Древний город у слияния Днепра и Сожа

0
694
Лоеў, горад

Лоевское общественное объединение содействия сохранению окружающей среды и культурно-исторического наследия «Карані» — районная, независимая, негосударственная, некоммерческая и неполитическая организация. Зарегистрирована Управлением юстиции Гомельского облисполкома 6 марта 1996 года, перерегистрирована 29 октября 1999 года, новые изменения в Устав зарегистрированы Управлением юстиции Гомельского облисполкома 8 декабря 2003 года (Госсвидетельство № 03-0124).

Лоевское общественное объдинение “Карані” со дня своего создания проводило последовательную работу в регионе по изучению истории и культуры родного края, разрешению проблем социальной жизни и экологии, организации патриотического и экологического воспитания населения региона. В этих целях ЛОО “Карані” на протяжении 2001-2004 годов осуществляло издание ежемесячного бюллетеня “Карані”. Членами Лоевского общественного объдинения “Карані” было подготовлено и издано несколько книг по истории и культуре Лоева и Лоевского района. Исследована история Лоевской битвы 31 июля 1649 года, крупнейшей битвы казацко-крестьянской войны 1648-1651 годов на Беларуси, выявлено место этой битвы, установлен мемориальный знак в память погибших. Проведено несколько успешных акций по сохранению памятников истории и культуры региона, защите экологии озера Витацкого, Днепро-Брагинского водохранилища и другие. Члены организации выдвинули требования, связанные со строительством в Лоеве станции обезжелезивания воды и приданем Лоеву статуса города.

В 2003 году ЛОО “Карані” иницировало перед местной властью предложение о праздновании 500- летнего юбилея Лоева, что содействовало успешной реализации этого проекта в 2005 году. В конце 2003 года ЛОО “Карані” отстояло право на продолжение своей деятельности в Гомельском областном суде в связи с иском Управления юстиции Гомельского облисполкома о ликвидации общественного объединения.

В 2007 году в условиях необходимости новой перерегистрации ЛОО “Карані” в Управлении юстиции Гомельского облисполкома в связи с вступлением в силу Закона Республики Беларусь от 19.07. 2005 года “О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь “Об общественных объединениях” и отсутствия должной ресурсной базы для продолжения дальнейшей деятельности общественное объединение ЛОО “Карані” приостановило свою работу и в настоящее время находится в стадии ликвидации.

Он стоит, утопая в садах,

Там, где Днепр обнимается с Сожем.

Не ровня он большим городам,

Но великий по-своему тоже.

Здесь когда-то в былые века

Плыли в Русь корабли из «варягов»,

Хлебом-солью встречала река

«Гостей» разных и стран и флагов

А на кручах над вольным Днепром

Велся торг лисьей шкуркой да лоем

На добро отвечал ты добром

На сердечность сердечностью, Лоев.

Александр Семененя, « Мой Лоев».

Откуда имя твоё, Лоев ?

Лоевщина… Замечательное место на юго-востоке Беларуси. Земля, которую наши предки заселили ещё в глубокой древности. Какой была она во времена седой старины, какие события проходили на её территории? Кто были люди, что жили на этой земле? К какой группе народов они принадлежали? На эти вопросы учёные не всегда могут дать точные ответы.

Две древние стоянки людей позднего мезолита, среднего каменного века ( 6-5 тыс. до н.э.) найдены археологами здесь, возле деревень Рекорд и Старая Лутава. Однако есть все основания предполагать, что лоевская земля входила в ареал расселения первобытного человека ещё в палеолите — древнем каменном веке.

Стоянку бронзового века и могильник средины ІІ тыс. до н.э. археологи выявили возле деревни Деражичи. Всего на территории Лоевщины обнаружено и исследовано 24 городища, 12 селищ и 14 могильников раннего железного века.

Известный белорусский археолог и историк Михаил Ткачёв во время археологических исследований в 1980 году выявил в центральной возвышенной части Лоева городище зарубинецкой культуры раннего железного века, которое датируется II ст. до н.э. — Y ст. н.э. Им найдены и исследованы лепная и гончарная керамика, в том числе и белоглиняная киевского типа, облицовка из глины, кости домашних животных, останки обугленных древесных конструкций.

Археологические памятники позволяют определить, что в IХ — Х cтст. Лоевщина входила в ареал расселения восточноевропейского племенного объединения дреговичей. Письменные источники позволяют утверждать, что в ХI-ХIII стст. Лоевщина находилась в составе Черниговского княжества. Удобное географическое положение содействовало развитию древнего поселения дреговичёй на Лоевой горе, что находилась напротив устья Сожа, при впадении его в Днепр. Расположенное на перекрёстке торговых путей, оно с древних времён служило важным форпостом белорусской земли на её юго-восточных рубежах. В начале ХIY столетия Лоевская земля вошла в состав Киевского княжества, а в 1462 году была присоединена князем Ольгердом к Великому княжеству Литовскому. После неудачной для ВКЛ войны с Великим княжеством Московским 1500-1503 годов и потерей им Чернигово-Северской земли границы двух государств проходят по Днепру возле Лоева.

В этот период, ниже Лоева, по Днепру находилась известная отмель, имевшая название «Татарский брод», через которую переправлялись люди и грузы. «Татарский брод» требовал к себе постоянного внимания, и оборона его была возложена на местный замок, для которого эта служба часто была непосильной. В ХIY-XYI столетиях через «лоевские ворота» двигались, огибая с востока топкие полесские болота, многочисленные отделы крымских татар, стремясь проникнуть на белорусские земли. Город боролся, разрушался и горел, но вновь и вновь восстанавливался на пепелищах. Известно, что Лоева Гора изведала несколько опустошительных набегов крымских татар.

Летом 1505 года, именно в связи с походом татар под руководством сынов крымского хана Мехмет Гирея на Слуцк и Минск Лоев впервые упоминается в «Хронике Быховца». С этого времени и начинается 500-летняя его письменная история.

Во время Люблинской унии 1569 года Лоевщина в составе Украины привилеем короля польского и великого князя литовского Сигизмунда ІІ Августа была присоединена к Королевству Польскому, а затем включена в состав Речи Посполитой. С конца ХYI столетия Лоев является центром староства.

Одной из самых интересных и загадочных страниц истории Лоева является его название. Что за ним стоит? Попробуем приоткрыть эту страницу

Лоева гора — так назывался Лоев в исторических источниках до ХYII столетия. Позже это название постепенно трансформировалось в Лоевогород, а затем Лоев.

Большинство интересных легенд о происхождении названия Лоева так или иначе связаны с первопоселенцем Лоем и Днепром-Славутичем — одним из важнейших звеньев древнего торгового пути «из варяг в греки». Исторический же анализ происхождения названия Лоев сделал в своё время филолог и топограф профессор Александр Роголев.

По одной из версий возникновение названия Лоев связано с особенностями окружающей природной среды. Напомним, что сразу же за Лоевом, на юге Днепр образовал широкую долину, которая тянется от Лоевой к Красной горе на расстоянии до 5 километров. Такая же широкая долина находится и на север от Лоевой до Сутковой горы. В связи с этим вспомним древние географические названия: «залой» — речной залив, затопленное место между двумя возвышенностями; «полой», «лой» — берег, луг, заливное пойменное место. Становится понятным и название горы, на которой размещалась поселение, — Полоева или Лоева гора, — возвышенность в залое.

По другой версии название Лоев связано с небольшой речкой-ручьём Лоевкой, которая давно уже высохла, но раньше протекала у южного подножья Лоевой горы. Если учитывать, что названия многих древних славянских городов происходят от названий рек, на берегах которых они возникали, то образуется логическая цепочка топонимов: река которая течёт через полой, возле возвышенности, — Лоевка — Лоева гора — Лоев.

Одна из версий происхождения названия Лоев связана с трудовой специализацией его жителей. Возле поселения часто останавливались купцы, что бы продать товары и пополнить запасы продовольствия для продолжения путешествия. Местные жители, в свою очередь, готовили для встречной торговли лой, — так называли жир овечий или крупного рогатого скота. Эту версию косвенно подкрепляет и тот факт, что ещё в начале ХХ столетия среди товаров, которые жители Лоева вывозили на продажу, вместе с древесиной, водкой, маслом и другими был и лой. От слова «лой» могло возникнуть название поселения — Лоева Гора.

Кстати, к появлению названия города могли быть причастны два фактора одновременно, так как и особенности местности и один из основных товаров местной торговли обозначены близкими фонемами «полой» — «лой».

Название Лоева гора могло возникнуть и от древнерусского слова «лойва » — так назывался большой многоместный чёлн-лодка. Такую лодку могли использовать в ІХ-ХІ столетии купцы, которые двигались «из варяг в греки», как пристань, что бы посетить «торжок», что располагался на берегу реки возле поселения, расположенного на возвышенности. Однако эта версия происхождения названия Лоева представляется маловероятной, так как стоящая у берега «лойва» — это всегда объект временный.

Нельзя не обратить внимания и на то, что возвышенность ниже Лоева по Днепру состоит из глин и песчаников преимущественно красного цвета, поэтому и названа она — Красная гора. Лоевская возвышенность состоит преимущественно из песчаников зеленовато-серого цвета, похожего на цвет лоя. Не в этом ли кроется возможная разгадка названия горы?

Профессор А. Роголев также высказал предположение, что Лоев могли основать в ХYI-ХYIIІ столетиях или раньше переселенцы из Молдавии или Волыни. Основанием для такого утверждения послужили существующие в Молдавии городок Лоюв и деревня Лоевцы на реке Южный Буг возле города Каменец-Подольский. Однако эта версия является также маловероятной, так как в истории не известны значительные миграции с юго-запада на белорусские земли в ХI-ХIІ столетиях, а в ХYI-ХYIIІ столетиях уже существовало местечко Лоев. Скорее наоборот, усиление феодально-крепостного гнёта часто заставляло население белорусских земель переселяться на юг и юго-запад: в степи Причерноморья, Волахию и, наверное, на Волынь. Обращает на себя внимание и то, что жители Лоева называют себя лоевцы, что созвучно названию деревни на Волыни.

Ещё одна историческая версия происхождения Лоева связана с именем легендарного первопоселенца Лоя. Что эта версия имеет право на существование, свидетельствует зафиксированное в летописях под 1351 годом имя «Ходко Лоевич». Возможно, он был наследником легендарного Лоя. Учитывая традиции образования фамилий у восточных славян, можно предположить, что Лой — реально существовавшая личность. Именем Лой могли назвать толстого массивного человека.

Кем же был легендарный Лой? Первым поселенцем на Лоевой горе? Купцом, державшим торговлю в этих краях, или князем племени, что жило на этих землях? А может, он был боярином черниговского князя и получил лоевскую волость в наследуемое владение за верную службу?

Версия, что Лоева гора была названа в честь Лоя, не подтверждена достаточными историческими источниками. Когда же удастся найти сведения о том, что в далёком прошлом на этих землях действительно жил человек по имени Лой, то можно будет утверждать, что, когда в Полоцке властвовал Рогволод, а в Турове — Тур, тогда в Лоеве сидел Лой. Однако пока что фигура Лоя остаётся легендарной.

Владельцы Лоевского ключа

В 1646 году на сойме Речи Посполитой Лоевское староство было включено в состав Стародубского повета Смоленского воеводства ВКЛ. В середине ХYІІ столетия Лоеву было суждено дважды стать ареной жестокой борьбы враждующих сил антифеодальной казацко-крестьянской войны 1648-1651 годов. Одна из них — шляхетская — защищала существующие порядки и государство-Великое княжество Литовское, другая — казацко-крестьянская, охватившая Украину,- стремилась проникнуть на белорусско-литвинские земли.

Именно здесь, под Лоевом, 31 июля 1649 года произошла известная битва между войском Великого княжества Литовского под руководством гетмана польного Януша Радзивилла и казацко-крестьянским войском наказного казацкого гетмана Михаила Кричевского. Это была самая большая битва казацко-крестьянской войны на территории ВКЛ в которой принимало участие более 40 тысяч воинов, и итоги её имели существенное влияние на дальнейшую историческую судьбу белорусского и украинского народов.

После антифеодальной войны 1648-1651 годов Лоевское староство было передано привилеем короля польского и великого князя Яна II Казимира во временное управление гетману великому литовскому Янушу Радзивиллу. В 1654 году во время войны России с Речью Посполитой (1654-1667 гг.) оно было опустошено войсками наказного казацкого гетмана Ивана Золоторенко. До окончания войны Лоев был приписан к Черниговскому полку — административной единице казацкого самоуправления на Украине. После войны по Андрусовскому миру 1667 года Лоевское староство вошло в состав Речицкого повета Минского воеводства ВКЛ. Известно, что лоевским старостой в этот период был Казимир Халецкий, который возглавлял одновременно и Мозырское староство. Казимир Халецкий имел отношение к возникновению Ветковской слободы, так как именно с его разрешения староверы-переселенцы из Московского государства основали в удельных владениях Халецких свою первую в Беларуси слободу.

В 1676 году Лоев был передан соймом Речи Посполитой в наследуемое владение Михаилу Станиславу Юдицкому, хорунжему, подкоморному и войту речицкому, прославленному руководителю обороны Ляхович во время осады его российским войском князя Ивана Хованского в 1660 году. Михал Станислав происходил из известного шляхетского рода герба Радван. Он был женат на Софии из рода Копцев и имел четырёх сыновей.

герб, Юдицкие, РадванГерб рода Юдицких «Радван»

Владения Юдицкого представляли собой огромное имение. В его входили большинство земель и лесов Лоевщины с деревнями Мохов, Козероги, Колпень, Крупейки, Щитцы, Синск, Бывальки, Тесны, Деражичи, Добрый Рог, Севки, Лутава, Сутков, Переделка, Козимировка, Исаковичи, Михалёвка, Ястребка, Абрамовка, Корчёмка, Алишеевка, а также Береснёвка, Маложин, Просмыч, Храковичи, Чемерисы (сейчас Брагинский район). Кроме Лоевского ключа М.Юдицкий владел также имениями Гальдовичи и Денисовщина в Новогрудском воеводстве.

Есть документальные сведения, что во второй половине ХYII столетия на северной окраине местечка Лоев существовало имение маршалка великого ВКЛ Александра Гилярия Палубинского, которое в качестве приданного его дочери Изабеллы отошло её мужу, стольнику ВКЛ Юрию Станиславу Сапеге. Вероятно, после вооруженного выступления магнатского рода Сапег в 1701-1702 годов против короля и шляхты ВКЛ, их имение в Лоеве было конфисковано и отошло к Юдицким или было выкуплено последними.

После смерти М.С. Юдицкого в 1701 году Лоевский ключ перешёл в наследуемое владение к его старшему сыну Антонию, хорунжему речицкому с 1670 года, подкоморному с 1699 года и маршалку речицкому с 1701 года, генерал-лейтенанту, депутату сойма Речи Поспалитой, а в последние годы своей жизни — войту речицкому. Кроме Лоевского ключа, Антоний Юдицкий владел имениями Юдичи, Осмоловичи, Ямное, Куликовка и Бохань в Речицком повете. После смерти Антония Юдицкого в 1729 году Лоевщиной владел его сын Михаил, хорунжий речицкий с 1715 года, маршалок речицкий с 1729 года, маршалок Трибунала ВКЛ с 1740 года, кашталян минский с 1742 года, сторонник партии Чарторийских. Михаил Юдицкий имел двух сыновей — Антония и Иосифа. После смерти в декабре 1758 года Михаила Юдицкого Лоевщина перешла к его младшему сыну Иосифу, старосте стрелковскому и речицкому, маршалку речицкому с 1767 года, депутату сойма Речи Посполитой, обозному великому ВКЛ с 1774 года, стражнику ВКЛ в 1776-1789 годах, маршалку Трибунала ВКЛ в 1777 году, генерал-лейтенанту с 1783 года, главнокомандующему войска ВКЛ в 1792 году, кавалеру ордена Святого Станислава.

В это время лоевский ключ приносил значительные доходы не только от собственной хозяйственной деятельности, но и от передачи в аренду торговых рядов на лоевских ярмарках, привилей на проведение которых имели Юдицкие. Известно, что Иосиф Юдицкий всегда подписывал свои деловые бумаги титулом «граф Лоевский.»

В результате второго раздела Речи Посполитой в 1793 году Лоевщина вошла в состав Российской империи, а Лоев стал волостным центром Речицкого повета Минской губернии. Иосифу Юдицкому пришлось давать присягу на верность российской императрице Екатерине ІІ. Известно также, что он с 1793 года был на службе в российской армии, а в 1797 году в числе 7 лучших представителей дворянства от Минской губерии принимал участие в коронации Павла I на российский трон.

Иосиф Юдицкий был женат дважды. Первый раз — на Марии Огинской, дочери витебского воеводы, а после её смерти — на Элоизии Радзивилл, дочери речицкого старосты. Есть сведения, что у Иосифа было три сына. Вначале Иосиф передал северную часть своих владений, обширное поместье Сутков с крепостными крестьянами деревень Исаковичи, Казимировка, Сутков, Переделка, Михалёвка, Ястребка своему среднему сыну Станиславу. Сутковское поместье имело 9514,7 десятин (10371 гектаров) земли, в том числе 1221 десятину пашни, 170 десятин сенокосов, 5653 десятины лесных угодий.

Известно, что Станислав Юдицкий в конце 1797 года был осуждён царским правительством к семилетней каторге за участие в восстании Тадеуша Костюшко. Он умер в 1828 году. Дочь Станислава Юдицкого Юлия была замужем за шляхтичем Н. Рудиевским, семъя которого имела родовой герб Равич, и включила Сутковскае имение в наследственное владение своего мужа. Именно Рудиевский в начале ХІХ столетия окончил строительство в деревне Сутков на живописномм берегу Днепра кирпичного дворца. Одновременно со строительством дворца был заложен пейзажный парк и большой фруктовый сад. Дворец с четырёхколонными доричными портиками на фронтальных фасадах стал центром всей композиции, он сохранился до нашего времени и является памятником архитектуры русского классицизма начала ХІХ столетия. Его выгнутые буквой Г галереи-переходы соединяют центральную часть двухэтажного дворца с небольшими, выступающими вперёд, симметрично расположенными одноэтажными флигелями.

planПлан Сутковского усадебного дворца

Юлия Юдицкая умерла в 1839 году. Её сын Генрих Рудиевский в 1870 году продал по неизвестным причинам Сутковское имение Чайковской, у которой его в 1881 году выкупил граф Александр Иванович Барановский, служивший мировым судьёй в Петербурге. Он был женат на Екатерине Васильевне Сабашниковой, происходившей из семьи известного сибирского золотопромышленника.

В имении Сутков работали паровая мельница, лесопилка, винокурный завод. Это была летняя резиденция графа Барановского, куда он приезжал «на воды» из Санкт-Петербурга.

Старший сын Иосифа Юдицкого Ян, у которого не было детей, умер в 1831 году.

Лоевское имение получил в наследство младший сын-Иосиф, который был женат трижды и имел несколько дочерей от разных браков. Есть сведения только об одной жене Иосифа — Юлии, дочери князя Николая Радзивилла и Франтишки Бутлер, с которой он развёлся в 1814 году.

Старшая дочь от неизвестного первого брака Иосифа Иосифовича Юдицкого вышла замуж за Северина Дория-Дерноловича — речицкого земского писаря. Перед своей смертью, в 1841 году, Иосиф Юдицкий, последний представитель рода по мужской линии, разделил два дворца Лоевского имения между двумя малолетними дочерьми от своего последнего брака. Дворец на северной окраине Лоева получила в наследство Идалия, а Софии, достался дворец, построенный на замчище Лоева гора.

В связи с малолетством Идалии и Софьи Юдицких их поместья сдавались во временную аренду. Арендаторы плохо заботились о доходности хозяйства. Постепенно поместья Лоевского ключа попали в глубокий кризис, который сопровождался увеличением эксплуатации крестьян, их жалобами губернским властям и волнениями. Известно, что в 1848 году за долги с торгов в Минским губернским правлении было продано княгине Ю.М. Любомирской (урождённой Радзивилл) за 37500 рублей серебром поместье Юдицких Бывальки вместе с 2709 десятинами земли и крепостными.

В середине ХIХ столетия Идалия Юдицкая вышла замуж за Адама Максимилиана Нарушевича, семья которого имела родовой герб Вадвич и владела землями на Пинщине в Беларуси, а также в Литве и Польше, а на младшей из сестёр — Софии женился Эдмунд Н. Лащ, представитель польского шляхетского рода, который, вероятно, имел герб Правда или Правдич, и вышел в ХY столетии из Мозовии.

В соответствии с аграрной реформой 1861 года, крестьяне Лоевского имения, в которое входили сельские товарищества Лоева и деревень Крупейки, Колпень, Мохов, Синск, Тесны, Дзеражичи, Береснёвка, Маложин и Чемерисы были с 31 февраля 1865 года переведены на выкупные платежи. Однако и после реформы владельцы Лоевского поместья сохранили за собой 915 волок (19 554 гектаров) земли под лесом, лугами и пашней, а также мельницы, предприятия и рыбные промыслы, способные давать прибыль до 2 тысяч рублей в год. В конце ХIХ столетия к семье Эдмунда Лаща перешёл и дворец Нарушевичей. Вероятно, он был выкуплен Лащами. Дворцы Лащей были одноэтажными, деревянными, построенными на каменном фундаменте, имели хозяйственные постройки, в дворах — пруды с фонтанами. Между дворцами вдоль Днепра был посажен большой фруктовый сад. В связи с этим, весной и летом Лоева гора буквально утопала в зелени сада.

Эдмунд Лащ и София Юдицкая имели трёх сыновей: Станислава, Ивана и Генриха (Германа), и двух дочерей: Владиславу и Ядвигу. Известно, что их дочери вышли замуж за местных предпринимателей-братов Мольских.

После смерти Эдмунда Лаща Лоевское имение находилось в совместном владении его детей, но главой рода являлся старший сын Станислав, который постоянно жил в Лоеве. Станислав Лащ был влиятельной личностью в Речицком уезде. Известно, что 22 декабря 1904 года он был представлен в числе пяти наиболее влиятельных дворян Речицкого уезда в здании Виленского вокзала в Минске российскому императору Николаю ІІ. Впечатления от этой встречи были настолько сильными, что Станислав на свои средства соорудил и установил в 1905 году на Базарной площади в Лоеве конную статую императора Николая ІІ.

Известно также, что Станислав Лащ проводил значительную общественную работу в уезде и в 1912 году возглавлял Речицкий уездный земский съезд, заботился о состояии дорог, образования и медицинского обслуживания населения. Есть сведения, что после Октябрьской революции Станислав Лащ выселился из дворца и остался жить в Лоеве в домике, который он построил для своёй жены. Многие жители Лоева тогда поставили свои подписи под обращением к новым советским властям, в котором утверждалось, что “пан Лащ был добрым и чутким”. Только в июне 1920 года, перед отступлением польских войск из Лоева во время советско-польской войны, Станислав Лащ оставил Лоев и выехал в Польшу с женой и имуществом, которое можно было вывезти на телеге.

Во дворце Лащей на Лоевой горе после революции располагался волостной революционный комитет, а затем школа. Известно, что он сгорел в ноябре 1943 года во время пожара, возникшего уже после освобождения Лоева от немецко-фашистских захватчиков. Во дворце, что находился в северной части Лоева, длительное время была контора местного колхоза, затем школа, а после войны он принадлежал совхозу «Лоевский». Помещение было разобрано в 1960-х годах ХХ столетия.

Как сложилась судьба последних владельцев Лоевского имения в дальнейшем, нам не известно. Попытка отыскать наследников панов Лащей через Польское Посольство в Беларуси, предпринятая два года тому назад, не дала положительных результатов.

После революции семья Барановских, последних владельцев Сутковского поместья, также эмигрировала за границу. Есть сведения, что в США и Канаде сейчас проживают 11 наследников Барановских. В 1991 году Сутков посетила внучка Екатерины Барановской Каслин Барановская-Борзади, которая тогда жила в Соединённых Штатах Америки. В книге отзывов школьного музея она написала: « 15 мая — очень счастливый день для меня. Я побывала в старинном фамильном доме. Мои родители провели здесь несколько счастливых лет.»

domУсадебный дом Юдицких-Рудиевских-Барановских в деревне Сутков. Памятник архитектуры русского классицизма начала ХІХ столетия.

Замок на Лоевой горе

Среди людей, что гуляют по городскому парку Лоева, вряд ли найдётся много тех, кто знает, что это не просто парк, а историческое место — замчище средневекового замка, который твердыней стоял здесь в ХY-ХYІІ столетиях.

Замок располагался на правой приднепровской возвышенности, которую издавна местные жители называли Лоева гора. Древнее замчище иссследовал в 1980 году известный белорусский археолог, историк-медиовист Михаил Ткачёв. Оно имеет форму полукруга радиусом около 125 метров и протяжённостью вдоль Днепра более 400 метров. Культурный слой здесь сохранился пятнами толщиной 0,5-0,6 метров. С восточной стороны замок защищал высокий и обрывистый берег Днепра, з юга и запада — глубокий овраг, созданный речкой Лоевкой, что впадала в Днепр у подножия Лоевой горы. С северной стороны был прокопан ров глубиной более чем 2 и шириной около 8 метров.

Сейчас на месте Лоевского замка расположен городской парк, однако контуры крепостного вала и рва и сегодня можно проследить с южной и западной стороны замчища.

Феодальный замок, укреплённый земляным валом и деревянными стенами, возник в начале ХY столетия на месте древнего городища Лоева гора. В это время Лоевский замок вместе с соседними замками в Брагине и Холмечи становится важным форпостом на юго-восточной границе Великого княжества Литовского. Под стенами Лоева тогда продолжала действовать уже упоминавшаяся важная средневековая переправа, называвшаяся «Татарский брод». Это были своеобразные «Лоевские ворота», к которым вели многочисленные дороги с Украины, открывавшие путь в глубь Беларуси с юга. Замок и поселение вокруг него неоднократно падвергались нападениям врагов, горели и разрушались. Известно о разрушительных походах татар в 1505, 1506, 1536 и 1538 годах «на Лоеву гору, на Петриковичи и на Слуцко».

Летописи сообщают, что после татарских опустошительных набегов во второй половине ХYІ столетия канцлер ВКЛ Лев Сапега «властным накладом своим замок и место на Лоевой горе на шляху татарском заложил». Несомненно, это было восстановление существовавших раньше города и замка. Однако как выгледел замок в этот период, нам неизвестно. Только на карте Мацея Струбича за 1578 год показана высокая оборонительная башня замка.

В июле 1649 года Лоевский замок сильно потерпел от казаков Степана Подобайлы во время антифеодальной казацко-крестьянской войны 1648-1651 годов, но вновь был отстроен.

Лоев, битва, ЛоеўУкрепления Лоева в средине ХYІІ столетия. Фрагмент гравюры К. Эгирда “Лоевская битва 31 июля 1649 г.”: 1 – Лоевский замок. 2 – Верхний Лоев

Об укреплениях Лоева этого времени определённые сведения даёт гравюра «Битва возле Лоева. 1649 год», выполненная по рисунку Кшиштофа Эгирда, капитана артиллерии радзивилловского войска во время Лоевской битвы. Замок распологался на Лоевой горе на правом берегу Днепра. На гравюре видно, что он был опоясан городом, также укреплённым дугообразным валом и рвом, которые упирались в берег Днепра.

Интересные сведения о Лоеве и его замке в ХYІІ столетии дают нам рисунки голландского художника Абрахама ван Вестерфельда «Вид Лоева летом 1649 года» и «Приём Янушем Радзивиллом Степана Подобайлы. 1651 год». А. ван Вестерфельд был придворным художником польного гетмана ВКЛ Януша Радзивилла и находился в его военном обозе во время казацко-крестьянской войны 1648-1651 годов.

На рисунке А.ван Вестерфельда «Вид Лоева летом 1649 года» Лоев показан с южной стороны. Видно, что по периметру местечко было укреплено палом — оборонительной стеной в виде вертикально закопанных в землю один возле одного деревянных столбов. Эта стена составляла первый круг обороны местечка.

На Лоевой горе показан замок с невысокими стенами и башнямии. В центре замка изображено большое строение — очевидно административное здание староства. У подножия Лоевой горы находится укреплённая земляным валом от нападения врагов со стороны реки набережная, которая выполняло функцию рыночной площади.

С Лоевским замком связаны ещё два географических объекта, расположенные в окрестностях Лоева.

На юг от Лоева, в широкой долине Днепра находится урочище Разгром, где, как сейчас точно установлено, произошли решающие события Лоевской битвы 31 июля 1649 года.

Лоев, бітва, битва, ЛоеўСхема «Лоевская битва 31 июля 1649 года»: А – стан войск Я.Радзивилла; В – место начала битвы; Д – Татарский брод; Ё – урочище Разгром. Заключительный этап битвы; Ж – обоз М. Кричевского.

Исследования урочища Разгром позволили найти ещё одно интересное место, которое лоевчане называют «Грядки». Располагаются «Грядки» примерно в центре урочища Разгром на расстоянии 3 километра от Лоева в густых зарослях, среди болот и небольших озёр, причём, расстояние здесь до уреза Днепра около 200 метров. «Грядки» — это площадка округлой формы площадью более двух гектаров, обвалованная тремя параллельными валами высотой более 3 метров. Это земляное строение очень похоже на городище раннего железного века.

Изучение местности позволило сделать вывод, что «Грядки» — это не что иное, как своеобразный «схран», построенный местными жителями ещё в раннем железном веке и служивший многим поколениям лоевчан в часы смертельной опасности. Всякий раз, когда к Лоеву приближались враги, защитники Лоевой горы готовились к бою, а старики, женщины и дети, прихватив небогатые пожитки и домашних животных, прятались в дебрях леса в городке. Причём, городок был построен так, что летом и зимой здесь можно было спрятаться от врагов за валами в непроходимой чаще, а во время весеннего и осеннего паводка к нему можно было добраться на лодках и челнах и, расположившись на высоких валах городка, переждать опасность.

Здесь, в «Грядках», искала своё спасение в последний день июля 1649 года войско наказного казацкого гетмана Михаила Кричевского. Иначе ничем нельзя объяснить, каким образом казаки смогли всего за четверть часа построить в этом месте неприступные укрепления и два часа самоотверженно защищаться от значительно превосходящего по силе войска польного гетмана ВКЛ Януша Радзивилла?

Известно, что в ХYІІІ столетии Юдицкими на замчище был сооружён на каменном фундаменте деревянный дворец с колоннами и с хозяйственными постройками. В центре замчища был выкопан пруд и построен небольшой деревянный костёл. В 1746 году в его южной части была возведена Свято-Николаевская церковь.

К сожалению, из этих сооружений сохранился только пруд. Костёл был разрушен где-то в начале ХХ столетия, деревянная церковь была разобрана местной властью в 1937 году, дворец сгорел в ноябре 1943 года.