Эволюция положения общин Римско-католической церкви на Гомельщине в 1945-1990 гг.

0
289
Костёл Гомель и история католицизма на Гомельщине

Процесс восстановления деятельности католических общин на Гомельщине в 1945-1990 гг. про­исходил в условиях противодействия со стороны местных органов власти. Несмотря на это об­стоятельство, в конце 1980-х гг. римско-католические общины возобновляют свою официальную деятельность в регионе.

На протяжении 1920-1930-х гг. римско-католическая церковь, наравне с другими рели­гиозными организациями подвергалась репрессиям и административному давлению со сто­роны местных партийно-советских органов. Это проявилось в закрытии и сносе костелов, репрессиях в отношении духовенства и верующих, проведении вульгарно-атеистической пропаганды. В результате к концу 1930-х гг. официальная деятельность католических общин прекратилась и религиозная жизнь ушла в подполье.

В годы войны 1941-1945 г. отношение к религии и церкви существенно поменялось. Для взаимодействия советской власти с религиозными организациями были созданы сразу две государственные структуры: Совет по делам религиозных культов и Совет по делам Рус­ской Православной Церкви при Совете министров СССР. Религиозные общины различных конфессий получили возможность зарегистрироваться и отправлять религиозные обряды под надзором двух вышеназванных органов. Особенно активно регистрировались общины пра­вославных, в меньшей степени староверов и ЕХБ.

Что касается католиков, то на протяжении второй половины 1940-х — первой половины 1980-х гг. на Гомельщине не был открыт ни один костел, не была зарегистрирована ни одна община, а ксендз если и приезжал, то изредка и нелегально. Это можно объяснить тем, что местные католики, вероятно, демонстративно игнорировали уполномоченного Совета по де­лам религиозных культов. В документах уполномоченного по Гомельской области за 1944­1986 гг. присутствуют лишь упоминания о единичных заявлениях верующих в 1979 и 1980 гг., однако сами тексты этих обращений в делах отсутствуют [1, л. 2].

Если сравнивать с другими областями БССР, то Гомельщина — это регион, где с середины 1940-х гг. и до 1989 г. отсутствовали официальные институты римско-католической церкви. Так, в 1969 г. в Гродненской области было зарегистрировано 74 общины католиков, в Минской — 13, в Витебской — 13, в Брестской — 12 [2, с. 526]. Что касается Могилевской области, то с 1941 г. по 1947 г. в Могилеве действовал костел Св. Станислава, а на протяжении второй половины 1940-х- 1960-х здесь в перерывах между арестами и задержаниями служил кс. М. Малынич. Кроме того, могилевские католики на протяжении первых послевоенных десятилетий неоднократно обраща­лись с письменными заявлениями в местные и центральные органы власти с просьбами зареги­стрировать костел и общину. Несмотря на то, что количество подписей под заявлениями исчис­лялось сотнями, власти неизменно отвечали отказом [3, с. 319-323].

Что касается Гомельщины, то советские служащие отмечали, что католические общины действуют «явочным порядком», без регистрации, т. е. нелегально. В 1957 г. таких общин по данным Уполномоченного насчитывалось четыре. Одна в Хойниках, две в д. Рудня — Стол- бунская, Ветковского района и одна в гор. пос. Паричи [4, л. 116]. Следует добавить, что позиция католиков, игнорировавших институт Уполномоченного, существенно отличалась, на­пример, от православных, которые в абсолютном большинстве массово проходили регистра­цию и получали в бесплатное пользование церкви и молитвенные дома. При этом положение общин РКЦ в чем-то сходно с положением нелегальных иудейских религиозных организа­ций. Правда, иудеи, в отличие от католиков буквально засыпали органы власти заявлениями с просьбами о регистрации своих общин и возврате синагог, но в абсолютном большинстве случаев им было отказано [5, лл. 16, 27, 45], [6, лл. 13, 45, 72].

Крайне скудные и зачастую фрагментарные материалы, отложившиеся в документах Уполномоченного, позволяют лишь в общих чертах реконструировать жизнь католических общин на Гомельщине в 1950-1960-х гг. Весьма примечательным является то обстоятельст­во, что упомянутые группы действовали самостоятельно и почти без всякого руководства со стороны духовенства. Это были небольшие группы верующих по 20-40 человек, состоявшие преимущественно из женщин пожилого возраста [4, л. 116],[7, л. 33].

Сохранились лишь единичные упоминания о редких приездах ксендзов на Гомельщину из других областей. Для сравнения в 1920-1930-х гг., в условиях политических репрессий, на территории региона служили около 10 священников: К. Мустейкис, Ф. Касперович, К. Анд- рекус, В. Кундо, Ф. Чирский, А. Сак, П. Капуста, Л. Буйновский, К. Лупинович, Б. Волынец и др. [8, с. 22]. Что касается послевоенного периода, то в материалах Уполномоченного есть данные о визите неизвестного ксендза в 1958 г. в Мозырь и о посещениях кс. М. Малыничем Гомеля и Жлобина до 1967 г. [4, лл. 71, 91], [7, л. 33], [9, с. 110], [10, s. 397].

Позиция власти в лице Уполномоченного в таких случаях была четкой и категоричной — они требовали от работников райисполкомов «при появлении ксендзов … проверять доку­менты на право совершения треб верующих и если таковых не имеется, то предложить ника­ких треб не совершать и покинуть пределы района» [4, лл. 71, 91].

Ситуация с культовыми сооружениями была также незавидной. Если в 1920-х гг. на территории Гомельского округа насчитывалось 9 костелов и каплиц, то в 1945 г. по данным Уполномоченного находился только 1 костел и тот недействующий. Он был передан властя­ми под «культурно-просветительное учреждение». При этом в документе не указано, в каком именно населенном пункте находилось данное культовое сооружение [11, с. 270], [5, л. 51].

Дальнейшая судьба упомянутых католических общин была вполне предсказуема. В 1958 г. прекратила свою деятельность Хойникская группа. А уже на 1 января 1967 г. по дан­ным Уполномоченного в Гомельской области остались лишь 2 группы католиков, численно­стью 76 человек. Более того, в том же отчете за 1967 г. указано, что «после прекращения разъ­ездов в Гомельскую область . ксендза Малынича» распались и эти две группы верующих. Как результат «сборища католиков как в Гомеле, так и в Жлобине не проводятся» [7, л. 33].

Причины сложившейся ситуации заключаются в следующем. С одной стороны еще бы­ли свежи воспоминания о массовых репрессиях конца 1920-х — конца 1930-х гг. Когда кос­тельные советы, имевшиеся при каждом костеле и каплице, состоящие из пяти человек, поч­ти в полном составе отправлялись в сибирскую ссылку или ИТЛ, а члены их семей лишались избирательного права [11, с. 58-59, 208-209]. С другой стороны, даже в конце 1950-х гг., в раз­гар политической «:оттепели», верующие не чувствовали себя комфортно. Наиболее ярко это прослеживается на примере группы католиков в Хойниках, которые до 1958 г. собиралась на квартире у Е.А. Гапоненко. Собрания прекратились, т. к. «кто-то из местных жителей сказал Га­поненко, что если она будет пускать к себе на квартиру верующих для богослужения, то её об­ложат большим подоходным налогом. Гапоненко этого испугалась и запретила верующим соби­раться у себя на квартире» [4, лл. 71, 91].

Подобные настроения среди населения были вовсе не безосновательны. Дело в том, что в конце 1950-х гг. по инициативе Н.С. Хрущева разворачивается очередная антирелигиозная кампания. В 1958 г. были приняты сразу несколько антицерковных законов, среди них: По­становление Совета Министров СССР «О налоговом обложении доходов предприятий епар­хиальных управлений, а также доходов монастырей» и Постановление ЦК КПСС «О мерах по прекращению паломничества к так называемым “святым местам”» [12, с. 344-345].

Такие неблагоприятные условия для существования религиозных организаций продол­жали сохраняться вплоть до второй половины 1980-х гг.

Ситуация кардинальным образом меняется благодаря политике перестройки, начатой М.С. Горбачевым. В СССР начинается демократизация общественно-политической жизни, что, несомненно, отразилось и на политике государства в отношении религии и церкви.

В 1987 г. католики Гомельщины после длительного перерыва предприняли попытку за­регистрировать религиозное общество. В органы местной власти было направлено соответ­ствующее заявление, которое подписали 30 человек. Позже письменное заявление было под­креплено и устными просьбами, так одна верующая в беседе с представителем власти сказа­ла следующее: «дайте нам домик для молений, чтобы мы имели возможность собираться вместе, не боясь преследований».

Рассмотрев заявление, местные власти в феврале 1987 г. ответили отказом, аргументи­ровав это тем, что в «Гомеле костела не существует более 50 лет и сейчас ставить вопрос о регистрации объединения католиков просто нелогично». Кроме того, чиновники выразили опасение, что ходатайствующим не удастся «найти ксендза, который бы приезжал в Гомель ради двух десятков верующих».

Не ограничившись отказом, местные власти решили принять целый ряд мер, чтобы приостановить дальнейшие попытки верующих. Для этого предполагалось «нейтрализовать инициаторов написания заявлений о регистрации костела в Гомеле, использовав в этих целях трудовые коллективы, общественность». Также уполномоченному рекомендовалось «совме­стно с компетентными органами усилить работу по выявлению фактов приезда в Гомель ксендзов и пресечению их попыток проводить нелегальные богослужения и совершать рели­гиозные обряды». Наконец, все тот же уполномоченный должен был разъяснить верующим суть «экуменического движения в мире и возможности верующим-католикам отправлять ре­лигиозные потребности в действующих культовых зданиях» [1, л. 2-5].

Неизвестно, были ли все эти меры реализованы на практике, т.к. документальных свиде­тельств на этот счет выявлено не было. Известно лишь то, что через два года, а именно в марте 1989 г. Гомельский облисполком в очередной раз отказал верующим в регистрации. Однако в ию­не того же 1989 г. позиция местных властей резко изменилась, в результате давления со стороны Москвы. Совет по делам религий при Совете Министров СССР постановил, что «юридических оснований для отказа в регистрации религиозного общества католиков в г. Гомеле не имеется», а также обязал не только «зарегистрировать религиозное общество римско-католической церкви в г. Гомеле», но и рекомендовал городскому совету депутатов «рассмотреть вопрос об обеспечении нового религиозного общества молитвенным помещением» [1, лл. 87, 90].

Поскольку старый костел в Гомеле был взорван в конце 1930-х гг., то местные власти приняли решение передать верующим под религиозные нужды здание бывшей Церкви Рож­дества Богородицы, в которой на момент 1989 г. находились производственные мастерские Худфонда БССР. По данным заведующего отделом Гомельского областного краеведческого музея В.А. Литвинова, в 1930-х гг. в этой церкви «происходили службы по римско­католическому обряду» [13, лл. 5, 32].

По воспоминаниям ксендза С. Лясковского в 1990 г. это здание выглядело следующим образом: «Когда зашёл в первый раз, я там нашёл портреты вождей, Ленина, пару лозунгов коммунистических, транспарантов … смешно конечно. А на первом этаже был кабинет ди­ректора, бухгалтерия, туалет и складские помещения. А в задней части была мастерская по обработке дерева, гончарная мастерская и печка». После передачи верующим этого помеще­ния началась его масштабная реконструкция и перестройка [14].

В Мозыре процедура регистрации религиозного общества также не обошлась без слож­ностей. В начале 1989 г. в Совет по делам религий при Совете Министров БССР стали по­ступать заявления от верующих католиков, проживающих в Мозыре, а также из д. Грушевка Наровлянского р-на, д. Усов и Лохница Лельчицкого р-на и д. Поташня Хойникского р-на. В них заявители просили зарегистрировать «межрайонную римско-католическую общину» и вернуть костел, построенный в Мозыре еще в 1745 г. [15, лл. 1, 4, 7, 12, 16, 27]. Особенность ситуации заключалась в том, что Мозырский костел был одним из немногих культовых со­оружений католической церкви на Гомельщине, которое уцелело и сохранилось в удовлетворительном состоянии. Так, костелы в Гомеле, Чечерске, Светлогорске, Лельчицах и др. насе­ленных пунктах были уничтожены, а, например, костел в Рогачеве представлял собою в то время руины.

Руководство Мозырского горисполкома рассмотрело заявление и 17 мая 1989 г. вполне предсказуемо ответило отказом. Решение было мотивировано тем, что с 1984 г. в здании бывшего костела находится объединенный центр по гребле на байдарках и каноэ, а также детская юношеская спортивная школа. Но самое главное то, что на ремонт и благоустройст­во учебного центра было потрачено 400 тысяч рублей [15, л. 5]. Однако, уже 30 июля 1990 г. Мозырский горисполком кардинально поменял свою позицию в данном вопросе и принял следующее решение: «произвести техническое обследование здания детской юношеской спортивной школы и в месячный срок … внести предложения по передаче данного здания на баланс католической общины» [15, л. 32].

Сама община была зарегистрирована постановлением Совета по делам религий при Со­вете Министров СССР от 13 сентября 1990 г. В том же году в Мозыре начал службу кс. Ю. Дзеконьский [15, лл. 35, 36].

Верующие д. Грушевка Наровлянского р-на не ограничились регистрацией религиозно­го общества в Мозыре и в том же 1989 г. ходатайствовали о создании собственного объеди­нения и передаче им здания старого ФАПа под молитвенное помещение. При этом, по дан­ным уполномоченного, подобные заявления исходили от населения Грушевки уже начиная с 1980 г. Результатом подобной активности было то, что в 1988 году Наровлянский райиспол­ком дал согласие на разовый приезд католического священнослужителя из Пинска. Симво­лично, что окончательное решение о регистрации религиозного общества католиков в Грушевке было принято в день католического рождества, 25 декабря 1989 г., на заседании Сове­та по делам религий при Совете Министров СССР [16, лл. 2, 4, 5].

Примеру жителей д. Грушевка последовали и католики из Лельчицкого района. В сво­ем заявлении от 14 ноября 1989 г. они указали, что костел в Лельчицах «сожгли немцы» в годы войны и им приходится ездить в Пинск или Житомир, поэтому просили у местных вла­стей зарегистрировать религиозное общество. Предполагалось, что район деятельности объ­единения будет распространяться на г.п. Лельчицы, дер. Лохница, Дубницкое, Забродье, Усов, Жмурное, Марковское. 10 мая 1990 г. ходатайство местных католиков было удовлетворено на заседании Совета по делам религий при Совете Министров СССР, кроме того им было разрешено приступить к строительству нового костела. 12 ноября 1990 г. в Лельчицах был зарегистрирован и новый служитель религиозного культа уроженец Белостотчины З. Бояр [17, лл. 1, 12, 16, 23, 29].

Несколько позже с инициативой о регистрации религиозного общества обратились жи­тели Светлогорска (бывш. Шатилки). 22 апреля 1990 г. они провели собрание местных като­ликов, на котором присутствовало 374 человека. На нем были подняты стандартные вопросы о регистрации и об обеспечении общины молитвенным помещением. Последнее было осо­бенно актуально, т.к. костел в Шатилках местные власти разобрали в 1939 г., а из материалов построили клуб, в котором на момент 1990 г. располагалась школа ДОСААФ. 2 августа 1990 г. решением совета по делам религий при Совете Министров СССР религиозное обще­ство католиков в Светлогорске было зарегистрировано. В том же году у местных верующих появился кс. Я. Саламон [18, лл. 1-3, 6, 18, 21, 22].

К 1990 г. на территории Гомельской области действовали 5 зарегистрированных об­щин: в Гомеле, Мозыре, Грушевке, Светлогорске и Лельчицах. Кроме того, вне регистрации существовали 2 общины в Жлобине и Петрикове [19, л. 9]. Если исходить из числа зарегист­рированных обществ, то римско-католическая церковь занимала 4 место по численности об­щин. На первом месте были православные — 64 общины, на втором ЕХБ — 13 общин, на третьем ХВЕ — 9 общин и, наконец, на четвертом католики — 5 общин [19, л. 9].

Таким образом, на протяжении исследуемого периода в жизни общин римо-католиков чет­ко прослеживается два этапа: 1) середина 1940-х — середина 1980-х, когда общины вели под­польный образ существования вне официальной регистрации; 2) вторая половина 1980-х гг. — это период, когда после почти полувекового перерыва римско-католические общины возобновляют свою официальную деятельность на Гомельщине. При этом местные власти частич­но обеспечили верующих молитвенными помещениями, что позволило в какой-то мере ком­пенсировать потерю костелов в 1930-х гг. По сравнению с довоенным периодом существен­но изменилась и структура размещения основной массы верующих. Если в 1920-1930-х гг. подавляющее большинство католиков это жители сельской местности, то в конце 1980-х это преимущественно обитатели городов. Последнее объясняется процессами урбанизации, а также последствиями аварии на ЧАЭС, когда многие католические деревни (Острогляды, Рудня-Шлягино и др.) были отселены.

Литература

  1. Государственный архив Гомельской области (ГАГО). — Ф. 1354. — Оп. 5. — Д. 159. Дело на ре­лигиозное общество Римско-католической церкви в г. Гомеле. 1987-1994 гг.
  2. Ярмусик, Э.С. Католический Костёл в Беларуси в 1945-1990 гг. / Э.С. Ярмусик. — Гродно : ГрГУ, 2006. — 567 с.
  3. Прачакова, Н. Стан Рымска-каталіцкаго касцела у г. Магілеве ў пасляваенны час (40-60 гг.) / Н. Прачакова // Мінулая і сучасная гісторыя Магілева : зборнік навуковых прац уздельнікаў Другой Міжнароднай канферэнцыі «Гісторыя Магілева: мінулае і сучаснасць» / Укладальнік І.А. Пушкін. — Магілеў, 2001. — С. 319-324.
  4. Государственный архив общественных объединений гомельской области (ГАООГО). — Ф. 144. — Оп. 60. — Д. 250. Отчеты, информации, докладные записки и работе уполномоченного Совета по де­лам РПЦ и религиозных культов при СМ СССР по Гомельской области. 1958 г.
  5. ГАГО. — Ф. 1354. — Оп. 1. — Д. 5. Решение Гомельского облисполкома, переписка с верую­щим гражданами и заявления верующих граждан г. Гомеля и Гомельской области. 1945 г.
  6. ГАГО. — Ф. 1354. — Оп. 1. — Д. 20. Переписка, отчеты, списки, анкеты. 1946 г.
  7. ГАГО. — Ф. 1354. — Оп. 5. — Д. 89. Отчет о работе аппарата Уполномоченного Совета по де­лам религий при СМ СССР по Гомельской области за 1967 г.
  8. Конфессии на Гомельщине (20-30-е гг. ХХ в.) : документы и материалы / сост. М.А. Алейни­кова, З.А. Александрович, А.Д. Лебедев, В.П. Пичуков [и др.] ; под ред. В.П. Пичукова. — Минск : НАРБ, 2013. — 388 с.
  9. Васькоў, У.І. Католікі на абшарах Панізоўя і Севершчыны : Гісторыя Гомельскаго дэканата / У. Васькоў ; навук. рэд. : А.В. Белы, В.С. Пазьнякоў. — Мінск : Про Хрысто, 2011. — 360 с.
  10. Dzwonkowski, R. Leksykon duchowienstwa polskiego represjonowanego w ZSRS 1939-1988 / R. Dzwonkowski. — Lublin : Towarzystwo Naukowe Katolickiego Uniwerstytetu Lubelskiego, 2003. — 851 s.
  11. Костел и власть на Гомельщине (20-30-е гг. ХХ в.) / А. Лебедев, В. Пичуков, С. Лясковски. — Варшава-Люблин-Гомель : IPN-IESW, 2009. — 470 с.
  12. Навіцкі, У. Працяг канфрантацыі з рэлігіяй / У. Навіцкі // Гісторыя Беларусі : у 6 т. / Л. Лыч [і інш.]; рэд. калегія М. Касцюк (гал. рэд.). — Мінск : Современная школа, Экоперспектива, 2011. — Т. 6. Беларусь у 1946-2009 гг. — С. 344-357.
  13. ГАГО. — Ф. 1354. — Оп. 5. — Д. 163. Документы о передаче здания Петропавловского собора в городе Гомеле. 1981-1991 гг.
  14. Лясковский Славомир, 1959 г.р., г. Гомель. Опросил А. Лебедев. 2016 г.
  15. ГАГО. — Ф. 1354. — Оп. 5. — Д. 200. Дело на религиозное общество Римско-католической церкви в г. Мозыре. 1990-1991 гг.
  16. ГАГО. — Ф. 1354. — Оп. 5. — Д. 188. Дело на религиозное общество Римско-католической церкви в д. Грушевка Наровлянского района. 1989-1990 гг.
  17. ГАГО. — Ф. 1354. — Оп. 5. — Д. 189. Дело на религиозное общество Римско-католической церкви в г.п. Лельчицы. 1989-1991 гг.
  18. ГАГО. — Ф. 1354. — Оп. 5. — Д. 201. Дело на религиозное общество Римско-католической церкви в г. Светлогорске. 1990-1992 гг.
  19. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). — Ф. 136. — Оп. 1. — Д. 111. Докладные записки, информации, справки Уполномоченного совета по делам религий. 1991 г.

 

Автор: А.Д. Лебедев
Источник: Известия Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины : Сер. Гуманитарные науки. — 2017. — № 4 (103). Ст. 41-45.

The process of restoring the activity of the Catholic communities in the Gomel region in 1945-1990 oc­curred in the face of opposition from local authorities. Despite this circumstance, in the late 1980s Roman Catholic communities are renewing their official activities in the region.