Епископ Стародубский Памфил (Лясковский) и духовенство Гомельской губернии в период изъятия церковных ценностей и на¬чала обновленческого движения

0
43
Епископ Стародубский Памфил (Лясковский) и духовенство Гомельской губернии в период изъятия церковных ценностей и начала обновленческого движения

Будущий епископ Памфил (в миру — Пётр Александрович Лясковский) родился 5 (17 н. ст.) октября 1883 г. в селе Арестове Ровенского уезда Волынской губернии, в семье священника. «В 1897 г. окончил Клеванское духовное училище по I разряду, в 1903 г. — Волынскую духовную семинарию по I разряду. В 1907 г. за­кончил образование в Московской духовной академии со степенью кан­дидата богословия. С 1 ноября 1907 г. служил преподавателем истории и географии в Волынском женском училище, а с 16 сентября 1910 г. — преподавателем греческого языка в Житомирском духовном училище»1.

24 мая 1911 г. архиепископом Волынским и Житомирским Антонием (Храповицким) в Успенском соборе Почаевской Лавры был пострижен в монашество с именем Памфил, а 30 мая 1911 г. рукоположен во иеро­монаха. «7 июня 1911 г. иеромонах Памфил был назначен преподавате­лем гомилетики, литургики и практического руководства в Волынской духовной семинарии. <…> 10 декабря 1912 г. решением Святейшего Синода назначен ректором Полтавской духовной семинарии с возведе­нием в сан архимандрита»2. В 1918 г. семинария была закрыта новой властью, и последующий трёхлетний период в биографии о. Памфила продолжает оставаться белым пятном.

26 декабря 1921 г. (8 января 1922 г. по новому стилю), в первый день после праздника Рождества Христова, архимандрит Памфил был хирото­нисан во епископа Стародубского и Мглинского, викария Черниговской епархии.

С большой степенью вероятности можно предположить, что хи­ротонию совершил епископ Пахомий (Кедров), правящий архиерей Черниговской епархии. В 1904-1911 гг. владыка (будучи ещё иеромона­хом и архимандритом) тоже служил в Волынской губернии (настоятелем Дерманского Троицкого монастыря и заведующим Дерманской церков­ной учительской школой); вероятно, они были знакомы. В 1916-1917 гг. епископ Пахомий был на викарной кафедре в Стародубе. Кстати, после него на эту кафедру был направлен епископ Николай (Могилёвский) — бывший инспектор Полтавской семинарии, который не мог не знать епископа Памфила очень хорошо.

Немалые трудности у молодого архиерея начались буквально с са­мого момента его появления в Стародубе. Вот что сообщал об этом в одном из писем его будущий секретарь — протоиерей Разрытовского Свято-Троицкого Покровского женского монастыря Димитрий Красногорский. — «Прибыл в Стародуб новый владыка на постоянное жительство — епископ Памфил, и я отправился к нему, чтобы и за оби­тель, и лично за себя поговорить, но он тяжко заболел сыпным тифом, и я не мог [его] видеть и ничего полезного сделать»3.

В целом 16 месяцев архиерейства в Стародубе епископа Памфила пришлись на крайне драматичный для Русской Православной Церкви период: изъятие церковных ценностей; арест патриарха Тихона, созда­ние обновленческого Высшего Церковного Управления и поддержан­ные властями попытки захвата им епархий; репрессии против еписко­пата, сопротивлявшегося «живоцерковникам».

В 1922 г. Стародуб находился на территории Гомельской губернии, образованной в 1919 г. и входившей первоначально в состав РСФСР.

В церковном отношении Стародубское викариатство продолжа­ло оставаться в подчинении Черниговской епархии, тогда как основ­ная часть Гомельской губернии относилась к Могилёвской епархии, ко­торую возглавлял архиепископ Константин (Булычев). Таким образом, административно-территориальные и епархиальные границы того вре­мени не совпадали между собой и совершенно не соответствовали ны­нешним границам (вплоть до межгосударственных).

Весной 1922 г. здесь (как и по всей стране) началось изъятие цер­ковных ценностей, которое сопровождалось мощной пропагандистской кампанией, по сути, возлагавшей вину за голод и его последствия на ду­ховенство. В газете «Полесская правда» регулярно печатались специаль­ные подборки материалов с характерными заголовками: «Трудящиеся за изъятие, а попы виляют», «Молиться можно и без золота», «Изъять, не останавливаясь перед препятствиями», «Требуем решительного изъ­ятия и кары сопротивляющимся!» и т. д.4.

Следует отметить, что большевистскими руководителями был при­нят во внимание национальный состав Гомельской губернии. В част­ности, председатель губисполкома Нейбах И. И. «издал распоряжение о формировании губернской и уездных комиссий по изъятию церковных ценностей. Примечательным условием формирования этих комиссий было так называемое” предупреждение работы контрреволюции на на­циональной почве”. Данная формулировка подразумевала недопуще­ние к работе по изъятию лиц еврейской национальности, что мотиви­ровалось стремлением избежать развития антисемитских настроений, способных перерасти в массовое народное сопротивление деятельно­сти комиссий по изъятию»5. Из этих соображений Нейбах перепору­чил председательство в комиссии члену ВЦИК Иванову, а затем члену губернского комитета помощи голодающим И. Ф. Федяеву6.

По тем же причинам Инструкция по изъятию церковных ценно­стей в пределах Гомельской губернии РСФСР определила и очерёдность проводимых мероприятий: «Изъятие сперва произвести из синагог, по­том — из городских церквей».

Ещё одна предосторожность: «Видных попов не трогать, по воз­можности, до конца кампании, но негласно и неофициально (под рас­писку уполномоченных ГПУ) предупредить их, что в случае каких-ли­бо эксцессов, они ответят первые»7.

Эти и другие меры позволили властям произвести изъятие без се­рьёзных эксцессов, в том числе и в уездах Стародубского викариатства. Хотя отдельные инциденты, конечно, имели место. Так, 22 апреля уезд­ный исполком сообщил, что в Лышической волости Стародубского уез­да оравой женщин, кричавших «никаких ценностей не дадим», было со­рвано собрание, собранное по вопросу изъятия; при этом «установить зачинщиков не удалось ввиду того, что почти все принимали участие». В Успенской церкви г. Стародуба несколько человек во главе с настоя­телем — протоиереем Константином Горским пытались спрятать чашу, которая даже не была учтена в описи, и в итоге оказались осуждены на разные сроки заключения8.

Телеграмма председателя Комиссии по изъятию церковных цен­ностей Гомельской губернии Федяева заместителю особо уполномо­ченного СНК по учёту и сосредоточению ценностей Г. Д. Базилевичу о ходе изъятия от 30 апреля 1922 г. сообщает: «Недоразумений нет. <…> Оставлено лишь по одному прибору престольных принадлежно­стей, без коих совершение богослужения невозможно. Настроение ве­рующих в городах безразличное, крестьян — пассивное, духовенства — скрыто враждебное, за небольшим исключением»9.

Отсутствие серьёзных конфликтов в Гомельской губернии при изъ­ятии церковных ценностей подтверждают и современные исследова­тели. Но, кроме конфискационных задач, руководству страны нужна была и «победа над реакционным духовенством».

«В мае 1922 г. патриарх Московский и всея России Тихон <.> под­вергся аресту по обвинению в сопротивлении изъятию церковных цен­ностей. Поводом к произошедшему послужило послание Первосвятителя от 15/28 февраля 1922 г., в котором верующие призывались к доброволь­ной передаче на нужды голодающим драгоценных церковных украше­ний и предметов, не имевших богослужебного употребления»10. Следом за этим последовали аресты архиереев, распространявших послание в епархиях, что выглядело достаточно абсурдно.

«В мае 1922 г., подвергся аресту архиепископ Могилевский и Гомельский Константин (Булычев), [тоже] обвиненный в распро­странении послания патриарха»11. И это несмотря на то, что владыка старался способствовать бесконфликтному проведению акции. 6 апре­ля 1922 г. архиерей присутствовал на объединённом заседании комис­сий по изъятию церковных ценностей в Могилёве и заявил, что ничего против изъятия ценностей не имеет, а «в местную газету он дал воз­звание к верующим, чтобы они не оказывали препятствий к изъятию ценностей»12.

Властям, однако, требовалось расчистить путь для обновленческо­го Высшего Церковного Управления, появившегося на сцене сразу по­сле ареста патриарха Тихона. А владыка Константин являлся архиере­ем старой формации. Достаточно сказать, что в 1918 г. он был избран одним из шести заместителей членов Священного Синода. В 1919 г. суд признал его одним из «приближеннейших лиц дома Романовых» и «вредным элементом для республики трудящихся»13.

После ареста архиепископа Константина «временное управле­ние Могилевской епархией принял викарный епископ Мстиславский Варлаам (Ряшенцев), который уже в июне 1922 г. поддержал церковный раскол и сформировал в г. Могилеве филиал обновленческой группы “Живая Церковь”»14.

Идеи обновленцев, культивируемые в Могилёвской епархии, нахо­дили поддержку у некоторых представителей духовенства Стародубского викариатства соседней епархии — Черниговской; прежде всего — у тех, для кого установления канонической Церкви являлись серьёзной помехой.

Так, 10 июня 1922 г. к председателю ВЦУ епископу Антонину (Грановскому) обратился с письмом псаломщик села Луговатого Стародубского уезда Гомельской губернии Пукалов Григорий Самуилович. В своём весьма многословном (на шести страницах) послании он, в част­ности, сообщал: «Вышел я из бедной среды, учился своими средства­ми. <…> 22 лет поступил на должность псаломщика, где, и как свой­ственно молодым людям, женился; но не дал мне Бог счастья, через 10 месяцев умерла у меня жена, оставив восьмидневную дочь-ребенка. Трудно было управляться самому дома, я целый год все думал, что де­лать? Не жениться во второй раз, а быть священником, взяв для управ­ления дома и т. п. содержанку, как это до настоящего времени и делает­ся у вдовых священников и диаконов, или поступить по Завету св. ап. Павла “лучше жениться, чем возжигаться”, и я поступил по Завету, т. е. я женился, надеясь, что, быть может, когда-то разрешится этот вопрос Собором»15. Пукалов имел в виду, что Собор, возможно, разрешит ру­кополагать второбрачных церковников в священный сан.

В заключение автор письма просил сообщить о предоставлении ему права принять сан диакона, а потом священника, епископу Памфилу. Псаломщик предполагал, что постановления ВЦУ имеют силу и для епи­скопа Черниговской епархии.

Помимо всего прочего, в письме отмечалось и следующее: «Патриарха Тихона здесь до сих пор считают его во власти и почти все стародубские, во главе с епископом Памфилом, и некоторое сель­ское духовенство, и во время служб возносят его в молитвах. Я думаю, что не нужно этого делать, раз у нас во главе теперь стоит <…> Высшее Всерос. Церковное Управление»16.

Вопрос о расколе Церкви был обсуждён и на состоявшемся 9 июня 1922 г. общем собрании стародубских коммунистов. При этом в высту­плениях звучали следующие тезисы. — «Мы должны воспользоваться этим расколом прогрессивной части духовенства, помогая ей довести раскол до конца. Одновременно вырывать трудящиеся массы из ре­лигиозного обмана, твердо ведя свою революционную линию. <.> Мы должны одинаково враждебно относиться ко всякой церкви, будь то живая или реакционная»17.

В июне же 1922 г. «было опубликовано циркулярное уведомление о создании ВЦУ, разосланное епархиальным преосвященным. Циркуляр предписывал немедленное создание в епархиях новых епархиальных управлений, признавших власть ВЦУ, во главе с местным архиереем из лиц, “принадлежащих к прогрессивному белому духовенству”»18.

«16 июня 1922 г. в журнале “Живая церковь” появилось воззва­ние, в котором митрополит Владимирский и Суздальский Сергий (Страгородский), архиепископ Нижегородский Евдоким (Мещерский) и архиепископ Костромской и Галичский Серафим (Мещеряков) при­знали каноничность обновленческого ВЦУ и призвали верующих под­чиниться ему. <.> К августу 1922 г. из 97 правящих епископов 37 при­знали платформу “Живой церкви” и ВЦУ, 36 высказались против нее, 24 архиерея не выявили своего отношения»19.

Между тем, в Черниговской епархии правящий архиерей Пахомий (Кедров) и викарный епископ Стародубский и Мглинский Памфил (Лясковский) ждали Всеукраинский Собор, который должен был вы­нести окончательное решение о признании ВЦУ. После августовско­го постановления Собора епископов ПЦУ позиция епископа Пахомия в отношении обновленчества была решена раз и навсегда. Эта пози­ция способствовала тому, что в самом Чернигове не было ни одного об­новленческого храма. Как отмечается, епископ Памфил (Лясковский) оказался единственным из викарных архиереев Черниговской епар­хии, кто не соблазнился относительно обновленчества20

Наряду с этим, летом-осенью 1922 г. был рассмотрен на собрании и утверждён председательствующим епископом Памфилом «Устав про­грессивной группы православного духовенства и мирян Черниговской епархии». Вероятно, он был предложен владыкой всей епархии. Среди подписавших его оказались и псаломщик Григорий Пукалов, и руково­дитель Стародубской группы «Живая церковь» священник Александр Щербаков.

Вот основные положения данного документа.

«Прогрессивная группа православного духовенства и мирян Черниговской епархии имеет целью проведение реформы в подлежа­щих развитию областях церковной жизни, в связи с существующим со­циальным строем кр[ая].

Основным началом этих реформ группа признает а) участие во всех органах церковного управления, вместе с епископом, пресвитеров, кли­риков и мирян, б) право духовенства организовываться в союзы, брат­ства и т. п. объединения; в) единую церковную кассу, создаваемую пу­тем обязательных отчислений от церковных доходов; г) допущение в епископы всего безбрачного духовенства; д) обращения монастырей со всякими учреждениями в трудовые рабочие кооперативы (трудовые артели) на строго общежительных началах и подчинение их непосред­ственно епархиальному управлению кооператива, они имеют выпол­нять задания епархиального управления по культурной, технической и благотворительной работе, типографской, переплетной, выработке свеч, облачений, устройству богаделен, больниц и т. д.

Группа ставит своей задачей также поддержание лояльных вза­имоотношений с Советской властью, на основе декрета об отделении Церкви от государства»21.

В общем, положения устава сформированы с оглядкой на устано­вившийся в стране социальный строй. Масштабы реформирования явно не обозначены, реформы ограничены только «подлежащими развития областями». Тезис о допущении в епископы всего безбрачного духовен­ства (не только монашествующих) являлся в то время дискуссионным, но не крамольным. «Всероссийский Церковный Собор 1918 г. <…> не на­шел <…> для себя обязательным и необходимым настаивать на мона­шестве епископов как необходимом условии святительской хирото­нии, почему и узаконил (допускавшиеся, как исключения, в практике Русской Церкви и ранее) случаи посвящения в епископский сан лиц и не монашествующих, но лишь безбрачных, с облечением их, прав­да, в рясофор»22.

Создаётся впечатление, что устав являлся лишь декларацией на по­требу дня, стремлением показать сомневающимся, что и Стародубское викариатство реформируется. Наверное, можно согласиться с выводом, сделанным нынешними церковными историками об этом периоде служе­ния епископа Памфила: «Пытаясь сохранить кафедру под каноническим управлением, проводил политику компромиссов с обновленцами»23.

С осени 1922 г. давление ВЦУ усилилось. «Могилевское епархиаль­ное управление разослало циркулярное письмо от 3 сентября 1922 г., в котором благочинные призывались к незамедлительному проведению окружных съездов духовенства, по вопросу присоединения к “Живой Церкви”. Не желавшим поддерживать обновленческий раскол угрожало отстранение от приходского служения. Дезорганизация системы выс­шего церковного управления Патриаршей Церкви и давление со сто­роны епархиальной власти привели к уклонению в раскол подавляю­щего большинства клириков Могилевской епархии»24.

ГПУ «по наводке» обновленцев проводило репрессии против ар­хиереев, не признававших ВЦУ. 21 октября, были арестованы епископ Черниговский Пахомий и несколько священников епархии. 3 декабря 1922 г. Черниговский ревтрибунала признал Пахомия «социально опас­ным» и приговорил к высылке за пределы Черниговской губернии на три года25. Это, безусловно, ухудшило положение епископа Памфила, кото­рый оказался в губернии, захваченной обновленцами, и без поддерж­ки со стороны главы епархии.

Положение иерархов, согласившихся с платформой ВЦУ, наоборот, смягчалось. 5 сентября 1922 г. в ВЦУ поступило ходатайство уполномо­ченного Гомельской православной общины мирянина Николая Егорова об освобождении архиепископа Могилевского Константина (Булычева). Сообщалось, что владыка уже три месяца находится в заключении в Гомельском исправдоме. В связи с возрастом и плохим здоровьем, «а также с его полным согласием с новым движением церкви», община просит ВЦУ ходатайствовать перед Главревтрибуналом и Гомельским Губревтрибуналом о разрешении «взять его на поруки», ибо он «актив­но и пассивно никогда не выступал против обновленческого движе­ния <…>, не будет никогда и не кому не будет служить помехой в чем бы то ни было»26.

21-22 октября 1922 г. архиепископ Константин за сопротивление изъятию церковных ценностей был приговорён судом к двум годам за­ключения, однако был освобождён из-под стражи по ходатайству об­новленцев. Разумеется, делу восстановления канонического порядка в епархии владыка Константин содействовать после этого уже не мог27.

Между тем, произошло разделение и среди самих «живоцерков­ников». Большинство духовенства г. Гомеля в ноябре 1922 г. прим­кнуло «к новообразованной обновленческой группе “Союз общин Древлеапостольской Церкви” (СОДАЦ), конкурировавшей с «Живой Церковью» в борьбе за влияние»28. Деятельность этой группы продол­жалась до августа 1923 г., когда она была ликвидирована по решению обновленческого Синода29.

Несмотря на всё это, обновленческое руководство продолжало энергично расширять сферу своего влияния, поспешив прибрать к ру­кам и Стародубскую кафедру. 1 ноября 1922 г. ВЦУ направило председа­телю отделения группы «Живая Церковь» в г. Стародубе Черниговской епархии священнику Александру Щербакову письмо, коим уполномо­чивало его «организовать Управление при викарном епископе Памфиле Стародубском, правящем уездами: Стародубским, Новозыбковским, Почепским (Мглинским) и Клинцовским (Суражским), о чем известить Гомельское епархиальное управление и Черниговскую епархиальную канцелярию»30.

Гомельское епархиальное управление было создано 31 ок­тября 1922 г., дав начало обновленческой Гомельской епархии. Уполномоченным ВЦУ по этой епархии был назначен протоиерей С. Канарский. Могилёвское епархиальное управление при этом ликви­дировалось, все уезды включались в Гомельскую епархию31.

15 ноября 1922 г. состоялось определение ВЦУ о том, что Новозыбковский, Почепский, Стародубский и Суражский уезды причисляются к Гомельской епархии32.

Вряд ли с этим решением были согласны в Черниговской епархии. Тем более, если учесть, что последняя до февраля 1923 г. оставалась вер­ной канонической церковной власти и ВЦУ не признавала. Это дава­ло основания и викарному епископу Черниговской епархии не выпол­нять указания обновленческого центра.

В своём рапорте ВЦУ (вх. от 26.12.1922) Канарский сообщал, что в Стародубском викариатстве «население совершенно не осве­домлено об обновленческом движении, работы по пропаганде не ве­дется никакой»33.

«Жаловались обновленцы и на то, что от владыки Памфила невоз­можно было дождаться рукоположения даже в диаконы»34. (Вероятно, речь здесь шла о второбрачных псаломщиках).

Президиум ВЦУ на своём заседании 29 декабря 1922 г. заслушал сообщение Канарского о положении в Гомельской епархии и при­нял ряд решений. Стародубское викариатство утверждалось в со­ставе Стародубского и Почепского уездов, Могилёвское — в составе Могилёвского и Чериковского. На место отстранённого от настоятель­ства Могилёвским монастырём архимандрита Иосифа был назначен свя­щенник Щербаков, до этого являвшийся уполномоченным ВЦУ при ви­карном епископе Памфиле. Самого епископа Памфила постановили назначить епископом Уфимским. А протоиерея Канарского вызвать в Москву, «на предмет хиротонии его во епископа Стародубского»35.

Указом ВЦУ от 17 января 1923 г. владыке Памфилу предписыва­лось немедленно отбыть в г. Уфу на новую кафедру36.

В анонимной записке, со ссылкой на сообщение «Барсуковской церкви протоиерея Симеона Канарского» от 22 февраля 1923 г., сооб­щается: «О Стародубе известно, что население его не желает иметь ино­го епископа, а епископ Памфил никоим образом не желает покидать Стародуба. При таких условиях Канарский не решается ехать в Москву для хиротонии, а просит предоставить ему Могилевское викариатство, или дать ему другое назначение, или отсрочить его хиротонию»37.

Отказ епископа Памфила от назначения можно было трактовать как отказ от признания юрисдикции ВЦУ над своей кафедрой.

На заседании Президиума ВЦУ от 24 февраля 1923 г. снова был за­слушан доклад протоиерея Канарского. При этом помимо всего прочего, постановили: «Признать пребывание епископа Памфила Стародубского вредным в пределах Гомельской епархии. Запретить епископу Памфилу священнослужение, а также запретить священнослужение его секретарю священнику Красногорскому, назначив им местожительство в Пермской епархии. Точное указание местожительства их определить Пермскому епархиальному управлению»38.

Не подчинился владыка Памфил и этому постановлению обнов­ленцев, за что вскоре поплатился свободой.

16 февраля 1923 г. Президиум ВЦУ постановил назначить еписко­пом Уфимским уже не Памфила, а челябинского протоиерея Александра Земляницына39.

В марте того же года коммунистами Стародуба было «уделено мак­симум внимания антирелигиозной пропаганде, в связи с наступающим праздником Пасхи»40. Как видно, одними словами деятельность вла­стей при этом не ограничилась.

18 апреля Канарский известил ВЦУ. «Ввиду продолжающей­ся церковно-административной связи Стародубского викариатства с Черниговским церковным управлением, с ведома и при активном участии сего последнего, благодаря чему не только нарушаются функции Гомельского ЕУ, но и вносятся непорядок и смута в церковную жизнь самого викариатства (недавний арест епископа Памфила), Гомельское епархиальное управление настоящим просит ВЦУ. подтвердить Черниговскому церковному управлению определение свое от 15 ноя­бря 1922 г. <…> о том, что Новозыбковский, Почепский, Стародубский и Суражский уезды Черниговской епархии причислены к Гомельской губернии и епархии»41.

К письму приложено отношение бывшего секретаря епископа Памфила заместителю уполномоченного Гомельского ЕУ священни­ку П. Рылло.

«Долгом считаю сообщить, что отношение на имя преосвящен­ного Памфила, епископа Стародубского, подписанное Вами, по пово­ду его объяснения и присоединения Стародубского викариатства к ГЕУ, было получено тогда, когда Преосвященный был арестован и находился в Ар[естном] доме. Одновременно с Вашей бумагой была получена бумага за подписью Александра, епископа Черниговского и Нежинского, из ГЕУ, с перечнем всех пяти викариатств Черниговской епархии, в том числе и третьего викариатства — Стародубского, с указанием четырех уездов, к нему принадлежащих, и с перечнем дел, подведомых викарию и под­робной вообще инструкцией для него. По болезни я не выхожу из квар­тиры. Проживающий при Арх. доме и. д. иподиакона В. М. Буховец по­лучал корреспонденцию и удовлетворял ответами просителей. Он же передал обе эти бумаги в Ар[естный] дом для вручения Преосвященному. Но получены ли им они, неизвестно.

Арест преосвященного произошел в ночь на 5 апреля с. г., а 7 числа того же месяца он с поездом вечерним отправлен в Гомель. Канцелярия опечатана, причем несколько папок с деловыми бумагами, находив­шимися в кабинете Преосвященного, взяты в милицию, о чем состав­лена расписка. 9 апр. 23 г.

Состоявший секретарем преосвященного Памфила прот. Димитрий Красногорский»42.

Вскоре кафедральный Ново-Никольский собор власти передали обновленцам, а о. Димитрий вынужден был покинуть Стародуб, уехав с семьей в г. Унечу43.

С 1 июля 1923 г. епископ Памфил находился в заключении в Москве44; 24 августа 1923 г., постановлением Комиссии НКВД по ад­министративным высылкам, он был приговорён к двум годам ссылки в г. Яренск Северо-Двинской губернии (ныне — на территории Архангельской области)45.

Многие источники указывают местом ссылки г. Яренск Вятской гу­бернии, очевидно, путая его с уездным центром последней Яранском. Алфавит-справочник «Общества помощи политическим заключен­ным» Е. П. Пешковой отвечает на вопрос вполне определенно (хотя тоже не без ошибки): «Лясковский Петр — Яренск Архангельской губ., 2 г[ода]»46. В другом документе из того же фонда (содержащем запись: «Лясковский 16/I, 2 года») губерния указана правильно — Северо-Двинская47.

В сентябре 1923 г. владыка Памфил написал «заявление в комитет помощи политическим заключенным, с просьбой передать квитанцию от 1 июня 1923 г. и доверенность Е. М. Зверевой, для получения отобран­ных у него в ГПУ книг. Документ подписан: “Епископ Стародубский Памфил Александрович Лясковский”»48.

На этом закончился стародубский период жизни епископа Памфила. Хотя авторитетный справочник М. Е. Губонина указывает период службы епископа Памфила Лясковского в Стародубе с 26.12.1920 (н. ст. 08.01.1921) по 6(19).03.1928. Возможно, находясь в заключении и ссылке, он номи­нально оставался епископом Стародубским. С другой стороны, по дан­ным ПСТГУ, в 1926-1927. владыка Памфил находился за штатом49.

С марта 1928 г. архипастырь возобновил служение на кафедрах, подчиненных заместителю Патриаршего местоблюстителя митропо­литу Сергию (Старогородскому).

Между тем, устранение владыки Памфила и других канонических архиереев не добавило авторитета раскольникам. В отчете по состоянию работы Стародубской уездной организации РКП(б) от 1 ноября 1923 г. (спустя полгода после ареста епископа) было сказано: «Церковное дви­жение не затронуло уезда, <…> новой церкви крестьяне не признают и отмахиваются от всякого церковного управления»50. Далее сообща­лось, что «обновленцы пытались привлечь крестьян на свою сторону ложными чудесами, <.> путем обновления икон и т. п., что не увен­чалось успехом»51. Также есть данные о том, что в 1928 г. в Гомельской епархии оставалось лишь два действующих обновленческих прихо­да, и было ещё пять, которые не функционировали, из-за отсутствия священников52.

Таким образом, в период руководства Стародубской кафедрой епископ Памфил в целом оставался верным канонической Церкви, при этом допуская некоторые компромиссы с обновленцами по второ­степенным вопросам. Отметим, что, по данным кандидата историче­ских наук протоиерея Валерия Лавринова, кроме будущих патриархов Сергия (Страгородского) и Алексея (Симанского) в обновленчестве со­стояли 14 канонизированных впоследствии архиереев — новомучеников53. Цифра эта, по нашим подсчётам, может колебаться от 12 до 16, поскольку дополнительно два новомученика были прославлены Русской Православной Церковью Заграницей54 и Украинской Православной Церковью55, а двое из указанных 14 к настоящему времени исключены из святцев. Из анализа биографий приведенных в книге выяснилось, что восемь архиереев вернулись из обновленчества в 1923 г., пятеро в 192456 и лишь один пребывал в обновленчестве до 1926 г.57. Возможно, возвращение архиереев в каноническую Церковь было связано с реши­тельными действиями патриарха Тихона против раскольников после освобождения из заключения; в частности, в выходе послания от 5 ав­густа 1923 г. о неканоничности обновленцев и недейственности их та­инств (текст его не сохранился) и резолюции от 15 апреля 1924 г. о пре­дании каноническому суду архиереев Антонина Грановского, Евдокима Мещерского «и других главарей обновленческого раскола» и о прекра­щении с ними молитвенного общения. Последнее послание, по сути, за­крепляло канонический разрыв между Патриаршей Церковью и обнов­ленческим движением и квалифицировало обновленчество как раскол.

Заканчивая анализ периода служения епископа Памфила в Стародубской епархии, отметим следующее. — Не приходится го­ворить ни о переходе владыки на сторону обновленчества, ни о пре­бывании его в расколе, что лишний раз показали и его последующее служение в лоне канонической Православной Церкви, и посмертное церковное почитание в советский период и в последние десятилетия. Одним из дальнейших направлений в исследовании биографии епи­скопа Памфила (Лясковского) может стать изучение последнего пери­ода его жизни и загадочной кончины.

  1. Памфил (Лясковский) // Древо. Открытая православная энциклопедия. URL: https://drevo-info.ru/articles/17979.html.
  2. Памфил (Лясковский Петр Александрович) // База данных ПСТГУ: Новомученики, испо­ведники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в. URL: http://www.pstbi.ccas.ru/bin/db.exe/no_dbpath/nopanel/ans/nm/?TYZCF2JMT dG6XbuDc8nYe8gU86jjsOeici4ee8YUXuLWs00*euKesO0hdC0iceXb8E*.
  3. Письмо протоиерея Димитрия Красногорского от 19 января (1 февраля нов. ст.) 1922 г. // Личный архив Гончаровой Л. Д.
  4. Бравкова М. В. Владыка Памфил, епископ Стародубский // Православный голос Кубани. 2020, № 3 (352).
  5. Слесарев А. В. Кампания по изъятию церковных ценностей на территории Гомельского уезда (апрель-август 1922 г.) // Труды Минской духовной академии. 2011. № 9. С. 129.
  6. Там же.
  7. Письмо Л. Д. Троцкого в Политбюро ЦК РКП(б) с предложениями об организации изъятия церковных ценностей, с поправками Политбюро. 17-20 марта 1922 г. // Исторические Материалы. URL: https://istmat.info/node/27228.
  8. Бравкова М. В. Владыка Памфил, епископ Стародубский.
  9. Телеграмма председателя Комиссии по изъятию церковных ценностей Гомельской губер­нии БССР Федяева заместителю особоуполномоченного СНК по учету и сосредоточению ценностей Г. Д. Базилевичу о ходе изъятия. 30 апреля 1922 г. // ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 140. Д. 59. Л. 139.
  10. Слесарев А. В. Гомельская православная епархия в первой половине XX века: образо­вание, развитие, ликвидация // Труды Минской Духовной академии: библеистика, бого­словие, патрология, история Церкви, сектоведение: научный журнал. 2016. № 13. С. 277.
  11. Там же. С. 278.
  12. М. М. Э. Константин (Булычёв Кирилл Иоакимович; 1858 — сер. 30-х гг. XX в.), бывш. архиеп. Могилёвский, один из основоположников Григорианского раскола // ПЭ. Т. 37. М. 2015. С. 16.
  13. Там же.
  14. Слесарев А. В. Гомельская православная епархия в первой половине XX века: образова­ние, развитие, ликвидация // Труды Минской Духовной академии… С. 278.
  15. Письмо псаломщика церкви села Луговатого Стародубского уезда Гомельской губер­нии Георгия Самуилова Пукалова Председателю ВЦУ «всея России» Епископу Антонину от 10.06.1922 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 156.
  16. Там же. Л. 158 об.
  17. Бравкова М. В. Владыка Памфил, епископ Стародубский.
  18. Соловьев И., диак. Высшее Церковное Управление // ПЭ. Т. 10. М. 2005. C. 104.
  19. Там же.
  20. Шуміло В. В. Істинно-православна (катакомбна) Церква на Чернігівщині у 20-30 рр. ХХ ст. Дис. … к. и. н. Чернігів: Нац. университет «Чернігівський колегіум» ім. Т. Г. Шевченка, 2021. С. 114, 119.
  21. Устав прогрессивной группы православного духовенства и мирян Черниговской епар­хии (копия) // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 108-108об.
  22. Лебедев А., прот. О безбрачии и монашестве епископов // ЖМП в 1931-1935 годы. М., 2001. С. 148-155.
  23. Памфил (Лясковский Петр Александрович) // База данных ПСТГУ.
  24. Слесарев А. В. Гомельская православная епархия в первой половине XX века. С. 278.
  25. Пахомий (Кедров) // Древо. Открытая православная энциклопедия.
  26. Заявление уполномоченного Гомельской православной общины Егорова Н. А. в ВЦУ от 05.09.1922 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 79-79 об.
  27. Слесарев А. В. Гомельская православная епархия в первой половине XX века. С. 279.
  28. Та же. С. 279-280.
  29. Там же. С. 280.
  30. Извещение ВЦУ председателю отделения «Живая церковь» в г. Стародубе Гомельской гу­бернии Черниговской епархии священнику Александру Щербакову, № 1319 от 01.11.1922 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 100.
  31. Рапорт уполномоченного ВЦУ по Гомельской епархии С. Канарского (вх. № 2457 от 26.12.1922) // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 161.
  32. Извещение Гомельского епархиального управления по делам Православной Церкви в ВЦУ, № 422 от 18.04.1923 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 152-153.
  33. Рапорт уполномоченного ВЦУ по Гомельской епархии С. П. Канарского (вх. № 2457 от 26.12.1922).
  34. Бравкова М. В. Владыка Памфил, епископ Стародубский.
  35. Извещение ВЦУ Гомельскому епархиальному управлению, № 100 от 24.01.1923 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 124.
  36. Указ ВЦУ Преосвященному Памфилу, епископу Стародубскому, № 73 от 17.01.1923 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 40.
  37. Записка без реквизитов [от февраля 1923 г.] // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499.
  38. Письмо ВЦУ Гомельскому епархиальному управлению № 431 от 02.03.1923 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 145.
  39. Извещение ВЦУ Уфимскому епархиальному управлению, № 451 от 03.03.1923 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 770. Л. 30.
  40. Обзор о состоянии и работе Стародубской уездной организации РКП(б) на 1/IX-23 г. // ГАООГО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1821. Л. 105.
  41. Извещение Гомельского епархиального управления по делам Православной Церкви в ВЦУ, № 422, от 18.04.1923.
  42. Копия отношения бывшего секретаря епископа Памфила протоиерея Дмитрия Красногорского заместителю уполномоченного ГЕУ священнику П. Рылло от 09.04.1923 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 152-153.
  43. Бравкова М. В. Владыка Памфил, епископ Стародубский.
  44. Памфил (Лясковский Петр Александрович) // База данных ПСТГУ.
  45. ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1. Д. 148. Л. 86.
  46. Там же.
  47. ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1. Д. 33. С. 6.
  48. ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1. Д. 28. Л. 175.
  49. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России. С. 987; Памфил (Лясковский Петр Александрович) // База данных ПСТГУ.
  50. Обзор о состоянии и работе Стародубской уездной организации РКП(б) на 1/IX-23 г. // ГАООГО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1821. Л. 171.
  51. Там же.
  52. Воспоминания гомельского протоиерея Петра Рылло (1884-1937). Ч. 2 / Вступительная статья И. А. Грищенко // Церковно-исторический альманах ΧΡΟΝΟΣ. 2018. № 6. С. 165.
  53. Лавринов В., прот. Обновленческий раскол в портретах его деятелей. М: Общество лю­бителей церковной истории. 2016. С. 34.
  54. В 1981 г. в лике священномучеников был прославлен архиепископ Аверкий (Кедров), бывший в обновленчестве с 1923 по 1925 г.
  55. В 1993 году к лику святых новомучеников и исповедников Слободского края реше­нием Священного Синода Украинской Православной Церкви причислен архиепископ Иннокентий (Летяев), бывший в обновленчестве с 1922 по 1923 г.
  56. Александр (Трапицын) (27.01.1923-11.09.1924); Алексей (Орлов) (хиротонисан в обнов­ленчестве, хиротония была признана 03.06.1923 —11.09.1923); Анатолий (Грисюк) (1922 — февраль 1923); Антоний (Панкеев) (хиротонисан в обновленчестве, хиротония не была признана 06.1923-09.1924); Вассиан (Пятницкий) (1922-1923, 1925-1926 в юрисдик­ции Временного Высшего Церковного Совета) в 2000 канонизирован, в 2013 исключён из святцев; Владимир (Пищулин) (08.03.1925-14.09.1926); Димитрий (Добросердов) (1922-1923); Иаков (Маскаев) (16.02.1923-12.1924); Игнатий (Садковский) (18.06.1922­31.09.1922, с осени 1922-1923 в автокефалии); Иоанн (Троянский) (хиротонисан в обнов­ленчестве, хиротония была признана 11.12.1922-1924); Иоасаф (Удалов), (1922-1923); Иувеналий (Масловский) (25.06.1922 — октябрь 1923) — в 2000 канонизирован, в 2013 исключён из святцев; Николай (Могилевский) (1922-1923); Сергий (Зверев) (1922-1924, 1926-1927 в ВВЦС, 1927-1929 в юрисдикции иосифлян).
  57. Священномученик Владимир (Пищулин) был принят в Патриаршую Церковь в сане ие­ромонаха. В Патриаршей Церкви сан епископа не принимал.

Источники

Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие докумен­ты и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917-1943. В 2 частях / сост. М. Е. Губонин. М., 1994.

Воспоминания гомельского протоиерея Петра Рылло (1884-1937). Ч. 2. Вступительная ста­тья И. А. Грищенко // Церковно-исторический альманах ΧΡΟΝΟΣ. 2018. № 6. С. 165.

Выписка, содержащая запись: «Лясковский 16/I, 2 года» // ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1. Д. 33. С. 6.

Записка без реквизитов [от февраля 1923 г.] // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499.

Заявление в комитет помощи политическим заключенным. // ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1. Д. 28. Л. 175.

Заявление уполномоченного Гомельской православной общины Егорова Н. А. в ВЦУ от 05.09.1922 г. // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 79-79 об.

Извещение ВЦУ Гомельскому епархиальному управлению, № 100 от 24.01.1923 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 124.

Извещение ВЦУ председателю отделения «Живая церковь» в г. Стародубе Гомельской губернии Черниговской епархии священнику Александру Щербакову, № 1319 от 01.11.1922 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 100.

Извещение ВЦУ Уфимскому епархиальному управлению, № 451 от 03.03.1923 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 770. Л. 30.

Извещение Гомельского епархиального управления по делам Православной Церкви в ВЦУ, № 422 от 18.04.1923 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 152-153.

Копия отношения бывшего секретаря епископа Памфила протоиерея Дмитрия Красногорского заместителю уполномоченного ГЕУ священнику П. Рылло от 09.04.1923 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 152-153.

Письмо ВЦУ Гомельскому епархиальному управлению № 431 от 02.03.1923 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 145.

Письмо Л. Д. Троцкого в Политбюро ЦК РКП(б) с предложениями об организации изъятия церковных ценностей, с поправками Политбюро. 17-20 марта 1922 г. // Исторические материалы. [Электронный ресурс]. URL: https://istmat.info/node/27228 (дата обра­щения 23.11.2021).

Письмо псаломщика церкви села Луговатого Стародубского уезда Гомельской губернии Георгия Самуилова Пукалова Председателю ВЦУ «всея России» Епископу Антонину от 10.06.1922. // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 156-158 об.

Постановление Комиссии НКВД по административным высылкам // ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1. Д. 148. Л. 86.

Рапорт уполномоченного ВЦУ по Гомельской епархии С. Канарского (вх. № 2457 от 26.12.1922) // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 161.

Рапорт уполномоченного ВЦУ по Гомельской епархии С. П. Канарского (вх. № 2457 от 26.12.1922).

Телеграмма председателя Комиссии по изъятию церковных ценностей Гомельской гу­бернии БССР Федяева заместителю особоуполномоченного СНК по учету и сосре­доточению ценностей Г. Д. Базилевичу о ходе изъятия. 30 апреля 1922 г. // ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 140. Д. 59. Л. 139.

Указ ВЦУ Преосвященному Памфилу, епископу Стародубскому, № 73 от 17.01.1923 // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 40.

Устав прогрессивной группы православного духовенства и мирян Черниговской епар­хии (копия) // АМП. Ф. 1. Оп. 8. Д. 499. Л. 108-108 об.

Литература

Бравкова М. В. Владыка Памфил, епископ Стародубский // Православный голос Кубани. март. 2020, №3 (352).

Гончарова Л. Д. Земля Предков. Очерки по истории Черниговской и Брянской земель / ред. И. Красногорская, В. Никитина. Рязань: Издатель Ситников. 2011.

Лавринов Валерий, прот. Обновленческий раскол в портретах его деятелей. М.: Общество любителей церковной истории. 2016.

Лебедев А., прот. О безбрачии и монашестве епископов // Журнал Московской Патриархии в 1931-1935 годы. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2001. С. 148-155.

Мануил (Лемешевский В. В.), митр. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 гг. (включительно). Т. 5. Erlangen, 1987.

М. М. Э. Константин (Булычёв Кирилл Иоакимович; 1858 — сер. 30-х гг. XX в.), бывш. архиеп. Могилёвский, один из основоположников Григорианского раскола // Православная энциклопедия. Т. 37. М.: ЦНЦ «Православная энциклопедия», 2015. С. 15-17.

Обзор о состоянии и работе Стародубской уездной организации РКП(б) на 1/IX-23 г. // ГАООГО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1821. Л. 171.

Памфил (Лясковский) // Древо. Открытая православная энциклопедия. [Электронный ре­сурс]. URL: https://drevo-info.ru/articles/17979.html (дата обращения 01.10.2021).

Памфил (Лясковский Петр Александрович) // База данных ПСТГУ: Новомученики, исповед­ники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в.: [Электронный ресурс]. URL: http://www.pstbi.ccas.ru/bin/db.exe/no_dbpath/nopanel/ans/nm/?TYZCF2JMTdG6XbuDc8nYe8gU86jjsOeici4ee8YUXuLWs00*euKesO0 hdC0iceXb8E* (дата обращения 01.10.2021).

Пахомий (Кедров) // Древо. Открытая православная энциклопедия. [Электронный ре­сурс]. URL: https://drevo-info.ru/articles/13675131.html (дата обращения 01.10.2021).

Польский Михаил, протопресв. Новые мученики Российские. Т. 2. Джорданвилль, 1957.

Слесарев А. В. Гомельская православная епархия в первой половине XX века: образова­ние, развитие, ликвидация // Труды Минской Духовной академии: библеистика, богословие, патрология, история Церкви, сектоведение: научный журнал. 2016. № 13. С. 259-305.

Слесарев А. В. Кампания по изъятию церковных ценностей на территории Гомельского уезда (апрель-август 1922 г.) // Труды Минской духовной академии. 2011. № 9. С. 126-139.

Соловьев И., диакон. Высшее Церковное Управление // Православная энциклопедия. Т. X. М.: ЦНЦ «Православная энциклопедия», 2005. C. 104-106.

Шуміло В. В. Істинно-православна (катакомбна) Церква на Чернігівщині у 20-30 рр. XX ст. Дис. … к. и. н. Чернігів: Нац. университет «Чернігівський колегіум» ім. Т. Г. Шевченка, 2021.

Авторы: А.В. Печерин, А.И. Ключагин
Источник: Церковный историк. 2021. № 2 (6). С. 127-146.