватившее дореволюционную Россию, не нашло поддержки у белорусов. Они прятали евреев, вставали на их защиту. Рискуя собой, спасали евреев белорусы и во время фашистской оккупации. Вот как вспоминала то время речичанка Лариса Наумовна Бородич (Урецкая):

“По улице Фрунзе находилось два одноэтажных деревянных дома. Они были обнесены колючей проволокой и полностью забиты евреями. Несчастные стояли так, что не было возможности даже упасть. Дети плакали, старики молились в ожидании смерти. Днем взрослых, которые были физически покрепче, гоняли на всевозможные работы. А ночью вывозили за город на расстрел.

На выезде из гетто стояла проходная будка. Около нее часовые — немцы, полицаи. Сюда подгонялись автомашины. Дубинками и прикладами люди загонялись в кузова. Их везли на расстрел. Кто не хотел идти — расстреливали на месте.

Я была в этом аду со своей семьей из шести человек. Мы переночевали в гетто, испытывая ужас неминуемой смерти. На следующую ночь мама сказала: “Лариса, тебе надо спасаться. Останешься живой — беги к Назаровой”. Она говорила о тете Лиде, нашей соседке. Мама подвела меня к колючей проволоке и приподняла ее. Охранник-полицейский открыл стрельбу. Я бежала под свист пуль, не останавливаясь ни на секунду…

Я осталась жива. Однако за домом Назаровых был строгий контроль. Рядом жил тот самый полицай, который арестовывал нашу семью. Я бродила по улицам Речицы, понимая, что к Назаровым возвращаться нельзя. Наступил вечер. Я остановилась и стала плакать. Меня обступили женщины, спрашивали, чья я и почему плачу?

Подошла еще одна женщина, спросила: “Ты Урецкая?” Я кивнула.

— Идем со мной, — сказала Елена Даниловна Богданова. В ее доме я была накормлена и уложена спать. Елена Даниловна заменила мне мать…

Горошковы, Станкевичи, Францовы, Казарезовы. Это те речицкие семьи, в которых мне пришлось ночевать после того, как оккупанты заподозрили, что я прячусь у Елены Даниловны. Случалось ночевать также в Казазаевке, Жмуровке, Бронном, Горошкове, Заспе. И нигде меня, еврейку, не выдали, не отдали в руки врага”.

Всего за годы оккупации в Речице было замучено и расстреляно 785 еврейских семей, более трех тысяч человек. Сегодня на месте гетто им поставлен памятник.

Террористка из Речицы

Многие известные люди связаны с историей Речицы. Среди них немало и еврейских фамилий. Имя Фанни Каплан — одной из самых известных террористок прошлого века — до сих пор не¬однозначно расценивается историками. Злодейка, мечтающая погубить вождя Октябрьской революции, или идейный борец с большевистским террором?

Фанни Каплан
Фанни Каплан

Родилась Фейга (Фанни) Хаимовна (Ефимовна) Каплан в 1886 году в Речице в семье учителя. В семье было еще четыре брата и три сестры. Революционную деятельность она начала в период первой русской революции и в 1906 году за хранение взрывчатых веществ военно-полевым судом Киевского гарнизона была лишена всех прав состояния и сослана на каторжные работы без срока.

Однако вскоре срок каторги Каплан сократили до двадцати лет, а в 1917 году выпустили по амнистии. Сначала она проживала в Москве, а затем в Крыму. Один из фактов, который долгое время скрывался: здесь в санатории для политкаторжан она познакомилась с младшим братом Ленина Дмитрием. И именно он ходатайствовал о трудоустройстве Каплан в Москве и даже выделении ей материальной помощи.

В Москве она вновь встретилась с Марией Спиридоновой, с которой отбывала каторгу в Забайкалье, и уже окончательно перешла из стана анархистов, взглядов которых придерживалась, в ряды социал-революционеров. В 1918 году многие члены этой партии были арестованы, но выступления социал-революционеров против большевистского террора, против Ленина находили еще отклик у части населения.

30 августа 1918 года во дворе завода Мехельсона состоялось покушение на Ленина. Каплан задержали здесь же. Она сразу призналась в покушении и при всех допросах не отрицала своей вины. Следствие длилось всего четыре дня. При этом не было найдено ни одного свидетеля, видевшего, что именно Каплан стреляла в Ленина. Странно и то, что на месте преступления так и не был найден пистолет, из которого были произведены выстрелы. К тому же, как могла стрелять женщина со зрением, при котором и читать она могла только с помощью сильной лупы?

Наверняка мы никогда не узнаем, виновата Фанни Каплан или нет. Эта еврейская девушка из провинциальной Речицы, фанатически верившая в революцию, похоже, переоценила свою роль в ней.

Ефим Закадрович

Именно так стали в шутку называть Ефима Захаровича Копеляна друзья после выхода телесериала “Семнадцать мгновений весны”. Настолько зримым казался его голос, звучавший за кадром. “Его голос звучит так, будто он знает больше, чем говорит”, — говорила режиссер фильма Татьяна Лиознова. Родился Ефим Копелян 12 апреля 1912 года в Речице в семье лесопромышленника, входившего в десятку самых богатых людей города. После окончания школы поступил на архитектурный факультет Ленинградской Академии художеств, но вскоре начал учебу в студии государственного академического Большого драматического театра, в котором и прослужил всю жизнь. Десятки ролей, сыгранных на сцене этого легендарного театра, принесли Ефиму Копеляну известность у ленинградских зрителей.

Ефим Копелян
Ефим Копелян

Но всесоюзно популярным сделало его кино. Атаман Бурнаш в “Неуловимых мстителях”, генерал Сергеев в “Судьбе резидента”, Свидригайлов в “Преступлении и наказании”, Бобруйский-Думбадзе в “Опасных гастролях”, Кафтанов в телесериале “Вечный зов”… Этот список можно продолжить. Режиссеры не раз приглашали его читать текст от автора, но больше всего неповторимый голос Копеляна запомнился по легендарному многосерийному телефильму “Семнадцать мгновений весны”. За эту работу актер в 1973 году получил Государственную премию РСФСР. В том же году он стал народным артистом СССР. Однако свой триумф Ефим Захарович переживал недолго, он умер от инфаркта 6 марта 1975 года.

Родной брат Ефима Копеляна — Исаак Копелян, известный в Санкт-Петербурге художник-оформитель, основатель издательства “Ленинградский художник”. Могилы родителей Копелянов, похороненных еще до войны на еврейском кладбище в Речице, к сожалению, не сохранились.

Однажды сын Ефима Копеляна Кирилл — известный искусствовед — приезжал сюда, но так и не смог отыскать место захоронения бабушки и дедушки.

Если продолжать тему Речицы театральной, то в книге Леонида Смиловицкого “Евреи Беларуси: из нашей общей истории. 1905 — 1953 годы” приводятся интересные факты. Ссылаясь на очевидцев, автор утверждает, что речицкие евреи Этуши, дом которых находится на углу улиц Карла Макса и Калинина, — родственники народного артиста СССР Владимира Этуша. По версии Смиловицкого, народный артист России Валентин Гафт тоже речичанин. И даже называет адрес, Ленина, 30, — дом, где проживали его родственники. Кстати, сам Леонид Смиловицкий тоже уроженец Речицы. Он кандидат исторических наук, работает в Институте еврейской диаспоры при Тель-Авивском университете в Израиле.

Речицкие корни вице-мэра Москвы

Дед Владимира Ресина, первого вице-мэра Москвы, бессменного руководителя строительного комплекса российской столицы, Гилер Ресин был известным речицким рыбаком, досконально знавшим повадки обитателей и рыбные места Днепра. Род Ресиных был одним из древнейших в Речице. Старожилы даже называют дом, в котором жила семья — недалеко от перекрестка улиц Ленина и Чапаева. Так распорядилась судьба, что два сына Гилера погибли при обстреле Речицы белополяками — от снаряда, попавшего в их дом. А третий — Иосиф, освобождавший в это время город от врагов в частях Красной Армии, остался жив. После гражданской войны Иосиф вернулся в Речицу. Был одним из первых комсомольцев, вступил в партию. Вскоре возглавил местную спичечную фабрику. Здесь он женился. От этого брака родилось двое сыновей, Владимир был младшим.

Владимир Ресин
Владимир Ресин

В 1935 году Иосифа Ресина назначили управляющим лесным хозяйством и лесозаготовками республики, и Ресины перебрались в Минск. Однако в 1937 году отца арестовали, и семье пришлось вновь вернуться в Речицу. Но уже в следующем году Иосифа оправдали, восстановили в партии и даже перевели в Москву на должность первого заместителя начальника “Главлесосбыта” при Совнаркоме СССР.

Во время войны Гилер и его жена не эвакуировались из Речицы. Их расстреляли в числе трех тысяч их земляков-евреев. В своих воспоминаниях, фрагменты которых опубликованы в “Литературной газете” 22 — 28 февраля нынешнего года, Владимир Ресин пишет, что “бабушку прятали соседи-белорусы. Но она не захотела сидеть в подвале и вышла из укрытия. Соседи рассказывали: она не верила, что ее убьют, говорила, что немцы тоже люди, как все, она их помнит хорошо по первой мировой войне, когда они побывали в Речице. Но второй раз, как мы знаем, пришли другие немцы…”

Владимир Иосифович уже много лет руководит строительным комплексом Москвы. То, что первопрестольная меняет свой облик и молодеет, во многом и его заслуга. Он доктор экономических наук, профессор, дважды лауреат Государственной премии, кавалер многих орденов и медалей.

Всем известна белорусская толерантность, данная нам историей. На протяжении веков на белорусской земле жили и трудились люди различных национальностей и вероисповеданий. И сегодня находят на нашей земле приют люди, бегущие от войн и конфликтов, просто ищущие лучшей жизни. Их опыт и культура становятся и нашим достоянием.

А многие евреи уехали. Не знаю, стали ли они богаче на новой родине, но мы с их уходом становимся беднее…