Эпоха индустриализации в СССР: разрушение традиционного облика старообрядческих поселений Стародубья и Ветки и создание социалистических городов с типовой застройкой в 1930 гг.

0
255
Эпоха индустриализации в СССР разрушение традиционного об¬лика старообрядческих поселений Стародубья

На основании изучения документов Государственного архива Брянской области, Государственного архива Смоленской обла­сти (Российская Федерация), Государствен­ного архива Гомельской области, Государ­ственного архива общественных организа­ций Гомельской области (Республика Бела­русь), работ советских историков и краеве­дов 1920-1930 гг. [2; 12], современных иссле­дователей, фотографий архитектурных про­ектов советских архитекторов 1920-1930 гг.[13], материалов экспедиций автора в ме­ста компактного проживания русского старо­обрядчества в Брянской и Гомельской обла­стях Российской Федерации и Республики Беларусь, нами воссоздан процесс разруше­ния традиционных старообрядческих поселе­ний на территории Стародубья и Ветки и превращение этих поселений в социалисти­ческие города на примере гг. Клинцы, Новозыбкова Брянской области и попытки изме­нения этого облика, но в меньшем объеме, населенных пунктов Гомельской области в период проведения индустриализации в СССР, в 1930 гг.

Для написания статьи нами использо­ваны следующие методы исследования: сравнительно-исторический анализ, методы сравнения выявленных сведений из мемуар­ных источников и из архивов Российской Фе­дерации и Республики Беларусь, региональ­ных старообрядческих частных и церковных собраний. Анализ опубликованных фотодо­кументов и архивных источников по истории индустриализации Западной области в 1930 гг., также позволил предположить, что зда­ния, построенные по типовым проектам ар­хитектора С.Д. Шабуневского, впоследствии репрессированного, сохранились до нашего времени не только в г. Гомеле, р.п. Новобелица, но и в г. Новозыбкове, хотя и в пере­строенном виде. Сведения, полученные из архивных и мемуарных источников, мы до­полнили сведениями, полученными от ин­формантов-старообрядцев, фотографиями из личных и церковных архивов.

Использование историко-типологиче­ского метода позволило выявить общее и раз­личное в типовых застройках, направленных на создание облика новых социалистических городов вместо традиционных старообрядче­ских поселений, вместе с тем, показать влия­ние репрессивных мер советской власти на судьбы архитекторов, проектировавших ти­повые жилые и общественные здания в соот­ветствии с требованиями нового времени эпохи индустриализации в СССР.

В результате проведенный исследова­ний, использования собственных материалов ранее написанных статей и монографии [6;7], можно с уверенностью говорить о том, что революция 1917 г. действительно изменила облик старообрядческих поселений. Это в большей степени коснулось городов и посе­лений Стародубья — так как здесь создава­лись крупные центры текстильной (г. Клинцы) и спичечной промышленности (г. Новозыбков).

В конце 1920-начале 1930 гг., в период индустриализации страны произошли значи­тельные изменения во внешнем облике горо­дов. Происходил снос старых зданий, появ­лялись новые площади и улицы, реконструи­ровались промышленные архитектурные со­оружения, в монастырях и храмах возникали коммунальные квартиры, клубы, киноте­атры, общеобразовательные школы. Вместе с тем, разворачивалось широкое промышлен­ное и гражданское строительство. Это косну­лось не только большинства крупных горо­дов страны, столицы и столиц союзных рес­публик (Москва, Ленинград, Киев, Минск, др.), но и затронуло будущие промышленные центры — Запорожье, Сталинград, Пермь (Молотов), Свердловск, а также Брянск, Бе­жицу. В этом ощущался не только экономи­ческий, но и важный политический аспекты. В СССР — первой в мире социалистической стране должны были быть построены города, воспевающие коллективный труд, братство народов, строящих новое советское обще­ство.

Старообрядческие посады Клинцы, Злынка в первые годы советской власти по­лучили статус уездных городов Брянской гу­бернии. Более того, исконные старообрядче­ские поселения стали образовательными цен­трами, происходила реконструкция промыш­ленных предприятий, построенных старооб­рядцами во второй половине XIX — начале XX вв. «Разворачивалось широкое промышлен­ное строительство, перестраивалась спичеч­ная фабрика «Волна революции» в г. Новозыбкове. В г. Клинцы суконное производ­ство, концентрировалось на 4 крупных фаб­риках. Быстрый рост промышленности и уве­личение населения способствовали развитию городов, где началось интенсивное строи­тельство жилых домов и целых рабочих по­селков» [11, с.60-61].

Наиболее значительные изменения про­изошли во внешнем облике бывшего посада Клинцы, ставшего с 1922 г. уездным городом Брянской губернии. В связи с масштабной ре­конструкцией предприятий и потребностью в приезде большого количества специалистов и рабочих, одной из первоочередных задач стало жилищное строительство. Организа­торы строительства не считались с уже сло­жившимся внешним обликом старообрядче­ского посада Клинцы, разрушали прежние жилища старообрядцев и места захоронения их предков. «С установлением советской вла­сти в Клинцах острой проблемой встал жи­лищный вопрос. Первый рабочий жилищно­строительный кооператив товариществ (РЖСКТ) возник в 1925 г. при шпагатной фаб­рике. Инициатором его создания был комму­нист Иван Тихонович Заступенко. Первые дома были построены на… беспоповском кладбище — месте, где в годы первой револю­ции проводились митинги и маевки, захоро­нения атеистов. Сначала было построено де­вять трехквартирных домов, а в 1926 г. соору­дили еще три и вскоре вырос целый рабочий поселок. Позже развернулось строительство жилья на берегу Стодольского озера и в рай­оне ТЭЦ» [8, с.276]. Как видно из приведен­ной цитаты, при строительстве новых жилищ­ных комплексов пострадали старообрядче­ские святыни — места захоронения старооб­рядцев-беспоповцев. Это войдет в «традицию действий» органов советской власти. Анало­гичная ситуация повторится в 1960 гг., когда на месте древнего старообрядческого клад­бища, где были похоронены основатели клин­цовской промышленности, городские власти построят многоквартирный дом. Однако воз­никающее новое или реконструирующееся промышленное и гражданское строительство имело высокую идеологическую направлен­ность. Здесь также строились здания, отража­ющие новый облик страны Советов — Дома культуры, школы, детские сады, обществен­ные административные здания.

«С первых после революционных лет Дома и Дворцы культуры, рабочие клубы стали центрами общественной и культурной жизни трудящихся. Возведение их приоб­рело широкий размах во второй половине 1920-х гг., по своему объему оно превышало строительство других культурно-массовых сооружений. Это были новые по своей сути, революционные по социальному содержа­нию массовые типы зданий, не имевшие про­тотипов в прежние времена, и рождались они в реальной советской действительности, в процессе творческих конкурсов и практиче­ского строительства» [9, с.40]. Итак, вместо традиционных старообрядческих поселений с храмами и монастырями (на территории Стародубья они находились на территории посадов или в непосредственной близости от них) создавались новые социалистические города с типовой застройкой, в которой были представлены как жилые дома для рабочих и специалистов, так и здания общественного назначения.

Многие сооружения этого периода сыг­рали важную роль в формировании нового облика промышленных центров гг. Брянск, Бежица и Клинцы, явились воплощением проектов, разработанных в ходе Всероссий­ских архитектурных конкурсов 1920-х гг., московским архитектором А.З. Гринбергом (1881-1938). Его называли архитектором-ху­дожником. Он был профессором Москов­ского архитектурного института. Гринберг оставил после себя большое количество осу­ществленных проектов в гг. Москве, Новоси­бирске, Перми (Молотове), Йошкар-Оле, Горьком, Брянске. Строительство в уездном городе Клинцы Брянской губернии по про­екту такого известного архитектора свиде­тельствовало о большом значении этого цен­тра текстильной промышленности. А.З. Гринберг был членом Ассоциации новых ар­хитекторов, а с 1928 г. Объединения архитек­торов-урбанистов. «Ассоциация новых архи­текторов» уделяла повышенное внимание проблемам пространства и технологии вос­приятия, стремясь обнаружить в художе­ственной стороне зодчества не только эмоци­ональные, но и рациональные элементы, что могло бы архитектору точнее отражать в композиции архитектурной формы объек­тивные закономерности ее восприятия» [9, с. 53]. По его проекту в г. Клинцы были со­зданы Дом Коммуны в 1927 г., Дом Советов в 1934 г., ряд других зданий.

Построенный в 1929-1934 гг. Дом Со­ветов в Клинцах определил и место новой главной площади города. Это привело к пре­образованию центра бывшего старообрядче­ского посада. Дом Советов представлял со­бой новый тип государственного учреждения и нашел реальное воплощение в советской архитектуре в 1920 — начала 1930 гг. Он соот­ветствовал новому статусу города – центру Клинцовского округа Западной области. Необходимо отметить тот факт, что здание Дома Советов архитектора А.З. Гринберга в г. Брянске было разрушено в период Великой Отечественной войны, а здание Дома Сове­тов в Клинцах было восстановлено после войны, сохранилось до настоящего времени и является местом размещения Администра­ции Клинцовского района и г. Клинцы Брян­ской области, т.е. сохраняет свое функцио­нальное назначение.

Дом-коммуна, построенный. в Клинцах — самый крупный в то время жилой комплекс города, который занимал один из централь­ных кварталов. Он был рассчитан на 200 се­мей. По проекту архитектора А.З. Гринберга строились также жилые комплексы в гг. Брянске и Бежице. «Строительство крупных, парадно расположенных сооружений, созда­ние парков, бульваров и набережных суще­ственно изменило облик Брянска, Бежицы, Клинцов [11, с. 64]. В своих воспоминаниях «Мои Клинцы» П.М. Храмченко писал «Дом Советов начали строить в 1929 г., когда город Клинцы стал центром Клинцовского округа Западной области. Клинцовский округ объ­единял 13 районов, а Клинцы по своему зна­чению приравнивали к областному городу. Поэтому средства на строительства были вы­делены большие. С будущей стройплощадки людей отселили на новое место жительства. Строительство здания Дома Советов шло очень быстро. Посмотреть и понаблюдать за строительством первых высоких зданий в го­роде приходили и дети, и взрослые. Это было настоящее событие в жизни города. Клин­чане видели, что бывший посад обретает очертания города. Строительство Дома Сове­тов закончилось примерно в 1934 г.» [14, с.319]. На фотографии конца 1920-х г. мы ви­дим облик строящегося здания Дома Советов в г. Клинцы и сохраняющиеся рядом старо­обрядческие усадьбы.

Действительно, новые промышленные и гражданские сооружения меняли облик традиционного старообрядческого посада, но вместе с этим Клинцы утрачивали свое ис­торическое и художественное своеобразие. Превращение Клинцов в социалистический город способствовало утрате тех зданий, ко­торые были созданы основателями поселе­ния. Органы местной власти не задумыва­лись над этим, и пошли на разрушение ста­рого облика города «до основания». «Здание Дома Советов заняло значительную часть квартала на углу улиц Большая и Писаревка. Перед закладкой здания пришлось выселить много дворохозяев. На месте Дома Советов стояли жилые дома с магазинами. Например, колбасный магазин Ломтева стоял на месте северного торца здания. На том месте, где стоит почтовый киоск, был магазин Сальни­ковых, в котором жена Сальникова, Иса­ковна, торговала булками. Угловой был дом Татариновых, известных в Клинцах кожев­ников, старообрядцев. А на месте парадного крыльца Дома Советов была усадьба Желез­никовых. После завершения строительства Дома Советов, прилегающие улицы переиме­новали. Большая улица стала именоваться улицей Карла Либкнехта, а улица Писаревка — улицей Урицкого. После войны улицы опять переименовали. Но в разговоре клин­чане называют главную улицу города Боль­шая, как и двести лет назад» [14, с.319]. Как видно из приведенной цитаты, пострадали исконные жители города, старообрядцы. Их выселили из родных усадеб. Среди постра­давших — Железниковы, чьи предки создали в посаде типографию и печатали в XVIII в. старообрядческие книги. Они были выдаю­щимися просветителями, которые бедным жителям посада раздавали книги бесплатно. А какое отношение к истории посада имели немецкий коммунист Карл Либкнехт и еврей Урицкий? Следовательно, советская власть низвергала страницы собственной истории города в погоне за новыми коммунистиче­скими веяниями. Зато в выпущенной в 1938 г. книге «Город текстилей (Клинцы)» ее ав­торы М. С. Семенов, М. Марголин, И. Саха­ров усиленно расхваливали изменения, про­изошедшие за 1917-1937 гг. [12]. «За годы со­ветской власти изменился облик города. Клинцы вошли в революцию с деревянными домиками, крошечной водокачкой, постро­енной для обслуживания базара. Базарная площадь, грязная и тесная, портила вид го­рода, примыкая вплотную к центру. Отврати­тельные булыжные тротуары, непроезжие, из-за невообразимой грязи, переулки, ветхие мосты через реку Туросну. Зато было много церквей и даже два монастыря. Революция коренным образом изменила лицо города. Давно исчезли монахи и монахини. На месте монастырей теперь общежития фабрик. Че­рез реку перекинуты железобетонные мосты. Водоразборные колонки появились в разных концах города, а в больших домах — вода по­лучается из водопровода. Замощен ряд но­вых улиц. На центральной улице проложены широкие асфальтированные тротуары, а пло­щадь старого базара превращена в прекрас­ный сквер — место отдыха населения.. .Теперь же в городе 22,5 километра мощеных улиц, 4615 домов с общей площадью 157188 квад­ратных метров. В каменных домах, а их по­явилось много за годы революции, — 36300 квадратных метров жилой площади. Только за последние пять лет на жилищное строи­тельство затрачено 5186000 рублей. Клинцы обогатились рядом четырех и пятиэтажных зданий. В центре города вырос великолеп­ный из светло-серого кирпича Дом Советов. Целые кварталы занимают огромные жилые дома для рабочих, построенные за последние годы. Бывшие «Пустынки» — старое место свалки, — превратились в хорошую улицу Урицкого с новыми домами, звуковым кино­театром, пионерским клубом и парком пио­неров. На непролазном от грязи «Мокром пе­реулке» построены такие крупные здания, как текстильный техникум, Дом текстилей и новое здание ФЗУ, дом фабрики имени Ле­нина. На Стодольской площади, только не­давно появившейся, построены большие зда­ния новой школы имени Орджоникидзе на 880 мест и детских яслей, установлен памят­ник В. И. Ленину. Строятся жилые дома для инженерно-технических работников треста «Клинцсукно», новая аптека. В районе быв­шего селения Казенная Туросна выстроены большой и красивый клуб фабрики имени Ногина, детский сад, жилые дома. Дорога, ведущая через парковый лес к фабрике имени Ногина, полностью замощена. Целый городок из больших каменных зданий вырос в районе фабрики имени Дзержинского. Лицо окраин города изменилось до неузнава­емости. 27 миллионов 700 тысяч рублей за­трачено на новое строительство (без про­мышленных вложений) за 20 лет. На ремонт жилищ только за три последних года израс­ходовано 1626 тысяч рублей» [12].

Нельзя не согласиться с тем, что моло­дое советское государство не жалело средств для создания нового облика крупных про­мышленных центров. Более того, исконные старообрядческие поселения стали образова­тельными центрами. Это было связано и с ре­шением конкретных задач — размещения большого количества рабочих крупных про­мышленных предприятий, выходцев из сель­ской местности, повышением их образова­тельного и культурного уровня в связи с освоением нового технологического обору­дования. Город Клинцы стал центром по под­готовке среднего технического персонала. На базе технического училища в 1921 г. был образован индустриальный техникум, кото­рый готовил слесарей, кузнецов, механиков, столяров, техников-механиков, теплотехни­ков. С 1926 г. он стал готовить специалистов по прядению шерсти и ткачеству, а с 1930 г. еще и экономистов и плановиков. Это позво­ляло обеспечивать клинцовские фабрики специалистами среднего звена [5, с.401-404].

В клубах и домах культуры создавались возможности для повышения культурного уровня населения города. «Клуб суконной фабрики им. Ленина это — целый комбинат социалистической культуры, разместив­шийся в одном из больших зданий города. Громадный зал на 700 мест. Большая сцена, которой может позавидовать любой театр, много комнат и кабинетов для кружков, пре­красная библиотека с 10.000 томов. Стаха­новки и стахановцы фабрики с большим ин­тересом исполняют серьезные роли в пьесах классиков… Клубный ансамбль камерной музыки исполняет произведения знаменитых композиторов Моцарта, Шуберта, Чайков­ского. Балетный кружок изучает классиче­ские танцы» [12]. Действительно, новый об­лик г. Клинцы как центра округа Западной области поражал своими новыми изменени­ями. «Строился социалистический город — город молодых строителей будущего» [12].

Следовательно, изменения, произошед­шие за 20 лет после революции, были значи­тельные. Но при этом они способствовали уничтожению колоссального пласта куль­туры предшествующих поколений старооб­рядцев и единоверцев: происходило уничто­жение старообрядческих монастырей, закры­тие храмов, жилищ старообрядцев, уничто­жение старообрядческих мест захоронения — кладбищ. Если памятники материальной культуры — фабрики, заводы, мастерские подлежали реконструкции, то памятники ду­ховной культуры жестоко уничтожались ор­ганами советской власти. Происходило насаждение новой пролетарской культуры. Для этого создавались рабочие клубы, меня­лось название улиц, открывались библио­теки, в которых не было места уникальным рукописям, книгам кириллической печати, которыми были богаты монастырские «книжницы». Традиции демественного рас­пева, сохранявшиеся в монастырях и храмах, уходили в прошлое. Вновь повторилось рас­сеивание уникального наследия Древней Руси, как это было в 1850 гг. при насиль­ственном введении единоверия имперской властью и официальной церковью. Но тогда старообрядцы-предприниматели вместе со старообрядческим духовенством смогли от­стоять свои святыни, а в 1905-1914 гг. по­строить Успенский девичий монастырь. В 1930 гг. натиск на старообрядческую куль­туру был настолько сильным со стороны гос­ударства, что старообрядчество не смогло противостоять этим изменениям.

Внешний облик г. Новозыбкова меньше пострадал от социалистической ре­конструкции 1920-1930 гг. здесь также про­ходили реконструкция фабрики «Волна рево­люции», бывшей спичечной фабрики старо­обрядца Максима Волкова, изменение назва­ния улиц, площадей. Новые названия были коммунистическими. Чугуновская улица, со­единявшая центр города с вокзалом, стала улицей имени Ленина, Тростанская — Перво­майской, Долгоруковская — Коммунистиче­ской, Кузнечная — имени Ломоносова, Бойнянская — имени Чапаева, Базарная площадь — площадь Октябрьской революции. Собор­ная площадь — Красная площадь и т.д.

Город Новозыбков стал крупным обра­зовательным центром. Ранее построенные здания для образовательных целей приспо­сабливались под новые нужды. Так в здании реального училища в 1923 гг. разместился агропедтехникум имени Н.К. Крупской, а в 1930 г. он был преобразован в агропединсти­тут. Храм училища был переоборудован в ак­товый зал вуза. Первоначально на трех отде­лениях (общественно-литературном, физико­математическом, химико-биологическом) обучались 120 человек. В 1932 г. агропедин­ститут преобразуется в Новозыбковский гос­ударственный педагогический институт с 4 факультетами. В вузе было организовано 8 кафедр, работало 45 преподавателей. В сен­тябре 1935 г. пединститут был закрыт, вме­сто него работал учительский институт, а 1 сентября 1938 г. он был открыт вновь. Педа­гогический институт просуществовал в г. Новозыбков до 1976 г. Новым местом его пре­бывания стал Брянский государственный пе­дагогический институт, открытый в этом же году (в настоящее время Брянский государ­ственный университет имени академика И.Г. Петровского).

Изменения нового социалистического характера происходили и в старообрядче­ских поселениях Ветки: г. Гомеле, в рабочем поселке Новобелица, находившегося рядом с ним. Рабочий городок в Новобелице был по­строен для рабочих деревообрабатывающих предприятий. Большое количество зданий для г. Гомеля и его пригородов — рабочих по­селков строил в стиле конструктивизма архи­тектор Станислав Данилович Шабуневский (1868-1937).Он был городским архитектором г. Гомеля до революции, после революции решал задачи создания нового облика Гомеля — социалистического города. Здания, постро­енные по его проектам, сохранились до настоящего времени: дом-коммуна на про­спекте Ленина, жилой дом на Крестьянской улице, кооперативный дом на улице Кирова, др. В Новобелице по его проекту был по­строен корпус противотуберкулезной лечеб­ницы для рабочих. Выходец из обедневшей польской дворянской семьи, С.Д. Шабунев­ский до революции получил хорошее образо­вание. Он закончил Санкт-Петербургский институт гражданских инженеров, стал архи­тектором, участвовал в творческих конкур­сах, создавал свои проекты архитектурных сооружений в различных стилях — класси­цизме, модерне, конструктивизме. В 28 лет С.Д. Шабуневский получил должность глав­ного городского архитектора г. Гомеля и строил самые престижные городские объ­екты — банки, гостиницы, купеческие особ­няки, мужскую гимназию, проектировал го­родской сад, водопровод. С января 1923 г. ар­хитектор Шабуневский стал инспектором по строительству Гомельского Совета народ­ного хозяйства. В мае 1924 г. он был назна­чен на должность гомельского губернского инженера. Занимался реконструкцией жи­лого фонда. Он также строил здания в гг. Клинцы, Злынка. К сожалению, не удалось определить, какие здания им спроектиро­ваны для гг. Клинцы, Злынка в эти годы. В 1927 г. было построено типовое здание боль­ницы в г. Новозыбкове, к 10-летию Октября. Хотя здание перестраивалось в 1960 гг., но, по-видимому, было спроектировано С. Д. Шабуневским, поскольку очень напоминает своим обликом здание больницы в рабочем поселке Новобелица, построенное в стиле конструктивизма. Тем более, что в эти годы г. Новозыбков входил в состав Гомельской губернии. С.Д. Шабуневский был тогда го­мельским губернским инженером. В 1931 г. он впервые был арестован в связи с делом по Стрекопытовскому мятежу, но вскоре отпу­щен. В 1937 г. был арестован вновь, осужден сроком на 10 лет и отправлен на строитель­ство Беломоро-Балтийского канала, где и по­гиб. Реабилитирован был только в 1989 г. [3]. Следовательно, новые изменения происхо­дили как в архитектурном облике старооб­рядческих поселений Стародубья, так и Ветки, но только там, где реконструирова­лись или создавались крупные промышлен­ные объекты, и необходимо было строить жилье для рабочих и общественные здания. К реконструкции и строительству были при­влечены выдающиеся архитекторы, работав­шие в стиле конструктивизма — А.З. Грин­берг, С.Д. Шабуневский.

Старообрядческие поселения в Стародубье (Воронок, Елионка, Злынка, Перевоз, Шеломы, Ардонь) и Ветки (Романова, Леон­тьева, Марьина, Папсуевка, Косицкая др.) смогли сохранить облик традиционного ста­рообрядческого поселения, так как крупного промышленного строительства в 1920-1930 гг. там не велось. Однако наступление на свя­тыни старообрядчества проходило повсе­местно. В связи с закрытием старообрядче­ского кладбища в г. Гомеле на основании по­становления горсовета и отвода земельной площади под застройку старообрядцы четы­рех церквей г. Гомеля собрали до 300 подпи­сей для подачи-заявления-протеста против изъятия их святыни. «В разговорах старооб­рядцы высказываются, что иметь свои клад­бища им разрешало царское правительство — а теперь преследуют» сообщал начальник Гомельского оперативного сектора ГПУ БССР Бергман в Гомельский Горком КП (б) Б о протестных настроениях среди старооб­рядцев [10, с. 86]. «По поводу застройки бу­дут категорически протестовать и уже раско­пали в сборнике по отделению церкви от гос­ударства Гидулянова распоряжение прави­тельства о том, что кладбища могут закры­ваться только через 45[лет] после закры­тия…» [10, с. 86]. Органы местной власти — партийные и советские шли даже на наруше­ние законодательства, притесняя старооб­рядцев, стараясь ликвидировать старообряд­ческие святыни.

Краевед М.И. Саломыкин в 1928 г. опубликовал в журнале «Наш край этногра­фическое описание местечка Веткапоказал, что оно сохраняло традиционный облик ста­рообрядческого поселения. Крупного про­мышленного производства здесь не было ни до установления советской власти, ни после нее. Поэтому старый дореволюционный об­лик местечка сохранялся. «Напротив при­стани сбоку сиротливо притулились дымя­щиеся кузни. Справа от них по берегу в мет­рах ста от них ровной линией раскинулись несколько деревянных жилых дворов рос­сийского типа, слева тянется деревянный за­бор, который отделяет берег от садов. Я вы­хожу на широкую, первую от пристани, улицу городка. По бокам деревянные дома старороссийского типа, кирпичные фунда­менты или деревянные завалинки, сделанные из бревен и отшлифованные. большие окна, украшенные вырезанными узорами налични­ками и простыми двойными окошечками под крышей, подобном по форме пирамиде или разрезанному стожку и сделанному из шлевки. Гонты или бляхи также украшают узорчатые карнизы, перед фасадом палисад­ник, и сбоку от дома, сделанные в «елку» или гладкие ворота с форточкой на массивных дубовых столбах-шулах, наверху под за­стрехой. В углу под карнизом одного дома вытертая блестящая пластинка с надписью «Собственный дом мещанина Петра Фомина Сальникова», в низу которой нарисованы пила, секира и фуганок [4, с.69].

Улица, как мы уже отмечали, с восьми­конечными крестами на воротах, населена староверами. Тут за оградой, наполовину кирпичной, наполовину деревянной, нахо­дится большая старообрядческая церковь во имя Покрова Богородицы. Выхожу на пло­щадь, обрамленную с одного бока малень­кими каменными домами, которые нару­шают деревянный облик местечка с другого бока раскинутыми в беспорядке магазинами и с остальных боков рядами улиц, которые заканчиваются или берут начало от площади. Теперь город Ветка лежит в 20 км от Гомеля» [4, с.69]. Как видно из процитированного до­кумента, старообрядцы строили свои поселе­ния по концентрическому типу, как все сред­невековые русские города. От центральной площади, на которой стоял храм, отходили улицы, большая часть из которых была засе­лена старообрядцами. Автор подчеркивает, что до революции здесь была отделение ми­рового судьи 8 участка, квартира станового пристава 2 стана, судебного пристава Го­мельского съезда мировых судей, помощ­ника акцизного смотрителя, волосное управ­ление, народное училище, почтовое отделе­ние и приемный покой для больных со штат­ным при нем фельдшером. А также была частная аптека, шесть канатных заводов, шесть ветряных мельниц и два местных куз­неца, делавших якоря (одни в то время в Мо­гилевской губернии).

Автор записок также осмотрел старооб­рядческую слободу Косицкую, находящуюся в 8 км от Ветки, село Борьба, бывшую старо­обрядческую слободу Романова, старообряд­ческую слободу Леонтьева, переименован­ную в поселок Калинин. Изменений во внеш­нем облике этих старообрядческих поселе­ний не было. Они сохраняли традиционный облик. Исключением было то, что в селе Борьба (слобода Романова), церковь, постро­енная 200 лет назад, была закрыта. Сельсовет предполагал ее переделать под избу-чи­тальню. В частности о слободе Косицкой он писал: «Дворы в слободе Косицкой напоми­нают собой дворы российских селян. Дом фа­садом на улицу, около дома ворота с калит­кой во двор, над воротами под застрехой восьмиконечный крест, далее по улице кир­пичный забор, который отделяет надворные постройки — клети, погреб, хлев для скота, птицы. Дворы преимущественно деревянные с соломенными шлевочными или тесовыми крышами. В место недавно сгоревших дере­вянных домов теперь построены кирпичные дома с соломенными или жестяными кры­шами. В слободе было 139 дворов старове­ров» [4, с.69].

Как видно из приведенных документов, как и в начале XX в. старообрядческие посе­ления в Стародубье после установления со­ветской власти развивались динамичнее, чем старообрядческие поселения Ветки.

В результате проведенного исследова­ния мы пришли к следующим выводам.

Мощный промышленный потенциал, заложенный старообрядцами Стародубья во второй половине XIX — начале XX вв. способ­ствовал после установления советской вла­сти реконструкции предприятий, созданию мощного промышленного Клинцовского округа Западной области. Предприятия тек­стильной и спичечной промышленности, со­зданные старообрядцами и единоверцами, становились в этот период крупными про­мышленными предприятиями, лидерами со­ветской промышленности. Многие старооб­рядческие посады и местечки являлись окружными и районными центрами (Клинцы, Ветка, др.).

В Клинцах по проекту ведущего мос­ковского архитектора А.З. Гринберга возво­дились новые жилищные комплексы, дома-коммуны, дома для рабочих. По его же про­екту строился и новый тип государственного учреждения — Дом Советов. Широкое мас­штабное строительство в г. Клинцы привело к изменению в облике старообрядческого по­сада. Он превращался в образцовый социали­стический город — с асфальтированными улицами, новыми площадями, школами, больницами, детскими дошкольными учре­ждениями.

Г. Новозыбков стал крупным образова­тельным центром. На базе реального учи­лища был создан агропедтехникум, затем аг­ропединститут и на их базе педагогический институт и сельскохозяйственный техникум. Под нужды вуза приспосабливались помеще­ния бывшего Новозыбковского реального училища. Происходила реконструкция этого здания.

Новые изменения происходили как в архитектурном облике старообрядческих по­селений Стародубья, так и Ветки, но только там, где реконструировались или создава­лись крупные промышленные объекты (гг. Клинцы, Новозыбков, Гомель, р.п. Новобелица), и необходимо было строить жилье для рабочих и общественные здания. К рекон­струкции и строительству были привлечены выдающиеся архитекторы, работавшие в стиле конструктивизма — А.З. Гринберг, С.Д. Шабуневский. С.Д. Шабуневский впослед­ствии был репрессирован.

Однако, те старообрядческие поселе­ния, где не было развитой промышленности, сохраняли традиционный облик. Это были старообрядческие поселения — Злынка (полу­чила статус города), Воронок, Елионка, Пе­ревоз, Шеломы, Святск в Стародубье и Косицкая, Романова, Леонтьева в Ветке. Хотя местечко Ветка стало районным центром, оно сохраняло облик традиционного старо­обрядческого поселения.

Список литературы

  1. Административно-территориальное деление Брянского края за 1916-2006 годы [Текст: (историко-географический справочник) / Упр. по делам архивов департамента куль­туры Брянской обл., Гос. казенное учреждение Брянской обл. “Гос. архив Брянской обл.”; [сост.: В. Е. Алешина и др.] — Изд. 3-е перераб. и доп. Брянск: ООО Ладомир,2015.(Справочник). Т. 1. — 2015. — 350 с.: табл. Т. 2, ч. 2. — 2016. — 552 с.
  2. Еременко П. Новозыбковский уезд. Пособие для школ, изб-читален, кружков самооб­разования и др. — Новозыбков: Новозыбковское уездное бюро краеведения, 1925. — 110 с.
  3. Загадки архитектора Шабуневского //https://www.sb.by/articles/zagadki-arkhitektora-%20shabunevskogo.html. Дата обращения 13 августа 2019 г.
  4. Из дорожных записок М.И. Саломыкина в журнале «Наш край» об исследовании Ветковского района Гомельского округа // Старообрядцы на Гомельщине (1918-1991): документы и материалы /сост. З.А. Александрович [и др.]; под ред. В.П. Пичукова; редкол: А.Д. Лебедев [и др.]. — Минск: А.Н. Янушкевич, 2017. — 412 с.: ил. Документ № 53. С. 68-70.
  5. История индустриализации Западного района (1926-1937 гг.). — Документы и матери­алы. Под ред. Смирнова В.А, Кузнецовой М.С, Фишмана И.И., Яненко И.Е., Черняева А.А. — Брянск, 1972. — 614 с.
  6. Кочергина М.В. Стародубье и Ветка в истории русского старообрядчества (1760-1920 гг.): демографическое развитие старообрядческих общин, предпринимательство, духовная жизнь, культура. — Брянск: ООО «Ладомир», 2011 — 451 с., ил.
  7. Ее же. Изменения структуры, хозяйственной деятельности и культурно-бытового уклада старообрядческих общин Стародубья и Ветки. Репрессии против старообрядческого населения в 1920-1940 гг.// Пути Русской Голгофы. Сборник. М.: Информационно-издатель­ский отдел Русской Православной старообрядческой Церкви, 2013. — 424 с.; с. 271-285.
  8. Кровко В.М. На берегах реки Московки. — Клинцы: Издательство ГУП «Клинцовская городская типография», 2007. — 488 с.
  9. Курбатов В.В. Советская архитектура. Книга для учителя — М.: Просвещение,1988. — 208 с.; ил.
  10. Письмо начальника Гомельского оперативного сектора ГПУ БССР Бергмана в Го­мельский горком КП (б) Б и Гомельский горсовет о протестных настроениях среди старооб­рядцев от 6 июля 1931 г.// Старообрядцы на Гомельщине (1918-1991): документы и матери­алы.. Документ № 64. С.86.
  11. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Брянская об­ласть. М: Наука, 1997. — 638 с.
  12. Семенов С., Марголин М., Сахаров И. Город текстилей (Клинцы). — Орел: издатель­ство обкома ВКП (б), 1938. — 30,1,ил., порт. Электронная версия, предоставленная Брянской областной научной универсальной библиотекой. Дата обращения 13 августа 2019 г.
  13. Снимки из закрытого партийного архива: как выглядели белорусские города 80 лет назад / /https://news.tut.by/culture/553289.html?crnd=89073.Дата обращения 13 августа 2019 г.
  14. П.М. Храмченко, Р.И. Перекрестов. Мои Клинцы // Клинцовский летописец: Сбор­ник. — Кн.1 — Клинцы: Издательство Клинцовской городской типографии, 2004. — 501 с.

Автор: М.В. Кочергина
Источник: ВЕСТНИК Брянского государственного университета № 3 (41) 2019. С. 27-36.