Дипломатическая деятельность Н.П. Румянцева в контексте международных отношений конца 18 – начала 19 в.

0
109
Николай Румянцев способствовал и Тильзитскому миру
Тильзитский мир 1807 г.

Свою дипломатическую службу Н.П. Румянцев начал в 1781 г., получив от Екатерины II назначение на должность уполномоченного министра при ряде дворов мелких германских княжеств. На этой службе его застала Великая французская революция. Лидером французских эмигрантских кругов стал брат казненного Людовика XVI граф Прованский. С 1793 г. Н.П. Румянцев занял пост представителя российский императрицы при претенденте на французский трон. В 1795 г. Н.П. Румянцев возвращается в Петербург и на протяжении ряда лет его государственная служба не будет связана с дипломатической деятельностью.

Это были годы, когда в Европе устанавливается господство наполеоновской Франции. Она нанесла тяжелые поражения крупнейшим европейским державам. После поражения под Фридландом 14 июня 1807 г. на мирные переговоры с Наполеоном пошла и Россия. Их результатом стало подписание Тильзитских договоров 1807 г. между Россией и Францией. Ключевым среди этих документов был трактат о наступательном и оборонительном союзе между двумя странами. Победа Наполеона над Пруссией, приближение Франции к границам России заставили Александра I совершить крутой поворот во внешней политике. Россия и Франция в один момент из врагов превратились в союзников. Александра I согласился на присоединение России к континентальной блокаде. В свою очередь, Наполеон согласился поддержать Россию в восточном вопросе.

Наполеон, как было сказано в договоре, из уважения к императору всероссийскому и во имя укрепления мира и дружбы между Россией и Францией, согласился возвратить Пруссии завоеванные Францией земли… Тем самым российская дипломатия смогла сохранить буфер между Россией и Францией в виде Пруссии, которую первоначально Наполеон планировал полностью стереть с карты Европы. От имени Росси Тильзитские соглашения подписали А.Б.Куракин и Д.И. Лобанов-Ростовский. Оба они были сторонниками политики компромисса с Францией. А.Б.Куракин вскоре получил пост российского посла в Париже и стремился содействовать сохранению франко-русского союза. Также к профранцузской партии принадлежал и занимавший тогда пост управляющего делами министерства иностранных дел Н.П. Румянцев (в связи с болезнью Будберга).

В российской историографии преобладает точка зрения, что Тильзитские документы в большей степени отвечали интересам Франции, нежели России. Вряд ли ситуация представляется так однозначной. По русско-французскому мирному договору Россия получила Белостокский округ. Опираясь на Тильзитские договоренности, Александр I смог отнять у Швеции Финляндию. Также Россия без помех довела до победы войну с Турцией и по мирному договору 1812 г. получила Бессарабию. Следовательно, политика союза с Францией, которую отстаивал Н.П. Румянцев, принесла России знатные дивиденты. Другой вопрос, насколько эта политика могла быть устойчивой и продолжительной?

В феврале 1808 г. Н.П. Румянцев официально занимает пост министра иностранных дел Российской империи. Современный российский исследователь М.Г.Михайловский дает следующую характеристику Н.П. Румянцеву как дипломату: «Не отличаясь выдающимися способностями дипломата, Н.П. Румянцев, будучи точным исполнителем воли императора, придерживался во внешней политике вполне определенной программы». (Михайловский М.Г. Государственный совет Российской империи (1810-1834 годы) // Вестник Российской Федерации. — 2006. — № 9. — С. 54-62). Эта программа заключалась в том, чтобы использовать союз с Францией для выгодного для России решения польского и восточного вопросов. Представляется, что эти расчеты не в полной мере были обоснованны. У Наполеона имелись свои планы относительно и Польши и Ближнего Востока. Он постоянно поддерживал среди поляков надежду на то, что Франция поможет им в возрождении независимости страны. Хотя, представляется, в случае необходимости Наполеон мог договориться с Александром за счет Польши. Французские интересы требовали не допустить продвижения Россия на Балканы, поэтому Александру не приходилось реально рассчитывать на помощь Франции в решении восточного вопроса.

Осенью 1808 г. Н.П. Румянцев сопровождал Александра I во время его Эрфуртского свидания с Наполеоном. Уже во время этой встречи выявились достаточно острые разногласия между Россией и Францией, хотя союз между ними был пока сохранен. Это во многом было достигнуто благодаря усилиям Н.П. Румянцева, который, на ряду с Александром I, играл главную роль в переговорах. Следует отметить, что идея русско-французского союза не пользовалась популярностью в высших кругах российского общества. Поэтому Н.П. Румянцев, на которого смотрели как на главного проводника этой политики, подвергался в России достаточно суровой критике.

На начальном этапе его деятельности на этом посту наиболее важным внешнеполитическим вопросом была война со Швецией 1808 — 1809 годов. Ее завершил Фридрихсгамский мирный договор 17 сентября 1809 г., который со стороны России подписал Н.П. Румянцев. Согласно мирному договору, вся Финляндия (включая Аландские острова) отходила к России. Швеция должна была заключить мир с Наполеоном. Успех Н.П. Румянцева в ходе переговоров со Швецией был отмечен тем, что император возвелв звание государственного канцлера. Но уже с 1809 г. начинается ухудшение франко-русских отношениях. Следствием этого стало и охлаждение Александра I к Н.П. Румянцеву.

С 1811 г. стали быстро нарастать франко-русские противоречия. Дело явно шло к войне. Это означало приближение краха всей той внешнеполитической системы, которая основывалась на союзе России с Францией и над поддержанием которой активно трудился Н.П. Румянцев. Изменить ход событий было не под силу российскому министру иностранны»: Противоречия между Россией и Францией носили объективный и глубокий характер. На ряд из них указывал Александр I в письме Адаму Чарторыйскому от 1 апреля 1812 г. Это экономические противоречия, коренные разногласия по польскому вопросу и многое другое.

Относительно польского вопроса Н.П. Румянцев придерживался линии Александра I, который вынашивал в то время идею объединения всех польских земель в составе Российской империи с предоставлением им автономии. Эта мысль звучит в называвшемся выше письме царя А.Чарторийскому. Нам представляется, что ни у Александра I, ни у Н.П. Румянцеве не было оснований рассчитывать на содействие Наполеона в реализации этого проекта. У императора французов были свои планы относительно Польши, имевшие в значительной степени антироссийский аспект.

В условиях надвигающейся войны с Наполеоном для российской дипломатии особенно важно было завершить длившуюся с 1812 г. войну с Турцией. Победы Кутузова открывали для этого возможность. Мирные переговоры были поручены российским правительством также Кутузову, который их успешно завершил подписанием выгодного для России мира. Румянцев считал необходимым заключение не только мира, но и союза с Турцией. Однако, как сообщал Кутузов министру иностранных дел в письме от 16 мая 1812 г., эта задача оказалась невыполнимой. Турецкое правительство отказывалось идти на союз.

По воспоминаниям современников вторжение французской армии в Россию настолько глубоко потрясло Н.П. Румянцева, что с ним случился апоплексический приступ. Действительно, начало франко-русской войны означало полный крах политики, сторонником и проводником которой был российский министр иностранных дел.

После того, как армия Наполеона была изгнана из России, Н.П. Румянцев выступил противником заграничного похода русской армии. Он считал, что Россия не должна проливать кровь русских солдат и тратить деньги населения на освобождение Европы из-под власти Наполеона. С одной стороны данная позиция Н.П. Румянцева имела под собой основание. Россия была сильно истощена кампанией 1812 г. и не было гарантий, что европейские государства после освобождения будут надежными союзниками России. С другой стороны, опасно было давать возможность Наполеону восстановить силы.

Н.П. Румянцев считал, что Россия уже достигла своих целей в войне и с Наполеоном можно договориться о мире. Условия мира должны были предусматривать компенсацию понесенных Россией потерь в ходе кампании 1812 г. и установление российской границы по Висле.

При этом Румянцев прилагал усилия, чтобы лишить Наполеона его союзников. Информируя венский двор о победах над Наполеоном, он предлагал Австрии совместно выступить против Франции. За это она должна была получить Иллирийские провинции. Но Австрия ответила молчанием. Она опасалась разрыва с Наполеоном, а также расширения территории России за счет польских земель.

Делая зондаж в отношении Австрии, Н.П. Румянцев, видимо проявлял не собственную позицию, а выполнял поручение Александра I. Сам министр иностранных дел не ожидал от союза с Австрией, как и от союза с Пруссией, какой-либо пользы для России.

Александр I был проникнут идеей выступить в роли освободителя Европы и позицию своего министра иностранных дел не принял. В такой ситуации Н.П. Румянцев подал прошение об отставке. Император длительное время ее не принимал. Тем не менее Н.П. Румянцев фактически отошел от дел. Руководство внешней политикой России с начала 1813 г. фактически переходит в руки К.В. Нессельроде. Если посмотреть важнейшие внешнеполитические документы, подписанные в то время Россией, ни под одним из них не стоит подпись Н.П. Румянцева. Калишский союзный договор с Пруссией от имени России подписал Кутузов. Под рядом других соглашений стоит подпись Нессельроде.

В августе 1814 г. Н.П. Румянцев официально получил отставку с поста министра иностранных дел.

Графа Николая Румянцева, Действительного Тайного Советника, Члена Государственного Совета, Министра Иностранных Дел, Действительного Каммергера, орденов Св. Андрея, Св. Александра Невского, Св. Владимира Большого Креста и Св. Анны первых классов, Французского Почетного Легиона большого Орла, Королевских Прусских черного и красного Орла и Голландского Союза Кавалера.

Автор: Николай Мезга