Эпоха потомков Владимира Святославича

0
457

Присоединение Земли радимичей к державе Владимира Святославича даёт заметный толчок экономическому развитию Гомия и его округи. В 80–90-х годах Х столетия старый радимичский центр, очевидно, получает статус великокняжеского города с присущей ему государственной администрацией, аппаратом суда и сбора налогов, военной организацией. Управление Гомием осуществляется назначаемыми Киевом посадниками, наместничающими от имени великого князя.

С 1026 года исторические судьбы тесно связывают Гомий с Черниговом и Чернигово-Северской землёй. Именно тогда происходит формальный раздел государства Владимира Святославича (умершего в 1015 году) между его сыновьями. Согласно Городецкому договору вся Левобережная Русь (т.е. земли к востоку от Днепра) отходит Мстиславу, а Правобережная – остаётся под скипетром Ярослава Владимировича (впоследствии получившего прозвище Мудрого). Ранее враждовавшие братья признают, что мир – самая достойная участь для вверенной им волей истории Руси. Мстислав, уступая Ярославу, соглашается с его старшинством. «И начаста жити мирно и в братолюбьстве, и уста (прекратилась.– О.М.) усобица и мятежь, и бысть тишина велика в земли»1. Вся Земля радимичей с Гомием и городками Прупоем, Чичерском переходит под временное управление мстиславовых наместников. Впрочем, это политическое разобщение Руси оказывается неглубоким: после смерти Мстислава в 1036 году Ярослав восстанавливает свою верховную власть над всей территорией страны.

Клеймо, Гомель, мастерскаяКлейма на гомельской гончарной керамике конца X–XIII веков. Раскопки автора 1980-х гг.

В XI веке Гомий растёт, богатеет, расширяет свои границы за счёт расчищенных от леса окрестных земель. Площадь поселения составляет уже не менее 15 га. Сожские высоты покрываются обширными посадами, застроенными усадьбами рядовых и богатых горожан.

Усадьба гомиянина представляла собой группу деревянных построек различного назначения, в состав которой входили срубный жилой дом в один-два этажа, сараи, амбары, погреба, ремесленные мастерские. Горожане занимались гончарным делом, обработкой черного металла, ювелирным литьём, резьбой по кости и другими ремёслами. Вместе с тем почти все они оставались и земледельцами, и животноводами2.

Гомий XI столетия был административно-политическим, экономическим и военным центром обширной округи-волости, населённой радимичами. К городу «тянули» малые деревушки и многолюдные села, разбросанные по берегам Сожа и его притоков. Крупнейшие поселения располагались у деревень Шерстин, Юрковичи, Хальч, Старые Громыки в нынешнем Ветковском, Демьянки и Гордуны в Добрушском, Марковичи, Глыбоцкое, Старая Белица – в Гомельском районах. Здесь проживали свободные и феодальнозависимые крестьяне, кормившие не только себя и своих непосредственных хозяев в лице князя и его окружения, но и население Гомия. Деревня занималась хлебопашеством, лесными промыслами, выработкой всех необходимых продуктов питания, одежды и обуви, добычей болотной руды. Некоторые деревни специализировались на гончарном и кузнечном деле. Поселения застраивались деревянными домами с каменными и каменно-глинобитными печами. Большая часть селений вытягивалась одной улицей вдоль реки или поймы.

Во времена Киевской Руси активно функционировали древние сухопутные и водные торговые дороги. Особенно значимой была дорога по Сожу, соединявшая Среднее Поднепровье (Киевская и Переяславская земли) с районами Верхнего Посожья (Смоленская земля). Сож служил ответвлением великого восточноевропейского пути «из грек в варяги», который был жизненно важен не только для Руси, но и Византии, стран восточной Балтии. Существенные для поддержания внутреннего единства Земли радимичей дороги проходили по крупным сожским притокам – Ипути и Беседи. Они соединяли северо-восточные области радимичей с городскими центрами Посожья – Гомием и Чичерском. Торговые сухопутные дороги местного значения шли в разных направлениях, преимущественно вдоль основных водных артерий. Так, один из них вёл из Стародуба через окрестности Демьянок, Вылева, Добруша на Гомий. Древняя дорога, известная по документам XVI столетия как «гомельский шлях», соединяла Гомий и Чичерск. Она шла по плотно заселённому правому берегу Сожа через современные Покалюбичи, Старое Село, Хальч, Новосёлки, Юрковичи, Шерстин, Присно, Шепотовичи.

В XI столетии в Гомии и окрестностях развернулась упорная борьба за души людей между жрецами старой языческой веры – волхвами – и христианскими миссионерами, опиравшимися на поддержку великокняжеской власти. Эта борьба была долгой и растянулась на столетия. Особенно неохотно новую веру принимали гомийские сёла, где языческие традиции и мировоззрение безраздельно господствовали вплоть до начала – первой половины XII века. Основания для таких выводов дали материалы археологических исследований в Гомеле и его окрестностях.

Ещё и сегодня курганные могильники (погребальные памятники X – начала XII веков, которые насчитывают десятки земляных насыпей-могил полусферической в плане фор­мы, диаметром 4–15 м и высотой до 2–3 м) можно встретить в Гомельском, Добрушском и Ветковском районах, иначе говоря, на территории средневековой Гомийской волости. Гомельчане до сих пор хранят предания о происхождении курганов. Приходилось слышать, что они были насыпаны в годы российско-шведской войны начала XVIII века или во времена нашествия Наполеона. Говорят, что в курганах похоронены солдаты Карла XII или французы – отсюда и их названия – «шведские» или «французские» могилы. Некоторые даже утверждают, что в курганах зарыто золото. Научные исследования, однако, опровергают эти представления. Под курганными насыпями учёные находят захоронения древних жителей гомийских сёл, совершённые по канонам языческого погребального ритуала3.

Обычаи местного населения довольно резко отличались от обычаев христианских. Уже само возведение кургана шло в разрез с требованиями церкви. Когда кто-либо умирал, родственники и свояки выбирали место погребения на общинном кладбище. Площадка старательно обжигалась, чтобы «отогнать» враждебных духов (согласно поверьям, огонь обладал священной очистительной силой). На это место ложили покойника, а вместе с ним – те предметы, которые могли «пригодиться» в загробном мире. Мужчин сопровождали нож, кресало, глиняный сосуд для пищи, иногда – коса и другие орудия труда, женщин – веретена с пряслицами, ожерелья из стеклянных, каменных бус и металлических подвесок, височные кольца, шейные обручи-гривны, прочие скромные предметы убора и принадлежности одежды. Золота и драгоценностей в курганах нет, что характерно для всех могильников восточных славян X–XII веков. Покойника засыпали землёй из ровиков вокруг места захоронения, а после достижения насыпью определенной высоты разводили на ней и в ровиках ритуальные кострища, устраивали поминки4.

Несколько курганных могильников располагалось в непосредственной близости от Гомия, на местах пригородных селений XI века. Много курганов было вблизи Любенского озера, а также по старой полевой дороге на Давыдовку, в других местах.

Радимичи отправляли религиозные культы не в церквях, а у рек и ручьёв, почитали не святых, но криницы, колодцы, большие камни и дубравы. Они приносили жертвы своим старым богам – Сварогу (владыке неба), Велесу (покровителю скота и всякого богатства), Перуну (повелителю грома и молнии), Дажьбогу (солнечному божеству) и прочим. Ещё во второй половине I тысячелетия н. э. в Посожье воздвигли специальные языческие святилища – культово-религиозные центры общин и малых «племён». Остатки нескольких памятников такого рода сохранились в гомельских окрестностях до наших дней.

В живописном урочище Каменная Гора на север от посёлка Чемерня Ветковского района расположены остатки древнего культового городища, площадка которого занимает господствующую в этих местах высоту над Беседью.

С вершины горы, где сейчас устроено сельское кладбище, хорошо видны окрестности Светиловичей и Больших Немков. Центром святилища является почти круглая в плане площадка диаметром около 20 м. Она возвышается над рекой на 15 м и ограничивается крутым обрывом к Беседи.

С напольной стороны площадку окружает земляной вал, который охватывает её подобно подкове. За валом идёт ныне малозаметный ров, объединяющий в одно целое два глубоких оврага. На небольшом расстоянии от рва прослеживаются следы ещё одного вала и рва.

Одно из названий, которое этому месту дали жители Чемерни, – Чёртова Гора. Согласно преданиям, услышанным от крестьян, в незапамятные времена на этой горе жил волот-великан. Он будто бы бросал отсюда громадные каменные молоты, которые волшебным образом долетали до окрестностей Больших Немков…

Так сохранилась память о языческих временах, когда на горе существовало святилище одного из богов, вероятно, Перуна-громовержца. С приходом сюда христианства, крещением радимичей (а это произошло не ранее XII века) святилище было заброшено, а его место продолжало жить в памяти потомков как пристанище таинственной дьявольской силы. Отсюда и пошло название – Чёртова Гора.

Когда-то на площадке стояли изваяния местных божеств, рядом с которыми волхвы зажигали священный огонь и совершали древние обряды. По праздникам и в дни поминовения предков вокруг площадки собирались жители соседних деревень. А рядом со священной горой размещалось обширное языческое кладбище – погребальные курганы. Ещё в конце XIX века их насчитывалось 212, а при распашке и кладоискательских раскопках находили человеческие скелеты, бусы, монеты, другие старинные вещи5. Ныне среди пашни и близ святилища уцелели лишь 22 полуразрушенных кургана.

Аналогичные памятники языческой культуры X–XII столетий сохранились около деревни Хальч на правом берегу Сожа. Круглое святилище расположилось в 700 м от села на высокой террасе над озером-старицей Шаманский Заружак в урочище Зибень. Местные жители назвали этот памятник Красной Горой, а его окрестности до сих пор кое-кто считает обиталищем разной нечистой силы – русалок и волшебных коней, которые якобы ночью выходят из мрачного оврага Гецев Ров погулять по воде. Здесь же располагались и курганы…

В 1054 году великий киевский князь Ярослав Мудрый, оставив после себя мощную, процветающую державу, умирает. Титул великого князя, власть в Киевской земле и патронат надо всей Русью наследует его старший сын Изяслав. Черниговская же земля, окончательно оформившаяся в княжество, переходит его другому сыну – Святославу. Именно потомки Святослава Ярославича сохраняют власть в Черниговской земле вплоть до начала монголо-татарской агрессии середины XIII века. Все радимичские земли вместе с Гомием и Чичерском, а также соседние Речица и Рогачёв отходят к черниговским князьям.

 

1. ПВЛ. Ч.1. М.-Л., 1950. С. 100.

2. История Гомия XI – начала XII столетий в письменных документах не освещена и воссоздаётся на основании материалов археологических раскопок. См.: Макушников О.А. В поисках древнего Гомия. Гомель, 1994.

3. Исследования курганов в окрестностях Гомеля в разные годы проводили В.Б. Антонович, Е.Р. Романов, И.Х. Ющенко, Г.Ф. Соловьёва, В.В. Богомольников и другие учёные.

4. Богомольников В.В., Макушников О.А. Археологические памятники Гомельщины (по материалам раскопок близ д. Нисимковичи). Мн., 1988. С.7–8.

5. Сведения 1873 года о городищах и курганах // Известия Императорской Археологической комиссии. СПб.,1903. С.56. Часть материалов из кладоискательских раскопок 1952 г. хранится в Гомельском областном краеведческом музее – железные топор и нож, бронзовые украшения и пр.; их
передал работник бывшего Светиловичского детдома В.Д. Сиваков.

Аўтар: Макушников О.А