Древняя история Восточного Полесья

0
42
Древняя история Восточного Полесья

От огромного Червоного озера и реки Орессы на западе до Брагинки на востоке, от низовий Березины до правобе­режных притоков Припяти — Уборти и Желони располо­жено восточное Полесье1 — Мозырщина:— край древней, богатой событиями истории.

Мозырское Полесье — не только область безбрежных лесов, топких болот, унылых, заросших хмызняками низин и песчаных гряд, покрытых сосняком. Есть здесь и живо­писные, изрезанные оврагами возвышенности, полноводные реки и большие открытые пространства плодородных по­лей.

Примерно посредине Мозырщины на восток по широ­кой долине несет свои воды полноводная извилистая При­пять. У Аіозыря она поворачивает к юго-востоку и уже на Украине впадает в Днепр. В Припять впадают многочис­ленные реки: Уборть, Словечна, Неначь и Вить, Тремля, Ипа, Брагинка и другие.

Мозырская, Юревичская, Хойникская возвышенности, крутой берег Припяти возле Петрикова нарушают однооб­разие полесских ландшафтов. Эти особенности рельефа сложились в отдаленные времена великого (рисского, днеп­ровского) оледенения.

Пробыв более 200 тысяч лет под мощным ледниковым покровом, территория Белоруссии начала освобождаться ото льдов. Край ледника, однако, на некоторое время за­держался на юго-востоке республики. В результате этого во время так называемой Мозырской стадии и образова­лись здесь возвышенности, сохранившиеся до сих пор. Мо­зырская гряда достигает 208 метров над уровнем моря и поднимается над поймой Припяти на высоту около 90 мет­ров. Юревичская возвышенность несколько ниже — 167 метров абсолютной высоты и поднимается примерно на 50—60 метров над поймой реки. Далее к востоку тянутся Хойнико-Брагинские высоты. Эти возвышенности покрыты плодородными почвами, сложенными из лёссовидных суг­линков.

По мере таяния льдов перед Мозырской моренной гря­дой накапливались талые воды, образовавшие, как пола­гают, обширное ледниковое озеро в северо-западной части области. Сток вод этого озера мог осуществляться либо через Уборть и Словечну, либо от Мозыря на восток к Брагинке мимо д. Великий Бор. Во всяком случае в обоих местах сохранились широкие древние долины с верхними (вторыми) речными террасами. Вдоль этих долин ныне тя­нутся полосой обширные торфяники.

Около 40 тысячелетий назад произошел размыв морен­ной гряды возле д. Юревичи. В результате этого воды лед­никового озера, глубина которого, как полагают, доходила до 30—40 метров, хлынули в том направлении, по которо­му доныне течет Припять. Ширина места прорыва у Юревичей достигала полутора километров. Можно себе пред­ставить, какой огромной, полноводной и могучей казалась тогда древняя Припять, осуществлявшая этот грандиозный прорыв высокой Мозырской гряды.

Человек уже существовал в это время. «Первые выде­лявшиеся из животного царства люди были во всем су­щественном так же несвободны, как и сами животные; но каждый шаг вперед на пути культуры был шагом к свобо­де».2 Медленны были эти первые шаги. Многие тысячеле­тия уходили на то, чтобы освоить какой-либо прием обра­ботки камня или новый вид деятельности. Люди учились познавать окружающую среду и воздействовать на нее, чтобы добыть необходимые для жизни материальные бла­га. Свобода — это прежде всего разумный выбор целесо­образных действий в соответствии с познанными законами природы.

Пройдя длинный и сложный путь развития от древней человекообразной обезьяны, человек научился не только изготовлять и совершенствовать орудия труда, но и изобре­тать совершенно новые, более производительные. В про­цессе труда у него развивались сознание, членораздельная речь, руки, осваивалась вертикальная походка, увеличивал­ся объем головного мозга.

Поселившись сначала на Кавказе и на Днестре, а за­тем в Крыму и низовьях Днепра, спустя сотни тысяч лет бродячие орды древних людей появились на территории Верхнего Поднепровья.

Это были неандертальцы, или люди мустьерской эпо­хи3. Неандертальцы были мускулистыми низкорослыми людьми с широким лицом, развитыми надбровными вали­ками, массивной нижней челюстью, низким покатым лбом, длинными руками с широкой короткой кистью. Они изго­товляли уже не только рубила, но и остроконечники, скребла, ножи из крупных отщепов. Для этого пользова­лись так называемой техникой отбивки и скалывания с дисковидных ядрищ.

Орудия неандертальцев были найдены около Ново-Быхова на Днепре, возле Чечерска на Соже, на Беседи вблизи Светиловичей. На Десне, возле д. Хотылево под Брянском, недавно выявили крупный памятник мустьер­ской эпохи. Поблизости от Житомира (южнее Мозыря в 200 км) была обнаружена еще более древняя стоянка че­ловека.

Люди мустьерской эпохи (100—40 тысяч лет назад) занимались охотой на крупных животных — мамонтов, шерс­тистых носорогов, а также сбором ягод, грибов, орехов, моллюсков. Они умели уже добывать огонь, что «…впер­вые доставило человеку господство над определенной силой природы и тем окончательно отделило человека от живот­ного царства»4, сооружали примитивные укрытия от непо­годы, использовали шкуры животных для защиты от хо­лода.

Полагают, что именно в эту эпоху начался переход от первобытного стада к материнской родовой общине, скла­дывались зачатки племенной организации, появлялись пер­вичные религиозные представления — «…бессилие дикаря з борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, в чу­деса и Т. II.»5.

Марксистско-ленинская теория позволяет раскрыть со­держание исторического процесса, истоки которого уходят в глубокую древность. Нельзя рассматривать историчес­кую деятельность людей, считал В. И. Ленин, «не улавли­вая объективной закономерности в развитии системы об­щественных отношений, не усматривая корней этих отно­шений в степени развития материального производства..,»6. Исследование древнего производства наталкивается на ряд трудностей. Не все его стороны могут быть выяснены на основании изучения тех остатков, которые сохранились в напластованиях земли. Прибегают к этнографическим данным о хозяйственной жизни ныне живущих племен, которые находятся на той же стадии развития, что и рас­сматриваемая, ибо по ряду причин отстали в своем дви­жении по пути прогресса. Так была установлена зависи­мость между применяемыми орудиями труда и теми обще­ственными отношениями, при которых человек трудится. «Такую же важность, какую строение останков костей имеет для изучения организации исчезнувших животных видов, останки средств труда имеют для изучения исчез­нувших общественно-экономических формаций»7.

При первобытнообщинном строе производственные от­ношения между людьми длительное время выступали в форме семейно-родовых отношений. Древняя история мо­жет быть разделена на периоды первобытного стада, мате­ринского родового строя и отцовского родового строя. Эти периоды были обусловлены развитием способов получения материальных благ, ведения хозяйства. Они связаны с археологической периодизацией древней истории, которая учитывает в первую очередь материал, из которого изго­тавливали орудия, а во вторую — способы изготовления орудий (каменный век, делящийся на эпохи палеолита, мезолита и неолита; бронзовый и железный века). В свою очередь эпохи делятся на периоды.

Культура одних и тех же племен изменялась от периода к периоду, от эпохи к эпохе. Каждое племя придавало своей культуре такие особенности, которые обусловлива­лись сложившимися у него представлениями и традициями, а также влиянием соседей и естественно-географической средой.

Примерно 50—60 тысячелетий назад началось новое (валдайское, или вюрмское) похолодание, но ледниковый покров захватил лишь северную часть территории Белорус­сии. В Поднепровье, вероятно, не было перерыва в обита­нии человеческих общин. Они продолжали, наверное, жить здесь в условиях тундры или холодной лесостепи.

Около 40—38 тысячелетий назад наступил период позд­него, или верхнего, палеолита. На территории бассейна Верхнего Днепра известно несколько поселений верхнепа­леолитического времени. Одно из них расположено возле д. Юровичи Калинковичского района, в 20 км ниже Мозыря, по левому коренному берегу Припяти, в том месте, где воды Припяти некогда прорвали Мозырскую моренную гряду. Южнее Мозырщины, вблизи д. Довгиничи, на берегу p. Норыни и на территории городов Коростеня и Киева также были найдены верхнепалеолитические поселения, а на берегах р. Десны — даже группа их (Чулатово, Пушка­ри, Мезин и др.).

Памятники каменного века:
Памятники каменного века

Памятники каменного века:

1—3 — Любань; 4 — Михедовичи; 5— Кольно; 6, 7 — Знаменка (б. Слеп­цы); 8 — Семурадцы; 9 — Кабачок; 10— Лясковичи; 11, 12 — Дорошевичи; 13 — Вышелов; 14 — Макаричи; 15 — Петриков; 16, 17—Новоселки; 18 — Мои­сеевичи; 19 — Велавск; 20 — Шестовичи; 21 — Белажевичи; 22 — Копаткевичи; 23, 24 — Ивашковичи; 25, 26 — Скрыгалово; 27 — Ясенец; 28—30 — Загорииы; 31 — Лычижевичи; 32—Клинск; 3335 — Пхов; 36—Боровики; 37, ЗЯ — Мозырь; 39—Пенница; 40, 41 — Лубня; 42 — Акулинка; 4346 — Шарейки; 47 — Гряда; 48—50 — Юревичи (Литвин); 51, 52 — Юревичи; 53 — Слободка (Турья); 54 — Обуховщина; 5557 — Ломыш; 58 — Гноево; 59, 60—Борисовщина; 61 — Тульговичи; 62— Кожушки; 63—67 — Хвощевка; 68 — Гнездинка; 69, 70 — Оревичи; 71 — Красноселье; 72, 73 — Мосаны; 74 — Белосорока; 75 — Курени; 76, 77 — Рожава; 78 — Вепры; 79 — Березовка; 80 — Дериовичи; 81, 82 — Белый Берег; 83—85 — Тешков; 86 — Тешков (Городище); 87, 88 — Вербовичи; 89—91 — Конотоп; 92, 93—Наровля; 94 — Новая Рудня; 95. 96 — Милашевичи; 97 — Брагин; 98 — Спериж; 99—Просмачи; 100—Колыбань; 101 — Капоранка; 102 — Чикаловичи; 103—114 — стоянки за пределами рассматриваемой области.

Памятники железного века и феодализма
Памятники железного века и феодализма

Памятники железного века и феодализма:

1, 2 — Красная Горка (Буда); 3 — Лутовья; 4—7 — Дяковичи; 8, 9— Городятичи; 10—Витчина; 11 — Фастовичи; 12 — Комаровичи; 13 — Поречье; 14 — Карпиловка (Рудобелка); 15 — Мехудов; 16—Ржанов; 17 — Бубновка; 18 — Дземенка; 19 — Хойня; 20, 21 — Лучицы; 22 — Филипповичи; 23 — Рудня; 24, 25 — Аносовичи; 26, 27 — Ванюшицы (Ваюжичи); 28, 28А — Копцевичи; 29 — Беседы; 30, 31 — Красное Поле; 32 — Слобода Челющевичская; 33, 34 — Копаткевичи; 34А — Чаньково; 35 — Волосовичи; 35А — Иванищевичи (Микуль-Городок); 36 — Слободка Погорелая (Городинка); 37 — Лясковичи; 38 — Савичи; 39 — Колки; 40 — Городище; 41 — Новоселки; 41А — Заполье; 41Б — Бобрик; 42 — Михедовичи; 43 — Большие Селютичи; 44—46—Ивашковичи; 47, 48 — Рог; 49 — Млынок; 50 — Рудня; 51—53 — Рудни Оголицкая, Средняя, Слинки; 54 — Кабачок; 55 — Дорошевичи; 55А — Вышелов; 56 — Батрак; 57, 58 — Макаричи; 59 — Петриков; 60 — Белка; 61—63 — Новоселки; 64 — Мицуры; 65 — Бечи; 66 — Переров; 67 — Переровский Млынок; 68 — Красный Боец (Судибор); 69 — Снядин; 69А — Рудня Симоновская; 70, 71 — Моисеевичи; 72 — Велавск; 73, 74 — Шестовичи; 75 — Глиница; 76 — Птичь; 77 — Белажевичи; 78—80 — Скрыгалово; 81 — Белая, Скрыгаловская Слобода; 81А — Озаричи; 82 — Евтушкевичи; 83 — Корени; 84, 85 — Хомичи; 86 — Славунь; 87 — Карповичи; 88 — Козловичи; 89 — Коситов; 90 — Домановичи; 91 — Кротово; 92 — Капличи; 93 — Шиичи; 94 — Якимовичи; 95 — Рудня Якимовичская; 96 — Клинск; 97, 98 — Юшки; 99 — Горочичи; 100 — Дудичи (Рудница); 101, 102 — Носовичи; 103 — Боровое; 104106 — Убортская Рудня; 107 — Манчицы; 108, . 109 — Рудня Велавская; 110 — Лешня; 111 — Рудня Скрыгаловская; 112, 113 — Ясенец; 114, 115 — Жаховичи; 116 — Моисеевка; 117 — Загорины, Мирабели; 118 — Михновичи; 119 — Романовка; 120 — Прудок; 121 — Борисковичи; 122, 123 — Мозырь; 124, 125 — Рудня Антоновская; 126 — Пхов; 127, 128 — Боровики; 129, 130 — Антоновка; 131, 132 — Калинковичи; 133 — Гулевичи; 134 — Сирод; 135, 136 — Рудня Есипова; 137 — Александровка; 138 — Малые Автюки; 139 — Милашевичи; 140 — Коростень; 141 — Курганы; 141А — Рудня; 142—Руднище; 143 — Локницкая Рудня; 144 — Лельчицы; 145 — Жмурпянская Рудня; 146 — Буйновичи; 147 — Гребени; 148 — Синицкое Поле; 149 — Старо-Высокое; 150 — Ремезы; 151 — Движки; 152 — Рудня Ремезы; 153 — Мелешковичи; 153А — Иванковщина; 154 — Староселье; 155—Рудня Саниковская; 156 —Васьковичи; 157 — Михалки; 158 — Рудня Ка­менская; 159 — Нагорное; 160 — Мозырь (Кимборовка); 161 — Гулевичи (Закованка); 162 — Пенница; 163, 164 — Дубня; 165 — Бибики; 166— Гурины; 167 — Сидельники; 168, 169 — Акулинка; 170, 171 — Стрельск; 172, 173 — Шарейки (Горки); 174, 175—Гряда; 176 — Большие Автюки; 177—Шарейки (Кривуля); 178—181 — Юревичи; 182 — Василевичи, Защебье; 183, 184 — Великий Бор; 185 — Рудни; 186 — Валавская Рудня; 187 — Рудня Мечная; 188—Словечна; 189 — Новая Рудня; 190 — Аизельмовка; 191 — Вишенки; 192 — Ельск (Королин); 193 — Санюки; 194 — Рудня; 195 — Павловка; 196 — Половка; 197 — Смолегов, Буда; 198 — Гажин; 199, 200 — Мальцы; 201 — Красновка; 202 — Иванова Сло­бода; 202А — Тонеж; 203 — Александрова; 203А — Окопы; 204 — Москалевка; 205 —Кирово (Мухоеды); 206 — Храпунь; 207, 208 — Хильчиха; 209 — Демидовичская Рудня; 210 — Антонов; 211 — Грушевка; 212 — Белый Берег; 213— Нидеичи; 213А — Смолеговская Рудня; 214 — Вербовичи; 215, 216 — Наровля; 217 — Завойть; 218 — Заракитио; 219 — Барбаров; 220 — Березовка (Туневщина); 221 — Слободка (Бернатово); 222, 223 — Обуховщина; 224 — Ломыш; 225—227 — Гноево; 228 — Загалье; 229, 230 — Тульговичи (Староселье); 231 — Гридня; 232 — Конотоп; 233 — Карповичи; 234 — Гридня; 235 — Белобережская Рудня; 236 — Дворище; 237 — Гамарня; 238 — Рудня; 239, 240 — Углы; 241 — Березовка; 242 — Дуброва; 243 — Рожава; 244—Вепри; 245 — Наттачеевка; 246 — Довляды (Ку­рени); 247 — Белосорока; 248 — Дерновичи; 249 — Красноселье; 250 — Оревичи; 251—253 —X вощевка; 254—Гнездинка; 255 — Тешков; 256 — Слобода; 257 — Кожушки; 258, 259 — Тульговичи; 260, 261 — Новоселки; 262—264 — Борисовщина; 265 — Храпалов; 266 — Загалье; 267 — Клевы; 268 — Козелужье; 269, 270 — Хойники; 271 — Малишев; 272 — Рашев; 273 — Горошков; 274 — Удалевка; 275 — Журавлева Рудня; 276 — Лубеники; 277 — Рагозин; 278 — Комоново; 279 — Теклиноз; 280 — Велитин; 281 — Пожарки; 282 — Шкуросты; 283 — Ковали; 284 — Микуличи; 285 — Селец; 286 — Городище; 287 — Рудаков; 288 — Бурки; 289 — Брагин; 290 — Ясени; 291— Руды; 292 — Рудка; 293, 294 — Малейки: 295 — Koiловицы; 296 — Глуховичи; 297 — Волховщина; 298 — Дублин; 299, 300— Сперижье; 301 — Чемерицы; 302 — Новая Гребля; 303 — Просмачи; 304, 305 — Xраковичи; 306, 307 — Грушное; 308 — Сувиды; 309 — Савичи; 310 — Целуйки; 311 — Кулажин; 312, 313 — Чернев; 314 — Круки; 315— Колыбань (Бабье); 316 — Ста­рая Иолча; 317 — Михайловка; 318 — Колыбань; 319 — Жилибор; 320 — Посудово; 321, 322 — Капоринка; 323, 324 — Чикаловичи; 325—327 — Гдень; без номе­ров — памятники Поднепровья.

Раскопки Юревичского верхнепалеолитического поселе­ния производились работниками Академии наук БССР К. М. Поликарповичем в 1929—1931 годах, а затем В.Д. Будько в 1959—1960 годах. Стоянка была найдена учите­лем Юревичской школы Ю.Ю. Попелем в 1928 году8.

Здесь, на глубине 5—6 метров под слоем лёссовидных суглинков были обнаружены кости нескольких десятков мамонтов. Мамонты — крупные слоноподобные животные, покрытые густой шерстью, имели высоту до 3,5 м при дли­не до 4,5 м. Они служили основной добычей для первобыт­ных охотников, которые вели загонную или облавную охо­ту. ; Особенно удобными для такой охоты были тропы, по которым стада мамонтов спускались к водопою. Мест­ность возле д. Юревичи, как и местность около Мозыря, благоприятствовала таким способам охоты.

На Мозырщине довольно часто встречаются в оврагах, карьерах, на дне рек кости, зубы, бивни мамонтов и дру­гих; древних животных. Многие из них, бесспорно, оказа­лись охотничьими трофеями.

Люди верхнепалеолитической эпохи имели уже совре­менный физический облик. Это были действительно неоант­ропы — представители вида гомо сапиенс — человек ра­зумный. Их назвали кроманьонцами по месту первой на­ходки в пещере Кро-Маньон во Франции. Они жили родо­выми поселками, для каждой парной семьи9 строили дол­говременные жилища, несколько углубляющиеся в землю. Жилища имели в плане овальную или округлую форму, диаметр — около 6 м, высоту — примерно 2,5 м. По пери­метру жилища были установлены черепа мамонтов, валу­ны, крупные кости, лопатки, служившие основанием стен. Внутри был очаг. Шатроподобная кровля изготовлялась, невидимому, из шкур животных; довольно сложные конст­рукции из ребер мамонтов, жердей, стволов деревьев под­держивали ее над жилищем.

В поселении было несколько таких жилищ и ветровых заслонов, которые иногда примыкали друг к другу. И внутри и вне жилищ раскладывались костры, причем топ­ливом часто служили кости животных. Рядом с жилищами изготовляли орудия. Здесь же хоронили умерших. Сущест­вовала сложная церемония погребения,

Сцены из облавной охоты, магические обряды и другие эпизоды из жизни верхнепалеолитических охотников кашли отражение в картинах, обнаруженных на стенках пещер, наскальных рисунках древних художников и в гравировке костяных изделий. Они умели отделять, отжимать правиль­ные ножевидные пластинки от призматических нуклеусовядрищ. Ученым это до сих пор не удалось. Из этих пласти­нок и отщепов с помощью крутой отжимной ретуши (прием снятия чешуек кремня с края орудия) изготавливались раз­нообразные орудия труда. Среди них были пластинчатые наконечники стрел или дротиков в виде листа ивы или с выделенным черешком, а иногда с боковой выемкой; резцы срединные и боковые, скребки концевые, скобели, пластин­ки ножевидные со скошенным концом и с притупленным краем, проколки, сверла. Много орудий выделывали из кости, бивня, рога (копалки, лощила, иглы, шилья). Поми­мо этого, из бивня и кости вырабатывались украшения, амулеты, предметы культа — чуринги, магические фигур­ки. Кость с резным узором, напоминающим чешую рыбы, была найдена на Юревичской стоянке. На Десне при рас­копках подобных поселений обнаружили женскую статуэт­ку, вырезанную из бивня мамонта, фигурку птички, иглу, покрытую чешуйчатым узором.

Кости мамонтов сохранились на Юревичской стоянке в связи с тем, что они были перекрыты слоями лёссовидных суглинков.

Ископаемый торф межледниковой эпохи, который виден в обрыве берега Припяти у деревень Дорошевичи и Макаричи Петриковского района, также смог уцелеть, лишь на­ходясь под многометровыми наносами.

Можно ожидать, что и в других местах Мозырщины, где обнаружены сохранившиеся кости мамонта, будут най­дены древние поселения. Признаком их всегда будет нали­чие кремней со следами обработки. Таких перспективных для поиска мест на Мозырщине девять10.

В Мозырском и Юревичском музеях экспонируются кос ти мамонтов, зубы, бивни, обнаруженные при раскопках

Остроконечник из Юревичской верхнепалеолитической стоянки (изготовлен 26-24 тысячи лет назад)
Остроконечник из Юревичской верхнепалеолитической стоянки (изготовлен 26-24 тысячи лет назад)

Юревичского поселения, орудия, кремни со следами обра­ботки, а также уникальный остроконечник. Исходя из со­става кремневого инвентаря, видов костяных орудий, ос­танков животных, геологических и палеоботанических на­блюдений установлено, что Юревичская стоянка была на­селена людьми 24—26 тысячелетий назад.

К этой поре уже сложился материнский родовой строй. В поселении жил, по-видимому, один материнский род, ко­торый состоял из нескольких десятков человек. Между чле­нами рода устанавливалось естественное разделение труда по полу и по возрасту. Женщины занимались собирательст­вом, несомненно, принимали участие в охоте — важней­шем виде хозяйственной деятельности родовой общины, вели домашнее хозяйство. Поэтому их мнение было часто решающим в жизни родовой общины, но говорить о «влас­ти женщины» в обществе первобытном, конечно, не прихо­дится. Быт и духовная жизнь людей определялись рели­гиозными верованиями и запретами. «Религия возникла в самые первобытные времена из самых невежественных, темных, первобытных представлений людей о своей соб­ственной и об окружающей их внешней природе»11. Пройдя вместе с человеческим мышлением долгий путь развития, в позднем палеолите оформилась древнейшая религия — тотемизм, провозглашающая происхождение члена рода от общего дикого предка — животного. Процветали культ жи­вотных, магия, колдовство, складывалась система обрядов и обычаев. Существовало представление о загробной жиз­ни и в связи с этим — сложная погребальная церемония, обеспечивающая, по мнению людей, жизнь в потусторон­нем мире.

К середине IX тысячелетия до н. э. ледниковая эпоха за­кончилась и сменилась современной геологической. Прекра­тилось перевевание песка прирусловых валов, формирова­ние первой надпойменной террасы Припяти и ее крупных притоков. Распространилась лесная растительность, нача­лось отложение современных торфов. Животный и расти­тельный мир быстро приобретал современный облик. При­мерно 6 тысяч лет назад установился наиболее теплый климат, и в составе лесов появилось больше широколист­венных теплолюбивых пород деревьев, чем теперь. Об из­менениях климата и растительности судят по составу пыльцы, полученной из разных слоев торфа, в которых она хорошо сохраняется на протяжении многих тысячелетий. Эпоха палеолита сменилась мезолитической, или среднекамеиной, эпохой.

Около озер и рек Мозырщины обнаружено 15 поселе­ний эпохи мезолита12. Если верхнепалеолитическая эпоха была временем проникновения отдельных человеческих общин, то в эпоху мезолита началось заселение долин крупных рек Белоруссии. Человек селился обычно в мес­тах, удобных для рыболовства — возле рек и пойменных озер, во многих из которых впоследствии образовался торф. Поселения размещались на песчаных грядах, над­пойменных террасах, на склонах речных долин. Теперь эти места поднимаются на 10—20 метров над меженным (лет­ним) уровнем воды, возвышаясь на 5—15 метров над пой­мой реки.

Поселения эпохи мезолита были небольшие, а возмож­но, и кратковременные, орудий труда этого времени собра­но немного. Вероятно, мезолитические родовые общины часто кочевали и не задерживались долго на одном месте. На местах поселений, протяженность которых составляет обычно около сотни метров, можно в раздувах песков обна­ружить остатки кострищ, иногда обожженные камни, мел­кие кремневые орудия, отщепы, обломки пластинок, не­большие призматические или конические нуклеусы. Среди орудий встречаются не только пластинчатые наконечники стрел, резцы, ножи, сечения пластинок, концевые скребки, скобели. Имеется также много мелких орудий, некоторые длиной в 1—2 см, а иногда и меньше. Это прежде всего микролиты-вкладыши (имеют вид трапеций, прямоуголь­ников, треугольников, полусегментов) и микропластинки с притупленным краем, острия из пластинок, небольшие ок­руглые скребки, короткие высокие скребки, скобели на бо­ковых сторонах пластинок, угловые и боковые резцы, мик­рорезцы. Такой состав кремневого инвентаря говорит о широком применении орудий из кости и рога, которые до нас доходят только тогда, когда они оказываются под сло­ями торфа. Микролиты вставлялись в пазы рукоятей и на­конечников, образуя прочные и длинные лезвия, и не тре­бовали высококачественного кремневого сырья для своего изготовления.

Мезолитические охотники широко применяли такое мощное и дальнобойное орудие и оружие, как лук со стре­лами. Ф. Энгельс придавал большое значение изобретению стрел и лука, «…благодаря которым дичь стала постоянной пищей, а охота — одной из обычных отраслей тру­да»13. Употребление лука было характернейшей чертой ма­териальной культуры эпохи мезолита. В конце эпохи появи­лись грубоотбитые кремневые топоры, прикреплявшиеся к рукоятям. Более широко для изготовления орудий и раз­личных хозяйственных надобностей стали использовать помимо рога, кости и дерево. Порой из этих материалов делалась основа орудия с пазами, в которые вставлялись и закреплялись смолой кремневые вкладыши-микролиты. Все это резко увеличивало прочность орудий и удобство пользования ими. С помощью топоров, тесел и долот, спо­собом выжигания человек уже умел изготовлять деревян­ные челны и начал осваивать водоемы.

Благодаря всем этим достижениям материальной куль­туры человеческие общины приобрели большую подвиж­ность. В эпоху мезолита шло расселение вдоль долин крупных рек Белоруссии. Между общинами усиливались различия в материальной культуре. В верховьях Припяти, например, население изготовляло крупные кремневые ору­дия (макролиты), среди которых было много рубящих ору­дий. Здесь, в отличие от Мозырщины, почти не употребля­лись микролиты, и вкладышевая техника распространения не получила.

Эпоха мезолита ознаменовалась еще одним событием, особенно важным в жизни первобытного охотника: приру­чением первого животного — собаки, ставшей надежным другом и помощником человека.

Примерно в V тысячелетии до н. э. древние племена юга Белоруссии вступили в новую — неолитическую эпо­ху своей истории. Начало этой эпохи характеризуется рас­пространившимся изготовлением глиняных сосудов. Появ­ление глиняных сосудов в составе материальной культуры древних племен означало переход от дикости к варварст­ву. Эта отрасль производства могла развиться лишь при оседлом образе жизни.

К концу эпохи неолита получили распространение шли­фовка, а также сверление каменных орудий. Эти приемы обработки также считаются характерной чертой эпохи «но­вого камня». Основным занятием неолитических племен было рыболовство и охота. Хозяйственная деятельность уже обеспечивала человеческую общину необходимыми для существования пищей и одеждой. Образ жизни стал оседлым, началось освоение берегов небольших рек. Сло­жились группы племен с одинаковой материальной куль­турой, занимавшие значительные территории. Памятники, оставшиеся после них (поселения, могильники, мастерские и т. п.), объединяются условно в археологические культу­ры. Археологическая культура соответствует некогда оби­тавшей группе родственных племен.

Во многих неолитических поселениях находят орудия мезолитических типов. Этот факт может служить доказа­тельством местного происхождения неолитической культу­ры14.

На территории Мозырщины еще в 1927—1932 гг. было найдено несколько поселений эпохи неолита. Здесь работа­ли местные краеведы — И. Р. Колодкин, Ю. X. Ющенко, Ф. И. Дубенок, В. М. Подберезный, работники Академии наук БССР и студенты вузов республики — К. М. Поликарпович, А. Д. Коваленя, А. О. Рынейский, С. С. Шутов и др. Однако большинство известных здесь поселений най­дено в 1960—1965 гг. Помимо специалистов в работе при­нял участие юревичский краевед А. П. Гарченко.

Скопления неолитических стоянок отмечены возле Шарейковских озер (четыре), на берегах озера Литвин у д. Юревичи (пять), вблизи Пхова и севернее Мозыря (че­тыре). Всего известно в восточном Полесье 87 поселений неолита15. Подвергались раскопкам стоянки около дд. Юре­вичи и Слободка Калинковичского района, вблизи поселка Пхов (пригород Мозыря).

Неолитические поселения расположены низко и возвы­шаются всего на 3—6 метров над уровнем воды. Места для них выбирались вблизи водоемов, где хорошо ловилась рыба. Это небольшие возвышения, мысы первых речных террас, песчаные гряды, которые были расположены вбли­зи озер-стариц, устьев мелких притоков, на протоках меж­ду озер. Большинство поселений тяготело все же к круп­ным рекам, на мелких притоках встречались по 1—2 посе­ления. Зато побережье проточных озер было излюбленным местом для закладки жилищ, рыболовецких сооружений.

В некоторых из древних озер за прошедшие тысячеле­тия накопился торф, а реки изменили свое русло. Благода­ря этому часть древних поселений оказалась под слоями торфа вдали от современных береговых линий (у дд. Пенница, Михедовичи, Борисовщина, Милошевичи, Шарейки). Вот почему иногда в торфяниках находят каменные топо­ры, обломки глиняных сосудов, деревянные сооружения. Особенно важно то, что в торфе неплохо сохраняются да­же изделия из кости, рога и дерева.

В эпоху неолита производство каменных орудий дости­гает высокого уровня. Распространяется двусторонняя оббивка рубящих орудий, двусторонняя плоская ретушевка наконечников стрел, дротиков. Среди орудий появляются трапециевидные топоры, тесла (топоры с поперечным к ру­кояти лезвием, несимметричные в сечении), долота, тре­угольные наконечники стрел, листовидные наконечники дротиков, плоские скребки из отщепов, ножевидные, пла­стинки, угловые резцы, проколки, сверла, скобели. Продол­жают встречаться пластинчатые наконечники, трапеции, пластинки со скошенным концом и другие орудия, свиде­тельствующие о связях неолита с мезолитом. К концу эпо­хи получают распространение серповидные орудия, рубя­щие орудия со шлифованными лезвиями, а иногда и пол­ностью отшлифованные.

Важнейшей составной частью материальной культуры являются обломки глиняных сосудов. Остродонные сосуды с прямыми, реже со сведенными вверху стенками изготов­лялись из глиняного теста с растительной примесью. Лишь в конце эпохи начали примешивать к глине песок и дрес­ву. Поверхность сосудов украшалась отпечатками зубчато­го штампа, наколами, неглубокими вмятинами. Под венчи­ком проходил ряд глубоких круглых ямок.

Сложная орнаментация сосудов была характерной, своеобразной у каждого племени и племенной группы. По­этому, изучая ее, а также другие черты материальной культуры, ученые проникают в тайны истории древних племен.

Культура племен, которые жили здесь около 4-5 тыся­челетий назад, получила название днепро-донецкой, или культуры гребенчато-накольчатой керамики. Область, зани­маемая ею, простиралась от Донца до Горыни и включала Мозырское Полесье. Ее оставили после себя древнейшие индоевропейцы, похожие на верхнепалеолитических кро­маньонцев, — высокорослые, широколицые люди с массив­ным черепом — поздние северные европеоиды. На терри­тории Мозырщины племена днепро-донецкой культуры продолжали существовать, по-видимому, — даже в намале II тысячелетия до н. э., в то время как на Украине они уже были ассимилированы племенами воинственных степных кочевников на 500 лет раньше.

В середине III тысячелетия до н. э. эти племена на территории Украины уже начинали сеять ячмень и разво­дили овец, свиней, рогатый скот. Однако рыболовство и охота продолжали давать по-прежнему большую часть пи­щи. Несмотря на отсутствие прямых доказательств, мож­но полагать, что и древние племена, обитавшие на Мозырщине, приняли участие в важнейшем событии истории, так называемой «неолитической революции» — переходе к земледелию и скотоводству, так как они являлись ветвыо населения днепро-донецкой культуры. Их культура разви­валась во взаимосвязи с культурами Триполья и воронковиднцх сосудов. Наконец, в конце III тысячелетия до н. э. количество древних поселений многократно увеличилось, а в составе их материальной культуры появилось много то­поров, вкладышей для серпов, мотыг. Пыльца, извлечен­ная из соседних торфяников, часто указывает на резкое возрастание в составе лесов березы и ольхи и на уменьше­ние дуба и сосны. Это свидетельство вырубки лесов и вто­ричного зарастания вырубленных участков.

Первое крупное общественное разделение труда на тер­ритории Белоруссии в отличие от лесостепей и степей, ле­жащих далее к югу, выразилось в том, что из всей массы неолитических охотничье-рыболовных племен выделились племена, занимавшиеся земледелием и скотоводством. Древнее население Мозырщины одним из первых освоило эти новые виды хозяйственной деятельности.

Обычно в поселении имелось от одного до нескольких жилищ. Они имели небольшую площадь в 12—15 кв. м и либо слегка углублялись в землю, либо строились на зем­ле, были они овальной или четырехугольной формы, имели очаги, выложенные из камня. Хотя поселения, как правило, и располагались группами поблизости одно от другого — в 0,5—1 км, трудно предположить, что они существовали одновременно.

Вероятно, в жилище размещалась одна небольшая семья из нескольких человек. В поселении, по-видимому, жило несколько таких семей, представлявших собой еди­ную материнскую общину.

Между отдельными родами устанавливался строгий брачный порядок. Мужья брались из других родов. Дети принадлежали к роду матери и наследовали его имущество как общественную собственность. Взаимодействие племен привело к формированию понятия о племенной и родовой собственности. Это нашло отражение и в обычае заклю­чать браки только внутри племени. Женщины рода, объе­диненные единством происхождения, выступали как важ­нейшая общественная сила, а также как хранительницы обычаев и обрядов. Их труд почти в течение всей эпохи продолжал оставаться главным для жизни общины. Лишь к концу неолита в связи с развитием скотоводства на пер­вое место по значению стал выдвигаться труд мужчины.

В раскопанных возле д. Юревичи поселениях, располо­женных на берегах оз. Литвин, было обнаружено одно полуземляночное и два наземных жилища. Возле них найде­ны разбросанные камни древних очагов, обломки остро­донных сосудов, украшенных гребенчатыми орнаментами и наколами — ямками, сделанными сбоку и нередко смы­кающимися друг с другом, а также кремневые ножи, на­конечники стрел, скребки, скобели, сверла, проколки, плас­тинки для режущих орудий.

Известны могильники неолитических племен на терри­тории Украины, где кость сохранилась под слоями черно­зема и глины. Умерших хоронили сначала в больших кол­лективных могильниках в вытянутом положении и засыпа­ли красной охрой. Возле скелетов встречаются орудия тру­да, сосуды, остатки костей животных (от тризны по умер­шему). Позднее захоронения стали индивидуальными, а погребальный инвентарь более скудным. В некоторых местностях Полесья возможно выявление подобных древ­них погребений. Их признаком всегда будет наличие ох­ристой прослойки.

Неолитическая эпоха — время образования крупных племенных групп. Одна из них — днепро-донецкая, вероят­но, сыграла важную роль в формировании древнеславян­ских племен. Еще не выяснено, была ли она той основой, на которой сложились древние славяне или родственные им балты.

В верховьях Припяти была иная археологическая куль­тура, близкая к днепро-донецкой, — неманская. Здесь во второй половине III тысячелетия до н. э. появились и пле­мена, изготовлявшие воронковидные кубки. Они занима­лись в основном земледелием и скотоводством и находи­лись на стадии патриархата. Влияние их культуры ощу­щается на территории Полесья вплоть до устья р. Припяти, было оно кратковременным.

В конце III и начале II тысячелетий до н. э. и на тер­ритории Мозырщины наступил бронзовый век.

В Белоруссии не было оловянных и медных руд, необ­ходимых для производства медных или бронзовых орудий. Количество таких орудий было поэтому небольшим, их приходилось либо получать путем обмена, либо приобре­тать в боевых стычках. По-прежнему в обиходе господство­вали кремневые орудия, а также сверленые и шлифованные орудия (топоры, мотыги, боевые секиры) из других пород камня. Поэтому каменный век отличается от эпохи бронзы не столько по орудиям труда, сколько по типам использо­вавшихся глиняных сосудов.

В Полесье проникли племена, изготовлявшие так назы­ваемую шнуровую керамику и вооруженные сверлеными боевыми топорами. Культура, которую они создали в бас­сейне Днепра, получила название среднеднепровской. Эти племена продвинулись с Киевщины в Мозырское Полесье и вверх по Днепру, но здесь еще несколько столетий сосу­ществовали с местным неолитическим населением.

Культура шнуровой керамики на Мозырщине своеобраз­на. Многие найденные сосуды имеют округлую форму, ши­рокий отогнутый венчик, плоское дно. Их украшают лишь изредка прочерченные орнаменты, столь типичные для среднеднепровцев. Чаще употреблялись отпечатки шнурка, прямоугольников, узоры елочные, треугольной формы; не­редко венчики сосудов имели утолщение, по которому так­же наносился орнамент. В глиняное тесто примешивался песок, обжиг сосудов был хороший, поверхность иногда за­глаживалась пучком травы. Среди сосудов встречается не­мало шаровидных амфор. Поэтому можно говорить об осо­бой полесской группе памятников шнуровой керамики. Это справедливо особенно для западных районов Полесья. По­селения размещались почти в тех же местах, что неолити­ческие, но, по возможности, ближе к плодородным почвам. На Мозырщине известно 32 таких памятника16.

Племена, пользовавшиеся шнуровой керамикой, знали не только скотоводство и примитивное земледелие — это была основа их хозяйства. Они получали медь и бронзу по­средством обмена’ с племенами Прикарпатья и Кавказа, изготовляли металлические изделия частично местных ти­пов. У них были наконечники стрел треугольные с выемкой в основании, топоры клиновидные, тесла, мотыги, крем­невые серпы.

Особое значение люди придавали очищению огнем.

Памятники бронзовою века
Памятники бронзовою века

Памятники бронзового века:

1 — Лутовья; 2 — Дяковичи; 3 — Поречье; 4 — Рожанов; 5 — Сло.бода Челющевичская; 6 — Копаткевичи; 7 — івашковйчй; 8 — Мнхедовичи; 9 — Дороше­вичи; 10 — Голубица; 11 — Вышелов; 12 — Батрак; 13 — Моисеевичи; 14 — Пет­риков; 15, 16 — Новоселки; 17 — Шестовичи; 18 — Скрыгалово, 19 — Костюковичи; 20 — Жаховичи; 21, 22 — Загорины; 23 — Якимовичи; 24 — Клшгск; 25 — Михновичи; 25А — Каиличи; 26 — Мирабели; 27 — Лычижевичи; 28 — Милоше­вичи; 29 — Боровое; 30 — Буйновичи; ЗОЛ — Коростин; 31 — Горочичи; 32, 33 — Калинковичи; 34, 35 — Пхов; 36 — Боровики; 37, 38 — Мозырь; 39 — Пенница; 40 — Лубня; 41 — Горваль; 42 — Борхов; 43 — Озерщина; 44, 45— Речица; 46 — ІЗедрйчь; 47—Василевичи; 48 — Шарейки; 49 —Гряда; 5052 — Юревичи; 53 — Березовка; 54 — Слободка (Турья); 55 — Михалки; 56  — Гута; 57—Наровляика; 58, 59 — Ломыш; 60 — Клевы; 61 — Гноево; 62 — Борисовщина; 63 — Наровля; 64, 65 — Тульговичи; 66—Коиотоп; 67, 68 — Вербовичи; 69 — Гридня; 70 — Карповичи; 71 — Ломачи; 72, 73 — Кожушки; 74, 75 — Тешков; 76 — Демидов; 77 — Гиездиика; 78 — Хвощевка; 79 — Дерновичи; 80 — Оревичи; 81 — Березов­ка; 82, 83 — Вепри; 84 — Рожава; 85 — Нечипорова; 86 — Кирово; 87 — Алек­сандрова; 88 — Красноселье; 89 — Довляды; 90 — Белосорока; 91 — Мосаны; 92 — Брагии; 92А — Городище; 93 — Спериж; 94 — Новая Гребля; 95 — Просмачн; 96 — Михайловка; 97 — Грушно; 98 — Людвинов; 99, 100 — Чикаловичн.

Имелось 4 погребальных обряда с захоронениями курган­ными и грунтовыми. В них часто попадаются остатки трупосожжений. Среди погребений, особенно мужских, в центральной части ряда курганов есть очень богатые. В од­ном кургане, раскопанном возле д. Ходосовичи Рогачевского района, при умершем были обнаружены глиняный сосуд, медный топор, наконечник копья и подвески, 2 каменных топора, 4 кремневых ножа, 27 наконечников стрел тре­угольных с выемкой в основании, полированная плитка, подвеска из янтаря, роговая проколка и др. Очевидно, к этому времени уже началось выделение племенной знати. Но даже в бедных (по инвентарю) погребениях мужчин-воинов находят сверленые боевые топоры и сосуды, укра­шенные отпечатками шнура.

Большинство найденных в 22 местах Мозырщины ка­менных топоров связано как раз с погребениями племен бронзового века17.

У племен культур шнуровой керамики был патриар­хальный строй. Родство велось по мужской линии, дети на­следовали имущество своего отца. Жена переходила в род мужа.

Территория Беларуси была издавна заселена племе­нами, которые рассматриваются как предки славян и балтов18. Племена культуры шнуровой керамики приняли уча­стие в формировании славянских и балтийских племен. Об этом говорит слияние их материальной культуры с культу­рой местных неолитических племен. Оно осуществлялось к середине II тысячелетия до н. э. Территория Мозырщины во второй половине бронзового века принадлежит к облас­ти распространения тшцинецкой культуры (1700—1500— 1100—1000 гг. до н. э.)19. Здесь известно 33 поселения это — Каменные орудия бронзового века, найденные около деревень Юревнчи, Березовка Калинковичского района, Гноево, Борисовщнна Хойникского района (II тысячелетие до н. э.) го времени20. Для поселений характерны обломки сосудов тюльпановидной формы (высоких, у которых слегка выде­лена шейка, имеется низкий венчик, узкое плоское дно). Орнаментация их сосредоточивается в верхней части сосу­дов — по скошенному наружу или утолщенному срезу вен­чика и шейке. На шейке появляется, как в эпоху неолита, ряд цилиндрических ямок, распространяются орнаменты из четочных и проглаженных линий. В тесто сосудов приме­шивалась дресва. Из кремня изготовлялись черешковые на­конечники стрел. Памятники с богатой орнаментацией со­судов распространены главным образом на левобережье Днепра. Здесь выделяют так называемую сосницкую куль­туру, или сосницкий тип памятников тшцинецкой куль­туры.

Каменные топорыНекоторые исследователи — археологи и языковеды считают возможным говорить о праславянской принадлеж­ности тшцинецких племен, ибо они занимали территорию с древнейшими славянскими названиями рек.

Эпоха бронзы была временем завершения великого пе­реворота в хозяйстве — перехода к земледелию и ското­водству, переселения крупных масс населения, смены ма­теринско-родового строя патриархатом, началом эры ме­таллических орудий. Бронзовые орудия не могли еще вы­теснить орудий из камня. Но начало было положено. Вы­теснить каменные орудия смогло лишь железо.

Примерно в VII веке до н. э. Мозырщина вступила в ранний железный век. Люди научились добывать сыродут­ным способом железо из болотной руды. Из губчатой мас­сы (крицы) проковкой получали сырье, пригодное для из­готовления орудий труда и оружия. Население занималось земледелием, скотоводством. «Железо сделало возможным полеводство на более крупных площадях, расчистку под пашню широких лесных пространств…»21

Родовая община к этому времени постепенно преобра­зовалась в сельскую. Развился строй военной демократии, это было время военных нападений и грабежей.

Начав добычу местных болотных руд в раннем желез­ном веке, население этих мест продолжало ее более двух тысячелетий (вплоть до XIX в.). Поэтому на Мозырщине много населенных пунктов носит название Рудня. До сих пор известно не менее 50 мест, где осуществлялась добыча железной руды и получение железа. Однако определить, к какому времени относится производство железа в том или ином месте, удается довольно редко. Это можно сделать лишь по обломкам глиняных сосудов или случайно остав­шимся там железным изделиям, по которым можно опре­делить время их изготовления.

Древнейшей археологической культурой железного века в южной части Белоруссии и на Мозырщине является ми­лоградская культура. Она была изучена в результате рас­копок городища у д. Милоград Речидкого района, прове­денных 0. Н. Мельниковской в 1955 году.

У сосудов, которые изготовлялись милоградцами, шаро­видная форма, прямой или слегка отогнутый наружу вен­чик. По шейке сосуда или под венчиком проходит ряд вдавлений или ямок с выпуклостями. На Мозырщине у со­судов высокие венчики и цилиндрические ямки по шейке, в поселениях более южных районов — шейки горшков низ­кие, у венчиков — скос наружу.

Население милоградской культуры жило в городищах и открытых селищах, около которых имелись городищаубежища круглой формы. Нередко городища располага­лись попарно (Ясенец Мозырского, Дяковичи Житковичского районов). Имелись городища с двумя концентриче­скими валами и с еще более сложной системой укреплений (у д. Моисеевна). Всего на Мозырщине известно 98 горо­дищ22.

В городищах сооружались прямоугольные, углубленные в землю жилища с очагами из камня. Среди находок есть не только железные орудия, но и пряслица, зернотерки, мелкие стеклянные бусы, браслеты, фигурки животных. Умерших сжигали, а останки погребали в грунтовых мо­гильниках. Один из таких могильников был найден возле д. Боровики под Мозырем. Видимо, в Полесье основным видом поселений были все же открытые селища, изученные значительно меньше городищ. В минуту опасности населе­ние покидало их и скрывалось в так называемых городи­щах-убежищах, сооружаемых в труднодоступных местах среди болот и лесов, в нескольких километрах от селищ.

На территории милоградской культуры начиная со II в. до н. э. распространилась зарубинецкая культура23.

Нередко в одних и тех же городищах вместе с находка­ми милоградской культуры встречаются и зарубннецкие. Поздние милоградские изделия вместе с зарубинецкими по­падаются и в открытых селищах, которые принадлежали населению железного века, покинувшему городища в I— II вв. и. э.24 Совместное нахождение материалов двух куль­тур, быть может, свидетельствует не столько о сосущество­вании их носителей, сколько об их преемственности. Быва­ют случаи, когда разнородные материалы встречаются да­же в одной землянке. Однако преемственность между кера­мическими формами этих культур еще твердо не установ­лена.

Зарубинецкая культура в Белоруссии известна по рас­копкам городища, селища и могильника у д. Чаплин Лоевского района, производившимся в 50-х годах учеными Ю. В. Кухаренко и Л. Д. Поболем.

В этих поселениях были выявлены жилища столбовой конструкции, которые слегка углублялись в землю. Здесь же обнаружены орудия труда — зернотерки, каменные песты, железные серпы, ножи, кельты, рыболовные крюч­ки, наконечники копий, много костей домашних и диких животных.

Зарубинцы погребали умерших в небольших овальных ямах, подвергнув их предварительно сожжению. В ямы ставили груболепные, иногда с лощеной поверхностью мис­ки и горшки, клали наконечники копий, кожи, шилья, то­поры-кельты и украшения: стеклянные бусы, булавки-фи­булы, кольца, браслеты, подвески.

Зарубинецкне сосуды, так же как и милоградские, изго­товлялись из глиняного теста с примесью дресвы и песка, но они — плоскодонные, с лощеной поверхностью, с насеч­ками или защипами по краю венчиков.

В последнее время начато изучение зарубинецких па­мятников позднего этапа, т. е. II—-V вв. н. э. (П. Н. Треть­яков, Л. Д. Поболь).

На территории Мозырщины известно 75 селищ раннего железного века, относящихся к разным периодам25. Чтобы определить принадлежность племен раннего железного ве­ка к той или иной народности, изучают гидронимы — на­звания рек, дошедшие из древности до наших дней. Пока что специальный языковедческий анализ дает возможность определить гидронимы начиная от первых веков до нашей эры, для более древних он еще бессилен.

Установлено распространение балтийских гидронимов по северу Мозырщины, а единичные попадаются и южнее Припяти (река Оресса, Нересна — приток Уборти, озеро Найда). Большая же часть Мозырщины, как и Припятского Полесья, в целом принадлежала славянским племенам (Уборть, Турья, Словечна, Горынь, Ствига-Светловодка, Ипа). Есть и общеиндоевропейские гидронимы — Днепр, Припять, Птичь, Стырь.

Можно полагать поэтому, что юг Полесья и Мозырщииа в том числе входили в ту территорию, на которой фор­мировались славяне. Лишь по северу этой территории им предшествовали балты, родственные славянам26.

Ученые пытаются доказать принадлежность культур железного века к славянским ретроспективным методом, то есть идя от заведомо славянских памятников X—XII столе­тий в глубь веков. Преградой явилось то, что длительное время поселения VI—VIII вв. оставались неизвестными. Однако в 1932 году во время раскопок около Петрикова впервые были обнаружены славянские жилища-полузем­лянки с печами-каменками внутри. В 50-е годы крупное славянское селище и городище были изучены возле д. Хотомель, недалеко от р. Горыни (Ю. В. Кухаренко, И. П. Русанова).

Здесь обнаружены сосуды так называемого пражского типа, или типа Корчак, — горшковидной формы, с невысо­кими отогнутыми венчиками, узким дном, изредка орнамен­тированные вверху волнистыми линиями. Эти сосуды по форме и орнаменту такие же, как горшки, выявленные при раскопках древнерусских городов и курганов.

В это время славяне переходили уже от подсечного зем­леделия к пашенному. Об этом свидетельствуют железные наральники-сошники, найденные в поселении; 3/4 всех вы­явленных здесь костей принадлежало уже домашним жи­вотным.

Умершие по-прежнему подвергались кремации, останки сгребали в ямы, куда ставили погребальные урны. Первые кладбища с такими захоронениями, называемые полями погребений, были найдены возле города Турова в 1927 г. А. Д. Коваленей и С. С. Шутовым.

В 1960 г. и несколько позднее на Мозырщине было най­дено еще несколько раннеславянских поселений — селища у д. Новоселки Петриковского района, на р. Турье запад­нее д. Слободки и на западном берегу оз. Литвин возле д. Юревичи Калинковичского района. А на северном берегу оз. Горки возле д. Шарейки, на левом берегу Ствиги около д. Семурадцы обнаружены могильники древнеславянских племен. Такие памятники пражского типа — явление обще­славянское. Вероятно, они принадлежали предкам древ­лян и дреговичей, живших к востоку от р. Горыни. Полага­ют, что часть славянских племен появилась к северу от Припяти после тяжелого аварского нашествия, в результа­те которого дулебский союз племен распался. Об этом, воз­можно, говорят названия сел Дулебы, встречающиеся даже на Березине.

Уровень развития производства, достигнутый восточны­ми славянами в VI—VIII столетиях, привел к замене пер­вобытнообщинных отношений другими, основанными на эксплуатации чужого труда. Яркая характеристика этого социального процесса дана Ф. Энгельсом. «Богатство быст­ро возрастало, но как богатство отдельных лиц; в ткачест­ве, в обработке металлов и в других ремеслах, все более и более обособлявшихся друг от друга, во все возрастав­шей степени увеличивалось разнообразие и совершенство­валось мастерство производства (…) Столь разнообразная деятельность не могла уже выполняться одним и тем же лицом; произошло второе крупное разделение труда: реме­сло отделилось от земледелия»27.

Производственные отношения перестали совпадать с родовыми. Возникла сельская территориальная община.

Развитие ремесленного производства вызвало увеличе­ние населения и рост экономического значения отдельных поселений, превратившихся к X—XI вв. в города. Как го­рода, так и крупные сельские поселения окружаются ук­реплениями. Появляются городища, типичные для эпохи феодализма. На территории Мозырщины известно более 40 таких городищ и несколько селищ (последние почти не изу­чались).

Городища обычно располагались на мысах и огражда­лись рвом и валом. Площадь городищ — в среднем около гектара, но были и большие. Так, городище в д. Юревичи занимало площадь около 6 га, ограждалось прямым валом с востока и обрывами с остальных сторон. Внутри него под­ковообразный вал отделял, вероятно, замок-детинец пло­щадью до 1 га. Высота валов и глубина рвов доходили иногда до 4—6 м. Встречаются и городища-убежища овальной формы, расположенные на небольших возвышен­ностях среди болот и лесов Мозырщины. В XII—XIII ве­ках мысовые городища защищались уже либо подковооб­разным валом и рвом, либо имели более сложную систему укреплений.

Недалеко от городов располагались другие городища, селища, курганные могильники. С курганами-памятниками, часто встречающимися на Мозырщине (известны в 113 ме­стах), связаны легенды и предания. Курганные группы, как правило, небольшие. Лишь некоторые из них насчитывают по 50 и более курганов. Такие большие курганные группы расположены у дд. Микуличи Брагинского, Вашощицы, Лесковичи, Глинница, Комаровичи Петриковского, Лешня, Скрыгалово Мозырского, Мальцы Наровлянского районов. Высота курганов полушаровидной формы составляет в сре­днем 2—3 м, а изредка достигает 4—5 м. Есть и чуть за­метные, расплывшиеся, высотой в 0,5 м. Обычно вокруг курганов хорошо заметны ровики. Иногда славянские кур­ганы насыпались около курганов бронзового века. Послед­ние имеют большой диаметр при меньшей высоте и более расплывчаты по очертаниям. Быт, нравы и обычаи древ­них славян подробно описаны в ряде научных работ.

Насыпка курганов над погребениями вплоть до XIII ве­ка свидетельствует о длительном сохранении языческих представлений у местного населения. Оно упорно проти­вилось распространению православия, начало которому было положено в 988 году. Названия некоторых населен­ных пунктов донесли до наших дней имена языческих бо­гов: Волосовичи (Волос — бог скота) под Озаричами, Яриловичи (Ярила — бог солнца) южнее Гомеля и др. Язычес­кими верованиями могут быть объяснены легенды, сложен­ные по поводу больших камней-валунов около д. Гурнны Мозырского района, крупного валуна из красного гранита около д. Булавки Калинковичского района, о «провалив­шихся» церквях, а также красочный праздник Купалы, скорбь Радуницы, некоторые черты народного свадебного обряда и т. п. Остатки древних традиций можно обнару­жить и в белорусских народных орнаментах.

Раскопки курганов длительное время велись лишь кла­доискателями. О курганах складывались легенды. Их до сих пор» в народе называют «копцами», татарскими, швед­скими, французскими могилами. На самом деле курганы насыпали еще за несколько веков до монголо-татарского нашествия. Население упорно сохраняло свои старинные обычаи и продолжало насыпать курганы, несмотря на зап­реты христианской церкви.

Только в конце прошлого века благодаря трудам В. 3. Завитневича (сын Скрыгаловского священника, профессор Киевской духовной академии), курганы Мозырщины были подвергнуты научным раскопкам. Позднее они изучались многими исследователями. Оказалось, что на Мозырщине большинство курганов насыпалось над умершим, которого клали прямо на землю. Лишь треть курганов содержала захоронения в ямах, глубина которых достигала иногда бо­лее 1 м. Покойника клали в вытянутом положении на спи­ну, головой на запад. Возле скелетов иногда находят ос­татки гробов-домовин, изготовленных из четырех плах, сби­тых по углам грубыми гвоздями. В курганах конца IX и X вв. еще встречаются трупосожжения, здесь находят гли­няные сосуды, вылепленные без помощи гончарного круга. Позднее был обычай подсыпать на место захоронения зо­лу и уголь из домашнего очага. Захоронения в ямах рас­пространяются лишь с середины XII в.

Но не по всей Мозырщине эволюция погребального об­ряда протекала таким образом. В ее восточной части сох­ранялся обычай трупосожжений (влияние племен радими­чей). Курганы с захоронениями в урнах по такому обряду найдены в Хойникском районе у дд. Пожарки, Шкураты. У д. Малейкн Брагинского района в курганах найдены стол­бы, на них, вероятно, ставились урны. Интересно, что о та­ком виде захоронений упоминают и летописи. Трупосожже­ния обнаружены в курганах у д. Автюки Калинковичского района. Зато севернее линии Слуцк — Волосовичи — Лоев наряду с трупосожжениями был обычай сооружать над мо­гилами срубы-теремки, называемые по летописи «буда».

Изделия восточных славян (дреговичей) из Юревичского городища Видоличи (XI—XIII вв.)
Изделия восточных славян (дреговичей) из Юревичского городища Видоличи (XI—XIII вв.)

Больше вещей находят в курганах с захоронениями на почве, остальные курганы бедны находками. Среди найден­ного много украшений — бус, височных колец, перстней, браслетов. Изредка попадаются наконечники копий и топо­ры, оковки от деревянных ведер и огиива, ножи и поясные пряжки. Однажды нашли даже небольшие весы, а в курга­нах около д. Юревичи — трехбусенные киевские серьги, дреговичскую зернистую филигранную (из тонкой проволо­ки с напаянными шариками) бусину. Для дреговичей, по­мимо филигранных бусин, считают характерными полуто­раоборотные перстнеобразные височные кольца, некоторые особенности обряда погребения. Археологические данные подтверджают запись, сделанную в «Повести временных лет»: «А друзии седоша межю Припетью и Двиною и нарекошася дреговичи»23.

Памятники материальной культуры, имеющиеся на Мозырщине, являются единственным и ценнейшим источни­ком по древней истории Белоруссии, раскрывают многие важные события древности, в том числе и такое, как обра­зование древних славян.

Минуло много тысячелетий, но до наших дней дошли изделия рук человеческих —орудия труда, обломки сосу­дов, следы поселений. И они повествуют о событиях дале­кого прошлого — того времени, когда жизнь была короче и труднее и на долю человека выпадало много невзгод и ли­шений.

Из века в век шел человек по пути от неведения и мра­ка к сегодняшнему дню. Об этом нелегком пути повествуют нам и памятники материальной культуры, обнаруженные на Мозырщине. Сохранение и изучение их — важная зада­ча общественности республики.

 

[1] В границах Гктриковского, части Житковичского, части Брагин­ского, Мозырского, Калинковичского, Хойникского, Наровлянского и Ельского райсноп протянулось на 150 км с востока на запад и на 110 км в меридислыюм направлении.

2 Ф. Энгельс. Анти-Дюринг. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 20, с. 116.

3 Названы так по первым находкам останков этих людей в долине р. Неандер б Германии и в пещере Ля Мустье во Франции.

4 Ф. Энгельс. Анти-Дюринг. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 20, с. 117.

5 В. И. Ленин. Социализм и религия. Поли. собр. соч. Изд. 5-е. Т. 12, с. 142.

6 б. И. Ленин. Карл Маркс. Поли собр. соч. Изд. 5-е. Т. 26, с. 57.

7 К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 23, с. 191.

8 Известно еще одно такое же древнее поселение около д. Бердыж на р Соже в Чечерском районе.

9 Парная семья состояла из жены, мужа, детей, была непрочной и легко распадалась, ибо не имела своего хозяйства и была составом частью боксе крупьой общины.

10Мозырь (овраги Поповщина, Свидовка, Калинин) и его окрестности, дд. Новики, Бобренята в Мозырском, Юрсмичи и Кмлимкпмпч

еком, Барбаров в Шровлянском районах, Петриком, д. Кузьмичи на р. Орессе.

11 Ф. Энгельс. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. — Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 21, с. 313.

12 Поселения мезслита расположены в Петриковском районе, возле дд. Лясковичи, Дорошевичи, Макаричи; в Мозырском, возле дд. Лубня, Акулиика; в Калинковичском, возле д. Юревичи; в Хойникском, около дд. Ворисовщина, Хвощевка; в Наровлянском, около дд. Белосорока, Тешкой и в других местах.

13 Ф. Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности н юсударства — Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 21, с. 29.

14 Неолитические поселения с некоторыми чертами мезолита в кремневом инвентаре расположены возле дд. Дорошевичи, Загорины, Карповичи, Курени, Милашевичи, Новоселки, Пхов, Скрыгалово, Шарейкп, Юровичи и поселка Наровля.

15 Наиболее значительные поселения неолита выявлены возле дд. Дорошевичи,

Новоселки, Велавск Петриковского, Шарейкп Калинковичского, Вербовичи Наровлянского, Гнездинка, Ломыш, Мосаны, Хвощевка Хойникского районов.

16 Наиболее значительные—около дд. Вышелов Петриковского, Пхов, Загорины, Лубня Мозырского, Хвощевка, Оревичи Хойникского райо­нов. Всего в восточном Полесье выявлено 86 памятников различных периодов брскзсвого века.

17 В Мозырском музее хранится 13 сверленых топоров, топоровклиньев. Юреиичский музей имеет 10 шлифованных орудий. Примерно столько же орудий было в Наровлянском музее. Неоднократно нахо­дили каменные топоры возле дд. Скрыгалово Мозырского, Ломыш Хойникского. Вербовичи Наровлянского районов.

В д. Голубица Петриковского района найден кремневый серп и то­пор, западнее Пхова — треугольный наконечник копья. Южнее д. Борисовщина — медное долотце. Возле д. Милошевичи Лельчицкого рай она — серп и клин. В д. Клевы на р. Вить нашли кремневый нож. Ка­менная мотыга обнаружена в д. Горочичи Калинковичского района, медный браслет — западнее д. Тульговичи.

18 Одни счьтеют предками славян неолитические племена, другие — племена шнуровой керамики и, наконец, третьи — лишь племена же­лезного века.

19 Названа по поселению Тшцннец в Пулавском повете ПНР.

20 Они расположены: в ГТетриковском районе, возле дд. Дороше­вичи, Батрак, Новоселки; Мозырском, вблизи дд. Скрыгалово, Жаховичи, Лычкжеьичи, Пхов, Боровики и севернее Кимборовки у Мозыря; Калииковичском. около дд. Слобода, Гряда, Юревичи; Хойникском, возле дд. Тульговичи, Ломыш, Кожушки, Хвощевка; Наровлянском, возле Наровли, дд. Млынок, Конотоп, Гридня, Вербовичи, Тешков, Бе­резовка, Вепри, Наттг.чеевка, Рожава, Довляды, Белосорока.

21 Ф. Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и госу­дарства. — Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 21, с. 163.

22 Наиболее значительные около дд. Чикаловичи Брагинского, Бечи Житковичского, Юревичи (Видоличи) Калинковичского, Загорины, Ясе­нец, Моисеевна Мозырского, Великий Бор Хойникского районов и в Мозыре.

23 По названию д. Зарубинцы Киевской области.

24 Переход на селища объясняется, вероятно, образованием в это время крупных племенных союзов, обеспечивавших местным племенам большую безопасность.

25 Наиболее значительные — вблизи дд. Кабачок, Моисеевичи Петри ковского, Мирабели, Пхов Мозырского, Шарейкп, Слободка Калишсовичского районов, около города Калинковичи, поселка Иаровля. При этом мшгогрэдские материалы выявлены на селищах Батраки, Макаричи, Новоселки, Шестовичи, Жаховичи, Костюковичи, Скрыгалово, Боровики, Мирабели, Кимборовка, Пениица, Гряда, Калинковичи, Наровля, Кснотоп, Тешков, Хвощевка, Березовка, Вепри (см. карту).

26 Некоторые ученые полагают, что славяне сформировались на территории, прилегающей к Дунаю, другие — что это происходило в Висло-Одерской области. В обоих случаях Полесье рассматривается как территория первоначального расселения славян. Какую археологи­ческую культуру — милоградскую, зарубинецкую или сменившую их— считать праславянской или славянской, еще окончательно не выяснено.

27 Ф. Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и госу­дарства. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 21, с. 163.

28 «Повесть временных лет». Поли. собр. русских летописей. Т. II. М., 1962, с. 5.


Автор:
В.Ф. Исаенко
Источник: Древняя история Восточного Полесья; Бел. добровол. о-во охраны памятников истории и культуры, Бюро пропаганды. — Минск: Полымя, 1975.